Golden Heart, Golden Ring

Джен
Перевод
PG-13
Завершён
8
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
93 страницы, 11 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 1 Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава 4

Настройки текста
Таймер на лбу Moody Blues отсчитывал назад, пока не насчитал ровно три часа, после чего остановился. Буччеллати, Джорно и Абаккио расположились вокруг него, в то время как за их спинами к ним приблизилась тень. Буччеллати и Джорно тотчас же заметили её и приготовились к защите Moody Blues, который мало того, что по своей природе был не боевым стендом, так ещё и в тот момент, во время визуального проигрывания прошлого, был абсолютно беспомощен. По этой причине Джорно и Буччеллати были более чем готовы к ситуации, которая потребовала бы его защиты. – Где Наранча? Этот вопрос задала девушка, волосы которой были окрашены в зелёный цвет и собраны в большие завитки на макушке. В выражении её лица было что-то детское, ещё не совсем женское. У неё были надменно приоткрытые губы, вздёрнутый нос и большие глаза такого же сияюще-зелёного цвета, в который она выкрасила свои волосы. Наряд её был настолько сексапилен, что от простого взгляда на неё сердце начинало биться быстрее. На ней был невероятно узкий топик, который подчёркивал её пышную статную грудь, а также юбка с квадратным узором и широким разрезом, из которого порой можно было мимоходом увидеть её красивые стройные ноги. Она была так красива, что, встретив её на улице, было бы сложно удержаться от комплиментов. Делать их, однако, было рискованно, так как она была той самой, ради защиты кого Буччеллати с группой рисковали своими жизнями. Это была Триш Уна, дочь Босса Пассионе. – Ах, Триш, это была ты! – выпалил Джорно с видом искреннего облегчения. Возле ног Триш неподвижно сидела черепаха, спрятавшаяся в своём панцире. Они завладели этой черепахой на пути в Венецию по приказу Босса. Она была так стара, что двигалась едва достаточно для того, чтобы казаться настоящей. Ни один человек, кто посмотрел бы на её тяжёлые движения и сонные глаза, никогда бы не подумал, что животное это также было владельцем стенда. Однако если присмотреться, от обычной черепахи она всё же отличалась. Прежде всего, у неё на спине, в самом центре панциря, была выемка странной формы. Необходимо было лишь вставить в неё определённый ключ, и всех, кто находился рядом с черепахой, затягивало внутрь неё. Если вставить ключ в это отверстие, пространство вокруг животного начнёт с отблеском пульсировать и двигаться так, будто ключ втягивает его внутрь, заставляя всех людей рядом исчезнуть. Никто никогда не понимал, по какой логике это могло произойти, однако было ясно, что стенд черепахи был вполне в силах спрятать внутри себя и в полной безопасности транспортировать как минимум шесть взрослых человек. Комната была обставлена кушеткой и другой мебелью в старом стиле. Здесь был даже холодильник для хранения шампанского холодным, а вместе с тем и другие запасы еды. В общем, здесь можно было провести день, находясь при этом в полном комфорте. Для Буччеллати и его товарищей, которые действовали, пытаясь не быть обнаруженными членами Пассионе, черепаха была идеальным укрытием. Никто бы и подумать не смог, что шесть человек могут быть спрятаны внутри этого маленького животного. – Что за это за ответ «Ах, Триш, это была ты!»? Мне нужен Наранча. Я попросила его кое-что для меня сделать. – Наранча сейчас снаружи… Миста и Наранча, находившиеся через дверь и затем на крышу дома старика Сеппии, наблюдали за местностью, чтобы не дать врагу вернуться и застать их врасплох. У стенда Наранчи, Aerosmith, был радар, способный обнаруживать источники углекислого газа в радиусе пятидесяти метров вокруг него, и это позволяло ему держать под наблюдением движения каждого несущегося существа вокруг него и таким образом фиксировать любую опасность. При этом ответе Триш как избалованный ребёнок закатила истерику. – О чём ты говоришь? И что тогда делать мне, мне, без ажурных чулок?! Я ношу одни и те же чулки уже четыре дня! Не жди, что я так и продолжу… Её излияние прервал Буччеллати. – Триш, как видишь, сейчас это место может быть очень опасным. Не могла бы ты сделать нам одолжение и, как хорошая девочка, вернуться в черепаху? Сказав это, Буччеллати указал на животное, которое сдвинулось к двери комнаты, как будто желая спрятаться. После предательства Пассионе, Триш стала для Буччеллати и его товарищей козырной картой, чьё присутствие было чрезвычайно важным. Их врагом был не только Босс. Помимо него с его устрашающим стендом, с ними также хотели разобраться члены других организаций по всей Италии. Чтобы с успехом выбраться из этой чрезвычайно опасной ситуации, единственной их надеждой было выяснить личность Босса и затем попытаться устранить его. Главной проблемой было то, что личность этого человека, который на протяжении многих лет дёргал за ниточки в организации, никому не была известна. Большую часть своих последних лет Босс провёл, скрупулёзно стирая все следы своего прошлого, включая при этом всех, кто мог бы указать какую-либо улику или свидетеля. Единственным человеком, кто был связан с ним и чудом избежал этой долгой расправы, была как раз таки Триш. Возможно, благодаря ей у них был шанс найти способ подобраться чуть ближе к прошлому Босса. Пока что девушка не могла ничего вспомнить о своём отце, однако было понятно, что Буччеллати очень нервничал из-за страха, что кто-то может о ней разузнать. Триш, похоже, не была настроена отступать перед холодными словами Буччеллати. Она гордо направила на него холодный взгляд и, сделав вздох, возобновила разговор с явной ноткой гнева в голосе. – Это так, здесь опасно. И я понимаю, что ради моей защиты ты делаешь невозможное, но ты не можешь… – Она затаила дыхание. Её зелёные глаза загорелись гневом, – ты не можешь из-за этого держать меня в стороне. Это также и моя проблема! Отец, лица которого я никогда не видела, это то, что касается меня напрямую, хочешь ты того или нет! На эти слова у Буччеллати не нашлось ответа. – Я не хочу сидеть и ждать чуда, запершись в этой черепахе! Я не хочу дрожать всё время от страха и ждать столкновения, которое может означать для меня смерть. Даже если это рискованно, я хочу видеть, что происходит вокруг меня, своими собственными глазами!

***

– Может, оставишь это на потом, синьорина? Если возможно, я бы хотел начать воспроизведение. Конец их ожесточённому спору положил Абаккио. – Ц-ц! – цокнул языком Буччеллати, но затем остыл. Абаккио продолжил, обращаясь к Триш, которая продолжала бросать сердитые взгляды на лидера группы. – Знаешь, по-моему, сейчас не самое лучшее время для ссор. В ответ на это Триш отвела глаза от Буччеллати, однако не выказала никакого намерения возвращаться обратно в черепаху. – Отлично. Но я тоже остаюсь здесь, – решила она. – …Конечно, Триш, – ответил Джорно вместо Буччеллати, который, в свою очередь, повернулся к Абаккио. – Они прогнозируют каждый наш шаг. Если мы сейчас же не предпримем что-нибудь, мы рискуем безнадёжно остаться позади. Не забывай об этом. – Да, да… знаю! – А теперь хватит ссор. За работу! Сказано – сделано. Абаккио запустил воспроизведение Moody Blues. Когда наёмники организации вломились в его дом, старик Сеппия собирался приступить к позднему завтраку. Это были вчерашние остатки жареной рыбы с тонко нарезанным хлебом и чаем, который прислал ему в подарок племянник из Англии. Он повернулся к телевизору. Вот-вот начнётся матч его любимой команды. С тревогой сидя на стуле, он протянул руку к горячей жареной пище. Именно тогда в его дом ворвались. Сеппия рефлекторно закричал: – Что вам надо?! По правде сказать, он не был особо удивлён. Он прекрасно знал, что это произойдёт. Это было лишь вопросом времени. И всё же он предпочёл бы, чтобы они сделали это не прямо посреди завтрака! Его заставили встать со стула и двинуться к двери. Он почувствовал, как к его спине прилепился твёрдый ствол пистолета, и не был настолько глуп, чтобы попытаться выступить против вооружённого члена организации. Он поднял руки, чтобы увести их за голову, и покорно дал увести себя на улицу. Снаружи, прямо на канале, была пришвартована лодка. Вероятно, они прибыли сюда на ней. Её край был очень низким, как будто в ней находилось что-то невероятно тяжёлое. Когда Сеппия с остальными залезли внутрь, она начала опасно колебаться. – Хорошо, останови здесь на секунду. Буччеллати и его товарищи последовали за Moody Blues прямо до края канала возле дома Сеппии. Миста тотчас же увидел это и поспешил присоединиться к ним. – Как я и думал, его увезли на лодке. – Ну конечно. Миста, сделай одолжение, пригони сюда лодку. Миста сразу же пошёл за лодкой. Он заметил группу любопытных детей, которая наблюдала за ними, и крикнул им: – Эй, сосунки! Это вам не шоу! Дети исчезли в мгновение ока. – И зачем было так тревожиться… – прокомментировал Наранча, спускаясь с крыши. – Никаких подозрительных движений пока что нет, – закончил он, в то время как над его головой кружил миниатюрный истребитель. Его крошечные окна отражали солнечные лучи. Это был стенд Наранчи, Aerosmith. На первый взгляд он мог показаться простым радиоуправляемым самолётиком, однако пули, которыми он стрелял, были в состоянии ранить или убить взрослого человека. В плане точности он был не из лучших, хватит сказать, что пулями он стрелял как сумасшедший. Когда же он атаковал пулемётами, ни у человека, ни у стенда не было больших надежд на побег. – Эй, пошевеливаемся! Миста быстро пригнал моторную лодку. Сначала Триш, затем Буччеллати, Джорно, Абаккио, и, наконец, Наранча поспешил на борт. – Отлично, можем продолжить оттуда, где остановились! Буччеллати сосредоточил взгляд на движениях Moody Blues, который сидел посередине лодки. Выражение его лица показывало необычайную концентрацию. Благодаря аккуратному вождению Мисты лодка в точности следовала данным указаниям. В своей командной работе и скоординированности они походили на людей, которые работали вместе уже много лет. На поверхности воды канала, по которому они плыли, отражались тени от зданий с обеих сторон. Колокольни церквей ещё задолго до их рождения держали взор над Венецией. Готика, барокко, византийский стиль… Сооружения различных стилей с невероятной скоростью пролетали мимо и испарялись у них за спиной. Кирпичи грязного цвета, великолепные мозаики, витражи на окнах, окрашенные в оранжевый дрожащим закатным светом. Их лодка стремительно пронеслась через череду прекраснейших зданий, которые, будь её пассажиры туристами, стали бы причиной бесчисленных остановок среди множества очарованных вздохов. Справа от Мисты на месте водителя сидел Наранча, который проверял окружение своим Aerosmith, чтобы предупредить атаку противника. Внезапно он воскликнул: – Что!? Я не понимаю, это странно…. В ответ Миста спросил его: – Что там такое странное ты заметил? Он производил впечатления человека, который вот-вот начнёт напевать песенку. Умиротворяющий ветерок, дующий с воды, ввёл его в состояние покоя. – Ну, кхм… там на радаре… Сказав это, Наранча начал постукивать пальцем по локатору, который поместил у себя над правым глазом. На его экране было множество красных точек, число которых продолжало расти. Каждая точка представляла что-то, что выделяло углекислый газ. Каждая красная точка соответствовала живому дышащему существу. И ещё по размеру точки он мог даже определить количество выделяемого углекислого газа. Когда они отплыли, красных точек вокруг лодки практически не было, однако, как ни странно, спустя около тридцати минут погони за стариком Сеппией число красных точек начало неумолимо возрастать. – Может, я что-то не то съел? Наранча впервые столкнулся с подобным феноменом. В этот момент лодка оказалась окружена огромным количеством мигающих красных точек. – Это реально странно! Только Миста договорил эти слова, как действие началось. Почти в тот же миг Триш заметила изменение, произошедшее с Moody Blued. – Кажется, он спорит со своими похитителями! И вправду, Moody Blues, который до этого без реакции сидел в центре лодки, теперь говорил… И его поведение во время возбуждённого разговора со своими «похитителями» было полностью противоположно тому подавленному и чуть ли не напуганному поведению, которого он придерживался ещё пару секунд назад. – Он молит о пощаде?… – вслух задумался Джорно, наблюдая за движениями Moody Blues. – Я так не думаю, но… Джорно, что происходит? – Этот маленький поплавок… По-моему, он из полистирола, но… – только он начал отвечать Буччеллати, как его внезапно перебили. – Аа! Что происходит?! – закричал Миста, сидя за рулём. Буччеллати обернулся и увидел, как к ним на большой скорости приближается прогулочный катер. Они видели, как он становится всё ближе и ближе. – Поберегись! – снова закричал Миста, поворачиваясь направо, чтобы избежать столкновения в миллиметре от себя. Для водителя прогулочного катера это было так неожиданно, что на секунду он отпустил штурвал, крича на них что-то так, словно был совершенно не в своём уме. – Буччеллати, что происходит? Эта лодка появилась вдруг прямо из воздуха! – крикнул Миста, не сводя глаз с курса судна и поворачивая налево, чтобы насильно скорректировать их траекторию. – Миста! Это работа врага! Будь осторожен! Они снова наступают! – ответил ему Джорно, опередив Буччеллати. – Смотрите! По зову Абаккио все взгляды остановились на Moody Blues. В этот момент Moody Blues забрался на стул и начал раздавать указания, обращаясь к людям в лодке одному за другим. После этих указаний возникло ощущение, будто из лодки выносят груз, из-за чего она сильно раскачалась. С резкими движениями Moody Blues, то есть старик Сеппия, рискуя потерять равновесие, крикнул в сторону людей на судне: – Эту мину сюда! Кладите её справа! – …Мина? Что это значит? На этих словах, неожиданно сошедших с уст Moody Blues, парни почувствовали, как у них кровь стынет в жилах. – А-а-а! – заорал Миста с кресла водителя. Тем, что внезапно появилось перед их лодкой, был уже не прогулочный катер, а сферический объект чёрного цвета с кучей не особо обнадёживающих шипов, которые, как у ежа, располагались по всей поверхности. Это и впрямь была мина! Если бы они по ошибке столкнулись с ней, истории пришёл бы конец. Вмиг осознав это, Миста оперативно повернул штурвал влево. – Не успеем! Миста отпустил руль и взялся за револьвер. – №1, №2, рассчитываю на вас! – воскликнул он, стреляя в сторону мины. К кончикам пуль прицепилось что-то похоже на пару крошечных металлических фигурок. – Предоставь это нам, дружище! – Ю-хуу! – закричали маленькие человечки. Это были две единицы стенда Мисты, Sex Pistols. Если кратко, Sex Pistols имели способность менять траекторию пуль, выстрелянных Мистой из револьвера. Было их шестеро, однако пронумерованы они были от одного до семи: всё из-за того, что Миста считал число четыре для себя несчастливым. Используя скорость и маленький размер своих тел, Sex Pistols буквально летали на пулях по воздуху, чтобы затем направить их в цель, включая цели, скрытые за другими объектами, или даже нанести удар в спину врагу, который стоит перед ними. Идеальный стенд для профессионального убийцы. Вообще, попасть в мину после выстрела с бешено раскачивающейся идущей по воде лодки даже для такого способного человека как Миста задачей было не из лёгких. Однако имея Sex Pistols… Отклонившись от траектории по резкой дуге, пуля попала в точности в детонатор мины. Секунду спустя с грохотом поднялся столп воды. – Да-а-а! – Получи! – Ухх, ещё чуть-чуть, и… Миста со вздохом облегчения вытер со лба пот. – Миста! Ещё не время расслабляться! – позвал его со стороны Наранча. Его палец указывал на кучу мин, снова появившихся на поверхности воды, где до этого плавал лишь полистирол. Он поспешил заглушить двигатель, однако было слишком поздно. – Чёрт! Рассчитываю на вас, ребята! – крикнул после этого Миста, сделав несколько выстрелов в сторону мин. – Вперёд! – Воу! – Ю-хуу! – закричали вслед за этим единицы Sex Pistols, которые вышли вперёд вместе с пулями. И затем одна за другою взорвались мины. Из-за высоких волн, поднятых ими, лодка очень сильно раскачалась.

***

Старик Сеппия являлся второй личностью Сольолы Лопес, занимавшего первое место среди всех, кто командовал бандами по Венеции. В его руках был контроль над всем оружием и взрывчаткой, ввозимыми в город, а также над азартными играми в казино и потоками грязных денег, с помощью которых он удерживал лояльность своих подчинённых. Именно благодаря игре на обеих сторонах он и был в состоянии отслеживать движения всех, начиная от уличных бандитов и заканчивая своими ближайшими партнёрами, что привело его на вершину этого криминального сообщества, известного своей склонностью к предательствам. Всего пару дней назад он получил прямой приказ от Босса. – В Венеции находится группа предателей во главе с Буччеллати. Их необходимо немедленно устранить. Используйте всё, что сочтёте необходимым. Сольола как обычно проверял электронную почту, однако как только он взглянул на это самое сообщение, взгляд на его лице стал хмурым. Прямо здесь и сейчас, пока мы тут из шкуры вон лезем, чтобы задобрить этих засранцев-полицаев… Венеция находилась в приграничной зоне относительно центра сети криминальной организации, которая охватывала всю Италию. Администрирование крупных казино и более важные дела велись в центре полуострова, и, по правде говоря, венецианские банды занимались далеко не самой приятной работой. К тому же из-за того, что город этот был одной из самых посещаемых туристами точек Италии, полицейские здесь были более строгими и частыми, чем в других городах. Наиболее всего Сольола ценился даже не за управление важным бизнесом, а за способности, с помощью которых он держал отношения с полицией. Пытаясь подавить гнев, подступающий к голове, Сольола продолжил читать письмо. «P.S.: Сегодня после обеда к вам придёт Паннакотта Фуго. Он был членом группы Буччеллати и может рассказать вам характерные особенности и методы работы своих бывших компаньонов. Скооперировавшись с ним, вы решите этот вопрос максимально быстро». Только закончив читать письмо, Сольола со злостью закрыл рабочий стол. Все их проблемы вечно сваливаются на нас! Хотя, это ведь прямой приказ от Босса. Если я всё сделаю правильно, я могу получить повышение и подняться ещё на пару ступеней… подумал он, почёсывая небритый подбородок, полный морщин. Затем, будто ему что-то пришло в голову, он решительно потянулся к настольному телефону. Весь план был построен Сольолой. Он распространял ложную информацию, и идея заключалась в том, чтобы прикончить жертву, когда та проглотит наживку, предварительно загнав её прямо в ловушку. Для решающего удара он мог бы использовать способность стенда Фуго, того пурпурного монстра Purple Haze, от одного имени которого шли мурашки по коже. Или нет. В любом случае, проблема заключалась в том, что использовать как приманку. Буччеллати и его товарищам уже удалось выбраться из удивительно большого количества передряг, так что выманить их на открытое пространство задачей было не из лёгких. Пора показать, на что я способен, пробормотал про себя Сольола. Он, как и Буччеллати с командой, тоже являлся владельцем стенда. Способность его стенда, Joy Division, заключалась в изменении расположения объектов, до которых он прикасался. Например, если у него в правой руке был кубик, а в левой – банан, он мог в мгновение ока сделать так, чтобы банан оказался в правой руке и наоборот. Или если в правой руке он держал библию, в то время как в левой руке было пусто, он мог за долю секунды переместить библию в свободную руку. Возможно, эта способность больше подходила для сценических представлений, однако пока он обладал ею, он был способен переместить практически любой объект. Помимо этого со временем он также развил способность перемещать объекты не только в желаемое место, но ещё и в желаемое время. Ещё в самом детстве он потерял родителей и пытался зарабатывать себе на жизнь карманными кражами и фальсификацией в азартных играх. Его стенд, открытый скорее по чистой необходимости, нежели чем по простой случайности, был почти что физическим воплощением его личности. Минное поле, атаковавшее команду Буччеллати, было устроено как раз-таки с помощью этой самой способности. Он предугадал, что как только до них дойдут слухи о старике Сеппии, они используют Moody Blues Абаккио, чтобы пойти по следам похищенного старика. Оставалось только разбросать на их пути мины и с помощью способности Joy Division в нужный момент поменять их местами с чем-то другим. Под это подходило всё, что было способно плавать. Сольола выбрал полистирол, разбитый на мелкие кусочки. Увидеть бы это всем тем, кто смеялся над моей силой, говоря, что она бесполезна! С помощью этой схемы он устранил немало конкурентов, доставлявших ему проблемы. Вспомнив те случаи, он удержал в себе желание громко рассмеяться в голос. Время ещё не пришло. Самое сложное было впереди. Пока он не увидел, как по каналу плывут трупы его врагов, ему нельзя было отвлекаться. Не сейчас… – Не то чтобы этот сопляк Паннакотта Фуго внушал большого доверия, но, судя по тому, что я услышал, способности стендов группы Буччеллати нельзя недооценивать. Благодаря отличной командной работе они преодолели немало испытаний, но… Кто знает, хватит ли этого, чтобы выбраться из моей ловушки. Да и затем… – пробормотал про себя Сольола, стоя на входе в самую известную церковь Венеции и наблюдая за тем, как утопает в море заходящее солнце. – …Да и затем, даже если им каким-то образом удастся пройти минное поле, для них уже готова ещё более кошмарная ловушка….

***

Лодка Буччеллати и его товарищей, идя на холостом ходу, позволила нести себя течению канала. Вокруг неё на маленьких волнах качался рой угрожающих чёрных и блестящих мин. Она вышла из большого канала, пересекавшего центр города, и вошла в другой канал размером поменьше. Где их прохождению препятствовало в два, а может и в три раза больше мин. Не дав им времени подумать, будто чтобы посмеяться над ними, внезапно появилась очередная мина, чёрная и угрожающая, прямо перед их лодкой. – Мы ничего не можем сделать! Сколько бы мы ни стреляли, мы не можем избавиться от них всех! Чтобы справиться со всеми минами, которые без остановки продолжали появляться, к Sex Pistols была добавлена огневая мощь Aerosmith Наранчи. Он не обладал точностью Sex Pistols для попадания в детонатор, однако компенсировал это тем, что мог стрелять очередями на достаточное расстояние. Несмотря на свои отважные усилия, группа Буччеллати оказалась в полной власти врага. Необходимости думать о преследовании старика Сеппии больше не было. Они находились в безвыходной ситуации. Окружённые минами, они понятия не имели, где и когда они могут появиться снова, а потому управление лодкой стало невозможным. Сколько бы они ни пытались пришвартоваться, каждый раз перед ними появлялась большая мина и не давала им этого сделать. Помимо этого, из-за страха задеть взрывами мирных жителей они не рассматривали вариант взорвать их все сразу. – Это же сколько они мин-то понаставили?! – пожаловался Миста, стреляя в новую мину, внезапно появившуюся прямо перед носом лодки. Поднялся огромный столп воды, из-за чего их сильно раскачало. Зеваки, пришедшие посмотреть, что происходит, заперлись обратно по домам и от испуга позакрывали окна. – Хватит, Наранча! Миста, останови лодку! По приказу Буччеллати лодка потихоньку остановилась. Не смотря на это, Наранча и Миста, боясь появления новых мин, не переставали встревоженно оглядываться по сторонам. – Буччеллати, что ты задумал? – с удивлённым видом спросил Абаккио. – У врага ведь тоже есть стенд, так? – ответил Миста с водительского кресла, повернувшись к сидевшему сзади Абаккио. – Я тоже так думаю. Иначе это не объяснить, – сказал Джорно, продолжая наблюдать с кормы лодки, не сделал ли чего враг на его стороне. – Судя по шуму, похоже, полиция тоже хочет вмешаться. Кажется, я слышу сирены их патрульных катеров. – Похоже, наш враг знает, как выставлять вещи в выгодном себе свете, – добавил Буччеллати. Все согласились. – Он раскидывает эти мины повсюду своим стендом! – Ага! Похоже, они не закончатся! – ответил Наранча, который выглядел порядком уставшим из-за интенсивного использования Aerosmith. – Верно… – Буччеллати согласился с замечанием Наранчи и добавил: – Однако у меня есть ощущение, что враг пытается нас куда-то привести. – Привести нас? – спросил Джорно в ответ Буччеллати. – Ты не заметил? Расположение мин не постоянно. Где-то они лежат вплотную, а где-то их почти не видно… – Есть такое… – ответил Миста, убедившийся словами Буччеллати. – Это значит, что их распространяют не случайным образом. Кажется, будто нас отправили гулять по каналам, но это не так. Раньше я этого не замечал, так как был занят мыслями о том, как обойти мины, но… если присмотреться, сейчас мы находимся возле Кампо Сант-Анджело. Смотрите сюда. В направлении, указанном Мистой, среди множества величественных зданий виднелась коричневая башня с шестиугольной колокольней. На её вершине стоял тонкий крест, который, казалось, был сделан из чистого золота, а рядом с ней была видна ещё одна колокольня с белыми арочными окнами. – Но ведь это же колокольня церкви Санто-Стефано! Она стоит за каналом, который проходит через Кампо Сант-Анджело! – Молодец, Миста! – с энтузиазмом воскликнул Наранча. – Все эти хлопоты с наворачиванием кругов по Венеции и впрямь стоили того! – сказал в ответ Миста, потирая нос, чтобы скрыть лёгкое смущение. – А венецианки-то были хорошими гидами! – вставил слово Абаккио. – Значит, всё это время мы плыли на юг города, верно, Буччеллати? – Верно, Джорно. Понятия не имею, что на уме у тех, кто стоит за этой минной ловушкой, но могу сказать точно, что оказались мы здесь, потому что они этого хотели. Буччеллати сделал короткую паузу и продолжил. – А конечным пунктом, к которому нас ведут, скорее всего, является… – начал говорить он, повернувшись к большой колокольне, превосходившей по размеру все остальные. Это была башня кирпичного цвета, доходившая до неба, которое начинало темнеть. Её черная треугольная крыша заметно выделялась в вечерних тенях, – …площадь Святого Марка!

***

– Похоже, Буччеллати с ребятами поняли твою ловушку! Сказав это, белокурый парень вышел из тени колонны. – О. Фуго-предатель. А ты не рано ли? – ответил Сольола, который наблюдал за закатом, стоя у лестницы к базилике Сан-Марко, без малейшего удивления от внезапного появления парня за спиной. Звуки взрывов, которые до этого разносились по городу, прекратились. Вместо них были слышны сирены скорой помощи и катеров полиции. Раз полиция принялась за дело, несложно было догадаться, что битва перешла на следующий этап. – Кстати… – внезапно сменил тему Сольола, – Дело прошлой ночью в больнице… Атака прошла успешно? – … – Твоё молчание может лишь означать, что всё пошло не абсолютно так, как задумывалось, верно? Очевидно, Сольола уже получил от своих людей подробный отчёт о нападении в госпитале. Задача Фуго заключалась в том, чтобы снова распространить вирус Purple Haze там, где была госпитализирована «девушка», и тем самым пробудить её силы. Согласно отчёту его людей, вместо этого цель использовала свои способности на максимум, хотя, в любом случае, без жертв не осталось. Однако, возможно, для его плана так было даже лучше. – Ладно, неважно… Согласно его информаторам, у этого Фуго, несмотря на его кажущуюся холодность, была и обратная сторона. Каждый раз, когда он выходил из себя, он становился настолько жестоким, что никому не было под силу остановить его. Сольола явно не стал бы рисковать, чтобы позлить его в такой щекотливый момент. – Как бы то ни было… – добавил он, – Буччеллати с остальными, должно быть, уже в курсе о наших намерениях. Я уверен, что они плывут на лодке сюда. Ещё немного, и можно будет перейти к следующей части плана, что скажешь? Не задумываясь над ответом, Фуго направился к площади. – Погоди, не сейчас! Сольола бросил эти последние слова парню, когда тот уходил, полностью отстранившись от него, после чего сквозь зубы пробормотал: – Как же меня бесит этот сопляк!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.