Карбон

Слэш
NC-21
В процессе
32
автор
Размер:
планируется Макси, написано 158 страниц, 22 части
Описание:
Борис был создан совершенным оружием, чтобы содействовать общему благу. Современное общество давно погрязло в пороке, и задача Бориса заключалась в том, чтобы исправить это.
Вот только мир состоял из полутонов, а белое часто обманчиво казалось чёрным. Борис понял это слишком поздно.
Так кто же... Кто по-настоящему здесь был порочен?
Давид Феретти просто смотрел на него своими по-детски чистыми, зелёными глазами, и Борис понимал - только он сам.
Посвящение:
Мои любимым, терпеливым читателям! Простите за ожидание!
Примечания автора:
История об очень сильной, жертвенной любви. Работа заставит вас поплакать и посмеяться, но дамы и господа, куда же нам без счастливого конца, верно?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
32 Нравится 38 Отзывы 7 В сборник Скачать

Глава 5. Черные и белые

Настройки текста
- Борис, я готова тебя убить! Если поступишь так ещё раз, то не досчитаешься костей! - Тимея нервно ходила по комнате, яростно поглядывая на него. - Да ладно! - мрачно подумал Борис. Если бы они встретились один на один, Борис бы на Тимею не поставил. В своей физической силе он был уверен. - Серьезно! Мы очень волновались! - замерла, наконец, Тимея, успокоившись, - В агентстве сказали, что тебя вдруг уволили! Уволили! Когда я из шкуры вон лезла, чтобы попасть туда! И ты не отвечал на звонки! Я думала, что все наши труды пропали! Но... Тимея подошла совсем близко к нему и в жесте поддержки положила руку ему на плечо. - Но ты молодец, Борис, - мягко сказала она, - Ты стал ближе к нашей цели. А я оказалась права. Давид Феретти - мерзкий извращенец. Борис дрогнул. - Давид Феретти - не гей, - покачал головой Борис, - Просто мне повезло. Помощница Феретти ушла, и я просто оказался в нужное время, в нужном месте... - Борис, - твердо перебила его Тимея, - Прости, но он не мог заинтересоваться твоими мозгами. Слишком низкий IQ. Хорошо, что Тимея не видела, с какой ненавистью на неё посмотрела Кати, стоящая за ее спиной. - Давид Феретти клюнул на тебя, Борис, - сочувственно покачала головой Тимея, - Таким, как он, без разницы, с кем спать. Лишь бы доминировать. Будь осторожен, хорошо? Не хочу, чтобы он причинил тебе боль. - Хорошо, Тимея, - спокойно кивнул Борис. Спорить было бесполезно. И опасно. Интересно, Тимея когда-нибудь поймёт, что боль здесь причиняет лишь она одна? *** Давид Феретти обещал позвонить на следующий день. Но он не звонил. Телефон, который дали Борису, молчал. Это не должно было его беспокоить, верно? Быть может, сегодня Давиду не требуется помощь. А может, он нашёл себе другого ассистента, более компетентного, умного, с образованием. Это к лучшему, правда? Борису больше не придётся лгать хорошему человеку. Не придётся притворяться... Борис чуть не бросил телефон в стену, понимая, что сейчас обманывает только самого себя. Жалкий. Почему он не признается хотя бы самому себе, что ему просто хотелось увидеть Давида Феретти? Начинающийся гнев остановила изящная ладонь, опустившаяся на его плечо. Кати. Ярость мгновенно схлынула. Повисла пауза. Они долго молчали. Лишь Борис тяжело дышал. - Тебе он понравился, правда? - вдруг ровно произнесла Кати, будто говорила о погоде, - Давид Феретти? Что? Откуда она знала? Борис молчал. Потому что сказать ему было нечего. Кати все равно догадалась. И соглашаться, и возражать уже бессмысленно. Кати внезапно грохнулась перед ним на колени и схватила его за руки. Борис даже успел испугаться. Почему она себя так вела? - Борис, не чувствуй этого! Пожалуйста! Хорошо? - лихорадочно затараторила Кати, - Не чувствуй вину! Ты не виноват. Мы используем Давида Феретти, да! Но это необходимость, понимаешь? Ты не можешь иначе! Главное, что Давиду мы не причиним вреда, правильно? Потому что мы не вредим хорошим людям, верно? Давид Феретти в полной безопасности, ты понимаешь это? Ты понимаешь это, Борис? Ты понимаешь? Скажи, что понимаешь... Кати сжала ладони Бориса до боли. Кожа его побелела. Наверное, останутся следы. Кати трясло. - Дурочка, - печально подумал Борис, - Ты же врешь. Сама не веришь в то, что говоришь. Поэтому тебя трясёт. На самом деле ты думаешь, что мы не правы. Ты знаешь, что мы поступаем плохо. - Конечно, я понимаю это, - погладил Кати по голове Борис, освобождая свои руки, - Мы не вредим хорошим людям. И я не чувствую вину. Не бойся за меня. Кати напряжённо кивнула. Они врали друг другу в глаза. И оба чувствовали вину. Прекрасно осознавали это. Но что они могли поделать? У них не было выбора. *** Звонок раздался ближе к вечеру. Сначала у Бориса замерло сердце, а потом он немного успокоился. Потому что звонил не Давид, а его агент - Элиза. Что это значило, интересно? Борис мгновенно взял трубку, не желая гадать. Он не успел даже сказать "да", когда его завалили словесным потоком. - Майкл, живо! - заорала в трубку, словно безумная, Элиза, - Езжай как можно быстрее на квартиру к Давиду! Я не в городе, медлить нельзя! Ты должен там быть как можно быстрее! Вызывай такси, если машины нет! Паника на секунду завладела Борисом, но только на секунду. Волевое усилие - и он вновь стал абсолютно спокоен. Это было самое лучшего его качество, по мнению наставника. Борис умел быть хладнокровным, как бы в глубине души ни боялся. - Ещё раз, четко и понятно, - медленно проговорил Борис, - Объясни, что случилось. Борису нужно было составить разумный план. И сбегать на склад за оружием, если что. Слыша его ровный тон, Элиза, кажется, немного угомонилась. - Сегодня у Давида был выходной, - начала не так нервно рассказывать она, - Мать пригласила его на семейный обед. После этого он перестал выходить на связь. Отключил телефон. Такое происходит не в первый раз. Я знаю, что это значит. У него очень плохие отношения с отцом. Они постоянно ссорятся. Но Давид его любит, так что... Так что уверена, что Давид вдребезги посрался с отцом и теперь бухает. Но есть варианты и похуже... Борис сжал телефон до боли в пальцах. - Похуже? - уточнил он, - Давид склонен к суициду? - Да кто его знает?! - огрызнулась устало Элиза, - Прецедентов не было, но он употреблял наркотики... Наркотики! Это почти самоубийство! В общем-то, я боюсь, что он возьмётся за старое. Он не притрагивался уже шесть лет. Ни одного срыва! Но страх никуда не деть, понимаешь? - Понимаю, - тихо проговорил Борис, - Как я попаду в квартиру? Он откроет мне? - Не уверена, - тяжело вздохнула Элиза, - Я договорюсь с консьержем. У него есть запасные ключи. - Задача понятна, - кивнул решительно Борис, - Если не удастся попасть в квартиру, я могу выбить дверь? Элиза минуту молчала, а потом с полным удовлетворением выпалила: - Ломай, черт тебя дери! Выбивай ее к чертовой матери! Пусть этот козел тратится, если заставляет нас так волноваться! *** Ломать дверь не пришлось. По крайней мере, входную. Консьерж передал Борису ключи. А вот дальше возникла проблема. Давид определенно был дома. Потому что дверь в туалет оказалась заперта. И никто не открывал. Борис для вида постучал. Абсолютная тишина. Так он и думал. Постучав ещё раз, Борис не стал медлить и с одного удара, плечом, выбил дверь. Хорошо, что она была не из массива. Иначе Борис мог вывихнуть плечо. Только увидев Давида Феретти, согнувшегося над унитазом, Борис понял, насколько он нервничал. Кончики его пальцев мгновенно задрожали, когда он удостоверился, что с Давидом относительно все порядке. Борис сделал глубокий вдох и выдох, восстанавливая дыхание, и вышел, чтобы вернуться со стаканом воды. Он присел на корточки рядом с Давидом и сжал его плечо рукой. - Пей, - почти ласково сказал Борис. Давид молча помотал головой. Не хочет. Но придётся. Борис осторожно запрокинул голову Давида и буквально насильно влил в него воду. - Не... Не надо... - попробовал возразить Давид, но Борис не собирался его слушать. - Меня сейчас снова вырвет, - слабым голосом пожаловался Давид. - Хорошо, - флегматично кивнул Борис, - Я придержу тебе волосы. Можешь опереться на меня. Уверяю, будет легче. Так и поступили. Давида вырвало ещё раз. А потом ещё и ещё... Только после того, как Давид выпил пятый стакан воды, ему стало легче. Рвать перестало. Давид обессилено сидел на плитке, привалившись к плечу Бориса, и тяжело дышал. Борис сначала не решался распускать руки, а потом плюнул и начал аккуратно гладить Давида по голове, словно маленького ребёнка. Давиду сейчас нужна была поддержка... Любая. И Борис готов был ее предоставить. Как только дыхание Давида выровнялось, Борис почти равнодушно спросил: - Ну и зачем ты сегодня решил отравиться алкоголем? Надеюсь, это не еженедельная, выходная акция? Как твой помощник, я должен об этом знать. Давид чуть повернул голову в сторону Бориса и поднял на него взгляд своих зеленых глаз. Безумно грустных. Словно у столетнего старика, прожившего не самую сладкую жизнь... - Я стал успешным, - едва слышно сказал Давид после долгой паузы, - Я добился многого. Сам. Без посторонней помощи. Не взял ни цента у родителей. Занимаюсь тем, что люблю, и получаю за это огромные деньги. Я катаюсь на самых лучших тачках, ношу самые лучшие шмотки... Многие восхищаются мной. Плачут и смеются под мои песни. И я смеюсь и плачу вместе с ними... Я желанный гость на многих вечеринках. Я так многого добился с нуля, понимаешь? Мне было тяжело, так тяжело... Знаю-знаю, любая работа тяжёлая, когда трудишься. Но я трудился, Майкл! Я, правда, трудился! Ничего не упало мне на голову с неба! Писать песни не всегда легко, я не Хемингуэй, в конце концов! Мне не так просто даётся слово! И музыка тоже! Иногда выходит такое дерьмо, ты бы слышал! Мне тяжело скакать на концерте почти два часа на каблуках, я срываю голос, хрипну, с меня течёт косметика, иногда я сплю по два часа в сутки, иногда не сплю! Я работаю, Майкл! Как и все! Но почему... Тогда почему меня до сих пор считают человеком второго сорта?! Великим бездельником! Ужасно грязным! Почему, Майкл? И это самые родные люди... Почему... Знаешь, знаешь, иногда я думаю... К черту, к черту эту карьеру! Быть может, стоило принести себя в жертву? Стать политиком, профессором, бизнесменом... Чего они там хотели? Пусть бы были счастливы... Плевать на меня! Они меня родили и воспитали, разве теперь я им не должен? - Давид, посмотри на меня, - резко перебил его Борис. Давид осекся и с мучением сконцентрировал на нем свое внимание. - Смотрю, - слабо пробормотал он, - У тебя глаза карие. Словно горячий шоколад. Отлично. Хоть подумал о другом. - Ты должен своим родителям, Давид Феретти, - твердо произнес Борис, - Они действительно тебя родили и воспитали. Но ты должен заботиться о них в старости, помнить о них, а не ломать ради них свою судьбу! Понимаешь меня?! Подумай о чёрной мыши, Давид! Просто вспомни о ней! Она не смогла стать белой, даже обвалявшись в муке! И она не была счастлива среди белых! Просто не смогла! Да и зачем ей быть белой? Разве быть белой - это хорошо? Кто такую чушь сказал? Чёрная шерстка самая красивая, уверяю тебя! Такая блестящая и мягкая... Шелковая! И ты знаешь, кто такие белые мыши, Давид? Да они лабораторные! Да они рабы по своей сути! Без своего мнения! Неженки! А чёрные... Черные - умные, приспособленные и вольные... Они роют норки, строят себе жилища, сами выбирают свою судьбу. Они борются с лисами, в конце концов! Знаешь, какие они потрясающе крутые? Зачем им эти белые мыши, правда? - Но если... Если чёрная мышь любит этих белых мышей? - понурил голову Давид, - Не может без них. - Помнишь, я сказал тебе - все впереди? Думаю, белые мыши однажды поймут, насколько чёрная мышь потрясающая, - пожал плечами Борис, - А если не поймут... То чёрная мышь не должна из-за их эгоизма выпускать из лап свое счастье, правильно? - Правильно, - подумав немного, слабо кивнул Давид, а потом вдруг оживился и внимательно, пристально посмотрел на Бориса. Так, что Борису стало очень некомфортно. Давид словно видел его насквозь. - Почему ты такой охренительный, Майкл? Почему ты так добр ко мне? - не отводил свои зелёные глаза от лица Бориса Давид, - Это из-за высокой зарплаты? У меня просто нет других вариантов. - Высокой зарплаты? - вскинул насмешливо брови Борис, - Серьезно? Да я даже свой договор не видел! Чувствую, там будет совсем жалкая сумма... - Я заплачу, сколько скажешь, - оживлённо проговорил Давид, - Правда! Практически любую сумму... Только живи в моей семье чёрных мышей, ладно? - Плати мне столько, сколько другим помощникам, - опустил глаза Борис, - Все должно быть справедливо. - Но в твоей семье черных мышей я жить не смогу, - мрачно подумал Борис, - Потому что я всегда был мышью белой. Белой мышью я и умру. Рабом. Оружием. Без права выбора. Пожалуйста, прости меня... Давид Феретти заснул на его плече буквально через пять минут. А Борис не в силах был сдвинуться, боясь потревожить его покой, и просто смотрел на него. В первую встречу Давид Феретти показался Борису агрессивным и жестким, но это был обман. Этот человек обладал мягким сердцем и душой ребёнка. Такие люди встречались редко. Их надо было защищать и беречь. Иногда человека не поймёшь и за тридцать лет. А иногда... Все ясно с первого взгляда. Внезапно Борис осознал, что не только не сможет причинить боль Давиду, но и не позволит это сделать другим. Мысль возникла неожиданно и резко, но ощущение было такое, что она появилась на свет вместе с Борисом. Вот так вот просто. Защищать Давида Феретти казалось таким естественным! Словно дышать... - Я никому не позволю причинить тебе вред! - рыкнул себе под нос Борис, впиваясь ногтями в свои ладони, - Пока я жив... Пока он был жив. Но сколько Борису оставалось? Ему вдруг показалось, что его счетчик крутился слишком быстро... *** Борис старательно прикручивал дверь в туалет обратно (Давида он все-таки перетащил на кровать и даже не побеспокоил его), когда раздалась трель звонка. Борис отставил в сторону ящик с инструментами (у Давида их, разумеется, не было, пришлось просить у консьержа) и задумался. Открывать или не открывать? Давид спал. Очень крепко. Будить не хотелось. Разберётся ли Борис без него? Трезвонить продолжали с ещё большим усилием. Борис поморщился. Нет, открывать все-таки придётся. Иначе Давида точно разбудят. Да и вдруг что-то важное? Элиза, например, пришла? Борис решительно направился к двери и распахнул ее. Правда, сразу в проем не вошёл. Он всегда словно вихлял. Привычка. Автоматически уходил с линии обстрела. Но целиться в него никто не собирался. На площадке стоял немолодой мужчина, чуть полноватый, но не толстый. С темно-русыми волосами, в строгом сером костюме. За его спиной застыл огромный амбал - лысый, высокий и накаченный. Костюм на нем был чёрным и, казалось, что пиджак вот-вот лопнет на плечах. Борис насмешливо вскинул брови, заметив второго мужчину. Это типа был телохранитель - сразу становилось ясно. Но телохранитель из этого мужика был, как акула из домашнего котика. Борис сходу вычислил пару пробелов в его подготовке. - Вы кто? - очень недовольно и несколько высокомерно произнес пожилой мужчина. А сам не представился. Как невежливо! Впрочем, Борис с первого взгляда догадался, кто перед ним. У мужчины был слишком знакомый острый, длинный нос. И очень показательный цвет глаз - зеленый. Они с Давидом Феретти были абсолютно разными, но одновременно - очень похожи. - Доброе утро, мистер Феретти! - спокойно произнес Борис и сразу резко замолчал. - Это не твоё дело, - попытался уговорить себя Борис, - Ты никогда не вмешивался. Так почему сейчас? Скажи, что ты просто помощник, а Давид спит. Остановись... Не лезь! Эти уговоры были абсолютно бесполезны. - Доброе утро, - повторил ровно Борис, - И до свидания. Пока не встанете на колени перед своим сыном, чтобы извиниться за свое отношение к нему, за свое скотское поведение, можете не появляться. - Да кто ты такой?! Как ты смеешь?! - с возмущением воскликнул отец Давида. Его лицо чуть покраснело. - Вы сами не представились, почему я должен? - пожал плечами Борис, - И мой совет вам на будущее... Дружеский. Смените телохранителя. У него застарелая травма колена. Если что, он к вам даже добежать не успеет. Бросится, конечно, на помощь, но за это время вам раз пять могут снести башку... Теперь уже телохранитель смотрел на него с возмущением. Отец Давида, наоборот, немного успокоился. - У меня самые компетентные телохранители, - качнул головой он. Да ну? Хотя чего тут разговаривать? Можно просто доказать. Борис спокойно подошел к телохранителю и пнул его в колено. Ну, как пнул? Просто погладил. Если травмы нет, то ничего и не случится. Но... Она была. Раздались стоны и грохот. Хоть кто-то тут на коленях. Борис почувствовал мрачное удовлетворение. Он давно не был так кровожаден. Вел себя глупо, да, но ничего с собой поделать не мог. Внутри его колотило от ярости. Борис лишь вспомнил грустные глаза Давида, а дальше... Дальше все было как в тумане. Под пыхтение телохранителя, сопровождаемый шокированным взглядом мистера Феретти, Борис вернулся в квартиру и запер за собой дверь. Вот теперь можно было подумать о завтраке для Давида. Но Борис рано расслабился. Вскоре в дверь снова начали звонить. Борис тяжело вздохнул и просто отключил звонок. Сразу стало тихо. Отлично! Пока-пока, белые мыши! Пошли вы все к черту!
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты