Cyber Sex

Гет
Перевод
NC-17
В процессе
223
переводчик
- Pi. сопереводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/31757476
Размер:
планируется Макси, написано 67 страниц, 5 частей
Описание:
Бросит ли Драко всё, если ему придёт уведомление о том, что девушка по ту сторону камеры начинает прямой эфир? Конечно. Чувствует ли он эрекцию каждый раз, когда она публикует новые фото или видео? Понятное дело. Оставляет ли он чаевые, превышающие по размеру зарплату некоторых людей? Разумеется.

Затем происходит самое лучшее и самое худшее из всего возможного.

Он действительно встречает девушку своей мечты в реальной жизни.
Посвящение:
Азизе и Тане, конечно
Примечания переводчика:
— Оригинал работы в процессе.
Всего будет 14 глав. Написано 8.

— Главы каждую среду и воскресенье
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
223 Нравится 39 Отзывы 89 В сборник Скачать

Глава 2

Настройки текста
      Драко проскользнул на место в задней части аудитории как раз в тот момент, когда профессор начал просматривать учебный план.              Это был первый день весеннего семестра, и ему, наверное, следовало прийти раньше, как и всем его нетерпеливым однокурсникам. Однако Драко это совершенно не волновало.              На самом деле, если бы Блейз не постучал в дверь за десять минут до начала занятий, Драко, скорее всего, вообще не проснулся бы вовремя. Как бы безответственно это ни было, он засиделся до утра ради одной из трансляций Медузы. В конце концов, из-за переутомления он пропустил несколько будильников.              Если судить по отсутствию потребности во сне, Блейз, вероятно, был вампиром, но у Драко не было возможности судить о принадлежности своего друга к тому или иному виду существ. Учитывая, что из-за странностей Блейза Драко вовремя приходил на занятия, он был благодарен своему другу за его навязчивое желание просыпаться раньше солнца.              Несмотря на многие, очень многие раздражающие его качества, Блейз был хорошим другом, и Драко чувствовал особую благодарность к нему в то утро, учитывая, что профессор физики, у которого он учился в этом семестре, был, как известно, строг. Если бы Драко опоздал или, что еще хуже, прогулял, старуха использовала бы это как повод, чтобы его проучить. Не имело значения, что семья Драко обучалась в университете уже несколько поколений, и что в честь его деда, Абраксаса Малфоя, было названо библиотечное крыло.              Хотя его фамилия могла бы заработать парочку привилегий у других профессоров, доктора Минерву Макгонагалл было бы не так легко переубедить. А Драко и так не мог позволить себе оказаться выгнанным с занятий, если только он не хотел, чтобы его родители стали активнее следить за тем, что он делает.              Отец уже ненавидел, что Драко тратит столько времени на «этот глупый спорт», хотя он снова и снова говорил Люциусу, что играть за университет — это серьёзное достижение. Он даже не потрудился рассказать отцу про свою процветающую карьеру в Фортнайт. Люциус с трудом терпел его увлечение футболом, и только потому, что Драко обладал настоящим талантом.              Если бы Драко попытался объяснить, что он также является прирожденным игроком в видеоигры, ничем хорошим это бы не закончилось. Люциус даже не особо разбирался в социальных сетях — с ассистентом, отвечающим за его сетевое присутствие, ему это было не нужно, — поэтому не существовало никакой возможной вселенной, в которой он мог бы оценить количество навыков, необходимых для того, чтобы преуспеть в мире онлайн-игр.              Не имело значения и то, что курс физики, на который зачислен Драко, был не более чем необходимым условием для получения общего образования. Отец ожидал от Драко только высоких результатов. В конце концов, таков был стиль Люциуса Малфоя — завышенные, нереальные ожидания, при этом Драко не придавал значения ничему, помимо того, что он мог сделать для фамилии.              В детстве Драко стремился произвести впечатление на своего отца.              Став старше, Драко понял, что его отец, скорее всего, никогда не будет ни доволен, ни испытывать гордость за него.              Впрочем, это было нормально.              Поскольку у Люциуса не было других наследников, ему ничего не оставалось, как принять его. А если однажды Люциус решит стать настоящим придурком и лишит сына денег, то наследства, доставшегося ему от бабушки и дедушки, будет более чем достаточно, чтобы прокормить его всю жизнь.              Драко делал все возможное, чтобы его отец, по крайней мере, был спокоен, поэтому не ожидал, что это случится в ближайшее время. Он поступил в университет на факультет бизнеса, как того и хотел Люциус. Эта профессия не была идеальной, да и Драко не был увлечён ею.              Однако ему хватало прагматичности, чтобы понять — у него, как у будущего главы «Малфой Индастриз», не было особого выбора. Поэтому, получив специализацию по деловому управлению и экономике, Драко начал готовиться к продолжению наследия своей семьи.              И для этого он приложил минимум усилий, чтобы добиться успеха на своих курсах.              Хотя, наверное, ему не стоило так усложнять себе жизнь. Предмет физики, на который он сейчас был зачислен, предназначался для студентов, собирающихся поступать в медицинскую школу или получать степень в области естественных наук. Таким образом, Драко был окружён сверстниками, которые недолюбливали его только на основании выбора специальности. К этому следует добавить, что предмет, скорее всего, будет сложнее, чем курс общей физики для студентов, не специализирующихся в естественных науках.              Сейчас уже ничего нельзя было поделать.              Он проснулся позже обычного, когда должен был записываться на курсы этого семестра. По счастливой случайности ему удалось найти свободное место на лекции и в лаборатории доктора Макгонагалл, когда других свободных мест не осталось, чтобы выполнить конкретное требование, которое ему нужно было соблюсти.              Никакие взятки в секретариате не помогли ему сменить предмет. И вот он здесь, на курсе, с профессором, склонным к пыткам, и в аудитории, где собрались слишком нетерпеливые студенты. Это будет долгий семестр, и Драко уже боялся его.              Как раз в тот момент, когда он потянулся к сумке, чтобы взять ноутбук, знакомый голос вывел Драко из задумчивости.              Он был настолько знакомым, что вызвал толчок возбуждения прямо к его члену, который начал твердеть, словно по реакции Павлова.              Оглядев комнату, Драко наткнулся взглядом на источник звука. В самом конце зала, прямо перед трибуной, с которой профессор читал лекцию, была поднята напряжённая рука.              Его взгляд устремился вниз, к телу, которому принадлежала рука.              Первое, что он заметил, — голову с дикими каштановыми кудрями.              Этого не может быть…              Не так ли?              Разумеется, многие женщины должны обладать непокорной копной волос — не похоже, что Медуза была единственным человеком в мире, у которого были такие волосы.              И всё же…              Его сердце начало беспорядочно биться в груди, когда он снова сосредоточился на её голосе.              С тех пор, как она впервые подняла руку, Драко обращал внимание на внешность девушки, а не на то, что она говорит. Тут уж ничего не поделаешь. Как только он услышал знакомый голос, он должен был найти его источник. Это было инстинктивно.              Но все равно никакой пользы от этого не было. Нет, если он не сможет увидеть её лицо.              И как бы ему ни хотелось, чтобы девушка из его класса была Медузой, это вполне могло быть просто разыгравшееся воображение. За последние несколько месяцев он провёл немало времени, наблюдая и слушая Медузу. Как и предсказывал Блейз, Драко окончательно сошёл с ума.              Теперь его разум искажал реальных людей и события, чтобы соответствовать его фантазии.              И хотя голос и волосы были похожи на его любимую девушку из камеры, пока он не сможет провести прямое сравнение между лицом этой неизвестной девушки и Медузы, он не станет делать никаких окончательных выводов о её личности.              Тем не менее, два из трёх критериев казались слишком точными, чтобы быть просто совпадением.              Он ещё раз взглянул на волосы, имевшие поразительное сходство с Медузой, а затем снова обратил внимание на голос.              Прислушавшись внимательнее, он обнаружил, что голос не совсем похож на тот, который он привык слышать. Девушка из его класса была гораздо более авторитетной и уверенной в себе, чем Медуза. Это не значит, что Медуза не была уверена в себе, но она говорила с придыханием. Как будто пыталась соблазнить своих зрителей одним только голосом, и, если судить по Драко, ей это удавалось.              Хотя, было бы логично, если бы кто-то изменил свой голос для выступления, не так ли? Так что тот факт, что эти двое не совсем подходили друг другу, ни о чём Драко не говорил. Всю оставшуюся часть лекции он не сводил глаз с её затылка, словно пытаясь просверлить отверстия в её черепе, чтобы открыть секреты Вселенной.              Неудивительно, что его попытки заставить её посмотреть на него силой мысли не увенчались успехом. В итоге только в конце урока он, наконец, получил ответы на свои вопросы. Драко с замиранием сердца ждал, пока девушка собирала свои вещи и складывала их в сумку, которая, казалось, лопалась по швам.              Затем он увидел её профиль сбоку — тот действительно был удивительно похож на Медузу.              И всё же он смог разглядеть её лицо только когда она встала и повернулась к задней части класса, где он сидел со всеми своими вещами.              Судьба была к нему благосклонна — это была она.              С того первого раза у него больше не было возможности пообщаться с Медузой. Хотя он продолжал оставлять для неё щедрые чаевые, эксклюзивный контент, который она предлагала взамен, был в виде фотографий и сообщений. Она не спрашивала, может ли она снова проводить для него трансляции, а у него не хватало смелости спросить.               Он не мог забыть её тонкие черты лица. Сейчас, когда он смотрел на лицо, которое преследовало его каждое мгновение, в нём бурлила смесь шока, благоговения, страха и желания. Бодрствовал ли он или спал, Драко думал о ней. Казалось почти невозможным, что она может быть здесь, на расстоянии вытянутой руки.              Когда она проходила мимо, направляясь к двери, Медуза — или как там её звали — взглянула на него, и её брови слегка нахмурились.              Автоматически его лицо исказилось в усмешке.              Он не хотел, чтобы это произошло.              Это был просто защитный механизм.              Когда Драко чувствовал себя неловко в какой-либо социальной ситуации, он прятался за бесстрастным выражением лица или таким, которое передавало надменное превосходство.              И это почти всегда срабатывало.              Стоило ему перевести взгляд на кого-нибудь, как тот тут же отшатывался.              Но только не Медуза.              Она просто спокойно выдержала его взгляд, прошла мимо и вышла за дверь. Драко испустил вздох, который он и не подозревал, что сдерживал, прежде чем рухнул обратно в кресло.              Взяв себя в руки, он поднял голову и с облегчением обнаружил, что рыжий ассистент преподавателя всё ещё сидит в передней части кабинета. Драко быстро собрал свои вещи и направился к мужчине.              Взяв себя в руки и направив все силы Люциуса Малфоя, Драко прочистил горло и остановился перед столом.              — В чем дело? — спросил мужчина, даже не поднимая глаз.              — Ты ассистент преподавателя?              — Перси Уизли, — сказал он, кивнув, но всё ещё глядя на стопку бумаг перед собой. — Итак, чем я могу вам помочь?              — Мне нужно знать, в какой лаборатории находится студент, — ответил Драко.              — Боюсь, я не могу выдать такую информацию, мистер…              — Малфой, Драко Малфой.              Перси резко поднял голову.              — Драко Малфой, как и…              — Да, именно так, — с раздражением ответил Драко. — Так ты поможешь мне или нет?              Осознав, с кем разговаривает, Перси растерял всякое чувство превосходства. Он не разинул рот, но выглядел ошеломлённым. Отлично.              В кои-то веки фамилия Малфой оказалась полезной.              — Ну? — он выгнул бровь, чтобы подчеркнуть свой вопрос, и этим движением, как он знал, сделал его в точности похожим на своего отца. — У нас нет в запасе целого дня.              — Я все равно не могу разглашать информацию о другом студенте, — сказал Перси, хотя теперь он выглядел гораздо более расстроенным из-за отказа помочь ему.              Хорошей новостью было то, что на курсе были всего две лабораторные группы. Так что, возможно, при некотором усердии Драко всё же сможет получить нужную информацию.              — Хорошо. Ты можешь хотя бы сказать мне, находимся ли мы в одной лаборатории?              — Я даже не знаю, о ком ты говоришь… — полушёпотом запротестовал Перси.              — Конечно, такой человек, как ты, гордился бы тем, что знает всех студентов курса, — Драко сменил тактику, ухмыльнувшись мужчине и включив пресловутое малфоевское обаяние. — Её невозможно не заметить с этой дикой копной вьющихся волос — она сидела прямо у входа в класс и задавала вопросы каждую вторую минуту.              Он сделал ленивый жест через плечо в том направлении, где пять минут назад сидела Медуза.              — О, ты имеешь в виду Гермиону? — спросил Перси.              — Именно её, — Драко щёлкнул пальцами. — Итак, мы в одной и той же группе на лабораторных?              Его терпение заканчивалось. По правде говоря, это был самый большой контакт с другим человеком, который не был Блейзом или Медузой, или, скорее, Гермионой, за очень, очень долгое время.              И это утомляло.              — Ты с ней дружишь или что-то вроде того?              — Что-то вроде того, — согласился Драко.              — И ты не мог просто… спросить её? В какой она группе?              — Послушай, Перси, — Драко положил обе руки на стол и наклонился к мужчине. — Возможно, ты знаешь о моем отце, Люциусе Малфое. Или, по крайней мере, ты слышал о его компании, «Малфой Индастриз». У неё много филиалов, и она всегда ищет новых выпускников в различных областях, — его голос понизился, как будто он хотел поделиться секретом, и удовлетворение расцвело, когда Перси наклонился ближе. — Так что, если ты мне поможешь… я не забуду об этой услуге.              — Я полагаю, это не повредит…              — Не повредит. И твой секрет будет в безопасности со мной.              Перси несколько мгновений смотрел на свой ноутбук, предположительно просматривая списки лабораторных занятий.              — Похоже, что так и есть, — загадочно сказал Перси.              — Мы в одной группе? — повторил Драко, желая удостовериться.              — Да, — Перси жёстко кивнул. — Если это всё, мистер Малфой…              — Ты был невероятно полезен, — сказал Драко.              Он протянул руку в сторону Перси и на его лице появилась нагловатая ухмылка. Перси неуверенно принял её, но крепко пожал.              И на этом Драко получил всю необходимую ему информацию.              Он повернулся и вышел из кабинета, сохраняя уверенный вид до тех пор, пока не оказался в коридоре. Только после этого он прислонился к стене, а рука вслепую потянулась к заднему карману за телефоном, чтобы отправить сообщение Блейзу. Затем, даже не дожидаясь ответа, он направился обратно в общежитие.              Большинство людей, знавших Драко, скорее всего, не ожидали, что он будет жить в кампусе.              В конце концов, он привык к жизни в поместье. Общежитие, даже в престижном университете, вряд ли могло с этим сравниться. Тем не менее, это было удобно. Кроме того, ему не нужно было делить комнату с кем-то еще. Он об этом позаботился. Конечно, даже в одиночку ему было тесновато, но удобство трудно сбрасывать со счетов.              Не имело значения, проснулся ли он поздно, как сегодня утром. Всё, что Драко нужно было сделать, это надеть пару джоггеров и один из своих футбольных джемперов, и он был готов к занятиям. Кроме того, он жил в одних апартаментах с Блейзом.              Когда рядом был его лучший друг, Драко больше ничего не требовалось.              Он не был уверен, будет ли он продолжать жить в кампусе в следующем году, но пока что этого вполне достаточно.              Прогулка до своей комнаты прошла как в тумане, пока в голове проносились события сегодняшнего утра. Всё кажется слишком прекрасным, чтобы быть правдой. Вселенная подарила ему возможность встретить девушку своей мечты…              Драко почувствовал тошноту от волнения и предвкушения такой перспективы.              Не успел он опомниться, как уже стоял перед комнатой Блейза и колотил в дверь.              Шорох внутри привлёк его внимание, но Драко был слишком нетерпелив, чтобы ждать дальше. Повернув ручку, он вошёл и увидел, что его лучший друг лежит на кровати, а сверху на нем сидит полуобнажённая женщина.              — Привет, Дафна, — сказал Драко, отведя взгляд, когда она села.              — Привет, Драко, — ответила она, прежде чем повернуться к Блейзу. — Я не знала, что ты ждёшь гостей.              — Я и не ждал, — пробурчал Блейз.              — Я написал тебе сообщение, — сказал Драко, встретив взгляд своего лучшего друга с бесстрастным выражением лица.              Драко не собирался прерывать их разговор, и он, конечно, не завидовал болезненному дискомфорту, который, должно быть, испытывает Блейз, но он отправил ему сообщение, предупреждающее о серьёзности ситуации. Оглянувшись на пол, Драко поднял рубашку, которая могла принадлежать только Дафне, и бросил её в сторону кровати.              — Извини, но, боюсь, Блейз занят — экстренная ситуация с лучшим другом и все такое, я уверен, ты понимаешь, — сказал он, полностью отвернувшись, чтобы она могла переодеться в уединении.              Она что-то пробормотала, проходя мимо него, но Драко был слишком озабочен, чтобы обращать на это внимание.              — Какого хера, Драко? Что может быть таким важным? — спросил Блейз, как только за Дафной закрылась дверь. — Я… Ну, я не должен объяснять тебе, что я собирался сделать!              — Блейз… Я нашёл её… Я нашёл Медузу.              — Ты, должно быть, шутишь, — простонал Блейз.              — Нет, клянусь…              — Ты сошёл с ума…              — Это она, Блейз! У неё вьющиеся волосы…              — О, ну, это все меняет! Не может быть, чтобы во всей Великобритании были две девушки с вьющимися волосами! Отличная детективная работа, Дрейк, честно говоря…              — Может, ты заткнёшься на минуту и дашь мне объяснить?!              — Ты обязан объяснить! И сделать это быстро, или, клянусь своим наследством, я соблазню Нарциссу и разрушу брак твоих родителей.              — Господи Иисусе, только не это. Ты не будешь спать с моей матерью! — сказал Драко, морщась от мысленного образа. — Просто послушай. Я пришёл на урок физики, перед которым ты меня разбудил…              — Кстати, не за что. У тебя интересный способ выразить свою признательность. С такими темпами я удивляюсь, почему я вообще с тобой дружу.              — Блейз! Если ты не прекратишь перебивать…              — Ты что? Расскажешь об этом своему отцу?              — Блейз, — предупредил Драко.              Друг продолжал сердито смотреть на него, но изобразил, что закрыл губы и убрал ключ в карман.              — Я пришёл в класс и сел, начал заниматься своими делами, когда услышал голос, похожий на её. Естественно, я посмотрел, кто говорит… это была девушка с кудрявыми волосами, такими же, как у неё. А в конце лекции, когда она встала, чтобы уйти, я хорошо рассмотрел её лицо. Это она, Блейз. Я бы поставил на это поместье…              — Подожди, — вмешался Блейз. — Откуда ты знаешь, как выглядит её лицо?              Драко шумно сглотнул.              — Я… я не знаю, что ты имеешь в виду…              — Да, ты знаешь. Ты, остроносый, бледнолицый ублюдок. Медуза никогда не показывает своё лицо на трансляциях, и как её поклонник номер один — то есть, фанат — ты должен это знать.              — Не на её публичных прямых трансляциях, — пробормотал Драко себе под нос.              К сожалению, это было достаточно громко, чтобы Блейз услышал.              — Нет, ты не… Боже, Драко. Сколько ты дал чаевых, чтобы получить частный просмотр?              — Не твоего ума дело, — с усмешкой сказал Драко.              — Ты сделал это моим делом, ты, чудовищный идиот, — прорычал Блейз. — Ты прервал меня на середине траха…              — Ты едва ли был на середине траха. На ней всё ещё были трусики.              — Не смей отвлекать меня, споря о семантике! Если я сказал, что был на середине траха, значит, я, черт возьми, был на середине траха! Я имел в виду, что у тебя наконец-то появился шанс встретить девушку, по которой ты сохнешь последние три месяца, но у тебя не хватает мозгов, чтобы что-то с этим сделать! И что же ты делаешь? Ты приходишь, чтобы испортить мне день!              — Это не все, что я сделал, — Драко раздражённо скрестил руки на груди. — Еще я убедил ассистента преподавателя сказать мне, находимся ли мы в одной лаборатории.              — О, ну, это все меняет! — саркастически отозвался Блейз. — Я практически слышу свадебные колокола!              — Не обязательно быть таким придурком, — сказал Драко.              — Не смей ругать меня за то, что я придурок!              — Я просто говорю так, как вижу, кретин.              — Расскажи мне, что ты придумал дальше в своём пятидесятишаговом плане по ублажению своей любимой девочки с камеры, пока я не выгнал тебя и не позвонил твоей великолепной маме.              — Я… Ну… Вообще-то я больше ничего не планировал.              — Боже правый, ты безнадёжен. Ты хотя бы в той же лаборатории, что и она, или нам тоже придётся идти подкупать какого-нибудь бедолагу в секретариате?              — Мы в одной группе, — сказал Драко.              — Маленькие милости, — Блейз потёр виски. — Значит, ты будешь с ней партнёром.              — Я еще не знаю. Первая лабораторная будет завтра.              — Это не вопрос, а приказ.              — Кто ты такой, чтобы приказывать мне? Я — Малфой! — Драко ощетинился. — Мы не выполняем приказы. Мы их отдаём!              — Заткнись, Драко. Или я не только трахну Нарциссу, но и женюсь на ней и стану твоим новым отчимом. Тогда мы посмотрим, как много ты будешь говорить в ответ.              — Я даже не знаю, почему я твой друг, чёртов извращенец.              — Я тоже не знаю! — ответил Блейз. — Всё, что ты делаешь, — это доставляешь мне неприятности.              — О, не начинай. Не похоже, что ты действительно заботишься о Дафне.              — Мне этого достаточно, чтобы не вышвырнуть ее, когда она сидит на мне, задрав голову.              — Жить будешь, — усмехнулся Драко.              — Это мне судить.              — Тогда мне уйти?              — Нет, пока ты не пообещаешь, что станешь партнёром Медузы. Пожалуйста, скажи мне, что ты выучил её имя… Если эта девушка собирается стать твоей будущей женой, мы не можем продолжать обращаться к ней по её чёртовому нику на ОнлиФанс.              Драко нахмурился и уставился на Блейза, который все еще имел наглость думать, будто он может указывать Драко, что делать. Блейз просто встретил его взгляд.              — Ну? Я жду, — сказал Блейз.              — Это Гермиона, — ответил Драко спустя полминуты.              — Гермиона? Как в пьесе Шекспира? Боже, только ты можешь найти девушку с таким же странным и вычурным именем, как у тебя…              — Моё имя не вычурное! — вмешался Драко, возмущённый оскорблением.              — И попытайся действительно поговорить с ней. Думаю, она что-нибудь скажет, и ты задохнёшься от звука её голоса, — продолжал Блейз, как будто Драко и не говорил. — А потом каким-то образом ты умудришься всё испортить. Но попробуй, ладно? Я не могу больше терпеть твою жалкую задницу.              — Ты просто отвратителен, — простонал Драко.              — Я знаю. Как и ты. Поиграем в Фортнайт позже?              — Да, я напишу тебе, когда начну.              С этими словами Драко развернулся и ушел, сделав несколько длинных шагов по коридору к своей комнате. Он бросил сумку на пол и тяжело опустился на кровать, а глаза закрылись ещё до того, как он упал на матрас.              Он был измотан прошедшей ночью и утренним волнением. Часть его была слегка впечатлена тем, что Медуза умудрялась выходить в прямой эфир достаточно поздно, а потом была невероятно яркой и внимательной на уроке. В то время как он мог не спать, занимаясь самыми разными делами, он никогда не был любителем утренних занятий.              По крайней мере, курс физики был единственным, который он запланировал на этот день. Это означало, что он мог вздремнуть перед тренировкой во второй половине дня.              Если ему повезёт, она снова придёт вечером, хотя он не хотел на это надеяться. С учётом того, что он теперь знал о ней больше, он был удивлён, что Медуза-Гермиона успевает проводить трансляции так часто.              Курс, который они проходили, был сложным, и, учитывая энтузиазм, с которым она задавала вопросы профессору, Драко мог только предположить, что она была студенткой, которая действительно хотела быть зачисленной на этот курс.              На протяжении всей футбольной тренировки его мысли были заняты ею, но если его игра была слегка неудачной, никто об этом не говорил. Он старался довести себя до изнеможения, чтобы, быть может, устать настолько, что сразу после этого заснуть.              Он не знал, сможет ли мастурбировать под её трансляцию, учитывая, что теперь она была его одногруппницей. С появлением реального лица и имени девушки, на которую он потратил бесчисленное количество времени, одержимый ею, вся ситуация стала восприниматься по-другому.              Однако, несмотря на благородные намерения Драко, у его члена были другие идеи.              Как только на телефоне появилось уведомление о том, что она выходит в прямой эфир, он почувствовал возбуждение в паху.              Он был так чертовски зависим.              Как отвратительно.              Тем не менее, он со вздохом встал с кровати и направился к своему столу.              Блейз написал ему всего за несколько минут до этого, спрашивая, готовы ли они ещё поиграть, но Драко пока не ответил.              Забавно, как легко было игнорировать лучшего друга многих лет, но не её.              Хотя Драко мог попытаться загрузить её трансляцию на один экран, а играть на другом, лучше было не разделять его внимание. Неизбежно его взгляд переходил на неё, что приводило к гибели в матче. Потом Блейз кричал на него, а у Драко действительно не было сил на всё это.              Драко перевёл телефон в режим «не беспокоить» и отложил его в сторону, а затем перешёл на сайт ОнлиФанс как раз в тот момент, когда она появилась в сети.              Наклонившись к монитору, он быстро пробежался глазами по её фигуре, оценивая вечерний образ.              Как бы ему ни хотелось продолжать называть её Медузой, просто по привычке и из-за собственной лени, Драко знал, что должен начать думать о ней как о Гермионе.              Это действительно было прекрасное имя.              Он проверил, каково это — произносить его, и оно показалось ему естественным и правильным.              На ней был нежно-розовый комплект с цветочными узорами. Драко уже видел её в этом наряде, и он был одним из его любимых, поскольку от него не переставало перехватывать дыхание.              Начиная с того, как бюстгальтер приподнимал её грудь, и заканчивая контрастом розового цвета на её коже, она выглядела просто прекрасно.              В тот вечер она выбрала для чтения что-то эротическое, хотя он понял это только по странным грязным словам, которые слетали с её идеально пухлых губ.              Хотя материал был довольно возбуждающим, что-то в нём тоже было не так…              Очевидно, выбор популярной эротики был бы слишком обыденным для человека с таким именем, как Гермиона, так как Драко быстро открыл вторую вкладку в браузере, чтобы поискать роман, который она указала в названии трансляции.              «Мемуары женщины для утех» звучали как роман, который мог быть написан в этом веке. Однако на самом деле он был опубликован в 1748 году и носил престижный титул первой оригинальной английской прозаической порнографии — что бы это ни значило.              Он не должен был возбуждаться от романа, в котором влагалище называлось «нижними губами», но, увы, его член уже упирался в тонкую ткань джоггеров, а ведь не прошло и двух минут.              Он действительно был безнадёжен.              В его груди зародилось чувство вины, когда он еще раз вспомнил, что эта девушка — студентка университета, с которой он будет ходить на занятия и на лабораторные в течение всего семестра.              Однако этого было недостаточно, чтобы удержать руки подальше от эрекции.              Его голова откинулась на подголовник кресла, а глаза закрылись.              Сосредоточившись на звуке её голоса, а не на странной эротике, которую она решила почитать, Драко начал медленно поглаживать себя, подстраиваясь под темп, заданный Гермионой.              В его голове возник образ Гермионы — не той, какой она выглядела на канале, а настоящей Гермионы. Он знал, что не должен думать о своей однокурснице Гермионе, не тогда, когда этот взгляд на неё был непреднамеренной привилегией, которой он был наделён. Вместо этого ему следовало бы сосредоточиться на девушке по ту сторону камеры, Медузе. Это она выставила себя в интернет, чтобы люди фантазировали о ней.              И всё же, как бы он ни ненавидел себя за это, не мог не представлять Гермиону такой, какой она выглядела сегодня.              Её мягкие, буйные кудри так и просились, чтобы их погладили.              Носила ли она кружевные лифчики и трусики под джемпером и джинсами?              Судя по тому, что он увидел её задницу в джинсах…              Боже, это должно быть незаконно, чтобы кто-то выглядел так хорошо в повседневной одежде.              Одного воспоминания об этом было достаточно, чтобы его член дернулся, и с кончика потекла капелька спермы.              Драко провёл большим пальцем по пирсингу, украшавшему нижнюю часть его члена, гадая, что Гермиона может подумать о нем.              Было ли жалким то, что он надеялся на её одобрение?              Блейз сказал бы «да», но Драко не хотел думать о своём лучшем друге, так как спираль давления у основания позвоночника напряглась.              Вместо этого он сосредоточился на Гермионе. На той самой реальной девушке, которую ему довелось узнать. Какой она была в классе, в повседневной жизни?              Он не мог представить, что вся её личность в Интернете была фальшивой.              И в то же время он сомневался, что та пылкая маленькая девушка, которая каждые две минуты поднимала руку, чтобы задать вопрос профессору, была такой же милой, какой представляла себя Медуза. Было немного иронично, что она выбрала себе в качестве псевдонима одну из самых грозных фигур в мифологии, но при этом вела себя относительно скромно.              Драко отчаянно хотел узнать Гермиону за тем фасадом, который она поддерживала для своих ОнлиФанс. Как бы он ни был очарован Медузой, у него было чувство, что к настоящей Гермионе он был бы неравнодушен.              Было что-то такое в блеске её тёмных глаз, когда она посмотрела на него, выходя из класса. В них был вызов, обещание, что она может изменить всю его жизнь, если только он будет достаточно смел, чтобы позволить ей.              С тех пор, как он нашёл её аккаунт, мечтал о том, каково это — обладать ею, добиваться, ухаживать и завоёвывать её сердце. И теперь, возможно, у него появился шанс воплотить эту мечту в жизнь.              Именно с этой мыслью и под звуки её приятного голоса он кончил, издав горловой стон, когда сперма покрыла кулак.              Когда он открыл глаза, его охватил стыд.              Если он собирался сделать это — попытаться завязать настоящие отношения — ему, вероятно, не стоит продолжать мастурбировать на неё каждую ночь.              Это было слишком странно, верно?              Мысленно отметив, что на следующий день надо спросить об этом Блейза, Драко оставил ей солидные чаевые и вышел из системы, прежде чем она успела ответить.       
Примечания:
Можно я просто в этот раз сразу спрошу вас о том, как вам глава?😏
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты