Реинкарнация в неизбежность

Слэш
NC-17
В процессе
1
Размер:
планируется Миди, написано 24 страницы, 2 части
Описание:
Итак, что мы имеем: я в теле парня-ноунейма, сюжет новеллы слушала мимо ушей, хозяин этого поместья носит фамилию Чон, а еще он не самый положительный персонаж и вот-вот устроит резню в доме... никогда еще меня так не манил суицид.
Примечания автора:
Думаю, я просто перечитала манхвы по реинкарнации в новеллу. Так почему бы не соединить подобный жанр и любимый фд? Помянем.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать

фаза первая

Настройки текста
Примечания:
Когда-нибудь я научусь передавать все содержимое своей головы
      Полтора года прошло с момента моего появления в этом мире. Долгих и мучительных, но занятных, стоит признать.              Ждать каждый день чуда я перестал где-то на третьем месяце, на пятом пришло смирение. И вот теперь мне кажется, что Тэхеном я был всегда. Как и парнем. Я уже и забыл, когда последний раз говорил о себе в женском роде, потому что все вокруг твердят совершенно обратное. Наверное, мой мозг приспособился от безвыходности. А постоянное времяпровождение в мужском окружении и вовсе привило мне некоторые повадки этого довольно… как оказалось, интересного пола.       Словами не описать, насколько трудно мне было в этом теле первые полгода. Эмоциями не показать, насколько стыдно было ходить к коллегам, чтобы получить наставления касательно утренних (и не только, к сожалению) «сюрпризов», которые особенно любили являться в период пубертата. Слава богам, что это закончилось, и более-менее спокойно я живу уже месяцев пять. Не без регулярных сюрпризов, конечно, но все же.       На бытовом уровне тоже много чего поменялось. Например, теперь я пахаю раза в два больше, чем при прошлой жизни, ведь «я мужчина». Дизайнер цветов из меня вышел хуже, чем фруктов, поэтому сначала приставили к конюшне, а когда меня чуть не лягнула лошадь, перевели на уход за садом. Участь местного грядкокопа, поливателя и катателя тележек мне, конечно, нравится больше, чем навозокопатель, но кожа рук заметно огрубела. Как выяснилось, кстати, до меня Тэхен постоянно отлынивал от работы, так что моя трудоспособность многих удивила. Зато стало понятно, почему изначально его руки были такими гладкими и нежными.       К слову, не только руки претерпели изменения. Тэхен возмужал. Точнее, тело возмужало. Что там насчет настоящего Тэхена не знаю, может, его и в живых уже нет из-за меня, но тело правда… вытянулось во все стороны. Могу поспорить, что роль еще сыграло и мое активное питание. Суть одна - в зеркало смотреть больше не страшно, а учитывая физические нагрузки, то даже приятно.       Тэхен - красивый парень. Мне понадобился год, чтобы осознать эту азиатскую привлекательность. На этой почве и моя уверенность возросла. Прелестная внешность вкупе с низким голосом позволяют с легкостью давить при необходимости на местный женский коллектив. Особенно в моменты конфликтов. На мужчин я даже не рыпаюсь, хотя есть несколько не очень приятных экземпляров.       Как госпожа тогда и обещала, человека Хосока они все же прислали. Чимина. Сказать, что я тогда присел - ничего не сказать. Кого-кого, а встретить его так рано я не ожидал. А если он все же заобщался с Тэхеном, чего в новелле явно не описывалось, значит, произошел какой-то сдвиг. Не знаю, насколько катастрофический, но пока что жаловаться не на что. Пробыл он здесь где-то месяц и, честно говоря, очаровывать умеет. В какой-то момент мне показалось, что вся моя местная популярность у старшего поколения перейдет к нему. И хоть на общение он приятный, а касаемо работы быстрообучаемый, отъезду его я был все же рад. Но статус «друзья» между нами таки заимелся. Потому что именно из-за него меня чуть не лягнул жеребец, черт бы побрал этого засранца!       А еще он умеет сочетать несочетаемое в еде. И вкус у этих извращений нереальный.       Как-то тетушка спросила, не планирую ли я жениться. Я ответил в шутку, что если и женюсь, то только на Чимине, но восприняла она это слишком буквально и больше не интересовалась, цитирую, «от греха подальше». Но доля правды в шутке все же имеется, потому что если в какой-то степени поменялась я, то ориентация - нет. Конечно, если в ряд потенциальных невест поставить маму Чонгука, то сразу же соглашусь, но пугать подобными высказываниями тетушку я не стал. Да и войну мне развязывать не хочется. И так нервы напряжены, потому что за прошедшие полтора года я ничего не сделал и не придумал.       Я читал довольно много аналогичных работ при жизни и сделал выводы по поводу возможных путей решения этой проблемы: во-первых, поступить, как и поступают герои таких новелл - влюбить в себя источник проблем и провести медовый месяц в менее значимых ситуациях с второстепенными персонажами. Во-вторых, позариться на старшего брата, но после реакции младшего на праздновании пятнадцатилетия… что-то страшно становится, потому что в его случае шаг влево, шаг вправо — расстрел, а я все же выжить пытаюсь. В-третьих, замарать руки в крови и в итоге все равно быть убитым за преступление. В-четвертых, сбежать, но чонгукова фраза «хороший кадр» мне покоя не дает, потому что вряд ли он даст спокойно уйти, пусть даже если имени и лица не помнит: уж найдется в этом поместье крыса, которая напомнит. В-пятых, суицид.       Во всех путях, кроме последнего, есть один персонаж, который портит все, — Чонгук. Первый еще хоть как-то имеет шансы на счастливый финал, но утопать в любви с потенциальным убийцей желанием я не горю. Кто знает, в какой момент сдвиг по фазе будет? Ох, нет, Чонгук, я лучше на всю жизнь останусь одиноким геем, чем облюбованным трупом.       И так как накладывать руки я на себя не хочу, то выбор мой пал на второй вариант под кодовым названием «хлеб и сок». Да и, признаться честно, эта вселенная будто сама мне намекает на него, потому что за эти полтора года он совершал приезд сюда аж семь раз! Я специально считал. И хоть за прошедший период ни его, ни хозяина поместья я не встречал, но намеки вселенной все же вынужденно принимаю. Тем более, что сегодня мой день начался с новостей о том, что мой потенциальный спаситель нагрянет с визитом в этот дом. Думаю, я и так потерял слишком много времени, так что упущенное нужно нагонять в режиме «турбо».       Поэтому сегодня я вызвался быть их мальчиком на побегушках. Если буду почаще мусолить перед его глазами, то можно будет выудить какую-нибудь пользу. Главное, чтобы не получился обратный эффект в лице Чон Чонгука. И, честно говоря, зная все законы подлости, именно это и пугает больше всего. — Главное не забывай, что ты там выполняешь роль слуги и декорации, — тетушка все утро не унимается с наставлениями, будто я иду не рядом с дверью стоять и чаи носить, а президента местного представлять. Переодеваться в свежую одежду мне тоже пришлось при ней, потому что она «обязана контролировать каждую мелочь незнающего ребенка». Этому телу восемнадцать с лишним, ментально двадцать семь, а слово «ребенок» я слышу от нее каждый божий день.       Возможно, мне стоит начать называть ее бабушкой? — Не переживайте так, я буду молчать, не так уж и плох в этом деле. — Ты всегда так говоришь, а в итоге первым лезешь в словесную перепалку. Будь моя воля, я бы зашила твой рот на это время.       Возможно, Чонгуку стоит подвинуться на второе место в списке потенциальных садистов? — Я учту Ваши желания… впредь не буду больше помогать Вам допоздна. — Наглец!       Словами не передать, как я скучаю по своим родным. Но благодаря тетушке чувство тоски немного заглушается. Хотел бы я надеяться, что хотя бы ее ждет в этом мире более счастливая судьба, чем чужое поместье и роль няни для взрослого парня. У меня были попытки выяснить хоть что-нибудь о ее прошлом, но единственное, что мне удалось узнать - она принимала роды матери Тэхена. По сути, она для него, как вторая мама. А учитывая, что первой нет на горизонте, то первая.       Но даже так звать ее «мамой» я не буду. У меня мать одна. И сейчас она в другом мире.       Так и привела она меня по итогу за ручку к двери юного господина, что-то приговаривая себе под нос весь путь. Молитву что ли зачитывала? Неприятно осознавать, что кто-то видит в тебе несмолкаемое трепло. Беспочвенно, между прочим, потому что треплю я обычно по делу. — Добрый день, господа, — наконец-то преодолев этот порог, поприветствовал я братьев, попутно прикрывая за собой двери. — Сегодня к Вам приставили меня, буду рад услужить. — Поклонись! — шепотом приказывает тетушка, глядя в дверной проем.       Нет, ну ей богу, невыносимо! Сделав сразу же поклон и выпрямившись, я поспешил захлопнуть дверь, чтобы не нагнетали и без того не очень приятную для меня ситуацию. — Так это же тот, который с золотыми руками, — сразу же узнал Хосок, что не может не радовать. — Что с Джису? — поинтересовался младший Чон, окинув меня негодующим взглядом.       Стоит признать, я удивлен. Вспоминая, как при первой встрече я сравнял его с молокососом, становится даже неловко видеть по итогу перед собой достаточно подросшего по всем параметрам парня. Нет, это касается обоих. И если Хосок окончательно сформировался в силу своего возраста, то вот наблюдать за Чонгуком довольно интересно, потому как всего за полтора года этот ребенок претерпел и ломку голоса, и расширение комплекции тела. Да и лицо слегка заимело острые черты, да вот только с хосоковскими все равно не сравнятся.       Ох уж этот пубертат. Что же дальше будет?       Дети даже в этом мире растут быстрее старших, удивительное совпадение. Сразу видно — один из главных мужских персонажей. Опустим тот факт, что антагонист, дайте хоть немного полюбоваться. — Джису еще вчера приболела, поэтому я заменяю ее, — вранье. Она завела роман с каким-то флористом из города, поэтому мое предложение «отдохнуть денек» девушка приняла с радостью.       Чонгук как-то подозрительно прищурился на мой ответ, явно сомневаясь, и отвернулся, озадаченно прикусывая внутреннюю сторону щеки. За полтора года я записал многие детали новеллы, которые смог вспомнить. Возможно, будь я более приличным слушателем, не попал бы в такую ситуацию и уже давным давно придумал что-нибудь, но пока что выживаю, отталкиваясь от размазанных воспоминаний. И вот одним очень интересным моментом является то, что была у Чонгука возлюбленная по новелле. Но так как Лиранда не особо интересовалась сюжетной линией антагониста, то вряд ли когда-нибудь упоминала ее имя.       Единственное, что она точно делала — жалела ее.       Но уже несколько месяцев я подозреваю Джису, потому что идеальнее варианта не сыскать. Доверенная горничная с очаровательным лицом и яркой улыбкой, которая практически всегда видится с хозяином дома в силу своих обязанностей. Ладим мы с ней хорошо, но не так, чтобы все свои переживания она изливала в мое плечо. Однако многие заметили, что после того, как в ее жизни появился возлюбленный, от Чонгука девушка уходила поникшей.       Являются ли мои догадки притянутыми за уши? Возможно. Но другого объяснения я найти не смог. Даже если предположить, что Джису начала сильно косячить, то ему проще было бы заменить ее, однако уже несколько месяцев весь дом наблюдает лишь опечаленное лицо горничной. А она, бедная, вынуждена проглатывать сплетни из каждого угла.       Что ж, реакцию на «болезнь» Джису стоит запомнить. — Больше года прошло с нашей последней встречи, ты так похорошел! — общительность Хосока мне очень даже импонирует, возможно, все пройдет гораздо легче, чем я себе напридумывал. — Вы тоже неизбежно похорошели, господин. Как и Ваш брат.       Конечно, имея столько денег, грех оставаться заморышем. Это обслуживающему персоналу приходится искать лазейки, дабы соответствовать господину. Стоит отметить, что сам Чонгук такие возможности не предоставляет, что странно. Все же люди дома - это в первую очередь его лицо.       Или я неправильно рассуждаю? — Звучит так, будто вы за полтора года ни разу не пересекались, живя на одной территории, — смех Хосока разносится по всей комнате под молчание остальных присутствующих. Но когда парень осознает, что, попал в точку, неловко сбавляет обороты приподнятого настроения и прочищает горло, смотря на младшего. — Серьезно? — Мне нет нужды каждого слугу знать в лицо, не понимаю твоего удивления, — без капли пристыженности комментирует Чонгук, слегка приподнимая бровь. — Да, но разве вы не одногодки? — Понятия не имею, сколько ему лет. Ты приехал сюда обсуждать слуг? — Я старше молодого господина на два года, так что ему нет надобности быть заинтересованным в общении с обслуживающим персоналом. — Спасибо за бесполезную информацию, «обслуживающий персонал», — не скрывая отсутствие заинтересованности в диалоге протягивает младший, а затем смотрит на меня взглядом, который так и просит свалить. Все же горничные были правы: Чон Чонгуку будто противны собственные люди. — Хоть чай нам принеси. Выполняй обязанности, раз на замену вышел. Тебе платят не за роль местной картины.       Тон такой, будто я должен был прочитать его мысли и выявить желание выпить чай. Возможно, он привык к компании Джису, но можно же быть более снисходительным к временным работникам? Не удивительно, что девушка предпочла ему флориста, если все так, как я сложил паззл. — А какое чай предпочитаете Вы и господин Хосок? — Холодный зеленый с малиной, — спокойно ответил старший, благодарно улыбнувшись. Я все больше убеждаюсь, что выбрал верную тактику. Людям его дома несказанно повезло, они хотя бы не испытывают на себе чужие перепады настроения. — Ты не узнал у Джису предпочтения хозяина этого дома? Ты должен был выяснить это прежде, чем выходить на замену, — умение этого человека раздувать из мухи слона меня поражает.       Собственно, походу, Хосок разделяет мое негодование. — Простите, я еще не знаю всех тонкостей работы Джису. Все же это мой первый раз, — такими темпами и последний. — Первый раз должен быть запоминающимся, согласен? — хоть на лице и мускул не дрогнул, но по тону можно почувствовать надвигающийся шторм. А чтобы в этом убедиться, достаточно отследить реакцию Хосока. — Чонгук, — сквозь зубы процедил старший, надеясь утихомирить беспочвенную агрессию. — Если угадаешь, какой чай я пью, то молодец, если нет - уволю. Неси ответственность за свою глупость.       Он с ума сошел? Куда он думает я пойду в восемнадцать лет-то, да еще и без рекомендательного письма? У меня складывается впечатление, что наш антагонист является мужененавистником. — Достаточно цирка, — на выдохе властно выдал Хосок, обращая на себя внимание младшего. — Горячий черный с лимоном, иди.       Никогда еще с такой радостью я не закрывал за собой дверь. И никогда еще мой глаз так не дергался после диалога с кем-то. Это хобби такое - издеваться над теми, кто ниже по статусу? А когда нет Хосока он что, совсем в кураж входит? Отсутствие телефонов в этом мире крайне напрягает, потому что сейчас я очень хотел бы набрать Джису и завалить ее вопросами. И мне все равно, на какой стадии свидания она сейчас со своим кавалером. — Приготовьте, пожалуйста, холодный зеленый с малиной и горячий черный с лимоном, — я камнем рухнул на ближайший стул, развалившись на столе.       Энергетический вампир, не иначе. — Все хорошо прошло? — обеспокоенно хлопает меня по плечу кухарка, ставя на стол недавно испеченные печенья. — Кушай. — Вы когда-нибудь общались с господином этого дома? — Он вызывает меня каждое воскресенье к себе, чтобы передать список желаемых блюд на новую неделю. — И как он? — в печеньях есть кокос. Довольно экзотический вкус для этих мест. Чонгук и правда следит за качеством своей еды. Что ж, радует, что хотя бы остальным перепадает. — Довольно придирчив, но в целом не сказать, что прям дотошный. Если лишний раз рот не открывать, конечно, — женщина пожала плечами, вспоминая все свои визиты в кабинет хозяина.       С такой логикой я должен был игнорировать вопросы Хосока в угоду ему. Если подумать, то понять такое мышление можно, но его брат - не последний человек в этой семье, поэтому, угождая одному, можно нарваться на другого. Даже несмотря на то, что Хосок не позиционирует себя, как неприятную личность. — Тогда меня уволят в ближайшие десять минут.       Стараясь оттянуть время своего отсутствия, я, возможно, подписал себе смертный приговор. Но давайте смотреть правде в глаза: Чонгуку это должно быть в радость. Хотя и не исключено, что сейчас будет возможность придраться. Наверное, я сам себе яму копаю, потому что попытки завязать даже минимальное общение с Хосоком обходятся слишком дорого. — Извините за ожидание, — аккуратно завезя сервисную тележку в комнату, я подкатил ее чуть ближе к братьям, на что Чонгук и глазом не повел, а вот Хосок воодушевился, почувствовав прохладный аромат.       Жара даже в этом мире не щадит.       Постаравшись разлить чай так, чтобы Чонгук не увидел и лишний раз не придрался к тому, как «слуга» разливает чай господам, я осторожно поставил украшенные белым золотом чашки напротив каждого. И пока старший с удовлетворенным лицом отпил немного, молодой господин абсолютно пустыми глазами окинул предмет чайного сервиса, а затем поднял взгляд на меня. И откуда столько холода в глазах ребенка? Вроде, любовью матери обделен не был, а на весь мир обижен так, будто недолюбили. — Если уж попутно перекусил, то удосужился бы хоть крошки подтереть, — Чонгук пальцем указал на краешек своих губ, что поражает такой внимательности к мелочам. Дотошной внимательности, конечно, потому что ничего доброго в этих глазах я не уловил. Крошки-то я вытер, а вот то, что он с таким настроем взял чашку в руки, напрягло. — Я не пью чай с лимоном уже месяца два, — он поднял осуждающий взгляд на Хосока, отбив у того весь настрой на дружелюбное чаепитие.       Если он так обиделся на отсутствие Джису, что даже брата решил в неловкое положение перед человеком низкого статуса поставить, то мне становится страшно за нее. В следующую секунду все содержимое чашки оказалось в земле рядом стоящего цветка. Сказать, что меня окатило холодом от происходящего — ничего не сказать. Потому что тут челюсть сжал даже Хосок. — Ты сегодня не с той ноги встал? — уже раздражается старший. — Если не нравится присутствие конкретно этого слуги, то стоило создавать список неприятных тебе людей, чтобы ограничить возможность их появления рядом с собой.       Идея-то хорошая, но причин для ненависти ко мне у него быть не может. Он видел-то меня пару раз. Все же мужененавистничество? — У меня нет неприязни, — слишком по-детски улыбнулся Чонгук в ответ, выбивая брата из колеи, а потом поднял, казалось бы, миловидный взгляд на меня, но я клянусь, что ничего милого в нем не было. Просто темные стеклянные глаза, неприятно напоминающие о той тьме, в которой я пробыл до момента реинкарнации в этом теле. — У тебя не получится перейти в дом Хосока, — что? — Никто из моих людей не покинет это поместье. Живым точно. Я тебе не сказал этого тогда, поэтому говорю сейчас, если ты вдруг еще питаешь надежды.       Значит, когда он говорил «уволю», то имел ввиду… «убью»? От осознания скрытого смысла я невольно сглотнул, всем телом напрягшись. Больной ублюдок. — Слуги имеют права уйти по доб… — начал старший, но тут же оказался перебит. — Придя или родясь в моем доме, они потеряли это право. Не вмешивайся в дела не своего поместья.       Не сказать, что услышанное повергло меня в дичайший шок и отбило надежду на лучшее, но осознавать, что только что тебе перекрыли все пути к отступлению, как минимум неприятно и даже… пугает. Кроме того, не думаю, что Хосоку стоило это слышать. Потому что неизвестно, к каким последствиям приведут разногласия между братьями. И, судя по накаленной атмосфере, которая непроглядным куполом нависла над ними, с цепи вот-вот сорвется даже нейтральный Хосок. — Чон Чонгук! Жизни людей - это тебе не то, чем можно крутить, как тебе вздумается! — Боюсь, юный господин сформировал обо мне не самое лучше мнение, поэтому хотелось бы развеять возникшее недопонимание, — сейчас главное выпалить все на одном дыхании, чтобы не было возможности перебить. Хотя бы перед своим владельцем стоит оправдаться, иначе точно дорвусь до неприятностей, учитывая его память. — Мое нахождение здесь - это исключительно попытка помочь Джису, пока она захворала. Никаких иных мотивов я не преследовал, а услужить господам - это задача любого, кто принадлежит поместью. И, честно говоря, даже если бы у меня и были какие-то вопросы личного интереса к господину Хосоку, то касались бы они исключительно Чимина - человека, который был прислан в этот дом по желанию Вашей матери. Возможно, в силу возраста, но мы заобщались. Адреса поместья старшего господина я, к сожалению, не знаю, поэтому обмениваться письмами возможности не имел. Надеюсь, ситуация хоть немного прояснилась.       Тишина, ее нарушают лишь постукивания пальцев Чонгука по твердой поверхности подлокотника. Выглядит он не как человек, который внимательно слушал собеседника. Видеть в таком поведении себя из прошлой жизни, оказывается, может очень сильно раздражать. Этот человек словно в другом мире витает, пока я стараюсь разбить напряжение между ними. Ладно ко мне питать неуважение, но к Хосоку у тебя какие претензии? — Тебе не стоит стараться сглаживать углы, в которых замешан мой брат. Я в любом случае приму в расчет подобное отношение к окружающим, — Хосок хотел бы смотреть в глаза напротив, но взгляд тех направлен куда угодно, но не на него. Сделав небольшую паузу, он улыбнулся и уже посмотрел на меня. — Что же касается Чимина… на самом деле, он еще с первого моего визита просил поинтересоваться, как обстоят твои дела, но за полтора года я тебя так и не встретил, поэтому и позабыл. Перед отъездом я оставлю адрес моего поместья. Напиши ему письмо, думаю, он обрадуется. Кроме того, с недавних пор он мой доверенный, поэтому привезти его в следующий раз... проблем не составит.       Чимин… попросил? Этот человек нормально относится к просьбам от своих людей? Чонгук, признайся, ты приемный? Что за черт, почему я вынужден торчать здесь, думая, как выжить, когда где-то есть такое райское место? Кто вообще допустил такую больную голову до управления поместьем? У меня дар речи пропал от услышанного. Единственное, чего мне действительно хочется - это преклониться перед чиминовским везением. — Благодарю, — с трудом выдавил из себя я, принимая такую возможность, как дар божий.       А после меня просто выставили за дверь. Точнее, сделал это Чонгук, на лице которого читалась заметная усталость от моего присутствия. Да и в какой-то момент показалось, что не только от моего.       Сегодня их общение закончилось быстрее, раньше Хосок проводил здесь минимум день, а сегодня от силы часа четыре. Да и расстались они на какой-то сухой ноте. Сквозь двери было не слышно, но не стоит отрицать, что, возможно, они все же сцепились. Неприятно, но в делах семьи копаться никому не стоит. — Можешь быть свободен, — услышал я заветные слова после часа безмолвного нахождения рядом, пока Чонгук разбирался с какими-то бумагами. — Только прежде дворецкому скажи, чтобы зашел ко мне, — все также лишний раз не одаривая своим взглядом, сухо приказал тот. — Да, — на радостях быстро выпалил я, рефлекторно поклонившись.       Да вот только комнату покинуть спокойно не смог. Стоило мне сделать шаг к двери, как по ту сторону раздались слезливые просьбы пропустить к господину, на что я в замешательстве обернулся на Чонгука. Тот, походу, голос узнал, поэтому откинулся на спинку стула, освободив руки от бумаг.       В ту же секунду дверь распахнулась и предо мной предстала Джису в потрепанном виде, волосы же прилипли к лицу из-за слез. Лицо красное, припухшее и заплаканное. От такого вида мурашки невольно все тело атаковали. Охрана изо всех сил удерживала буйную особу, но та, узнав меня, словно из последних сил вырвалась и рухнула ко мне, пальцами цепляясь за мои плечи. И пока я старался придержать ослабленное тело, девушка, продолжая истошно рыдать, всем видом хотела дорваться до хозяина дома. — Ты отдал приказ это сделать?! Из-за тебя его прилюдно избили?! — истошно орет Джису, захлебываясь в собственных слезах. — Джису, Джису, пожалуйста, успокойся, — от таких эмоций меня самого начинает потряхивать, потому что видеть кого-то в подвешенном, задыхающемся от слез состоянии и не понимать, что правильнее будет сделать - тяжело, поэтому я слегка трясу ее за плечи, чтобы привести хоть немного в чувства. — Сколько еще ты планируешь портить мою жизнь своим существованием?! Я и так на грани… забыла, когда спала спокойным сном! И вот сейчас, когда в моей жизни хоть что-то наладилось, ты опять все портишь… ни умереть не получается, ни жить нормально, так лучше бы ты отдал приказ меня до смерти забить!       Уши закладывает дико, но даже так я слышу, как ее голос разрывается, а тело дрожит. И только сейчас, опустив глаза на рукава ее белого платья, я заметил впитавшуюся кровь, которая так же разводами осела на юбке в районе колен.       А Чонгук смотрит на всю эту картину так, будто ничего и не происходит. Будто перед ним сейчас нет девушки, которая на глазах распадается и просит убить, потому что надоело все. Глядя в эти темные, вновь стеклянные глаза я не вижу ничего, там беспросветная пустота.       Я жалею, что рядом нет Хосока. Потому что его отсутствие означает, что управы над этим господином в доме нет. — Пожалуйста, — уже тише просит Джису и заливается новым потоком слез, отворачиваясь и лбом утыкаясь в мою грудь.       Продолжая громко захлебываться в слезах, девушка начала оседать на пол, невольно заставляя и меня сесть на колени. Пока ее тело тряслось, моя рука поглаживала ее по волосам в надежде успокоить.       А Чонгук так и словом не обмолвился.

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты