Послевкусие

Слэш
NC-17
Завершён
128
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
21 страница, 2 части
Описание:
Слегка тряхнув головой, чтобы надоедливый берет упал куда-то на пол, бард вновь придвинулся максимально близко, опаляя своим теплым дыханием чужие губы. — Сегодня праздник Анемо Архонта и я надеюсь увидеть от тебя должное подношение. Возможно тогда ты в полной мере почувствуешь «Любовь Архонта».
Посвящение:
Одному рыжему солнышку, который сподвигнул меня написать сие работу ~
Примечания автора:
Работа действует под слоганом «А что если…»
А что если праздник ветряных цветов на самом деле проводится в день смерти друга Венти / в день окончательной победы прошлых жителей Монда над диктатором? А анемонии – цветы, которые были его любимыми, и которые Венти приносил на его могилу ?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
128 Нравится 6 Отзывы 17 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

***

Мондштадт цвел в буквальном и переносном смысле. Хоть Праздник Ветряных Цветов только-только начинал набирать свои обороты – сотни жителей самого города и гости, решившие посетить столицу Свободы именно в эти дни, с нетерпением ждали открытия различных шатров с конкурсами и появления праздничных местных блюд в кафе и ресторанах. Развлекательная программа обещает быть невероятно захватывающей, но самое главное и запоминающееся в ежегодном Празднике Ветряных Цветов – то, как украшают сам город. Повсюду виднеются разных видов букеты и клумбы (всё же преимущественно голубые и бирюзовые, но это наверняка просто совпадение), фонарики, изготовленные специально для фестиваля свободы и любви, и, если всё это сложить в одну картину – впечатления у каждого иноземца остаются на всю жизнь (даже возможно чуть дольше, чем Праздник Фонарей в Ли Юэ). Но, каким бы прекрасным не выглядел праздник со стороны – для одного его посетителя самыми важными и занимательными были сами люди Мондштадта. То, как они с радостным смехом развешивали украшения, то, как не желали отдавать свою работу кому-то другому, даже в самом городе Свободы чтя традиции, и то, с каким усердием спорили о том, что же на самом деле такое «анемоны». Венти ценил эти моменты. Неспешно прогуливаясь по украшенным улицам, он без какого-либо смущения искренне удивлялся и любовался особо понравившимися цветами, чем вызывал искренний смех у прохожих, которые в тот же миг заряжались позитивной энергией и с новыми силами шли дальше по своим делам. «Праздник Ветряных Цветов принадлежит не только Анемо Архонту, но и всем жителям Мондштадта, которые хотят любви.» – именно с такими мыслями Венти стоял около статуи самого себя, с потаённой грустью вглядываясь в знакомые черты. Как и ожидалось, на главной площади было полно людей, которые еще после первого урока поэзии от знаменитого барда решили также попробовать свои силы, чтобы удивить свою вторую половинку. И, несмотря на почти что священную традицию жителей Мондштадта выполнять работу в дни фестиваля только собственными руками – Венти без зазрения совести передал свою почетную роль «советчика в любовных делах» Итэру и радостной походкой умчался в сторону таверны «Доля Ангелов». Все проведенные мастер-классы были для того, чтобы под конец дня, когда многие люди с большой радостью проводили время дома с семьей или возлюбленным, сесть вглубь таверны с несколькими стаканами вина (полученная «оплата» от Кэйи была надежно спрятана и выжидала своего часа). «Фестиваль радости и любви» – таков был своеобразный слоган мероприятия на улице. «Поклонение Анемо Архонту» – истинное его назначение. Но ни первое, ни второе просто не могло относится к грустно понурившему голову барду, совсем позабывшему про собственную роль веселого заводилы, который обычно отрабатывал деньги свои песнями, поднимавшими настроение другим. Настроения у Венти не было от слова «совсем». Несмотря на свою поразительную красоту и радостную атмосферу на улице – город Свободы давил своей праздничностью. Буквально заставлял задыхаться от надобности поддерживать веселье на лице, когда внутри всё вот-вот готово рухнуть. Малейшее прикосновение и Венти был готов наплевать на конспирацию и перенестись одним прыжком к любимому дереву в Долине Ветров. Но, к сожалению или к счастью, у Анемо Архонта было спасение… Алкоголь всегда был самым простым выходом. Поначалу Венти искренне недоумевал как и зачем люди создали подобный напиток, да ещё и с завидным постоянством принимали его по различным праздникам (да и не по праздникам), кое-где даже называя «Напитком Архонтов». Но после, всего за какое-то столетие, перепробовав всё что только существовало – Барбатос прочувствовал всю прелесть алкоголя. И, примерно высчитав для себя момент, после которого голова всё ещё работает, но сердце и душа перестают напоминать о себе – Венти пошёл во все тяжкие. Также было и сейчас. На столе уже стояло четыре опустошенные бутылки из-под вина, и с виду юный бард не стесняясь просил принести ему ещё, совсем не обращая внимание на настороженный взгляд хозяина таверны. Венти уже медленно подходил к той кондиции, когда становится всё равно на происходящее вокруг, а счет, который ему выставят утром – не волновал его с самого начала. Он же Архонт –придумает что-нибудь. Но видимо серьёзно настроенный обладатель Пиро Глаза Бога считал по-другому. — Мы закрываемся. Вот Ваш счет. — Дилюк положил небольшую книжечку на единственное свободное от бутылок и кружек место и скрестил руки на груди. Прочитать в его взгляде что-то кроме безразличия на грани с недовольством было невозможно. — О-о-о, – весело протянул бард, приподнимаясь со стола, чтобы перевести расфокусированный взгляд на хозяина таверны. — Мистер Дилю-юк, какая встреча. Не ожидал Вас тут увидеть. А разве Вы работаете не до последнего клиента-а? В какой-то мере ехидная улыбка Венти заставила Дилюка раздраженно вздохнуть. Но в следующую секунду на его лице расцвела чуть злобная усмешка, которую практически невозможно отличить от любых других проявлений эмоций на лице. — Обычно последних клиентов я лично выкидываю за порог таверны, как маленьких котят. И верите или нет — даже счет с них не требую. — У-у-у, никак не ожидал от Вас такой щедрости, Мистер Дилю-юк. — пьяно захихикал Барбатос. Абсолютно игнорируя своего визави, он потянулся к полупустой бутылке красного вина, чтобы сделать пару быстрых глотков. Алкоголь из крови Архонта выветривался с неимоверной скоростью, а появление красноволосого недо-рыцаря заставило вспомнить его кто он и где находится. — Неужели праздник нисколько неинтересен для Вас, что Вы решили лично поприсутствовать на рабочем месте ? Подобный вопрос, заданный будничным, наигранно веселым голосом, секундно выбил Дилюка из колеи. — Всего лишь чту традиции. — глаза Венти в удивлении распахнулись, а сделанный глоток вина чудом не был выплюнут. — Что же Вас заставило в подобный день напиваться как последний алкоголик в углу моего заведения? Неужели песни о любви совсем не нравятся публике ? Ответом послужил звонкий смех юноши, эхом разносящийся в пустой таверне. — К счастью песнями я ещё не прекратил зарабатывать. — утирал он выступившие слезы правой рукой. Непонятно что так рассмешило барда, но, подумал Дилюк, это было вполне в его характере. — Хочешь могу спеть? Что-нибудь про любовь или цветы… Хм, может сочинить песню про Закатники ? Хмммм, надо подумать над этим.. Уже было опавший обратно лицом вниз на стол, бард был пойман резким движением. Плечи тут же оказались в сильной хватке чужих рук. Никак не сопротивляясь подобному, Венти со скрытым интересом в глазах позволил откинуть себя на спинку стула и замер в ожидании. Неужели вечер обещает быть хоть чуточку веселым? — Даю тебе пять минут, чтобы положить деньги и уйти отсюда, бард. — холодно припечатал Дилюк, забирая с того места, куда должна была упасть голова Архонта стеклянный бокал для вина, не менее безразлично добавляя после этого: — Ты бы в жизнь не расплатился за него. — Охо-хо. Мистер Дилюк или уже можно просто Дилюк? Видимо за наш короткий разговор мы успели перейти на «ты». Может в таком случае мне полагается какая-нибудь скидка ? А, Дилюшечка ? — Лукавая улыбка медленно расползалась по лицу Барбадоса, в то время как во взгляде появились хитрые искорки. — У тебя осталось 4 минуты. — Ставя точку в их диалоге, Дилюк демонстративно развернулся и прошел к барной стойке, оставляя растерянного барда смотреть ему в спину. — Мне начать считать вслух, чтобы поторопить тебя? — Какая ты бука, Дилюк. — С тихим вздохом Венти медленно поднялся с насиженного места и с неохотой открыл книжечку со счетом. В следующую секунду по всей таверне разнеслось удивленно-испуганное «Сколько-сколько мора?! Ли Юэ столько монет не выпускает!» — Ты вроде говорил, что зарабатываешь своими песнями ? Проблем возникнуть не должно. — С еле заметным злорадством проговорил обладатель огненной стихии. — Сколько вина выпил, такой счет и получил. — Да даже у самого Гео Архонта столько денег не будет ! — С чувством припечатал Венти. Дилюк на подобное заявление подозрительно сощурился, но уже через секунду заученным движением начал как истинный бармен протирать бокалы. — Меня не интересует количество денег у Архонта. Так что давай, не задерживай меня ещё больше. Твои пять минут уже наверняка вышли. Ответом ему послужила тишина, изредка нарушаемая тихим бормотанием юного барда. Что делать с выставленным ему счётом — Венти не имел ни малейшего понятия. Если сейчас просто сбежать, то после путь в полюбившуюся таверну будет ему заказан, но и нужным количеством моры он не обладал. С другой стороны, до этого Анемо Архонту всё спускали с рук, впервые так настойчиво прося оплатить положенный счёт. Глупая мысль «А что если..?» забилась в голове юноши. Идеи хаотичным потоком наполняли сознание, где каждая последующая была всё безумнее и безумнее предыдущей. В любом случае, для себя Венти выбрал тактику, которой всегда следует его не умеющий понимать цены друг: если у тебя нет денег — предложи услугу взамен, важным словом заявив, что это ваш контракт. — Хе-ей, Дилюк, как насчет сделки? — медленными шагами подходил к барной стойке Венти. — Мы оба понимаем, что заплатить я не смогу…но может неделю развлекать твоих посетителей моими песнями будет достаточной платой? — Ты слишком трезво мыслишь для человека, выпившего четверть запасов вина в таверне. — Ровным тоном проговорил Дилюк, словно и не обращая внимания на подобное предложение. — Но если ты думаешь, что я позволю тебе целую неделю напиваться здесь и при этом петь песни, то ты глубоко ошибаешься. Возмущенный тем, что его хитрый план так быстро раскрыли, Венти с недовольным выражением лица уселся на один из барных стульев, подпирая голову правой рукой. — И что будем делать? Ты ведь и так знал, что я не смогу заплатить. Зачем тогда продолжал наливать? — Хоть ситуация и выглядела плачевной, бард про себя рассуждал о том, что он всё-таки Анемо Архонт, и не в его это компетенции бояться каких-то там недо-рыцарей, пусть они и поставляют ему алкоголь. Молчание вновь воцарилось в заведении. В этот раз оно нарушалось лишь монотонными движениями Дилюка, который с усердием натирал и без того чистые стаканы. — Полагаю, я знаю как ты можешь заплатить за свою выпивку… — Венти в неком нетерпении поддался чуть вперед, внимательно вслушиваясь в чужие слова. — Мне нужна информация. Ты ответишь на несколько моих вопросов и тогда считай счет оплачен. Почему-то на мгновение Дилюку показалось, что в небесно-зелёных глазах напротив промелькнуло разочарование, которое после сменилось наигранным весельем, не позволяя другим людям увидеть, что же скрывается там на самом деле. — Ого! И какие же вопросы тебя волнуют? Работа барда конечно располагает к собиранию информации, но я бы не сказал, что являюсь особо внимательным к мелочам. — Словно чувствуя вину за сказанное, Венти в неловком жесте прошелся рукой по волосам, чуть поправляя съехавший берет. — Меня не интересуют твои похождения, бард, — недовольно проговорил красноволосый, — Ты — Анемо Архонт. И именно к нему у меня есть вопросы. Сидящий напротив него человек резко потерял всю свою наигранную весёлость. Наоборот, она сменилась странной отрешенностью и даже каким-то раздражением, которое клубилось внутри чужой души. — Вот значит как. — Тонкие пальцы начали размеренно постукивать какой-то навязчивый мотивчик. — И какие вопросы ты хочешь задать Барбатосу ? — Хн, не ожидал, что ты так быстро примешь правила игры. — с еле заметным злорадством протянул Дилюк, скрещивая руки на груди. — А кто сказал, что я принял их ? — ехидно парировал Архонт, — Я не говорил, что отвечу на все твои вопросы. Всё-таки, у всех нас есть свои секреты, Рагнвиндр. Звучание своей фамилии красноволосый воспринял как легкую пощечину, особенно от такого своевольного барда. — Только незнание твоей истинной силы делает тебе преимущество сейчас. — А мы собираемся драться? — С приторным шоком воскликнул бард. Он прекрасно уловил угрозу в чужом голосе, но сдаваться не планировал. — Хах, в любом случае, раз уж сегодня праздник — я готов ответить на любые вопросы касающиеся его.~ — Праздник? — скривив губы в недовольстве, Дилюк быстро перебирал в голове возможные варианты, в которых он в любом случае будет в выигрыше. — В чем вообще суть праздника? Ты просто в какой-то день решил, что тебе не хватает дня почитания себя? — Э-э-э? Мне казалось ты должен был знать эту историю. — Неверие в глазах оппонента было настолько ощутимым, что на секунду красноволосый почувствовал стыд, что должным образом не интересовался этой темой. — Если вкратце, то история праздника насчитывает более 2600 лет, вроде. Всё началось с освобождения Мондштадта прошлого от тирании, и тогда это было скорее именно праздненство долгожданной свободы. Но вскоре эта история стала забываться, а традиции, так сказать, остались, поэтому праздник стал восприниматься больше как торжество любви, страсти и жизни. Не понимая что ответить на подобный курс в историю, Дилюк даже не знал, чего он ожидал, задавая такой вопрос. — Хах, думал, что тут есть какая-то страшная или наоборот примитивная история? — смешинки в глазах барда немного задели самолюбие красноволосого, — Прости, что не повеселил тебя — как есть, так и рассказал. — А что насчет анемонов? Споры об этом цветке идут дольше, чем я и мои предки живут в Мондштадте. — О-о-о. Эти цветы — отдельная тема. Но, как ты думаешь.. — Венти взял драматичную паузу, вглядываясь в глаза напротив, — ..если я скажу тебе правду: останется ли рассуждение об анемонах таким же занимательным ? Скептически поднятая бровь стала исчерпывающим ответом. — Да-да, я прекрасно знаю что ты не проболтаешься, но согласись — интерес к этим цветам пропадет навсегда. Да и..этот город — город Свободы, так что оставлю выбор «анемонов» таким же свободным. — И чего я ожидал от Архонта Ветра? — устало прикрыв лицо ладонью, Дилюк уловил тихий смех, и не спешил возвращаться в диалог, обдумывая следующий вопрос. — Не думаешь, что подобная свобода пойдет во вред твоим людям? Сам того не понимая Рагнвиндр ступил на скользкую дорожку, где одно неверное слово будет стоить ему и без того хрупкого доверия со стороны барда. — Свободы никогда не бывает много. И жители Мондштадта — не мои люди. Они принадлежат себе и в праве делать то, что считают правильным, — довольно грубо отрезал Венти, — И не забывай, что помимо свободы я, можно сказать, проповедую любовь к ближнему, как бы это глупо не звучало. Если вы, люди, научитесь любить себя и окружающих — свобода станет не наказанием, а необходимым глотком жизни. — Любовь к ближнему? — насмешливо протянул Дилюк, — Что ж, как бы идиотски не звучали твои слова, но зерно здравого смысла в них есть. Хотя мне так и не понятно, как ты мог пропасть на несколько сотен лет, оставляя свой народ на произвол судьбы. Крепкая хватка за воротник рубашки стала ему ответом. Небесно-зеленые глаза не выражали гнев или раздражение, просто негодование от того, что Венти устал слышать со всех сторон. Пусть Анемо Архонта и почитали в столице Свободы, но разговоры о том, что он стал слабейшим на фоне других из Семерки, из-за того, что он оставил свои земли — начали крайне раздражать. — Я не собираюсь тебе доказывать правоту своих действий. — хмуро проговорил бард, чувствуя как от подбирающегося внутри раздражения хочется уйти куда подальше и закричать, громко-громко. — Я и не прошу передо мной объясняться. — осознав, что дальше подобную тему лучше не развивать, Дилюк медленно пошел на попятную, искренне понимая, что в случае сражения ему придётся попотеть. — Не я тебе судья, не беспокойся. Просто слишком маленькое количество людей сейчас чувствуют эту «любовь Архонта», хоть и продолжают тебе молится. Не боишься, что уже через несколько десятков лет уйдешь в небытие? — Ахах, «любовь Архонта»? — рассмеялся Венти, чувствуя, что этой нелепой фразой всё напряжение медленно уходит. — Если таков будет выбор жителей города — кто я такой чтобы ему противиться? Но подобрал ты конечно фразу хорошую…«Любовь Архонта»! Непонятно что именно так рассмешило темноволосого барда, но внутренне Дилюк ликовал, что опасной темы удалось избежать. Видимо, несмотря на частые попойки юноши, они знакомы не настолько хорошо, чтобы он рассказал что-то стоящее, а угрозы были бесполезны. — А ты, Дилюк, чувствуешь на себе «любовь Архонта»? — неожиданно спросил Венти, встречая недоумённый алый взгляд напротив. — Хм, как бы тебе так сказать, чтобы не обиделся. — с несвойственным ехидством протянул владелец таверны. Атмосфера, которую задавал парень была крайне заразна и красноволосый даже подозревал, что тот мог использовать какие-то свои приёмчики Бога. — Да ла-адно. Совсем-совсем не чувствуешь? — бард поддался немного перед, облокачиваясь животом о барную стойку. — Я давно перестал верить в Бога, чтобы чувствовать на себе его «любовь». — безмятежно проговорил Дилюк, как само-собой разумеющееся. В следующую секунду произошло сразу несколько действий, которые навсегда врежутся в память Пиро обладателя, как самые странные и неожиданные за всю его жизнь. И Рагнвиндр откровенно не понимал как всё к этому пришло. Всего секунду назад он пытался выпытать информацию из строптивого барда…Нет, из своевольного Анемо Архонта, который и вправду был словно воплощением свободы, не желая раскрывать свои секреты, и который сейчас с каким-то остервенением впивался ему в губы. Абсурдность ситуации зашкаливала, но в то же время медленно таяла под мягким напором пухлых губ, всё ещё хранивших в себе привкус вина. Легкие покусывания, ненавязчивые полизывания, и Дилюк сдается. Приоткрывает губы, позволяя ненадолго отпустить своё сознание, впуская чужой язык и сплетаясь с ним в ленивой ласке. А Венти только этого и требовалось. В пару движений он залез на барную стойку, упираясь в неё коленями и с тихим стоном наслаждения впутывая свои тонкие пальцы в волосы цвета крови. — Никогда бы не подумал, что Дилюк Рагнвиндр является бревном в постели. — ехидно заметил Венти, стоило ему отстраниться. Слегка тряхнув головой, чтобы надоедливый берет упал куда-то на пол, бард вновь придвинулся максимально близко, опаляя своим теплым дыханием чужие губы. — Сегодня праздник Анемо Архонта и я надеюсь увидеть от тебя должное подношение. Возможно тогда ты в полной мере почувствуешь «Любовь Архонта». Восприняв слова барда именно так, как и предполагалось, Дилюк словно в каком-то трансе потянулся обтянутыми в перчатки ладонями к юношеской талии, пододвигая его ещё ближе к себе. — И часто ты принимаешь такие подношения? — Чисто для галочки поинтересовался мужчина, покрывая короткими поцелуями открытую часть шеи. Ответом ему послужил тихий смех и шаловливые пальчики, медленно пытающиеся стянуть с него верхнюю часть гардероба. Упоительный и глубокий поцелуй, последовавший следом, разом смёл все оставшиеся сомнения по поводу происходящего. — Меня ужасно бесит твой сюртук, так что вини потом его. — На одном дыхании выпалил Венти, с необычайной легкостью вырываясь из чужой хватки, чтобы встать потом уже на пол рядом. — О чем ты? — недоуменно проговорил Дилюк. Пылающий взгляд напротив не сулил ничего хорошего, и когда юноша упал на колени, пачкая свои белоснежные чулки, владелец таверны нервно сглотнул. Этот жест не укрылся от барда, который лишь беззлобно усмехнулся, пытаясь стащить наконец чужие штаны. Дабы не потерять равновесие из-за резко подкосившихся ног, Дилюку пришлось вцепиться пальцами в барную стойку рядом, несколько опасаясь хвататься за маячащую внизу макушку. Он догадывался, что последует за всеми этими махинациями и почему-то это осознание билось в голове словно колокол. — Да так, о своём девичьем. — приглушенно хихикнул Венти, наконец расправившись со своим делом. С громким в звенящей тишине таверны шуршанием чужие штаны были спущены до колен. Словно в предвкушении облизнувшись, юноша поднял взгляд, вглядываясь в точно такие же потемневшие от похоти глаза. Игра неожиданно началась и каждый из них не желал в ней проигрывать. Без просьб и предисловий, Барбадос не спеша стянул последний мешающий элемент одежды и в восторге расширил глаза. Увиденная картина ему понравилась. Понравилась ровно также, как и Дилюку, со взглядом знатока вглядывающегося в юношеское лицо рядом со своим членом. Словно в насмешку, Венти медленно провёл языком вдоль ствола Пиро обладателя, чуть придерживая его за бёдра, не давая тем самым контролировать процесс. Ему ничуть не было противно облизывать чужой член словно леденец, и его совсем не волновало, как он выглядел со стороны, ведь сейчас самое главное было доставить удовольствие им обоим. Не удержав довольно громкого стона, хотя тот был больше от неожиданности, Дилюк ошарашено уставился на брюнета с лёгким прищуром. Он, немного обессилевшей от возбуждения рукой, схватился за волосы барда, чуть сжав их и стараясь направить безумца так, как ему нужно было: — С-стой! Что ты...делаешь? Нх, погоди, — не то гневно, не то с мольбой прошептал Рагнвиндр, хоть отдаленно и понимал, что это бесполезно. Он уже не мог сдерживать голоса, а потому просто старался хотя бы сделаться как можно тише. Всё-таки двери в таверну они благополучно забыли закрыть, а шум может привлечь ненужное внимание. Эта ситуация немного напрягала мужчину, не склонного к подобным беспорядочным связям, но по помутневшим глазам и покрасневшим полуоткрытым губам, с которых то и дело срывались приглушенные стоны, было видно, что это явно приносит ему удовольствие. Хитро улыбнувшись, Венти демонстративно облизнулся и поцеловал внутреннюю часть бёдра красноволосого, чуть прикусывая нежную кожу. Оставлять засосы он не хотел, но противиться порыву, когда тебя так манит укусить юноша не стал. Параллельно с этим, он положил свою ладонь на возбуждённую плоть Дилюка, делая неторопливые ритмичные движения вверх-вниз. Ему нравилось чувствовать своё превосходство в их маленькой игре. Оторвавшись от мягкой кожи бедра, секундно примериваясь, Венти, искренне пытаясь не мешать себе же своими зубами, сначала слегка причмокнул в районе ствола, а затем медленно почти полностью заглотил его. И хоть от пары движений головой челюсти уже знатно сводило и тоненькая нить слюны так и норовила стечь по подбородку – юноша продолжал доставлять Дилюку удовольствие, даже несмотря на это. Всё также продолжая наблюдать за своим партнером из-под полуприкрытых ресниц, бард начал то заглатывать почти до конца, то иногда отстраняться и лизать головку, помогая себе рукой. Эти движения сказались на мужчине гораздо сильнее, чем он мог себе представить: чуть прогнувшись в спине, но всё так же не решаясь запустить обе руки в волосы строптивого юноши, обладатель красных глаз впился пальцами в барную стойку едва ли не до крови, буквально разрываясь от непонятных и даже чуть пугающих, но приятных ощущений. Где-то в глубине души он не мог поверить, что умеет так развратно стонать, да и что вообще окажется в подобной ситуации. Этот бард знал своё дело и минет у него выходил не просто «отменный», а подстать ему самому — уровень Архонта. Почему-то, от этих мыслей мужчина возбуждался ещё сильнее, за что уже начинал проклинать себя. — Ха-а...Н-не могу. Сейчас..— дрожащим голосом прошептал он, после чего вовремя вцепился в плечи юноши обеими руками, заставив того оторваться от своей плоти. Ровно в то же мгновение его настигла долгожданная разрядка, сопровождаемая протяжным стоном, от которой у Дилюка даже потемнело в глазах. Он обессиленно опустил голову, приложив тыльную сторону ладони к губам и стараясь отдышаться. Ничего не говоря, Венти с самодовольной улыбкой достал из внутреннего кармана белоснежный платочек, которым начал вытирать попавшую ему на лицо и одежду чужую сперму. Дилюк оказался приятным партнером, стоны которого не резали слух, а наоборот были словно поощрением за проделанную работу. Он обязательно напишет об этом песню, но знать об этом до сих пор приходящему в себя недо-рыцарю не обязательно. — Полагаю, теперь мы в расчете ? Прочувствовал «Любовь Архонта»? — спустя несколько долгих минут спросил бард. Признаться, Дилюк успел уже про него и забыть, натянув штаны, но так и не застегнув их, и с необычайным спокойствием на лице разглядывая мерцающий огонек в лампе. — Да…Думаю да. — несколько заторможенно отозвался мужчина. В ту же секунду он начал корить себя за подобную несобранность, но мелькающие перед глазами картинки, где не дурной внешности бард отсасывает ему перекрывали все другие мысли. — Хах, я конечно знал, что Бог во всем, но чтоб настолько.. — тихо хихикнув, Венти и вправду был польщен подобной реакцией. Не спеша он преодолел между ними расстояние, тонкими пальцами обхватывая чужой подбородок и разворачивая в свою сторону. Взгляд кровавых глаз сразу попал в плен небесно-зелёных. — Неужели хочешь, чтобы я ещё и спасибо сказал? — лениво проговорил Дилюк. Негромкий смех стал ему ответом, заставив Пиро обладателя кратко улыбнуться. — Что ты, что ты, — ехидно протянул юноша, — Просто хотел убедиться, что ты в состоянии дойти до дома. Да и..знаешь, никогда бы не подумал, что чужие эмоции могут опьянять не хуже хорошего вина. Удивленный взгляд напротив стал достаточным стимулом для Венти, чтобы наклониться и утянуть до сих пор не особо соображающего мужчину в томный поцелуй. Ответ на него последовал незамедлительно. И почему-то мысли о том, что буквально пару минут назад эти самые губы были несколько ниже и до сих пор отдают непривычной солёностью не вызывали отвращения у Дилюка. Было в этом что-то…такое. — У тебя вот вкус…терпкого красного вина. Вроде горький и даже заставляющий скривиться от одного глотка, но после…сладкое послевкусие заставляет меня в нетерпении облизываться. — словно в подтверждении своих слов брюнет провел языком по губам, приковывая этим движением к себе внимание. — Какие-то ягоды и огонь. Теперь я точно могу сказать какой он на вкус. Окончательно растерявшийся от подобных слов, Дилюку оставалось только медленно хлопать глазами, упорно отгоняя от себя мысли, что за такое количество прожитых лет Архонт перед ним наверняка просто сошел с ума. Но в то же время, Пиро энергия внутри плясала и что-то неразборчиво шептала, желая выбраться наружу. Бард умел подбирать нужные слова, когда хотел. — Думаю, на этом мы с тобой сегодня расстанемся, Дилюк. — с придыханием прошептал его имя Венти. — Хорошего праздника Ветряных Цветов! Произнеся это, бард в следующую секунду кратко прильнув к чужим губам, словно растворился, оставляя после себя лишь ощущение легкого летнего ветерка, который теперь блуждал по душной таверне «Доля Ангелов». Наскоро смывшись в одному ему известном направлении, совсем позабыв про валяющийся на полу таверны берет, Венти так никогда и не узнает, что после, уже окончательно придя в себя и закрывая таверну, Дилюк, задумчиво разглядывая очередную праздничную клумбу рядом с его заведением, с удивлением отметил, что голубые и зеленые цветы теперь напоминают ему взгляд одного своевольного барда. И уж тем более этот свободолюбивый юноша никогда не узнает, что владелец «Доля Ангелов», с непонятным ему самому чувством протянул в пустоту: — А у тебя, кажется, послевкусие молодого вина и свободы. Таких же ненужных и бесполезных, если ты одинок, но обретающих свой смысл в компании правильных людей. Ветер встретил его ухмылку добродушно, унося куда-то в звездное небо, радующее жителей Мондштадта своей безоблачностью. Праздник подходил к концу, положив начало чему-то более прекрасному, нежели развеивающиеся лепестки анемонов над столицей Свободы, Архонт которой мерно напевал полюбившуюся мелодию ветра.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты