Послевкусие

Слэш
NC-17
Завершён
79
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
21 страница, 2 части
Описание:
Слегка тряхнув головой, чтобы надоедливый берет упал куда-то на пол, бард вновь придвинулся максимально близко, опаляя своим теплым дыханием чужие губы. — Сегодня праздник Анемо Архонта и я надеюсь увидеть от тебя должное подношение. Возможно тогда ты в полной мере почувствуешь «Любовь Архонта».
Посвящение:
Одному рыжему солнышку, который сподвигнул меня написать сие работу ~
Примечания автора:
Работа действует под слоганом «А что если…»
А что если праздник ветряных цветов на самом деле проводится в день смерти друга Венти / в день окончательной победы прошлых жителей Монда над диктатором? А анемонии – цветы, которые были его любимыми, и которые Венти приносил на его могилу ?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
79 Нравится 4 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста

***

Процесс приготовления вина — трудоёмкий. С этим фактом согласятся многие, ведь для начала нужно дождаться пока вырастет определенный сорт винограда, собрать его, и следующие несколько лет ждать, пока в специально сделанных бочках будущий алкогольный напиток настоится. И даже при приготовлении того же одуванчикового вина есть очень много тонкостей, при несоблюдении которых вся работа пойдёт насмарку. Единственным несогласным с данным устоявшимся фактом был Дилюк Рагнвиндр, владелец винокурни «Рассвет». Обладатель Пиро Глаза Бога не видел в изготовляемом его людьми вине ничего особого. Хоть он и редко когда принимал непосредственное участие в данном процессе, но всё же, это уже успело превратиться в какую-то обыденность. И каждый раз, когда он слышит в своей таверне радостные крики и комплименты в сторону их фирменных напитков — почему-то это не вызывает ничего кроме отвращения и жалости к пьяницам, решившим спустить последние деньги в его заведении. Но…Дилюк не мог отрицать того, что и сам иногда проводит время за бокальчиком чего-нибудь игристого, когда жизнь за пределами поместья кажется серой и рутинной, несмотря на всю её опасность и, казалось бы, многообразность. То тебе Маги Бездны вылезут там, где их не ожидаешь, то Похитители Сокровищ украдут из старых и заброшенных руин что-то опасное. Ещё и Фатуи больно зашевелились… С губ Дилюка сорвался тяжёлый вздох. О чем он и думал — сплошная рутина. И словно ему в насмешку сама погода решила испортиться, нагоняя на небо тучи, вот-вот готовые пролить свои первые капли на землю. Вроде, кто-то ему когда-то сказал, что дождь — это слезы Архонта? О чем же может сейчас плакать тот заводной бард ? Словно в продолжение своих размышлений, Дилюк перевёл взгляд немного правее, где на краю одной из многочисленных полок в его кабинете бережно лежал берет, принадлежащий одному свободолюбивому юноше. Мысли о неугомонном и строптивом мальчишке немного развеяли скуку красноволосого, которая до этого заставляла его мерно попивать дорогое вино из хрустального бокала. Всё-таки, у тех небесно-зелёных глаз есть что-то…нечеловеческое. Постепенно, с каждой минутой, Дилюк распалялся всё сильнее, ведь картина, из-за которой он вспомнил те глаза, была весьма и весьма интригующая. Смущающая. Будоражащая. Тело мужчины, и без того расслабленное из-за воздействия вина, словно погрузилось в мягкое эфемерное облако, медленно, но верно вспоминая все ощущения того вечера. Забыть тот головокружительный, во всех смыслах, минет он был не в силах, что заставляло Дилюка со злости сжимать зубы — никто не делал это лучше него. Словно пробуждаясь ото сна, мужчина на грани слышимости услышал мерно застучавший по окну дождь, который обещал вскоре превратиться в настоящий ливень. Прекрасно понимая, что тот определенный настрой утерян, Дилюк с тихим недовольным вздохом поднялся со своего кресла и, не забыв забрать вино, направился в сторону спальни. Хватит с него забивать голову всяким. Именно так и хотел сказать себе Дилюк, если бы его не отвлекла служанка, внезапно появившаяся на пути. — Господин Дилюк! — громко вскрикнула девица, — Там какой-то юноша просится пустить его в дом! На улице дождь всё-таки.. — И с каких пор мы открыли приют всем нуждающимся? — Немного недовольно поинтересовался хозяин поместья. — Но! Тот юноша, странно одетый..Тот юноша говорит, что Вы с ним..друзья. Даже посмел заявить, что в прошлый раз оставил у Вас свой берет? — полувопросительно произнесла служанка, словно была не уверена в своих словах. Хоть её удивление и можно было понять, но для Дилюка это имело сейчас последнее значение. — Тот юноша случаем одет не в странный зеленый прикид? — Дождавшись поспешных положительных кивков, мужчина, прикрывая ладонью медленно расползавшуюся на лице ухмылку, приказал девушке проводить их дорогого гостя к камину и дать полотенце. В совпадения Рагнвиндр верил с трудом и от этого мерзко, словно в предвкушении, засосало где-то под ребром. Разочаровываться из-за неоправданных надежд не хотелось, но мужчине нравилось думать к чему может привести сегодняшний вечер. — Какая неожиданная встреча. — Спускаясь по лестнице громко проговорил Дилюк. Его взору тут же предстал мокрый и взъерошенный юноша — и в правду Венти — который с миролюбивой улыбкой говорил что-то смущенной служанке. Увидев своего Господина, девушка быстро что-то ответила и поспешила удалиться. — Привет-привет! Какой у тебя большой дом! — Восхищенно воскликнул Венти. Удивление вперемешку с восторгом в его глазах было неподдельное. — Снаружи он конечно тоже кажется огромным, но такие хоромы…Вау просто! Тихо хмыкнув в ответ, мужчина не спеша опустился на стул рядом. Его настороженный и в то же время внимательный взгляд, который в свете огня из камина казался даже немного опасным, не укрылся от Венти. Словно хищник, который выжидает пока его жертва попадется в уготованную ей ловушку. Усмешка медленно расползлась по юному лицу, но, дабы не выдавать себя, Барбадос сделал вид, что чихнул, и быстро принялся стягивать с себя мокрую насквозь накидку. — Куда я мог бы повесить? — тонкие пальцы музыканта отточенным движением развязали бант на шее. В полном молчании, Дилюк потянулся чтобы взять что-то со стола рядом. В следующее мгновение по поместью раздался мерное переливания звона колокольчика. На этот звук тут же прибежала служанка, без слов понимая что от неё требуется. Единственное, что немного не вписалось в привычную картину, так это то, что девушка, взяв в отчего-то дрожащие руки чужую одежду, залилась ярким румянцем и буквально пулей убежала от пары. Со стороны Венти послышался тихий смех. — Ты, как я погляжу, жить в роскоши явно умеешь. — Ответный недовольный хмык ещё больше рассмешил барда и своё тихое хихиканье он и не думал скрывать. — Чего ты, я же правду говорю! — Лучше скажи, правдивый ты такой, от чего это Хилла покраснела и так быстро убежала ? — взгляд чуть прищуренных глаз так и светился недоверием. — Хе, — только и выдавил из себя Венти, немного глупо улыбаясь и в невинном жесте положа руку на затылок. Скептически поднятая бровь и последующий за этим тяжелый вздох явно показывали, что Дилюк и не ожидал чего-то другого от строптивого барда. — Может тогда хотя бы поведаешь мне, что ты забыл здесь? На моей винокурне. — И не надеясь на хоть какой-то внятный ответ вопросил мужчина. — Хах, ты сам ответил на свой вопрос. — с непонятной интонацией протянул Венти. Воздух вокруг них словно резко начал накаляться. Но, увидев немного недоуменный взгляд напротив, юноша с добродушной усмешкой поспешил объясниться. — На улице пошёл дождь, а прятаться под деревьями мне не хотелось — всё равно промокну. Вот и решил забежать к тебе. На винокурню. — Судя по тому, что ты не сильно намок — неужели был неподалёку? — словно чувствуя какой-то подвох в чужих словах начал выпытывать правду красноволосый. — Ну вообще..Я переместился. Ну знаешь, приёмчики Архонта, все дела. — несколько нервно протянул Венти, не желая встречаться взглядом со своим визави. — Да и какая разница? Я уже пришел! Так что давай, показывай где у тебя тут самое лучшее вино! Лучше одуванчиковое конечно, но, — задумчиво приложив палец к пухлым губам, — подойдет любое наверно. — И чего я ожидал? — с тихим расстроенным вздохом проговорил Дилюк. — Тебе лишь бы выпить, пьянь. — Эй! И ничего я не пьянь! — возмущенно воскликнул бард. Недовольно насупившись, он отвернулся от Пиро Обладателя, скрещивая руки на груди. — Вообще-то, знаешь ли, я к тебе с добрыми намерениями, а ты тут обзываешься. Бука. — С какими-какими ты там намерениями пришел? — чуть ехидно спросил Рагнвиндр. В его представлении Венти сейчас был похож на злобного маленького котенка. — Вам людям, — важно начал Архонт, вновь поворачиваясь к хозяину дома и заглядывая ему прямо в глаза. Дилюк, не ожидавший подобной смены настроения, от чего-то нервно сглотнул. — ведь всегда проще списать что-то на действие алкоголя, да? Потеряв нить происходящего, Пиро Обладатель словно в замедленной съемке наблюдал как юноша не спеша поднялся со своего места, вальяжной походкой сократил между ними расстояние и с резко потемневшей бирюзой глаз — в свете огня его силуэт будто бы пылал, делая картину ещё более манящей и завораживающей — внимательно вгляделся в лицо напротив. — Ты так и не вернул мой берет. — немного недовольно протянул бард, и едва ли это недовольство было вызвано утерянной вещицей. — Неужели он так тебя волнует ? — приглушенно высказался Дилюк, опасаясь говорить громче, чтобы случайно не выдать своего волнения. — Всё, что принадлежит мне — волнует меня, знаешь ли. Но, — его взгляд вновь сменился, становясь каким-то веселым и даже насмешливым, — мне больше интересно: где ты его хранишь? Это было сказано таким тоном, что Дилюк сразу понял: его раскрыли. Не то, чтобы лежащий в его кабинете берет был компроматом на него или что-то вроде, но этим он явно дал знать, что думал об этом чертовом барде. Не оставил в таверне, не выбросил или не положил где-то на первом этаже дома на какой-нибудь стол с барахлом. Нет, он заботливо отнес его в своей кабинет и положил на самую видную полку. Черт. Осознав в каком положении он оказался, Рагнвиндр, не желая показывать подобную оплошность, изнутри закусил в раздражении щеку, но будничным, ничего не выражающим тоном ответил: — Если и так знаешь где он — зачем спрашиваешь ? — не давая юноше хоть что-то ехидно ответить, Дилюк всё же не сдержался и недовольно выплюнул «Можешь забрать его в моём кабинете» и в злобном ожидании уставился на Венти. А тот, казалось, находился в самом искреннем смятении. И, буквально через секунду, взорвался в безудержном хохоте. — О-о-о, Дилюк. Какой же ты, — вытирал выступившие слезы бард, — какой же ты очаровательный, я не могу просто. А я ведь даже и не думал о том, что ты можешь его хранить. Думал подловить на том, что выкинул. Очередная серия смеха звучала словно насмешка над взрывным характером Дилюка, который не понял подвоха с самого начала и выдал сам себя с потрохами. — Вот ведь, бард. — раздраженно прошелестел мужчина, сощуривая глаза. Не прекращающий смеяться музыкант начал знатно капать на нервы, а потому, не придумав ничего лучше — едва ли он мог здраво мыслить в их встречи — Дилюк крепко схватил неудавшегося шутника за шею, заставляя зайтись в тихом хрипе. Он не потерпит издевательств над своей гордостью в своём же доме. Вот только..пылающий взгляд напротив хоть и выглядел возмущенным, но никак не испуганным. — Не кажется тебе, что в этот раз ты перешел грань? — безразличным тоном протянул красноволосый, чувствуя, как короткие ногти впиваются ему в предплечье в попытке заставить его ослабить хватку. Но, прекрасно понимая, что таким образом он не сможет услышать оправдания барда, Дилюк с наигранной брезгливостью на лице расслабил руку, позволяя Венти с громким кашлем упасть на колени в попытке выровнять дыхание. — Разве я сказал что-то не то ? — едва придя в себя, удивленно проговорил Венти. — Нормально вроде разговаривали. Или ты шуток не понимаешь? — Шуток? — возмущено прошипел красноволосый. Вглядываясь в стоящего на коленях юношу, Дилюка резко прошибло электрическим током. Моментально успокоившись — одним небесам известно насколько это спокойствие было обманчивым — он немного наклонился вперед, хватая упрямого мальчишку за подбородок. Пальцы в перчатке вначале грубо подняли его голову вверх, заставляя встретиться с пронзительным взглядом красных глаз, а после, словно понравившийся товар в магазине, слегка повернули вправо, затем влево. В полнейшем молчании Дилюк задумчиво провел большим пальцем по нижней губе брюнета, немного оттягивая её вниз. Желая продолжить одному ему известные действия, мужчина был прерван крепкой хваткой на запястье: — Перчатку снял бы, что ли. — едва слышно выдохнул Венти. Взгляд того не поддавался описанию. Вожделение. Смущение. Стыд. И какая-то странная брезгливость. Словно в трансе, Дилюк, не отрывая взгляд от чужого лица, поднял руку вверх, зубами стягивая за средний палец мешающую перчатку, которая тут же была отброшена за ненужностью. Почувствовав под пальцами нежную кожу шеи, Пиро Обладателю пришлось признать, что так гораздо лучше и приятнее. Все рецепторы словно обострились в сотню раз, упиваясь бархатистым ощущением под ними. Тихий смешок вырвал его из транса. — Ты бы видел сейчас себя. Словно кот, объевшийся сметаны. — Немного прищуренные глаза смотрели снизу-вверх внимательно, выжидающе. Пусть Дилюк и был сейчас ведущим в их маленькой игре, он резко почувствовал, что ему просто разрешали так собой потакать. Это осознание настолько сильно затопило мужчину, что он опомнился только тогда, когда заметил какое-то копошение снизу. Венти, видимо немного подуставший стоять на коленях, немного переступал с одной ноги на другую, пачкая свои белоснежные чулки. — Уж кто бы говорил. — Нашёл в себе силы ответить шепотом Дилюк. Происходящее с ним сейчас напоминало какое-то помутнение сознания — он мало понимал что делал, поддаваясь потоку своих чувств и желаний. Прекрасно поняв, что ничего дельного, кроме разглядывания с широкого расширенными зрачками Венти не дождется — он решил взять ситуацию под свой контроль. Легким, ненавязчивым движением он провёл тонкими пальцами по левой ноге Дилюка, от голени к середине бедра, чуть надавливая. Шумный вздох стал словно разрешением на действия. А повторять дважды юноше не требовалось. С необычайной прытью, Венти поддался совсем немного вперед, тем самым вынуждая своего партнера от неожиданности сделать шаг назад и с тихим вздохом упасть на спинку кресла. — Так и будешь хлопать глазами или поможешь? — Насмешливый голос раздался совсем рядом с ухом, вновь возвращая Дилюка с небес на землю. От столь резкой смены положения он вновь немного потерялся. До этого ему казалось, что близости хотел только его воспаленный мозг, но уверенно восседающий на его коленях бард явно был другого мнения. — Хах, не заставляй меня умолять тебя, Дилюк. Данное предложение звучало довольно заманчиво, но в итоге мужчина сдался первым, впиваясь в такие желанные губы. Сразу же почувствовав крепкую хватку на шее и в волосах, Дилюк усмехнулся прямо в поцелуй. Рукой без перчатки чуть надавив на подбородок Венти, заставляя его наконец приоткрыть рот, мужчина в то же мгновение углубляет поцелуй. Ответ на него последовал без промедлений. Такой же непослушный как и его обладатель, язычок барда всё стремился захватить главенство, отчего их поцелуй превратился в жаркую борьбу за первенство. Наконец оторвавшись друг от друга, Венти успел напоследок ощутимо прикусить нижнюю губу Дилюка, оставляя последнее «слово» за собой. Оба пытались прийти в себя, выравнивая дыхание. Потребность в кислороде сейчас казалась такой ненужной и мешающей. Раздражающей. Не давая Дилюку окончательно восстановиться, Венти уже сам тянется за поцелуем, нежно покусывая верхнюю и нижнюю губу, тем самым стараясь раззадорить его еще сильнее. И задумка выдаётся на ура. Красноволосый с первым тихим стоном придвигает его к себе ещё ближе, грубо обхватывая за бедра. Приятная ткань некогда белоснежных чулков приятно холодит руку, и, чтобы в полной мере прочувствовать податливость тела на его коленях, Дилюк на мгновение отстраняется, чтобы быстрым движением снять вторую перчатку. Крепкая, почти болезненная хватка на боку даже через корсет была встречена шумным вздохом сбившегося с темпа Венти. Наскоро отстранившись, он, стараясь придти в себя как можно быстрее, в нетерпении чуть привстал на коленях и вновь уселся на бедра красноволосого, повторяя эту махинацию несколько раз. Тело начало гореть и воздуха не хватало уже не только из-за поцелуев. Тянущее чувство внизу живота становилось всё ощутимее, требуя внимание и к себе. Подобное шевеление не осталось без внимания Дилюка. Всё же бард сидел на нём в опасной близости от стоящего колом возбуждения мужчины, и почти что притирания к этому месту были подобно красной тряпке для быка. Взгляд Дилюка потемнел на несколько тонов, в приглушенном свете огня мерцая недобрыми огоньками. Заметив такой взгляд, Венти загорелся каким-то азартом.Не долго думая вновь притянул к себе партнера и, слегка приподнявшись, сладко прошептал ему:— Ну вот...Хах...Вошел же во вкус.. За этими словами последовал глубокий поцелуй, заставляющий музыканта буквально мурчать от удовольствия и в нетерпении сжимать пальцы на крепкой шее, впиваясь ногтями. Дилюк был внимательным любовником и от него не укрылось насколько нетерпелив был юноша. — Стащишь с себя наконец…это? — с трудом выговаривая слова, красноволосый демонстративно потянул за хитроумные завязки корсета барда. С тихим смешком, Венти, не отрывая помутневшего взгляда, периодически нервно проводя языком по губам, когда не получалось сразу вытащить шнуровку, смог наконец снять с себя надоевший элемент одежды. С громким ударом, корсет упал на пол, как и последовавшая за ним обувь. Секундно любовники всматривались друг другу в глаза, словно не желая показывать всю глубину своего возбуждения и срываться первым. Не сдержался Дилюк, который наплевав на всё, притянул барда к себе в мокром поцелуе и одновременно с этим пытался непослушными руками расстегнуть маленькие пуговички на чужой белоснежной рубашке. С легкой, предвкушающей улыбкой брюнет отстранился и просто наблюдал за тем, как его раздевают. Первый судорожный, громкий стон сорвался с его губ, стоило Дилюку не рассчитывая силы укусить показавшуюся тонкую ключицу, так и оставив мешающую рубашку покоится на плечах Венти. Юношеское тело захватывало дух. Достаточно подтянутое, но не настолько, чтобы мышцы мешали наслаждаться его изящностью. А белоснежная ткань рубашки только подчеркивала его будто бы сияющую кожу. Истинно — Архонт. Постепенно, вся комната медленно начала наполняться громкими причмокиваниями, шумным дыханием и еле слышными стонами. Такими сладостными и манящими, будоражившими воображение. По телу брюнета пробежали сладостные мурашки, стоило Дилюку в очередной раз сильно укусить его за шею. Он слегка сжал ноги и томно простонал, сильно прикусывая и так чуть ли не кровоточащую губу. Юноша никогда раньше не испытывал ничего настолько сильного, но тело так приятно отзывалось на чужие прикосновение, что ему хотелось всё больше и больше. Но и оставлять Рагнвиндра без должного внимания было бы через чур эгоистично. Не без усилий оторвав от своей измученной поцелуями и укусами шеи Пиро Обладателя, Венти с тихим смешком на помутневший взгляд алых глаз притянул его в на удивление нежный поцелуй. Переключив все своё внимание на покрасневшие от постоянных покусываний губы, мужчина совсем не заметил как с него медленно, но верно стягивали верх. Опомнились оба любовника только в тот момент когда, не сдержав очередного порыва, Дилюк прикусил нижнюю губу брюнета до крови. Тонкий алый ручеек тут же спустился по подбородку, пачкая их обоих. Лишь хмыкнув на подобное, Венти с ещё большим остервенением прильнул к чужим губам в поцелуе, который теперь был с явным металлическим привкусом. — У меня ноги затекли. — С тихим смешком прошептал музыкант. В противовес своим словам он чувственно прикусил бьющуюся венку на шее партнера, оставляя небольшой кровоподтек в том месте и вырывая из чужого горло тихий стон, мурашками отдавшийся во всем теле. — Не надейся на нежность. — Только и смог ответить Дилюк, рывком подхватывая юношу на руки и уже через мгновение опуская его на ковер прямо перед камином, нависая сверху. — Хах, поверь, это я понял ещё с самого начала. — Легкая улыбка сменилась похотливой. Правая ладонь Венти легла мужчине на щеку, поглаживая. Ногой же, все ещё обтянутой в белый чулок, он медленно провел вверх по голени и бедру Дилюка, коленом чуть надавливая на уже почти что болезненное возбуждение. Тихий утробный рык и крепкая хватка на кистях, заломанных над головой, подсказала юноше, что он на верном пути. Воплотить свои планы в жизнь Венти не дала наглая рука обладателя огненной стихии, которая без стеснения легла на его пах, слегка сжимая через ткань шорт. Тут же выгибая спину в дугу с громким стоном, он и подумать не мог, что каждое последующее прикосновение будет подобно раскаленному огню к коже. Не теряя времени и особо не размениваясь на нежности, Дилюк, не без чужой помощи, стянул наконец зеленые шорты с тонких ног и замер. Открывшаяся картина приковывала внимание, заставляя вглядываться в каждую деталь, в попытке запомнить всё в мельчайших подробностях. А посмотреть было на что: взъерошенный, с покрасневшими щеками, припухлыми от долгих поцелуем губами, в не до конца снятой рубашке, ненужной тряпкой болтающейся на плечах, и, в завершении, тонкие ножки, обтянутые в соблазнительные чулки, что сейчас пытались неловко прикрыть стоящий и сочащийся естественной смазкой член. Кончить от такой картины было слишком реально, и Дилюку пришлось приложить все силы, чтобы медленно наклониться к такому желанному сейчас лицу и утянуть его в очередной будоражащий сознание поцелуй. В какой-то момент, хватка на плечах стала ощутимее, отталкивая красноволосого от ленивой ласки языком. Ему стало понятно, по буквально черному, с совсем еле заметной зеленью, взгляду, что тянуть больше нельзя. Не спеша — извести барда, чтобы тот умолял его взять хотелось ужасно — Дилюк целовал каждый участок кожи, до которого мог дотянуться на пути к заветному месту. Венти и сам не знал, что им двигало в этот момент, но он без доли стыда или прочих прелюдий тихо с придыханием прошептал: «Добро пожаловать..», тем самым конкретно намекая красноволосому на то, что он может начинать действовать и «резвиться» в свое удовольствие, при этом раздвигая свои ноги пошире. Дилюку понравилось это до мелких звездочек в глазах. Сбросив с себя рубашку окончательно, он в несколько движений стянул штаны вместе с бельем. В нетерпении, с закушенной нижней губой, Венти слегка приподнялся на локтях, оглядывая подтянутое мужское тело перед с собой. Сильные руки, проступающий пресс, косые мышцы ведущие к самому интересному — всё это лишь сильнее распаляло Архонта, заставляя желать…Нет, даже умолять о том, чтобы это не заканчивалось. Восхищенный взгляд потешил самолюбие Дилюка, который и не думал скрывать свою плутовскую ухмылку. Потянув ладонь к лицу Венти, проводя пальцем по коже около губ, и иногда, словно случайно, задевая их, он шёпотом, еле слышно проговорил: — Открой-ка ротик… На мгновение глаза барда расширились от удивления, которое в следующее же мгновение сменилось насмешливым, чуть прищуренным взглядом. Он, как Дилюк того и хотел, обхватил его руку своими раскаленными из-за жара внутри ладонями и аккуратно взял тонкий палец в рот. Медленно и нежно посасывая его, проводя языком вверх и вниз, юноша намеренно пытался пробудить в своём партнере воспоминания о том вечере. И, своим пошлым лицом и неприличными причмокиваниями у него это отлично получалось. На секунду Дилюку даже показалось, что бард получает от этого не меньше удовольствие, чем он сам. На пробу, красноволосый осторожно просунул в рот Венти и второй палец. С трудом сдержав себя, чтобы не задрожать всем телом от мурашек, пробежавших по спине, мужчина прикрыл глаза от приятных ощущений. Каждое движение языка музыканта накатывало на тело жаром, заставляющим его тяжело дышать. — Ну, ну, хороший мальчик. — словно в поощрение аккуратно вытащив свою ладонь из плена, Дилюк нежно, но чувственно его поцеловал, проводя еле ощутимым прикосновением по его члену, но, не желая медлить, он уже в следующую секунду слегка подтянув юношу повыше, приставил пальцы, обильно покрытые слюной барда, к его нутру. Не менее осторожно введя их внутрь, Рагнвиндр начал не спеша растягивать Венти. И какого же было его удивление, когда он не встретил абсолютно никакого сопротивления. Два пальца вошли сразу, заставляя Архонта лишь вытянуть ноги от приятной судороги и простонать чуть громче, чем было до этого. В голове словно отсчитывая пульс билась мысль, что мечущийся в наслаждении под ним парень явно готовился к их встрече. По подбородку Венти тонкой струйкой потекла кровь, от слишком сильной прикушенной губы, одинокими каплями падая где-то в районе шеи. Ее привкус ещё больше завёл брюнета, но он уже был не в силах показать это эмоцией, хотя нижняя часть тела просто вопила о состоянии парнишки. Резко вытащив свои пальцы, так как в растяжке просто не было смысла, а быть нежным он уже устал, Дилюк, поудобнее обхватив талию юноши, слегка приподнял его и упёрся своим членов в растянутое колечко мышц. Медленно слизав стекающую кровь, вновь вовлекая Венти в новый жаркий поцелуй, красноволосый одним слитым движением вошел сразу наполовину. Громко промычав что-то невнятное в губы партнера, бард с силой поцарапал его спину от довольно ощутимой боли. Которая, к его удивлению, не уменьшила его возбуждение, а наоборот — заставила выгнуться дугой, со стоном, застрявшим где-то в горле, из-за чего из губ вырвался только приглушенный хрип. Пытаясь расслабиться максимально сильно, чтобы принять в себя мужчину ещё глубже, Венти в каком-то бессилии заскреб пальцами ног о паркет. Он обрывисто вздыхал и выдыхал носом, при этом слегка прикрыв уже мокрые от выступивших слез глаза. Дилюк и вправду не разменивался на нежности, каждый раз выходя полностью и засаживая ему до конца. Сразу набрав быстрый темп, комнату вскоре наполнили размеренные шлепки кожа о кожу и судорожные хрипы обоих партнеров, которые не могли даже нормально сделать вздох. От нехватки кислорода уже начинало жечь в легких, но Дилюк, наплевав на это, продолжал кусать и целовать каждый кусочек кожи юноши, до которого мог дотянуться. Узость, но при этом раскованность Венти срывала все замки с Пиро Обладателя, раскрепощая с каждым новым звонким стоном всё сильнее. Венти же, поняв, что сдерживаться уже невозможно, начал стонать куда более активно и громко, при этом царапая спину Рагнвиндра и периодически выгибаясь в чужой хватке. В такие моменты он сжимал Дилюка внутри особенно сильно, из-за чего тот нетерпеливо покусывал его губы, позволяя прочувствовать стоны всем своим нутром. Вместе с кровью, из уголка губ Венти потекла и слюна, а глаза практически закатывались от накатившего удовольствия. Через некоторое время интенсивных толчков, брюнет резко сжался — до чего же Дилюку было принято в этом узком жаре — и его губы задрожали. Он особо сильно прогнулся в спине и томно вскрикнув во весь голос — обильно кончил, при этом тяжело дышав. Белесая сперма запачкала его и партнера животы. Не в силах противиться почти что болезненному сжатию чужих мышц внутри, Дилюк с утробным рыком сделал пару последних толчков, и с неимоверным облегчением кончил внутрь юноши. На несколько долгих минут в доме воцарилась тишина. Оба любовника пытались придти в себя после головокружительного оргазма. Первым, как ни странно, пришел в себя Дилюк, аккуратно скатываясь на пол и укладываясь на спину. В тяжелое дыхание рядом с ухом было приятно вслушиваться. — Можно я просто…промолчу? — через какое-то время выдавил из себя Венти. Говорить, после несдержанных стонов было тяжело и голос звучал как-то сипло и приглушенно. — У меня даже нет слов, чтобы описать…это. — Что ж, приму за комплимент. — беззлобно усмехнулся Дилюк. Лежать на холодному полу, пусть и рядом с камином, было жутко неудобно, но и вставать и идти куда-то тоже не хотелось. Особенно если учесть, что сейчас в красноголовой голове сейчас было необычайно пусто, что не могло не радовать. — Слуги! — внезапно воскликнул хозяин дома, резко принимая сидячее положение. Быстрый осмотр комнаты показал, что были они одни, но учитывая все несдержанные, но чертовски приятные слуху стоны барда…Их явно можно было услышать в любом конце поместья. Дилюк так и продолжил накручивать себя, если бы к нему сзади не прильнуло разнеженное обнаженное тело недавнего любовника. — Хах, помнишь, когда я только сюда пришел, то о чем-то говорил с твоей служанкой? — томный шепот явно не настраивал Рагнвиндра вникать в историю, как и размеренные поглаживания по торсу, — Так вот, я ей сказал, что мы с тобой очень близкие друзья, и если её господин позовет с приказом унести мою накидку, то это знак, чтобы все слуги убирались вон из поместья. Тихий смех, не вносил ясности в происходящее, но единственное, что сформулировал у себя в голове Дилюк — он сразу же и с неверием произнёс: — Ты с самого начала планировал это? — Ну не то чтобы…— Неуверенно протянул бард, в следующую секунду медленно переползая на колени расслабленному мужчине. Кожа к коже это ощущалось совсем иначе. Не видя причин «против», Дилюк крепкой хваткой обхватил тонкую талию, устраивая того чуть удобнее. — Не планировал, но надеялся. И как видишь — не зря. В ответ Дилюк лишь тихо хмыкнул. Обычно, подобные махинации лишь жутко раздражали его, но в данный момент он был даже благодарен продуманности барда, ведь сам ни о чем подобном он не подумал, полностью отдаваясь во власть внезапно вспыхнувшей страсти. — Что ж, думаю, чтобы не расстраивать твои планы, нужно перебраться в более подходящее место. Вряд ли ты представлял себе коврик у камина. Резко подхватив юношу под ягодицы, Дилюк внутренне наслаждался его легким смехом. У них ещё вся ночь впереди, раз слуги так услужливо оставили дом на них двоих. И просто так подобный шанс он не упустит. Всё-таки, не каждый день тебе удаётся поймать в свои ладони свободолюбивый ветерок. Холодный и беспощадный или же легкий и освежающий — зависит лишь от того, как ты его приручишь. А Дилюк надеялся познать незнакомый ему вкус свободы в полной мере, раз уж ему это позволено.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты