Давид III - Великий король (3ч)

Смешанная
R
Завершён
10
Горячая работа! 13
автор
Размер:
350 страниц, 31 часть
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 13 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 28 - Дуэль

Настройки текста
Прошло две недели. Близнецы все еще пытались разобраться, что с их министрами не так. Мальчики откровенно не понимали, чего те от них хотят. То бумаги всякие подсовывали, заставляя подписать, не давая возможности их прочесть, то начинали говорить о каких-то фамилиях, о которых императоры вообще первый раз слышали, то выдвигали на совете такие вопросы, о решении которых, близнецы даже не думали, в том смысле, что они не видели в названной «проблеме» собственно «проблемы». - Меня бесит этот Жан, - кривляясь выдал Даниэль, лежа в кровати с Александром, когда они закончили свои ласки. - Постоянно что-то гундит себе под нос, что-то там шепчет и брызжет слюной, едва его попросят заткнуться. А когда начинает говорить – так ни слова понять невозможно. Какого хрена он вообще министр? За какие такие заслуги он занимает такую должность? Приятель безучастно глядел в сторону, поглаживая его плечо пальцем. - Приказы он подсовывает странные, для убийства каких-то людей, о вине которых я понятия не имею. Налоги он приносит маленькие, хотя сам их уже трижды повышал. Трижды за год. Да чего он такой жирный спрашивается? Все жрет и жрет. Ворует он у нас. Говорю тебе. Налоги повышает, а приносит все меньше и меньше. Его самого казнить надо. Да только эшафот этой туши не выдержит. Проломится сразу, как он станет на него. А рубить такую шею невозможно. Не видно, где эта шея вообще начинается и заканчивается. Жирный он, что аж мерзко. Он весь мерзкий. Хоть бы и худым был. Бесит. Нам нужен новый министр на его место. У тебя есть кто-то доверенный, кто не будет нас обкрадывать? – взглянул на того. - Угу… - И кто же? - М? – посмотрел на него. - Ты меня не слушал? – озадачился. - Извини, задумался о своем, - отвел взгляд. - И о чем же? – возмутился. – Что для тебя важнее, чем я со своими «мелкими проблемами» о том, как меня обкрадывают собственные слуги? - По дому скучаю. Хочу съездить домой, - повернулся к нему. - Зачем тебе домой? Тебе тут не нравится? - Нравится. Я просто скучаю. - Ты конечно можешь поехать на пару дней, но я все равно возмущен тем, что ты меня не слушал. Я не о мелочах каких-то говорил, - поднялся. - Да ладно тебе, - остановил его, взяв за руку. – Разберешься ты с этими ворами. Поубивай их и все. Пусть другие боятся даже подумать о краже. - Я и так их поубиваю. - Так зачем злиться? Ты сам прекрасно знаешь, что делать. Я не специально не слушал тебя, - потянул его к себе. – Я просто скучаю по родным стенам. Тут хорошо, но дома мне всегда было лучше… - Почему этот дом ты не считаешь своим? – недовольно смотрел на него. - Потому что он ваш с Давидом? - Хм! Я не хочу, чтобы ты каждый раз, когда тебе хочется «домой», уезжал от меня чуть ли не на неделю. - Я скучаю по своим друзьям. Ты ведь помнишь, что их отослали в Дакри? Я их люблю и я по ним скучаю… - Подожди пару недель и мы сможем вернуться в большой замок. Туда своих друзей и пригласишь. - Но Даниэль… - Я не хочу расставаться с тобой на целую неделю, - вырвал свою руку. – Это невыносимо долго. - Иногда, разлука делает любовь только крепче. Разреши мне уехать. Я вернусь более веселым и радостным. Я же так по тебе буду скучать, - потянул его не себя и уронил на кровать, где быстро обнял. – М? Ну разреши. Я так скучаю… - Ладно, - отвел взгляд. – Но я жду от тебя каких-то презентов по возвращению, - посмотрел в глаза. - Я обязательно тебе что-то привезу, - благодарно его сжал. Вечером, молодой человек уже радостно садился в карету. Еще днем он написал домой и отправил туда гонца, дабы к его приезду все успели подготовить. Однако счастье было недолгим. Уже утром, когда юноша миновал чуть ли не половину пути, к нему примчал гонец, с письмом от отца. Александр с нетерпением начал его читать, ожидая увидеть слова о том, что с этой семьей покончено и он может к императорам больше не возвращаться. Но правда была другой. Отец запрещал ему покидать двор и приезжать домой. Он, против воли своего отпрыска, желал манипулировать через него императорами так долго, как только Александр мог оставаться в любовниках. У юноши сердце сжалось. Презираемая всеми ими семья, теперь была его домом чуть ли не навечно. Он был женат на принцессе, спал с императором, а сам хотел только одного – сбежать из этого ада домой, где его ждали друзья, любовник, вся его компания и любимые развлечения. Он желал быть с теми, кого действительно любил, с кем действительно хотел коротать целые недели своей жизни. Но вместо этого… Опустошенно написал письмо и отправил его одному из своих друзей. Сел в карету. Сказал ехать обратно. В замке, он был уже к вечеру. Только близился ужин. Даниэль тем временем рассказывал своему брату все, что думал об их министрах. Тот изредка кивал, соглашаясь с некоторыми словами. За столом, императоры удивились наличию здесь Александра. - Брат сказал, что вы уехали домой, - подметил Давид. - Так оно и было, - вздохнул зять. – Я не смог смириться с тем, что не смогу видеть всех вас целую неделю, - с нежной улыбкой оглядел стол. - Мы всегда рады вашей компании, - мило ответила ему императрица. - Спасибо, - кивнул тот. – Я тоже рад быть здесь, - опустил глаза на тарелку. – Я пригласил сюда одного своего друга, если вы не против. Хотел бы, чтобы его приняли не хуже, чем меня, - взглянул на родню. - Его комната не будет уступать вашей, - кивнул Давид. - Я очень рад. Это очень близкий друг. Не хотелось бы его обделять. После трапезы, в его покои наведался Даниэль: - Не думал, что ты так быстро соскучишься по всем нам. - А кто говорит про всех? – улыбнулся. – Я по тебе скучал. Мальчик не мог не улыбнуться: - Я тоже по тебе скучал. Не мог найти себе места без тебя, - подошел и крепко его обнял. Александр сжал его, отведя печальный взгляд в сторону. Следующий день прошел в томительном ожидании «завтра». Когда же оно настало, нетерпеливости Александра не было предела. Но вот, к обеду, во двор заехала карета, украшенная синим знаменем. - Адам! – выбежал к гостю Александр. Не успел транспорт остановиться, как из него выглянул юноша 18-ти лет: - Александр! – выскочил на ходу и побежал навстречу. - Я так по тебе скучал! – схватил его в объятия. – Сколько мы уже не виделись? - Чувство, будто целую вечность! – сжал его. – Как ты тут? – отстранился. - Без тебя – совсем не то! – улыбнулся глазами. - Ах, как я скучал по тебе… - положил ладонь на щеку, любуясь этим взглядом. - Не сейчас, - мягко убрал его руку. – Нас не должны заподозрить. - Ах, ну да, - отступил и поправил кафтан. – Ты же у нас зять императоров, - усмехнулся. - Не только в этом дело, - отвел взгляд. - А в чем? – заглянул в его лицо. - Александр! – выскочил за ним Даниэль с братьями. – Представишь нам своего друга? - Ваши величества! – спохватился Адам и тут же им поклонился. - Конечно, - нетерпеливо улыбнулся Александр и указал на гостя. – Это Адам. Мы с ним дружны чуть ли не с детства. - Адам? Рады видеть вас здесь, - кивнул ему Давид. – Из какой вы семьи? Из какого города? - Я - Флорий, - поспешно кивнул, заметно волнуясь. – Из Дакри. Родился на севере… - Он жил со двором моего отца, - перебил того Александр. - Хах! Да вы очень близкие друзья! – широко улыбнулся ему Даниэль. – Может пообедаете с нами? Стол вот-вот накроют! - Это большая честь для меня, - приложил руку к груди и глубоко поклонился. - Мой друг простой барон, - заметил сын маркиза, наблюдая за этим учтивым поклоном. - Это делает его хуже остальных? – наивно взглянул на него Даниэль. – Как вы относитесь к охоте? - Ах, боюсь, я не так хорош, как вы можете подумать, - выровнялся гость. – Я развлекаюсь на балах и… - Мой друг любит литературу, - перебил его Александр. – Часто устраивает вечера в своих покоях и до полуночи зачитывается. Тот как-то неоднозначно покосился на приятеля и быстро кивнул близнецам, подтверждая эти слова: - Да. Ах, этот слог! Могу два дня читать одно и тоже и восхищаться каждым словом! Какие же иногда прекрасные строки можно найти! Я просто таю! Будто сахарный! Зачитываю до дыр! - Правда? – весело поразился Давид. – Может быть, мы найдем с вами общий язык. Как вы относитесь к Гайну? Как вам идеи Севери? А что вы думаете про Барнэ? Даниэль скривился всем этим словам: - Не занимай его. Адам наверняка устал с дороги. Сколько же тут ехать из самой Даври! Дай ему отдохнуть! - Я просто спрашивал. - Адам, - начал его защитник, - больше предпочитает наших писателей, дакрийских. Он – настоящий патриот. - А! – посмотрел на него Давид. – Тогда, может быть расскажите как-нибудь о ваших шедеврах? Я знаю о вашей литературе совсем немного! Кто у вас в почете? Кем зачитывались последним? - Ларимэ, - с улыбкой кивнул гость. – Слышали о таком? - Нет, расскажите больше. - Ах, он настоящий гений! Противопоставляет такие вещи, что третий глаз открывается! - Я обязательно, обязательно его прочту! – указал на него. - Я буду только рад обсудить его с вами! - Но не сейчас, - дружески обнял его Александр. – Мой друг ехал очень долго. Ему бы пообедать и отдохнуть. - Именно поэтому, - начал Даниэль, - мы сейчас идем на трапезу! Возможно, - подошел он к Адаму с другой стороны и тоже приобнял, - вы любите конные прогулки? Я бы с радостью прогулялся с вами после обеда. - Возможно, вечером, - с улыбкой кивнул ему Александр. – Вы моему другу явно понравились, однако видно как он волнуется. Не каждый день, к нему питают такой жгучий интерес аж два императора сразу. Пусть мой друг привыкнет. Дайте ему немного освоиться. Вы слишком настойчивы. - Да я же просто дружелюбен! – весело заявил Даниэль. - Просто дайте ему отдохнуть. Вечером, мы обязательно покатаемся с вами. - Действительно, - устало кивнул Адам. – Меня так укачало в этой карете… - помахал на себя рукой. – Мне бы привыкнуть к твердой земле, прежде чем на коня прыгать. - Об этом я и говорю, - подтвердил его друг. - Ладно, - согласился Даниэль. – Но сейчас, вы все равно пойдете с нами и отведаете жаркое. Вы аж позеленели от наших дорог. - Ах, - несчастно вздохнул тот. - Пойдемте, стол наверняка уже успели накрыть. По дороге, гость успел обменяться с любовником недоумевающим взглядом. За столом, Адам успел поклониться чуть ли не всем, кого видел. О дороге его расспрашивали не сильно настойчиво, так как каждый раз его защищали от этого допроса Александр и Даниэль, что жуть как хотел подружиться с другом своего возлюбленного. После трапезы, тот отвел приятеля в его покои. - Фух, - упал Адам на кровать. – Вот это популярность. Про меня императоры с его матерью и всей семьей расспрашивали, - посмотрел на друга. – А ты пользуешься влиянием в их окружении, однако. Не думаю, что им интересен именно я. Все к тебе подлизаться хотят. - И ты это подлизывание испортить не должен, - начал закрывать окна. - Одного я только не понял, - оперся сзади на руки. – Это что за взгляды такие были между тобой и одним из них. А? - Ревнуешь? - А не должен? – рывком поднялся и подошел к нему, обнял сзади. – Эти взгляды я посчитал более чем дружескими. - Я не люблю никого из них. - Но ты им это демонстрируешь. Кто? – раздраженно сжал его. – И в какой степени? - Даниэль. Далеко мы не заходили. И это все происходит не по моей воле, - повернулся, став лицом к лицу. - А по чьей? По моей что ли?! – оттолкнул его. – Ты меня позвал для того, чтобы я тоже им улыбался? Для того, чтобы смотрел на твои измены и лыбился? - У тебя хорошо получалось, когда ты их только увидел. - Какого хрена?! Не такое ты обещал мне! Не на такое я давал свое согласие! - Тебе не интересна дружба с теми, кого мы презирали? - Ах! Так ты уже и не презираешь! Здорово ты развернулся! - Не по моей воле я делаю это! – взбесившись схватил его за руки. – Мне отец говорит делать так! Это он запретил мне возвращаться! Это из-за него я должен лобызать этого ублюдка! К покоям как раз подходил Давид, держащий в руках одну из книг. Он так хотел поделиться своими впечатлениями от недавно прочитанного, что просто не мог ждать до вечера. Эти слова он слышал. Притаился. Подошел к двери и стал рядом, начав подслушивать. - Из-за него?! Из-за него же ты отказался от моей сестры?! От нашего особняка! Из-за него ты женился на малолетке?! - Да! Я в его руках просто инструмент! И я делаю только то, что мне говорят! - Какой же ты сопляк! Ничего сам сделать не можешь! - Я бы посмотрел на тебя! Сам как сыр в масле с самого рождения катаешься! Это не ты родился там, где я! Это не у тебя клеймо на жопе! - Как меня только угораздило влюбиться в тебя? – брезгливо оттолкнул его. - Потому что я красивый! И потому что обманываю лучше тебя! Ты только поддакивать умеешь! - Обманываешь лучше меня? В таком случае, тебе не могу доверять даже я! Никогда не знаешь, когда ты говоришь правду, а когда нет! Давид стоял под дверью тихо, выпучив от шока глаза и прижав книгу к груди. Этот гость и впрямь говорил удивительные вещи. Вспомнив, как слаженно Александр врал самому Антону I, про его флирт на балу, поверить услышанному сейчас, было совсем не сложно. Мальчик простоял под дверью еще минут пять, после чего быстро ушел, не желая слушать эти речи дальше. Зашел в конюшни, застав близнеца за общением с вороной кобылой: - Даниэль, я должен тебе кое-что рассказать. Тон его был настолько серьезным, что брат напрягся. - Лежи и отдыхай! – гневно выкрикнул Александр, перед тем как захлопнул дверь покоев своего любовника, развернулся и ушел. Закурил трубку, стоя возле одного окна на втором этаже, как услышал чей-то бег в эту сторону. - Александр! – подбежал к нему испуганный Даниэль и крепко его обнял. – Скажи, что это неправда! Скажи, что мой брат врет! - Что случилось? – тут же озаботился старший, отложил трубку и крепко его обнял. – Что произошло? - Он сказал, что ты не любишь меня, - жалобно посмотрел вверх. Александр заметил слезы в этих глазах. Сердце его сжалось. - Он сказал, что ты обманываешь всех нас. Что ты назвал меня выродком! – упал на его грудь. - С чего он это взял? – тут же принялся гладить и успокаивать. – Я же всегда с тобой. Я же всегда рядом. Я никогда бы так тебя не назвал, - поцеловал его в темя. – Я никогда… - Он просто сбрендил. Он сошел с ума, - давясь слезами выдал тот. – Ты же любишь меня, - поднял лицо. – Ты же всегда со мной. - Я всегда с тобой, - погладил его щеку. – Я всегда только с тобой. Никто для меня не важен так, как ты. - А Давид говорит по-другому. Он говорит, что ты ненавидишь меня. - Нет, я обожаю тебя. Никого нет лучше тебя. Ты только мой, а я – только твой. Твой брат верно ошибся. Я никогда не мог сказать о тебе такого. Такого ужасного. Ты для меня всё. - Ты для меня – тоже, - крепко его сжал, полностью доверившись этим рукам. Вечером, состоялась конная прогулка. Давид в ней не участвовал. Мало того, что брат его возненавидел за эти «лживые» слова, так еще и тот, с кем он дружил, обманул его доверие самым поганым образом. Покатались молодые люди на славу, вот только даже Даниэль смог разглядеть какое-то напряжение между его Александром и Адамом. - Сегодня был хороший вечер, - подошел он к Александру, что вечно был в хорошем настроении. – Может быть… - приблизился к уху. – Мы прогуляемся под звездами отдельно? - Неплохая идея, - улыбнулся тому. – Адам, мы сегодня не сможем поиграть в шахматы. - Не страшно, - небрежно махнул рукой тот. – Я все равно предпочел бы спать. Твоя игра меня бы до скуки довела. - Не так уж и плохо я играю, - недовольно выдал. - Хуже некуда. Тот раздраженно отвернулся. Даниэль удивленно наблюдал. Посмотрел на одного, на другого. Положил руку на плечо возлюбленного и попытался его утешить: - Может быть, ты не самый лучший игрок в шахматы, но в седле ты точно держишься лучше чем он. Я видел его посадку, - чуть улыбнулся. Приятель покосился на него. - Погуляем после ужина, - мягко выдал. Трапеза прошла в напряженной атмосфере. Как только стемнело, солнце зашло за горизонт, а не небе зажглись звезды, они пошли в сад, что был не таким большим как прошлый. - Сегодня отличная погода, - легко заметил Даниэль. – Звезды такие яркие, а Луна такая… - мечтательно вздохнул, глядя на небо. – Смотри! – показал туда, взяв Александр за руку и подтянув к себе. - Что? Где? – тут же начал вглядываться тот. - Вон там! – настойчиво показывал на одно из созвездий. – Видишь? - Нет… - прищурился. – Где же..? - А может чувствуешь? – загадочно выдал и мимолетно поцеловал его в щеку. - Хитрец, - с улыбкой покосился на него. - Конечно, - тут же подтвердил. – Пойдем, тут есть одно тихое местечко. Они зашли в беседку, наглухо заросшую кустарником. По углам горели свечи, на столике в центре стояло вино с фруктами. - Как тут уютно… - задумчиво рассматривал обстановку старший. - Хочешь присоединиться ко мне? – весело пошел к столу и налил себе вина, после чего упал с бокалом на скамью. - Конечно, - не менее весело пристроился рядом, обнял за талию и прижал к себе. – Боюсь этого вина нам не хватит, - взял его бокал и отпил. - Мы попросим еще. Нас вином не обделят, - усмехнулся. - Ты планировал это? – оглядел обстановку. - Немного. А что? - Просто удивлен. Тут так тихо. Почти романтично. - Какой я романтик, - улыбнулся и поцеловал его в щеку. - Это да, - взглянул на того. – Если честно, я мог заподозрить романтиком только твоего брата. Ты совсем на романтика не похож. - Почему же? - Не знаю. Ты слишком резкий, вспыльчивый. - И что? Это не значит, что я не могу быть романтиком. К тому же, я такой резкий, только когда злой. А сейчас я себя злым не нахожу, - любяще прижался к нему. Александр расслабленно наблюдал: - Ты сильно скучал, когда я уехал? - Угу, - печально кивнул. – Едва твоя карета выехала за ворота, я уже начал тосковать по тебе, - крепко его обнял. – Я рад, что ты вернулся так быстро. Не знаю, чтобы я без тебя делал целую неделю. - А что сегодня было с твоим братом? Мне казалось, я с ним сдружился. Что такое он тебе наговорил? – отставил вино. - Глупости какие-то, - расстроился. – Я не поверил ему. Он чокнутый. - А мне ты веришь? - Тебе – да. Ты никогда не обманешь меня. Ты же меня любишь, - тепло улыбнулся. Тот опустил глаза. На душе стало тяжело. - Давай выпьем? – поднялся мальчик и снова им налил. – Давай выпьем за нас? – взял бокалы и протянул один ему. - Ты меня действительно любишь? - А чего таким грустным тоном? – весело улыбнулся. – Конечно люблю. Нет никого такого же хорошего как ты. - Ты уверен, что я хорош? – поднял глаза, взяв его бокал в руку. - А не должен? Ты же мой Александр. Кто может быть лучше тебя? - Не знаю, - опустил взгляд. - Ну же, чего ты такой печальный? Что случилось? Что тревожит тебя? - Даниэль, ты незаслуженно добр ко мне. Я не люблю тебя также сильно, как ты меня, - отставил бокал на стол. - Но я люблю тебя, - ободрительно улыбнулся. – Чего ты так переживаешь? Из-за этого всего? – показал их окружение. – Или из-за того, что ты так яро отпрашивался домой? Ты все равно дорог мне. Я ни на кого тебя не променяю. - Из-за меня, ты поссорился с Давидом, - посмотрел на него. – Я виноват в этом, - отвел взгляд. - Да в чем же ты виноват? Давида просто муха большущая укусила. Вот он и бесится. А может быть, он просто ревнует меня к тебе. Я-то с тобой провожу больше времени, чем с ним, - улыбнулся. – Не тревожься ты из-за этого. Он скоро отойдет. Я надеюсь. - Даниэль, - отстранился, - твой брат мог слышать мой разговор с Адамом, после обеда. - И что же вы там такое говорили? - Я думаю, он слышал не все и поэтому, наговорил тебе обо мне всяких гадостей, - поднял глаза. - А что же вы там обсуждали? - Сейчас я буду говорить честно. Даниэль, Дакри хочет выйти из империи. Ее не устраивала политика вашего отца и она боится, что вы с братом будете только продолжать все запрещать и делать так, как никому нравиться не будет. - Так действительно думают? – озаботился. - Да. Я прошу тебя, поговори с братом. Подумайте о том, как вернуть времена вашего деда. Я думаю, именно по ним, все сейчас и тоскуют. Ваш отец был слишком строг. - Я обязательно передам Давиду твои слова, - тут же кивнул. - Только не говори, что это я сказал, - беспокойно взял его за руку. – Я думаю, он сейчас расстроен из-за услышанного и слушать тебя не станет, если ты скажешь, что это я тебе передал. - Но выход Дакри – это серьезно. Я обязательно поговорю с ним на эту тему. - Пожалуйста… - отпустил его. Даниэль проследил за его рукой: - Ты так опечален… Тебя гнетило именно это? – посмотрел в глаза. - Меня много чего гнетит, - отвел взгляд. - Как я могу помочь? – подсел. – Что мне для тебя сделать? - А согласишься ли ты? - Я много на что соглашусь, - поставил бокал на столик и спустился перед ним на колени. - Что ты делаешь? – устало взглянул на него. - Если ты не хочешь говорить мне, чем я могу тебе помочь, то я хотя бы сделаю тебе приятно, - начал расстегивать его штаны. - Но ты никогда этого не делал. - Ты будешь у меня первым, - мягко улыбнулся и наклонился к нему. Александр пристально наблюдал за его движениями, пока не стало настолько приятно, что пришлось закрыть глаза, положив руку на его волосы. Их свидание закончилось уже за полночь. Утром, уже после обеда, Даниэль позвал брата на разговор. - Почему ты до сих пор улыбаешься ему? – недоумевал близнец. – Он ненавидит всех нас! - Ты говоришь какой-то бред, - отмахнулся тот. – И не об этом я хотел с тобой поговорить. Ты знаешь, что вся империя боится, что мы пойдем по стопам отца? - В каком смысле? – сложил руки на груди. - Его политика никому не нравилась. Люди у нас несчастны. Может быть, мы снимем некоторые запреты? - Поубиваем всех министров, снимем запреты… Кто тебе внушает все это? Александр твой? Это он надоумил тебя? - Да при чем тут он?! – взбесился. - Я сам думать не в состоянии?! Министры у нас действительно странные! А люди… Ты же читаешь письма, которые они присылают! Неужели, там ничего такого нет?! - Они жалуются только на судей и стражу, что забирает у них последнее. - Вот! – показал палец. – Забирают последнее, значит этого последнего немного, а значит, у них почти ничего нет! - И что ты предлагаешь?! - Изменить все это! Как сделать людей такими богатыми, чтоб последнее невозможно было вынести из-за того, что его слишком много?! На наших землях живут не только зажравшиеся дворяне! Вспомни нашего прапрадеда! Или даже отца! Помнишь историю, как его наши же граждане помидорами закидали?! - Как сделать людей богатыми? – задумался. – Надо сделать торговлю свободной. Установить жесткий порядок, чтоб не воровали. Поощрять торговлю и развитие. - Да они только из-за того, что бедные и агрятся! – развел руками. – А Дакри из-за той политики вообще отделиться хочет! - В смысле? – поднял круглые глаза. - А вот так! Не знаю, что именно им не нравится, но они хотят выйти из империи! - Я этого не допущу! - А ты попробуй заманить их обратно свободной торговлей! Я не знаю, что делать, но армия нам не помощник! Силой империю целой не удержать! - Почему это? Всегда силой припугнуть можно. - Если эта «сила» на твоей стороне! – взмахнул рукой. – А наша сила не на нашей стороне! - Да, я читал письмо, где какой-то барон жаловался на целую свору солдат, что напала на него в лесу и обобрала до нитки, - принял задумчивый вид. - Вот! Богатые и сытые не воруют! Они дома сидят и пузо свое на солнышке греют! - Надо будет обсудить все это на совете. - С советниками, которые плевать хотели на то, что мы говорим? Я желаю нам новых советников! Мне эти не нравятся! – отрезал рукой воздух. - А где мы других найдем? - А вот где-то! Я не знаю! У нас двор не маленький, неужели не найдется того, кто будет нам служить лучше этой своры «святых хряков»? - Надо будет присмотреться. - Вот и будем присматриваться! - Надо будет лучше изучить летописи. - А они тебе на кой? - Может быть, что-то полезное найду. Александр тем временем гулял со своим другом по залам, поглядывая на картины и гобелены, которые успели сюда перевезти. - Неплохо, неплохо, - озирался Адам. - Конечно «неплохо», дом императоров все-таки. - Чего ты такой угрюмый? Опять не с той ноги встал? - С той. Я всегда с одной и той же ноги встаю. Тот махнул на него: - Нет настроения, так хоть мне его не порть, - подошел к одной из картин. – Хм, это местный король? – небрежно усмехнулся. - Это Давид III, - угрюмо подошел. – Будь вежливее. - Хах, какое лицо невыразительное. - Да обычное у него лицо. Как у всех. - Я слышал, его любовник был с характером. Тебе такие нравятся, я вижу. - Это что за намеки? – покосился на того. – Новой ссоры хочешь? - Хах, сразу угрозы… Я так только, - повернулся к тому, - замечаю как долго ты с его внуком в беседках лобызаешься, - пошел дальше. - Не лобызались мы там. И ты прекрасно знаешь всю правду. - Угу. Непременно. А это кто такие? – кивнул на картину с несколькими дамами. - Вероятно королева Тереза со своей свитой, - шагал рядом. - Да ты так вьешься возле него. Так улыбаешься ему. - Хочешь, чтобы и тебе так улыбался? - Было бы неплохо. Но не так, - кивнул на картину с двумя картежниками, один из которых сидел скромно, а другой – двухметровый, сложив под столом ноги. – Смотри какие глаза хитрые. Будешь так смотреть на меня я и заподозрить что-то могу. - Что? - Да мало ли что? Много чего. - Что тебе не нравится? Ты же знаешь, что я это делаю не по своей воле. - Вот только ему ты улыбаешься, а со мной все утро ворчишь, - недовольно обернулся. - Мне кажется, ты по мне не скучал. - А ты по мне скучал? После обеда, многие засели в салоне, чьей королевой стала Амалия – та самая прекрасная певица, глядя на которую, Давид просто таял. Девушка пела только по просьбе своего покровителя, так что остальное время предпочитала общаться и красоваться перед элитой новыми нарядами. Император на ее содержание денег не жалел. Тут же сидел и Даниэль со всей родней, гости, большинство жившей здесь свиты. - Говорят, погода в этом месяце будет хорошей. Можно ездить на охоту почти каждый день, - прошептал Александру Даниэль. - Мне сдается, вам просто не терпится вырваться отсюда и помчаться за кем-то на коне, - улыбнулся ему тот, держа в руке бокал с вином. - Читаете мои мысли, - смущенно улыбнулся, в то время как глаза его сверкали. - Ах, снова ваши щеки розовеют… - любовался ими. - Это лишь от нетерпения. Может быть, выберемся на охоту прямо завтра? - Вам так не терпится… - таинственно приблизился, намереваясь сказать что-то двусмысленное. - Ох, извиняюсь! – весело прервал их Адам. – Я вам не сильно помешал? – бодро отпил из бокала. - Ну что вы, нет, - отстранились те друг от друга. - Мы как раз говорили об охоте. Думаем поехать завтра. - М, охота? Это так увлекательно сначала гоняться за кем-то, а потом его убивать? - Вы пацифист? – с легким удивлением спросил Даниэль. - Ну что вы. Я просто не считаю это занятие изысканным. - Ну не всегда же надо корчить из себя принцессу! – рассмеялся император. – Иногда и мужчиной прикинуться можно! «Какой острый на язык,» - процедил про себя гость. - А что там с вашим отцом? – мило продолжил Адам. – Слышал, его оппозиция убила. - Оппозиция? – нахмурился. - Ну как же? Всем знакомые «пауки». Они давно метили в него. Говорят, именно поэтому они и пробрались в замок, засев прямо у вас под носом. - Что ты несешь? – не мог понять Александр. – Извините моего друга. Мне кажется, он выпил сегодня слишком много, - взял его под руку и отвел в сторону. – Ты что несешь, идиота кусок? - А что? Вы так мило болтали и так близко друг к другу стояли, что я обязан был вмешаться. - Да чтоб тебе нос откусили! – шептал ему. – Лезешь куда не просят! - Хах… Куда не просят? Ты свое хозяйство тоже суешь туда, куда не просят. - Никуда я его не сую! - Да как же. Еще б немного и вставил бы ему. Держись от него подальше, если хочешь сохранить «дружбу» со мной. - Я не могу! Ты понимаешь это? Просто не лезь. Найди себе развлечение где-то в стороне от нас с ним. Тот небрежно хмыкнул. Александр вернулся к своей компании: - Извините его. Обычно, мой друг значительно спокойнее и учтивее. Не знаю какая муха его укусила. Ближе к вечеру, Адам пришел в покои своего «приятеля». - Ну что? Вдоволь наобщался с ним? Нараздевал глазами? Налюбовался? - Что ты такое несешь? – посмотрел на него. – Что с тобой вообще не так? Я звал тебя сюда не для того, чтобы ты пилил меня. - Ха. Не для того я сюда приезжал, чтобы смотреть на твою измену под моим носом. - Твоя ревность не оправдана. - Скольким ты это говоришь? Уверен, что я не первый и не единственный, - подошел к нему. - Ты ревнуешь совершенно зря. - Однако не на меня ты так смотришь. Не меня ты целуешь и не со мной ходишь на эти свидания по вечерам. - И ты хочешь сказать, будто ты мне безразличен? - Я не знаю, что я хочу сказать. Ты показываешь то, что я тебе безразличен. Тебе нет веры. Ты слишком хороший актер, так что можешь задурить голову даже мне. Я в бешенстве от твоего поведения. Как я приехал сюда, так ты лишь два раза поцеловал меня и бесчисленное количество раз сказал мне «нет». - Так ты хочешь услышать «да»? - Я хочу увидеть, что для тебя, я все еще так же дорог, как перед этой чертовой свадьбой. - Хочешь увидеть значит? – подошел к нему и рывком его к себе прижал. – Вот так ты хочешь? - Не только. - Полагаю, тут сейчас будет шумно. - А как же слуги твоего «любимого»? - Заставлю их молчать. Тот усмехнулся: - И как же? - Слишком много слов, - ринулся к его губам. Даниэль как раз скучал. Он так наговорился в этом салоне, что хотелось просто отдохнуть, возможно, прокатиться верхом, но в одиночку делать это совсем не хотелось. На брата он все еще злился, а вот Александр ему показался сегодня очень даже дружелюбным. Решил позвать с собой именно его. К тому же, можно было сразу оглядеть окрестности и обсудить завтрашнюю охоту. Бодро направился к его покоям. Уже подходя, он ничего изнутри не слышал. Мальчик только надеялся, что тот сейчас сидит у себя, а не бродит где-то по замку. Без стука распахнул дверь. Вошел. Радушная и широкая улыбка, что должна была достаться знакомому, мгновенно перешла в озадаченность, а после и в злость, ярость. Те целовались перед его лицом страстно, причмокивая языками. Крепко обнимая друг друга и давая волю рукам лезть туда, куда не стоит. Даниэль стоял неподвижно. Глаза его были широко открыты. Кулаки – сжаты. А сердце – разорвано на части. Александр краем глаза заметил его. Испуганно застыл, глядя точно на мальчика. Сердце его замерло. - Даниэль? Адам непринужденно обернулся. - Даниэль, я сейчас все объясню, - отпустил любовники Александр и показал второму руки, пытаясь сдержать тот гнев, что стер бы его с лица земли. - На смертном одре объяснишь! – болезненно вскрикнул тот. – Объявляю вам дуэль! Обоим! – показал на одного, потом на другого, развернулся и ушел. - Даниэль! – побежал за ним Александр. – Дай мне объясниться! – схватил его в коридоре за рукав. - Ни видеть, ни слышать тебя не хочу! – отбросил руку, ускорив свой шаг. Любовник опустошенно смотрел ему вслед. Вернулся. Рухнул на кровать и взялся за голову. Даниэль же скрылся в своих покоях, выгнал всех слуг, закрылся на ключ и спрятался под одеялом с головой. Так как на ужин, мальчик не вышел, вся родня обеспокоилась. После трапезы, Давид навестил его. Взялся за ручку, дернул на себя и удивился, что заперто. Постучал: - Даниэль? Что-то случилось? Ты не ходил на ужин. Мы все переживаем. Ты никому не сказал, что не будешь ужинать. Даниэль? – снова постучал. – Ты тут? Через минуту, дверь открылась. На пороге стоял заплаканный брат. - Что случилось? – поразился близнец и тут же его обнял, отвел внутрь, сел с ним на кровать. – Что такое? - Ты оказался прав, - упал на его грудь. – Александр не любил меня. Я видел как он целовался со своим «другом», - болезненно сжался, скрываясь в братских объятиях. – Он обманывал меня… Он мне все это время врал… - Я сам этому не верил, - сочувственно обрамил его руками. - Мне больно видеть твои мучения, - лег на него. – Давай отправим их в Дакри? Я не хочу видеть их здесь. Им тут не место. - Завтра, у нас будет дуэль. Я ее уже назначил. - Ты уверен? Ты действительно этого хочешь? - Да. Я не позволю уйти им из этого дома безнаказанными. Давид крепко его обнял, чувствуя каждую крупицу его боли на себе. После того как стемнело, после того как многие уже легли спать, к Даниэлю постучали. Его паж приподнялся со своего места, взглянул на дверь. Император лежал на своем месте поверженный. Спать он не мог, плакать и горевать – тоже. Из него будто что-то вырвали. Что-то важное, что-то очень чувствительное и ранимое. Он никого видеть не хотел. Отвернулся, накрывшись с головой. Стук повторился. Слуга поднялся и выглянул в коридор. Увидев родовитого гостя, вышел, начал шептать: - Их величество не принимает гостей в такое время. - Мне необходимо поговорить с ним, - тихо просил Александр. – Это вопрос жизни и смерти. - Я доложу о вас. Если их величество соизволит… - Их величество не хотят меня видеть, - раздраженно оттолкнул его и зашел в покои. - Что вы себе позволяете? – возмутился. – Стража! Тот уже был внутри. - Даниэль, - тихо и виновато начал он, - я должен объясниться. Я не хотел этого делать, - приложил руки к груди. – Для меня важен только ты. - Врешь! – вскочил, болезненно посмотрев на него. Вошли стражи. Схватили незваного гостя под руки и собрались уже выводить. - Это правда! Он попросил меня сделать это! – оправдывался виноватый. - Ты делаешь все, о чем тебя просят? - Я слабохарактерный! – мучительно взвыл. – Я не умею говорить «нет»! - А стоило научиться! - Совершенно с тобою согласен! Ну вспомни, как я себя вел с тобой! Неужели ты думаешь, что я сейчас обманываю тебя? Я хоть раз говорил тебе «нет»? Наоборот! Я делал для тебя все, что мог! - Я не верю тебе! Ты – предал меня! - Он мой друг! Не более! Все это было простым недоразумением! - Недоразумением?! Да ты разбил мне сердце! – ударил себя в грудь. - Это гнетит меня больше, чем все остальное! – болезненно выкрикнул, чуть ли не плача. – Я не хотел делать тебе больно! Я не хотел, чтобы первая любовь тебе запомнилась такой болью! Тот жестом приказал всем слугам выйти. Дверь за ними скоро закрылась. - Я умоляю тебя! – положил руки на грудь Александр. – Что мне сделать? Как мне доказать свои слова? - Докажи, что он для тебя – никто! - Как?! - Придумаешь! Но дуэль я отменять не собираюсь! Завтра, перед обедом! - Я и не хочу отговаривать тебя! Но я не хочу биться с тобой! Не хочу причинять тебе еще больше боли! - Тебя не спрашивают! - Меня никогда не спрашивают! Но я не хочу с тобой биться! - Значит, ты умрешь! Тот уронил голову на грудь. Даниэлю показалось, что он видит его слезы, стекающие по носу. - Уведите его! До дуэли, я знать его не хочу! Вошли стражи. Схватили виновного под руки и отвели в его покои. Там, молодой человек вытер лицо, умылся. Через пару минут, к нему пришел Адам. - Ну что там? – взглянул на того. - А ты что думаешь? – опустошенно выдал. – Я разбил ему сердце, - развел руками и сел на кровать. - Я не об этом спрашиваю. - А о чем? - Что там с дуэлью? Знакомый поднял к нему лицо: - А ты как думаешь? Он ничего отменять не собирается. Нам надо поддаться, - уронил голову. - Чего ты такой убитый? Подумаешь, как будто тебя первый раз застукивают за изменой. - Ты не понимаешь. - Влюбился в него? – недовольно сложил руки на груди. - Это его первая любовь. Будешь ли ты нормально любить и не бояться, когда тебя в первый же раз предали? – посмотрел на него. - Все рано или поздно разбивают свои сердца. - Я не хотел разбивать его, - опустил глаза. – Он был со мной слишком добр. Это неблагодарно отплатить ему таким. - Хм, все эту семью ненавидят, а ты о «благодарности» думаешь. - Они не такие как их отец. Ты их не знаешь. Они с Давидом совсем другие… - И какие же? - Они добрее и милосерднее. Они будут совсем другими императорами. Я думаю, тебе нужно уехать, - посмотрел на него. – Для всех будет лучше, если ты покинешь это место. - Лучше для тебя? - Для всех, - опустил лицо. – Ты не будешь смотреть на меня, а Даниэль – на тебя. Мы просто не будем мешать друг другу. Так будет лучше. Так, мы все останемся целы. - Ты просто хочешь избавиться от меня. - Нет. Я хочу обезопасить тебя, - поднял глаза. – Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Уедь домой. Я знаю, что там тебе будет лучше, - посмотрел на пол. – В компании наших друзей, в компании любовников… Я знаю, что ты не пропадешь. Ты без меня скучать не будешь, - поднялся. – А теперь, иди к себе. Я хочу спать. Настал день. Погода была солнечной, почти без облаков. Дуэлянты выехали на поляну. С ними же увязался и Давид со своей немногочисленной свитой. Александр выглядел подавленным. Всех участников битвы облачили в кожаные доспехи, показали оружие и выдали шпаги, дабы размяться. Окружающие наблюдали, иногда перешептываясь. Давид подошел к брату: - Даниэль, насколько это продуманно убивать нашего зятя? Он нужен нам для того, чтобы удержать Дакри в империи. - Кто сказал, что я его убивать буду? У меня рука на него не поднимется. Ты думаешь разлюбить это так легко и просто? Я ему лишь отомстить хочу. Хочу, чтобы он почувствовал такую же боль, какую чувствую я. - У тебя горячая голова. Ты можешь не рассчитать свои силы. - Он сильнее меня. Ты действительно так боишься за его жизнь? – недоумевая выдал. - Я сказал уже для чего он нам нужен. - Я буду делать то, что уже пообещал. Дуэль отменяться не будет. - Это я знаю. Просто не хочу, чтобы… - Ты мне мешаешь, - раздраженно выдал. – Можешь пойти и попоучать кого-то другого? - Я тебя не трогаю, - поднял ладони и отступил, присоединился к своей свите, что стояла в тени и не без волнения ожидала начала схватки. Александр с другом осмотрели свои шпаги, арбалет и мушкет, что были перед ними разложены. Им требовалось выбрать оружие. - Мы все равно умрем, - без энтузиазма выдал актер. - С чего это вдруг? - возмутился Адам. - А ты сам подумай. В любом из исходов, нас ничего хорошего не ждет. Мы или проиграем, или выиграем, после чего, Давид убьет нас. Я бы предпочел, чтобы это случилось быстро. Я буду стрелять из арбалета, - кивнул секунданту. - Подумай над этим и ты, - взглянул на друга, после чего посмотрел на императора, рассекающего шпагой воздух. - Зачем тратить много сил, если уже все решено? - Я могу проткнуть его. Он умрет вместе с нами. Две дуэли подряд он не выдержит. Я предпочту шпагу, - показал ее и кивнул секунданту. - Ничего хорошего нас не ждет, - тяжело выдохнул. - Не хочу оттягивать свой рок, - взглянул на мужчину. - Хочу сойтись с императором первым, - тот кивнул. На прощание, друзья крепко обнялись. Даниэль и Александр сошлись. - Я не хочу драться, - тихо сообщил второй. - Тебя кто-то спрашивает? – жестко его спросил. - Я не хочу вредить тебе. - Да ты трус я посмотрю. - Я не трус и ты знаешь, что победить, для меня, не проблема. - И что же ты тогда хочешь? Отменить дуэль? - Я могу уехать. Ты никогда больше меня не увидишь. Я буду жить в своем поместье и… - С моей сестрой, - кивнул. – Ты мой зять, если еще помнишь. - Помню. Я все помню… - Делай 10 шагов в свою сторону, - кивнул на него. - Но Даниэль... - Делай, - жестко повторил. Тот развернулся. Начал шагать. Оба отошли друг от друга на приличное расстояние. Слуги забрали у них шпаги, вручили заряженные арбалеты. Те приложили их к груди, прицелились друг в друга. Александр не хотел стрелять. - На счет «3»! – гласно объявил император. – Секундант! Тот взволнованно посмотрел на обоих. Тяжело вздохнул. - Один, два, три! На счет «три», оба отклонили свои арбалеты и выстрелили в сторону. Александр – в траву, в двух метрах от Даниэля, а Даниэль… Кто-то принял его болт на себя. Он вошел в тело как пуля в кусок мяса. Многие охнули. Зять тут же обернулся и мгновенно застыл. На колени падал его Адам, из чьего глаза торчал окровавленный древок снаряда. Все внутри сжалось. Сердце замерло. Адам упал грудью на землю. Александр не мог пошевелиться. Мгновенно повернулся к Даниэлю. Глаза его были полны тревоги. Они почти дрожали. Император молча за ним наблюдал. Зять мимолетно взглянул на возлюбленного снова. Болезненно отвернулся и посмотрел на тот болт, что был воткнут в землю возле Даниэля. Хотелось выхватить его, приставить к горлу этого мелкого и проткнуть его так же хладнокровно, как он это сделал с Адамом. Но делать так было нельзя. Александра, за такой поступок, тут же казнили бы. Молодой человек медленно вдохнул, сосредоточенно выдохнул и принял совершенно спокойный, даже непринужденный вид. Посмотрел на соперника: - Ты промазал, - голос его был таким уверенным, что казалось ничего сейчас не произошло. - Ты тоже, - начал идти к нему. – Но я попал хотя бы в кого-то. - Я не хотел стрелять в тебя, - опустил оружие. - Тебе жалко его? – кивнул на Адама, остановившись в трех метрах. - Я с ним рос. Он был моим другом. Мне нужно сообщить семье о его смерти. - Горюешь по нему? - Это скорее печаль. Я знал его. А когда умирает тот, кого знаешь, всегда становится немного грустно. - Немного? Он пожал плечами: - А ты хотел услышать что-то другое? - Он получил заслуженное, - жестко выдал. – Он целовался с тобой. Я видел, куда лезла его рука. Юноша опустил глаза: - Я боялся ему отказать. - А отказать нужно было. - Теперь, я это понимаю. Я лишь думал… - Что тебе сойдет это с рук? – возмутился. - Что никто не узнает об этом. Я думал, мы оба забудем об этом, как только это закончится, - поднял жалобный взгляд. – Я не знал как отказать ему. Я отчаянно не понимал как это сделать. - Учись, - кивнул на того и покосился на мертвеца. – По крайней мере, он тебя больше совращать не будет. Александр отвел взгляд. По дороге в замок, он говорил совсем неохотно. А когда приехал, так и вовсе заперся в своих покоях, засев там на целый день. Близнецы, едва кончился обед, сели в саду. Давид наблюдал за маленькими птичками, сидящими на борту каменной ванночки. - Я не знаю, что сказать, - вздохнул он. - А что ты хочешь сказать? – непринужденно выдал брат, сидящий рядом и смотрящий на небо. - Это была не дуэль. А если бы Александр все-таки выстрелил в тебя? - Ты бы его казнил, - глянул на того. - А если бы ты умер? – взглянул на него. - Ты бы правил сам, - пожал плечами. - Тебе не дорога твоя жизнь? Чего ты так легкомысленно говоришь обо всем этом? Он пожал плечами: - Мне было очень больно. Так больно, что жить не хочется. - А сейчас тебе не больно? – пришел в недоумение. - Я видел Александра, когда я убил его друга. Он ему был почти не дорог. Может быть, они напились или приняли что-то. Есть же такие порошки, что разум помутняют? Я не думаю, что он делал это по своей воле и с пониманием того, что же он делает. - А сейчас, ты его оправдываешь. Сам же плакал вчера, увидев их вместе. - Плакал. Я до сих пор на него зол. Но я хотя бы знаю, что этот человек не был ему слишком дорог. Может быть, он образумится. - Образумится и что? Что дальше? - Кто его знает? – пожал плечами. - Да он же обманщик. Вспомни, как он умеет слажено врать. А ты веришь ему. Он просто дурит тебя. Даниэль пожал плечами. - Да что с тобой не так? – возмутился. - А с тобой что не так? – спокойно выдал. – Даже если он дурил меня – теперь дурить не будет. Если он сегодня обманул меня - сейчас он мучается. Я отплатил ему тем, что он заслужил. У него сейчас или разбитое сердце, или он на самом деле меня любит и его гложит только вина, - пожал плечами. – Пока что, я все равно с ним общаться не хочу. Он подорвал мое доверие, - взглянул на синиц, что купались неподалеку. - А потом, ты снова будешь ему доверять. Да он оскорбил тебя! Он тебя не любит! - Мне эти разговоры не интересны. Давай лучше обсудим министров. - Да что их обсуждать? – раздраженно посмотрел на пернатых. – Мне судья в министрах нужен. - Ганса будем оставлять на месте советника? - Все его советы касаются религии. - Не все. - Я не хочу делать из Кромии монастырь. У нас в семье этого монастыря нет, - покосился на брата. - Хм. Какая семья монархов, такая и страна? - Именно. - Я все равно буду жить так, как хочу. На костер вы меня не отправите и отучить меня от грехов не сможете. - Это просто невозможно, - вернулся к птицам. - Вот именно. - С тобой бывает непросто. - Но ты все равно остаешься со мной. - Я иначе не могу. Ты – часть меня. Даниэль вздохнул. Посмотрел на брата, подвинулся и обнял его. Прошло менее двух дней, прежде чем «влюбленные» снова начали общаться. Казалось, их разговоры были такими же как и раньше, вот только Александр так не думал. Он считал себя заложником, которому не позволено даже дышать громко. Его друга убили. Его любимого застрелили. Да так хладнокровно, что сердце сжималось. Каждый день он вспоминал эту картину и становилось страшно. За себя, за своих друзей. «Если я позову сюда хоть кого-то еще – их ждет такой же конец,» - корил себя Александр. Он уже прощался со всем своим окружением, понимая, что больше его никогда не увидит. Ему было тяжело осознавать то, что больше, его жизнь никогда не станет прежней. Ему придется изо дня в день смотреть на убийцу Адама, сына Антона, улыбаться ему, целовать его и делать все, что его попросят. Александр хотел сбежать. Но не мог. Ему некуда было бежать. Из дома его выгнали, заставив сидеть здесь, а здесь он быть не хочет. Других же мест для жизни у него просто не было. Выпил вина, тоскливо глядя в окно. Он ошибся. Он говорил, что близнецы добрее своего отца, но это было не так. Лицо Даниэля, во время убийства, было таким же холодным как и Антона, когда тот приговаривал кого-то к смерти. Налил себе еще. Из окна светило солнце, в покоях было темно. Он чувствовал себя заточенным в темнице. - Ты будто в трауре, - непринужденно заметил Даниэль, сидя за столом и разглядывая в руках кошку. - Я рос с ним. Он был мне как брат. - Хм. Братья так себя не ведут, - недовольно посмотрел на него. – Я это точно знаю. - Дай мне время. Мне нужно смириться с его смертью. - Найди себе новых «братьев». Не думаю, что его нельзя заменить, - вернулся к животному. - Я как раз думал над этим. Мне нужны новые друзья. - Вот и поищи их среди двора. Я кстати рассказал Давиду о той «небылице», что говорил Адам. - Какой? – обернулся. - Про «пауков». Мы поговорили об этом с нашим генералом. Он подтвердил то, что пойманный убийца имел странную отметину на бедре, в форме паука. А потом, мы сами взглянули на эту отметину. К счастью, этого солдата еще не убили. Но я крайне поражен, что к нам в стражники пускают таких людей, что готовы убить своего господина как обычную скотину. Он просто зарезал нашего отца, - возмутился, сжав кошку. – Его скоро казнят, - отпустил животное на пол. – Я видел подобную отметину раньше, - посмотрел на Александра. – Мне тогда сказали, что это шрам от падения с лошади, - сложил руки на груди, ожидая каких-то объяснений. Знакомый уже отводил взгляд, придумывая оправдание. - Мне врали. И очень долго, - недовольно продолжил мальчик. – Хочешь на дыбу вместе с этим солдатом? (Тот молчал, не зная, что и сказать.) Мой брат был так зол, когда я ему рассказал об этом, что готов был убить тебя без особых раздумий. А ведь он убеждал меня не убивать тебя пару дней назад. Ты ведь так нужен нашей семье. Я убедил его, что ты не предашь нас. Убедил, что ты будешь верен нам. Ты знаешь, как он смотрел на меня, когда я говорил это? Как на идиота, что продолжает верить предателю. Ты предал мою любовь, мое доверие и мою дружбу. - Я могу как-то объясниться? – негромко спросил. - Ну попробуй, - откинулся на спинку. – Мы тебя послушаем. Должен же я знать с каким человеком я состою в родстве? - Я действительно принадлежу к «паукам». - Знаю я это, - раздраженно выдал. - Но я принадлежу к ним с рождения. Я не вступал в их клан. Я в нем родился. - И что с того? Ты служил им. Ты был в сговоре с теми, кто убил моего отца. - Я не был в сговоре. Я знал о том, что планируется, но я не принимал в этом участия. - Хм, думаешь я поверю? Ты сам неоднократно говорил о нелюбви к моему отцу. То жестоким его представлял, то говорил, что его никто не любил. - Но это так. Вашего отца боялись и не любили. Он многое запрещал. Почти все. Сложно жить в мире, в котором почти ничего нельзя. Ты знаешь, как мне было страшно гулять с тобой? Я постоянно думал, что кто-то увидит нас и обязательно передаст все это ему. Я откровенно боялся за свою задницу. Вы знаете, какая казнь ждет таких как я? А я еще и с вашей семьей породнился. Он бы меня уничтожил за этот позор вашей сестры и за совращение вас. - И ты хочешь сказать, что не желал ему смерти? - Я ее ждал, - честно сказал. – Но ждал слишком долго. «Пауки» все делали слишком медленно. - Ты хотел им помочь? – возмутился. - Нет, я хотел домой. Я не хотел затягивать с нашими отношениями, ведь понимал, к чему все это приведет. Я честно не желал разбивать вам сердце. Первая любовь запоминается на всю жизнь и я не хотел причинять вам боль. - Но ты ее причинил. - Не тем, о чем боялся, - печально выдал. - Ты – «паук», - недовольно повторил. Тот кивнул: - Это правда. - И ты будешь обманывать меня дальше? - В этом нет смысла. Вы уже знаете кто я такой. - Ты будешь скрывать кого собираются убить следующим? - Убить собирались только одного человека и он уже мертв. Вашей семье ничего не угрожает, пока вы стремитесь изменить порядок вещей, введенный вашим отцом. - Это по твоей указке мы занимаемся этим, - указал на него. - В глубине души, вы понимаете, что менять что-то нужно. Я лишь озвучил ваши мысли. - Чего «пауки» хотят теперь? - Скорее всего, сейчас они будут только наблюдать за тем, что вы делаете. Они не будут вас трогать, пока видят, что вы идете в нужном направлении. «Пауки» в основном мирные, они прибегают к убийству лишь в крайних случаях. Ваш отец был крайним случаем. - Ты знаешь как я зол на тебя? - Вы убьете меня? – опустил глаза. - Ты должен удержать Дакри в империи. Делай что хочешь. Если желаешь вернуть доверие, едь в Дакри и ври своим людям о чем хочешь, но я хочу увидеть эту страну под нашим с Давидом руководством. Моя мать из Дакри, моя сестра замужем за дакрийцем, я сам спал с дакрийцем. Я хочу видеть эту землю под своим флагом. Под белым ястребом на зеленом фоне. Ты понял? - Да, - кивнул тот. - Если ты выполнишь все это – разрешу вернуться к моему двору. Если сделаешь и приедешь, - задумчиво оглядел его, - может и награжу, - вернулся к глазам. – Мне нравилось гулять с тобой, пусть ты и был шпионом-предателем. Если же ты ничего этого не сделаешь, будь уверен, что я твою измену просто так не оставлю. - Вы убьете меня? – взглянул на него. - Может и убью. Пока что, я такого приказа давать не хочу. - Я могу попросить о чем-то напоследок, перед тем как покину ваш двор? - О чем? - Поцелуй. «Если меня вывернет наизнанку, когда я прикоснусь к нему - возвращаться не стоит.» - На прощание? - Я не знаю когда вернусь сюда снова. Я хотел бы запомнить, что я потерял. - И что ты можешь вернуть, если постараешься, - поднялся. Александр подошел к нему, аккуратно наклонился. - Раньше ты был увереннее, - раздраженно выдал Даниэль и прижал его к себе. - Раньше, ты не хотел меня убить, - прильнул к нему. Оба слились в долгом поцелуе. Губы их стирались друг об друга, в то время как упругие языки не могли остановить танец, происходящий в их ртах. Младший сжал его крепче. Старший почувствовал его возбуждение. Глубоко вдохнул. Даниэль потянулся вверх. Все было ясно без слов. Когда они закончили, старший откланялся и вышел. Император посмотрел ему вслед. Такого человека не хотелось отпускать. Сердце его сжалось.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования