Долгая дорога к счастью

Leonardo DiCaprio, Lucas Haas (кроссовер)
Слэш
NC-17
Завершён
2
автор
Размер:
23 страницы, 3 части
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 1 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста
Итак, мы расстались с Тео. Расстались, это значит – не виделись, но мы регулярно перезванивались. Я тоже снялся в фильме, названия которых если вам и скажут что-то, то вы искренне удивитесь: «Ты и там снимался?» спросите вы. Впрочем, моя жизнь складывалась неплохо, как мне казалось. Да и разлука была недолгой, всего-то пара месяца. И вот я снова на своем «Мустанге» подъехал к той вилле. Голос Тео открыл мне ворота, и я вошел в дом. Признаюсь, время не было потрачено зря. Описывать дом глупо, это был типичный голливудский шик. Тео, радушный хозяин, показывал мне свои владения. На этот раз одет был и дом, и Тео, ну и я, разумеется. Да и как бы мы бесновались голышом, если в саду пыхтел садовник, а на кухне орудовала повариха. Мы поднялись на второй этаж. Главным украшением комнаты – хозяйской спальни, была широкая деревянная кровать, по счастью, без пошлого балдахина. - А там ванная, ну, ты ее в целом видел. Мы вошли в этот мир стеклянных перегородок, желтого мрамора на стенах и стальных кранов. Пройдя через маленькую ванную, отделанную серым мрамором, мы оказались в той самой «солнечной» комнате. Ее стены были отделаны бежевым цветом, так красиво игравшем в солнечных лучах. - Как тебе? – спросил Тео. - Шикарно, - искренне ответил я, мне даже и врать не пришлось, чтобы сделать ему приятное, а именно такой моей реакции он и ждал, и заулыбался самым искренним образом. - Что ж, я рад, ведь это твоя комната, - произнес он и сел на подоконник. - В смысле? – я не догонял. На мгновение мне показалось, что он придумал эту комнату, как комнату для потрахушек со мной. - Ты будешь жить со мной? – спросил он. - Как это? – я в конец растерялся. - Ну,.. мы будем жить в этом доме… конечно, у тебя должна быть своя комната, так, для приличия, но конечно мы будем заниматься любовью у меня… - Бред, - вырвалось у меня. Тео обиделся. Медленной походкой он направился из комнаты к лестнице. – Черт! – вырвалось у меня, и я поплелся за ним. – Тео, пойми, я не против жить… - я осекся. Кричать о таком на весь дом было глупо. – Просто, как это будет выглядеть!? - Тебя это волнует? – с легким вызовом спросил он, остановившись на лестнице. - Это волнует тебя! – немного усталым голосом произнес я. – И да, это важно, твоя карьера… моя… это не шило, его в мешке не утаить, об этом все быстро узнают! - И что? – Тео был уже спокоен, подозрительно спокоен. - Ты же понимаешь, что они сразу про нас все поймут. - Что поймут? – хладнокровно спросил Тео и я готов поклясться, в его очаровательных голубых глазах заплясали чертики. - Ты издеваешься? – спросил я, уже точно зная ответ: «да». - Вспомни Кэри Гранта! - И что я должен вспомнить? - Господи! Да эту историю все знают. Кэри Грант, эта мега звезда и супер натурал, пятнадцать лет прожил с другим актером, как там его… Рэндольфом… Рэндольфом Скотом. - Боже, Тео! Ну ты и хватил! И потом, когда это было!? - В тридцатые годы, - хладнокровно ответил Тео и видя, как закатываются мои глазки добавил: - Прикинь. Тогда, в такие адские времена это сработало, а теперь! - Тогда все были в сговоре – студии, звезды, таблоиды. Сейчас студии не студии, да и таблоиды отвязные. - Да ладно тебе, все будет хорошо! – ответил Тео. Зная Тео, зная его нервную реакцию на гомосексуальность, я не мог поверить, что он серьезно, но это было так. И знаете, что? Самое смешное, что это проканало. На прямой вопрос, что поговаривают, будто вы живете с парнем, Тео преспокойненько ответил: да, мол, это молодой и талантливый актере, прям как сам Тео, Люк Вее́р. Мы познакомились на церемонии Оскара, подружились и, знаете что – я обрел брата, человека-родственную душу, которого так долго не доставало, ведь Тео единственный ребенок в семье… И знаете, что? Ему поверили. Ему, блядь, поверили! Вот мне, скажи я такое, никто и никогда, а ему поверили – воистину, великий актер. Так мы и начали с ним жить. Мы спали в разных спальнях, но сексом занимались только на роскошном ложе Тео. Мы могли свободно вместе гулять, ходить на пляж, а еще посещать бейсбол. Уж не знаю, отчего, но Тео любил эту игру, а может изображал, что любит, он же так пронзительно сыграл юного бейсболиста. Тео болел за Доджерс. Ну, и я вместе с ним, хотя никогда не любил командные виды спорта… впрочем, и не командные тоже – я ужасно неспортивный тип. Это наше интимное общение время от времени прерывалось на съемки. Карьера Тео только и летела в гору: «Королева Марго», «Бухта», эти фильмы удерживали его статус супер-звезды. Я же снимался в фильмах категории «Б». Смешно, но подчас у моих персонажей не было даже имени, так, «парень № 2». Но я не огорчался, ведь рядом был Тео, даже размолвка с предками не казалась столь ужасной. Родители не проклинали меня, они просто были недовольны. Недовольны, что я «стал» геем, недовольны, что стал жить с парнем, что стал жить отдельно. Я толком не мог разобраться, где тут убеждения, а где корысть, ведь я больше не тратил свои деньги на них, рождественские подарки не в счет. Впрочем, и жизнь с Тео была испытанием, которое нужно было научиться выносить. Тео мог позволить статус холостяка, коротающего вечера с верным другом – ох уж эта крепкая мужская дружба. Ему было наплевать на редкие ухмылки коллег в спину, со звездой открыто ссориться никто не хотел. Но как избегать толстых намеков прессы и зрителей вообще, что ты гей, живущий в одном доме со своим бойфрендом? Завести подружку! Тео был мастак по этой части. Он выбирал не миленьких и скромненьких, а высоких сискастых и длинноногих моделей от «Виктория Виспер». И это не была девушка-борода из тридцатых-семидесятых. Он с ними трахался. С ними… и со мной. Ревновал ли я? А как же! Правда, я так и не закатил ему сцену, Тео словно предчувствовал такие моменты и у него всегда имелось ладное объяснение: «Если я не буду с ними ебаться, то все раскроется! Но, поверь, люблю я только тебя!». Вы можете сказать – ох, парень, и вешал же он тебе лапшу на уши! Может и так… но, когда ваш парень продюсирует фильм с вашим участием, причем, только ради вас, это ли не демонстрация любви! А Тео это делал с завидным постоянством. И пусть ни один фильм не стал хитом, мне было дико приятно. Так же, как и постоянное пристраивание меня в фильмы, где он играл главные роли. Вот, например, я мелькал в фильме «Даллес», про бывшего главу ЦРУ или в «Уцелевшем», для которого мне пришлось превратиться в форменного бомжа, а Тео с патлами и бородищей был нечего так. Впрочем, свободные отношения были не только у Тео, но и у меня. Честно, я этого не хотел, но Тео… - Послушай, - сказал он мне как-то после секса, когда мы валялись в постели. – Тебе тоже нужна девушка. - Я гей, - равнодушно ответил я. - Брось, - с нажимом произнес Тео. – Я же не говорю, что ты должен жениться, но было бы правильно, если бы ты тоже закрутил легкие романы с девушками. - У меня не встанет, - хмыкнул я. - Я серьезно, - с укором произнес Тео. И я подчинился. Впрочем, совершенно по-своему. Так как я мог позволить себе иметь друзей с «другой стороны Луны», то я упросил Нину, красивую девушку, милую фэм, сопровождать меня на некоторых мероприятиях. Ее подруга не возражала только оттого, что знала меня как облупленного. Знала она и то, что это не будет иметь последствия, не в плане секса, тут-то все очевидно, так и в плане прессы – ведь я никому и нахрен не нужен. Наши же отношения с Тео уже лет через пять превратились в совершенно странные. Мы жили в одном доме, но в разных спальнях. Частенько в его спальне гостила очередная красотка и тогда у меня наступал период воздержания. Они, девушки, искоса поглядывали на меня, пытаясь понять, что нас с Тео связывает и правду ли говорят сплетники. Я всегда держал себя корректно и аккуратно. Но были месяцы, когда я не мог попасть с спальню к любимому, и он посоветовал мне найти парня, так, на время, раз я не хотел с девушкой. Мол, это не измена, ведь я ничего не буду чувствовать к ним. Я долго не решался – я привык к Тео и мне стало казаться, что он единственный мужчина в моей жизни. Мне было странно думать, что я смогу ласкать чей-то чужой пенис и меня будет вертеть кто-то, кроме Тео. Но… воздержание не дядька, меня таки припекло. Его звали Тоби, он был чуть ниже меня ростом, крашенный блондин. Я познакомился с ним на какой-то вечеринке, где мы и уединились в одной из спален того дома. Тоби был юн, горяч и нетерпелив. Едва я приспустил джинсы, как ощутил его горячие ладони на своих булках. Он их мял, поглаживал и отвешивал звонкие шлепки. А еще его властные пальчики нащупали мою дырочку, и он нещадно теребил ее, словно это манда. А потом он надел резинку и жахнул свой кол мне в дырку, аж слезы брызнули. Но это было нереально круто – жесткий проеб. Ему нравилось звонко лупцевать меня и это ядреное сочетание боли и наслаждения пьянило разум, по крайней мере, впервые. А потом Тоби выхватил свой член, рывком сорвал презик и залил спермаком всю мою задницу, размазывая перламутровые капли по розовой поверхности. - Чем ты занимаешься? – спросил я, когда мы спустились к гостям. - Учусь в Калифорнийском, буду юристом. А ты? - Я актер, - отпивая пунш, признался я. - Штурмуешь Голливуд? – подытожил Тоби. Я лишь кивнул. Для Тоби я был просто актером Люком. Мы стали встречаться. Уж не знаю почему, но к безумной перемене партнеров у меня душа не лежала. Смешно, но я чувствовал себя с ним совершенно комфортно. Разумеется, Тео легко выпытывал у меня правду про парня. Представить друг дружке я их не мог, как и привести парня в дом к Тео, оставалось вспомнить юность и осваивать мотели, которые стали чуть чище и продвинутей, что ли. И вот однажды, идем мы с ним по улице, болтаем о чем-то, и я боковым зрением вижу, что там фотограф. Но он скорее мелькнул вдали, я лишь надеялся, что он нас не заметит. И я ошибся. Дней через пять глянцевый таблоид «Стар Магазин» на тридцатой странице напечатало снимок, добавив комментарий: «Актер Люк Ваер и его спутник. Кто этот парень, что их связывает?». И не то меня взбесило, что они вторглись в мою убогую личную жизнь, а то, что фамилию мою написали с ошибками. Последствия же были двоякие – фото тут же попало в сеть и некоторое время бродило по сайтам дрочунов на звезд (это я так нескромно себя отнес к звездам), бродило-бродило, да и пожелтело. Я так слабо вызывал интерес, что никакого скандала не получилось. Иное дело Тео, который орал, что я погублю его карьеру (мол, одно дело ебля в мотеле, совсем иное – прогулки по улицам), мои предки, втолковывавшие мне, что моё гейство уже погубило мою карьеру, что Голливуд «деревня маленькая», про меня и Тео все всё знают, вот и не снимают меня в приличных фильмах. Истерил и Тоби. Он не жаждал славы и совершенно растерялся, когда выяснилось, что я не совсем начинающий актер. И потом… его предки, друзья, сокурсники, все они были не в курсе и это «самый настоящий аутинг». Короче, я на очень долгое время забросил эти штуки. А тем временем, уж простите за каламбур, время неумолимо шло. На свою убогую карьеру я давно забил, как забил я и на свою личную жизнь. Получив за «Уцелевшего» Оскар, Тео изменился. В нем практически ничего не осталось от того восторженного парня, которого я встретил двадцать лет назад. Двадцать лет! Это же целая жизнь. В некотором роде, можно сказать, что я все эти годы состоял в браке, очень странном и потому финал был предсказуем. Наши отношения с Тео завершились. Уже за пару лет до того мы… вернее я, я ему только отсасывал, и то, когда подворачивался случай. Тео изменился, чуть раздобрел, стал уверенным в себе, его приглашают в Белый дом, на саммит G7 и все такое, а я… друг для похода на матч по бейсболу и на пляж. Был ли кто у Тео, и кто это был, в смысле – парень или девушка, я не знал, Тео даже от меня стал скрытничать. Мне же исполнилось сорок, я выглядел облезло, карьера в говно, личной жизни нет… зато я жил в Бель-Эйр, в новом доме Тео. Я понимал, что наши отношения себя исчерпали, что мне надо уйти, но… мне было страшно. Я словно дура-жена все цеплялся за штанины мужа, а тот не стряхивал меня, словно ему пофиг, или он ничего этого не замечал. На этой невеселой ноте у меня появилась компания друзей – Джек Дэниэлс, и Джонни Уокер, Уайт Хорс и Блэк Велвет. Я начинал утром, а заканчивал… я никогда не пьянел до такой степени, чтобы вырубиться и заснуть, но я, полубухой, валялся в своей комнате, пялился в телек, поднося к губам новый стакан. Я стал толстеть, а моя и без того не самая привлекательная рожа становилась все более отечной. Я падал в пропасть, надеясь, что Тео подхватит меня, спасет. Но Тео стал ворчлив и даже груб. Я стал его раздражать. Да, сегодня я могу добавить, что я стал его раздражать своим пьянством. Он начал злиться, что я шатаюсь по дому в одних трусах, от меня вечно воняет и что я стал промахиваться мимо унитаза. Это ему наябедничала Лурдес, мексиканская горничная, которой, видать, обрыдло, ежесекундно мыть за мной. В целом, я осознавал, что качусь куда-то не туда, я даже переставал пить, но… потом срывался и вот тогда я мог налакаться до потери пульса. В тот мартовский день, совсем не помню, было ли это утро или день, а может и вечер, так вот, меня разбудил больнючий удар по жопе. Когда я протер глаза, то увидел сурового Тео. - Какого хрена ты себе позволяешь! – выпалил он. – Посмотри, во что ты превратил комнату! Ты ее всю заблевал! - Я-я? – я слабо соображал, мысли путались. - Я устал от этого, это ненормально… - Помоги, - кажется просипел я, рыгнув, и протянув к нему руку. - Господи, Люк! Тебе сорок, надо самому справляться с ситуацией! - Тео… - Мы с Марго просим тебя покинуть этот дом, - сказал Тео, спокойно глядя на меня. – Мы хотим завести детей и эта комната нам нужна как детская. Он развернулся и вышел. А я заплакал, горючими пьяными слезами, размазывая их по заблеванной роже. Марго… наверное нечестно говорить, что именно из-за нее я и сурово запил, хотя что-то в этом было. Марго… она не была моделью, она была менеджером в продюсерской фирме. Она была красива, но не очень, зато она была мила. Когда Тео начал крутить с ней роман, я понял – это конец. Все эти силиконовые дивы были так, для видимости. Он мог их трахать сколько угодно, ничего больше там не было, но Марго… Эта девушка для души, эта девушка для любви, для семьи, детей и уютного дома. И во всем этом «странному дяде Люку» места точно не было. Я приполз в ванную, залез под холодный душ и стал приходить в себя, насколько это вообще возможно. Странно, но вместе с болью я испытал и облегчение. Сам бы я никогда не решился порвать «пуповину», связывавшую меня с Тео. Через пару часов я смог вылезти из комнаты и спустился вниз. Тео в прогулочном костюме стоял внизу. - А, ты. Хорошо, что спустился, - начал он очень отстраненно. – Мы с Марго уезжаем, тебе нужно подыскать себе жильё. И, - он взглянул на меня. – Бога ради, приведи себя в порядок, ты выглядишь просто отвратительно. Я договорился с Джорджем, они готовятся снимать фильм «Лунной дорогой». У тебя там одна из главных ролей. Если приведешь себя в форму, то роль твоя. Прощай. И Тео ДиАнжело вышел из дома… и моей жизни. Я не стал долго собираться. Уже на следующий день съехал в небольшой отель – вернуться в отчий дом не хотелось, не такой уж и мой был этот дом, да и тепла мне там ожидать было глупо. Предки могли со мной сфотографироваться для журнала или на премьере, но они постоянно меня осуждали, а это просто выгрызало мозг. Уж лучше одному, по крайней мере, тогда у меня был шанс завязать с выпивкой. Совсем бросить самостоятельно я не решался, а потому просто перешел на более правильный алкоголь – вино, стараясь пить только во время еды. Отчасти это помогало. А еще я пошел в этот ужасный спорт-зал. Я не собирался становиться качком, так как качки мне никогда не нравились. Но подправить фигуру было и реально, и жизненно необходимо. Меня редко кто узнавал, а вот раскусить большого труда явно не составляло. Уж сколько раз я слышал это шипение в спину: «педик». Но мне было пофиг, я не друзей там заводил, а приводил себя в порядок. Наверное, только моя привычка не светиться не позволила мне ходить в гей-спорт-зал. Одним словом, через два месяца я был в форме. Да, роль у меня была маленькая, но подошел к ей я серьезно. Прочитал автобиографию своего героя, благо он ее написал, пару книжек о нем. Нафига я это делал? Скорее всего на меня напал приступ ответственности, а может, во мне проснулся большой, серьезный артист? Не знаю. Впрочем, этот фильм был бенефисом совсем другого человека – Рея Гостлинга. Он даже немного младше меня, но звезда. Все мы, остальные артисты, были скорее обрамлением этого «бриллианта». Уже под самый занавес нас посетили герои картины. Одному Богу известно, как продюсеры сумели притащить на съемочную площадку этих великих людей – астронавтов, слетавших на Луну, но это случилось, мы даже немного пообщались. Правда, мой герой потом сквозь зубы прошептал: «И почему это меня играет педик, а не Нила!?». Одно утешало, задавать такой вопрос в голос даже он не станет, и то ладно. А я? Я переехал в Нью-Йорк, подальше от Тео (хотя у него и на Манхеттене была большая квартира). Я никогда не знал, сколько у меня денег, Тео платил за все, и вот теперь это вопрос был важен для меня. Оказалось, что двенадцать миллионов. Буду честен, без Тео их было бы куда как меньше. Так что я на него ни капли не сержусь. Зато я купил квартирку за полтора ляма. Не в Мидтауне, но очень хорошем районе и вид нормальный, по крайней мере, не стена соседнего дома. А еще я прошел месячный курс у анонимных алкоголиков, а по выходу, продолжил совершенствовать свое тело. Там, в Лос-Анжелесе, стоя в дешевой гостинице перед зеркалом, совсем голый, я смотрел на себя – дряблый живот, который уверенно начинал расти, обвислые сиськи второго размера, прям как у старухи, да и тонкие руки-плети меня не красили. Глядя на этого уродца хотелось лишь удавиться, так как жить с такой внешностью было бы херово. И что же? Несколько месяца здорового образа жизни, что включает и трезвость и никакого фаст-фуда. Плечи стали шире, а руки чуть накаченными. Подкачал я и грудь, убрал лишнее с живота. Кубики там еще не появились, но и без них выглядел я неплохо. Одно портило мой облик – для роли меня сильно подстригли и мои локаторы торчали в разные стороны. Не успел я освоиться на восточной побережье, как подоспел проект на телевидении. Для ящика я снимался всегда. Это Тео мог позволить брезговать такими проектами, но не я, даже когда с ним жил. Но за это время телевидение существенно изменилось. Думаю, даже Тео много отдал бы за роль в «Игре тронов», а уж я и подавно, но, в ту историю меня не пригласили. Зато для одной из ведущих интернет-платформ снимали мини-сериал «Позолоченный век» - про нью-йоркское высшее общество конца XIX века, причем, сценарий написал сам автор «Аббатства Вестервилль». По мне, так новый проект немного банален и зануден, но платили за него хорошо. Второй сезон там вряд ли случится, в потому нужно было выложиться по полной сейчас, чтобы заметили. Так как пристроили в проект меня экстренно, заранее отобранный артист заболел (а вы подумали, что это мой талант ), то отращивать усы и бородку эспаньолку времени просто не было, вот я и брился чисто-чисто, чтобы мне потом приклеивали все что нужно. Работа оказалась адской – три месяца интенсивных съемок. Большая их часть проходила в помещениях или декорациях, а потому могла начинаться затемно и заканчиваться за полночь. Но были и натурные съемки. Когда снимали загородом, я катался туда-сюда на «Мустанге», иное дело в самом городе. Вроде бы, ехать недалеко, но… съемочная площадка вечно была облеплена зеваками и репортерами – еще бы, лошади, кареты, дамы в кринолинах, или что тогда носили. Это немного раздражало, а работать приходилось очень быстро – никто не позволит перекрывать город на месяц. У нас была неделя. Причем, было два съемочных дня, когда мы обработали аж две локации. И вот, ближе к концу этого марафона, вечером, я вышел из трейлера, не совсем личного, а для актеров мужчин (улицы города не резиновые, места мало, так что устраивать парк трейлеров не разрешили), там нам поправляли костюмы, грим. Ну так вот, вышел я и с кофе в стаканчике направился к непосредственно съемочной площадке. И тут до моего уха долетел возглас: «Можно автограф». Я оглянулся, мне стало интересно, кто это шел за мной из звезд, потому как я никого не приметил. У ограждения стояла небольшая толпа, включая и молодого парня солидной внешности в хорошем, я бы сказал дорогом костюме. Именно он мне махнул рукой, улыбаясь во весь рот. - Можно автограф? – еще раз спросил он, но уже явно меня. Это меня озадачило. Вот просто так, не на премьере, а на улице, у меня не просили автограф лет сто. Я был немного тронут, хотя и осознавал, что, как и большинству пришедших на премьеры, главное взять побольше автографов, авось попадутся и знаменитости. Я был вежливым, да и пара минут у меня была, так что подошел и, взяв у парня ручку, стал писать свое имя в его блокноте. - Вы ведь Люк Вее́р? – неожиданно спросил он. Это был сюрприз, меня не только узнали, да еще и в гриме, но и помнят по имени, реально круто. - Раз вы знаете мое имя, то давайте я напишу и ваше с пожеланием, - произнес я. - Мэтью Блау, - мило улыбнувшись, произнес он. – Я из «ДжиАВай Инвестмент». Я легко добавил на листке: «Мэтью, на память от Люка Веера». - Удачи, Мэтью, - произнес я, отдавая ему блокнот и ручку, а сам почему-то подумал – а парень-то гей. Затем я напрочь забыл про парня, мне было не до него, нужно было отрабатывать гонорар. А потом все закончилось. Пару дней я валялся в постели, приходя в себя после столь бурного съемочного марафона. И когда мне полегчало, я вспомнил про этого парня. Ничего такого я делать не собирался, просто решил найти его фото. Задача оказалась не из сложных. Вполне успешный яппи. Счастливый, порой самодовольный, работа, еда, отдых и спорт, вот чем была наполнена его страница в Фейсбуке, но, важнее было то, чего там не было – его девушки, вернее, его девушек. Зато он явно часто зависал в разных клубах с друзьями, многих из которых выглядели очень даже по-гейски. По счастью парень любил оставлять геометки и по ним я определил, что все эти «Кран», «Котельная» и «Мужество» - гей клубы. Мое сердце так и затрепетало. Приятно было, что мой гей-радар не заржавел, а очень даже работает, вдвойне приятно было, что он у меня есть в принципе. Ну и я, отдохнув от съемок, решил заглянуть в гей клуб, где я не был, наверное, лет сто, так как долго время мне это «запрещалось». Тут, правда, выяснилось, что я так отстал от жизни, что совершенно не знаю, в чем сейчас ходят в такие заведения. Я решил быть заметным, но не очень, а потому напялил темно-синие вельветовые джинсы и пиджак. Под пиджак черную обтягивающую майку, черную же шляпу с узенькими полями, как сейчас модно (Тео такие не терпел) и очки с синими стеклами, я ими разжился накануне. Я может и не был самым заметным парнем, но чего мне хотелось меньше всего, так это быть королевой фриков. Я пошел в «Клуб Камминг», главным образом потому, что Мэтью собирался туда пойти. Правда, я так и не понял, когда он туда пойдет, но это было не важно, я же не собирался на свидание. Уже в самом клубе я испытал некоторое разочарование. Нет-нет, одет я был хоть и мрачновато, но в тему… просто тут практически все были молоды, либо вызывающе юны. Я тут же ощутил себя стариком, стариком, вызывавшим особое отвращение, так как молодился. Не то, чтобы у меня на роже было написано сорок три года, но… я-то знаю сколько мне, а еще я знаю, что жизнь меня потрепала. А тут еще пару раз ко мне подсаживались совсем юные создания – в полумраке, да еще с расстояния, я, наверное, был просто секси, но стоило им вблизи увидеть мои морщины, как я слышал это быстрое «О-у, прости!» и они сваливали. Конечно, в таком клубе легко было забыться, стоило заказать что-нибудь из выпивки, но я решительно боролся с этой идеей, так как радовался трезвой жизни, я ведь еще не достиг такого уровня, когда смогу позволить себе пару бокалов вина без опасения последствий. Мне становилось совсем тошно, но тут ко мне подошел классный мужик, тоже лет сорока. - Тебя можно угостить? – спросил он, просто пожирая меня взором, что очень даже приятно. - Только соком, - ответил я. - ? – читалось в его взоре. - Я в завязке, - как можно игривей, ответил я. - Надеюсь, - и он сладострастно окинул меня взором. – Это единственная твоя завязка. - Я тоже так надеюсь, - ответил я, совершенно уверенный, что у меня будет секс… СЕКС!!! - Кстати, если что, я пасс, - произнес он, и вся моя радость улетучилась. - Я тоже, - ответил я. По лицу парня пробежало нескрываемое разочарование. - А может… - начал было он, но мои извиняющейся взгляд был красноречивей тысячи слов. – Вот дерь… Фразу он не закончил, и выпил свою рюмку текилы. - Мне жаль, - искренне произнес я, он только рукой махнул, мол ерунда. Он встал и пошел к какому-то парню, что стоял в двери толи в темную комнату, толи в сортир. Конечно, опыт не веселый, но все-таки кто-то же на меня клюнул. Так что я попивал свой сок и смотрел как вокруг меня кипела жизнь. Почему-то самому пойти и потанцевать мне было стрёмно. И тут появился он… нет, не Мэтью, а просто очень красивый парень – высокий стройный атлет с взъерошенными светло-русыми волосами и небольшой растительностью на подбородке. Он был просто бомба, в его голубых джинсах и шелковой сиреневой рубашке. Я просто залюбовался им. И тут этот бог увидел меня. Он легко подскочил и взял за руку. В его глазах так и читалось: «хочешь потанцевать со мной?». Вот просто так танцевать я не стал бы, а с ним… В темной комнате было немного душновато, жарковато, а может это наша страсть… Я сидел на корточках и мой язычок скользил по его пенису, красивому, чуть выгнутому кверху, с розовой головкой в виде сердечка. Он навалился на стену всей спиной, его стоны были столь сладостны, что я не чувствовал боли в шее, которая отвыкла от этого дела. Пенис парня был невероятно сочный, а головку было удобно облизывать язычком, от чего у парня просто дыхание перехватывало. Его ладони скользили по моей шее, загривку. Ему все время хотелось запустить пятерню в мои волосы, но шляпка мешала, так что я скинул ее, бросив на пол. И тогда его уверенные пальцы погружались меж волос, и он мог слегка насаживать мой рот на свой меч любви. И тут он меня поднял с колен, развернул и спустил джинсы вместе с трусами. Я был трезв, во мне ни грамма алкоголя, но вот я был пьян он секса, который разливался в этом клубе повсюду. Я лишь успел заметить, что на его пенисе поблескивает красный презерватив. Наличие защиты меня успокоило, я оперся руками в стену. Невдалеке тот самый мужик, что меня клеил, лежал на каком-то приступке, задрав ноги, а симпотный парень вовсю дуплил его. «Вот и меня сейчас…» - подумал я и в тот же момент парень стал вворачивать член в мою попу. С непривычки, практики давно не было, я чувствовал дискомфорт, да и смазки было маловато, но чем дольше парень работал своими бедрами, тем легче член скользил в попе. Я закрыл глаза и отдался на откуп страсти. Теплый сироп томления стал растекаться по всему моему телу. Мой член стал изнывать от желания. Мне было невероятно хорошо. Я закрыл глаза и только чувствовал. Чувствовал его сладкий пенис в себе. Чувствовал его сильные руки, то сжимавшие мой упругий зад, то скользившие по бедрам и спине. Я просто уносился в прекрасный мир наслаждения. Я даже не помнил, как моя пятерня ухватилась за мою же раскаленную страстью плоть и стала теребить ее. Все что я помню, так это словно мое нутро все приятно сжалось, а потом сладостно исторгалось через пенис. Да, я кончил, кончил как давно не кончал. Парень вышел из меня. Я оглянулся, он двумя пальчиками держал использованный гондон, наполненный белой вязкой жидкостью. Найдя на полу шляпу, я вышел из темной комнаты, чтобы оказаться в грязной – в туалете, хотя, этот еще был чистым. Кончая, я обрызгал себе джинсы и теперь наскоро замыл следы страсти. Вернувшись в зал, я увидел его, моего парня, он стоял у барной стойки и что-то пил. Я подсел. - Кстати, я Люк, - представился я. Он не ответил, просто нагнулся, поцеловал меня в губы, легонько коснулся пальчиком кончика моего носа и… шагнул на танц-пол. Ну да, меня поимели, в прямом смысле этого слова, эка невидаль, зато как было сладко. Я уже и забыл, как это может быть, а потому просто расслабился. Впрочем, одно я понял со всей очевидностью – я хочу секса, воздержание хрен знает ради чего меня больше не устраивало.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования