Незнайка в Калачах

Джен
G
Завершён
3
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
57 страниц, 13 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 12. Долгая дорога домой

Настройки текста
Бермудский пролежал с полчасика неподвижно, затем зашевелился и поднялся, приняв сидячее положение. – Вот же мерзавцы! – сказал он с досадой, и прислонившись спиной к подводной лодке, стал вытирать тряпкой кровь, сочащуюся из разбитого носа. – Да, бить лежачего – совсем никуда не годится, – сказал сидевший рядом с ним Незнайка, который не знал, что тут ещё можно сказать. – И в чём я виноват? – спросил Бермудский Незнайку. – В том, что в Солнечном городе решили нас проучить и стали последний вагон цеплять с дерьмом вместо газировки? Откуда мы заранее могли знать, что так будет? – Конечно, не могли знать, – подтвердил Незнайка. – Впрочем, знать мы не могли, но подозревать что-то подобное вполне можно было, – продолжил Бермудский. – Ясно же было, что без внимания покража цистерны не останется. – Это да… – сказал Незнайка. – Но бить-то ногами зачем…? – Думаешь, я не предвидел подобной ситуации? – спросил Бермудский. – С этими анархистами надо всегда держать ухо востро. Всё всегда приходится продумывать на ход вперёд. Всё я предвидел, и на всякий случай подготовился. У меня тут, в одном дворе на окраине посёлка стоит повозка, запряжённая конём, и кое-какая еда в дорогу припасена. Бермудский пролежал с полчасика неподвижно, затем зашевелился и поднялся, приняв сидячее положение. – Вот же мерзавцы! – сказал он с досадой, и прислонившись спиной к подводной лодке, стал вытирать тряпкой кровь, сочащуюся из разбитого носа. – Да, бить лежачего – совсем никуда не годится, – сказал сидевший рядом с ним Незнайка, который не знал, что тут ещё можно сказать. – И в чём я виноват? – спросил Бермудский Незнайку. – В том, что в Солнечном городе решили нас проучить и стали последний вагон цеплять с мазутом вместо газировки? Откуда мы заранее могли знать, что так будет? – Конечно, не могли знать, – подтвердил Незнайка. – Впрочем, знать мы не могли, но подозревать что-то подобное вполне можно было, – продолжил Бермудский. – Ясно же было, что без внимания покража цистерны не останется. – Это да… – сказал Незнайка. – Но бить-то ногами зачем…? – Думаешь, я не предвидел подобной ситуации? – спросил Бермудский. – С этими анархистами надо всегда держать ухо востро. Всё всегда приходится продумывать на ход вперёд. Всё я предвидел, и на всякий случай подготовился. У меня тут, в одном дворе на окраине посёлка стоит повозка, запряжённая конём, и кое-какая еда в дорогу припасена. Едем-ка отсюда вместе, тебя ведь тоже выгнали, как и меня. Ты ведь вряд ли хочешь возвращаться в Калачи? Полагаю, тебя там многие ищут. Думаешь, я не знаю, куда газировка на самом деле делась? Незнайка испуганно посмотрел на Бермудского. – В Калачи тебе нельзя, в Свиньино тоже, – продолжал тот, – так что с железной дорогой лучше не связываться. Или тебе понравилось разгуливать переодетым в малышку? Тем более, и поезда сейчас Калачах не останавливаются. Меня-то в Калачи теперь, что называется, и калачом не заманишь. Думаю, теперь и ополчение и казаки меня будут искать. Так что придётся спрятаться где-нибудь подальше. И гори оно всё синим пламенем. А по шее пусть теперь накладывают морячкам. Их очередь. – И куда же мы поедем, – спросил Незнайка. – Я решил, что поеду в Конокрадовку. Это поселение в трёх днях пути на повозке отсюда. Я там знаю местного барона, у них так называется главный. Так вот, Конокрадовка, как раз на пути в твой Цветочный город. То есть, если ехать напрямик, без зигзагов, которые железная дорога выписывает. Я всё по карте разузнал. Сам я в Конокрадовке на некоторое время останусь, а ты поезжай дальше, домой. Повозку и коня я тебе отдам. – Пожалуй, ты прав. Хороший вариант. Лучше всё равно не придумать. С Камелией вот только не попрощался… – с сожалением сказал Незнайка. – А, плюнь, – Бермудский махнул рукой. – Таких Камелий повсюду… – Это ты зря… – сказал Незнайка. – Ладно, пошли за повозкой и провизией,– сказал Бермудский. Они быстро дошли до двора на окраине Ветрогонска. Здесь стояла повозка с запряжённым конём Бандитом. – Бандит конечно конь верховой, но вообще он универсал, – сказал Бермудский. – Ехать не один день. Нам понадобится провизия. К тому же по пути придётся расплачиваться за разные услуги. Они загрузили на повозку несколько небольших мешков с зерном и две продолговатые клетки с живыми курями и гусями. Решив не задерживаться, а выезжать сразу, они с Незнайкой сели на повозку и покинули город ещё до наступления рассвета. Весь следующий день ехали по грунтовой дороге то лесом, то степью. Обедали возле указателя – стрелки влево с надписью «Носовка». За указателем, действительно влево уходило ответвление дороги. – А та дорога куда уходит, – спросил Незнайка, когда проехали сворот. – Там в паре дней пути по дороге посёлок Носовка, – сказал Бермудский. – А что за Носовка? – спросил Незнайка, улыбаясь. – Там что, коротышки с длинными носами живут? – Нет, конечно, но место уникальное. Посёлок как посёлок, вроде обычный. Только вот там, рядом с посёлком стоит огромный памятник такому... Николаю Николаевичу Носову. Высотой считай в двадцать коротышечьих ростов. И с таким же огромным постаментом. Откуда он взялся, – никто не знает. Стоял там испокон веков. – А что это за коротышка такой был? Небось, уважаемый, раз у него и фамилия и имя и отчество были... и раз уж ему такой памятник поставили. – Это не коротышка, а скорее, великан был, – сказал Бермудский. – Вот это да! – воскликнул Незнайка. – О великанах я только легенды в книгах читал. Никто никогда их не видел наяву. В книгах написано, что возможно они раньше наш мир населяли. От них и гигантские растения остались. Для них они такого же размера были, как для нас лунные. Интересно, кто же всё-таки такой он был, этот Носов. В книгах про него ничего написано не было. – Это в его книгах про нас написано должно быть, а не в наших про него. Говорят, он творец нашего мира. Создатель... – сказал Бермудский задумчиво. – Можно было бы заехать на памятник посмотреть, да много времени потеряем. Как-нибудь в другой раз. Бермудский и Незнайка помолчали. Они оба понимали, что другого раза уже не будет. Просто после всех случившихся событий, им не хотелось сворачивать с прямой дороги. К вечеру доехали до посёлка Приречье на реке Великой. Река была столь широка, что трудно было разглядеть противоположный берег. Заросли камыша и рогоза местами закрывали небо. – Вода что мед, или вода что лед? – спросил Бермудский, ёжась? И сам же ответил, попробовав воду: – Пожалуй, вода, что лёд! Где-то тут бьют подводные ключи. Пробравшись между огромных валунов, Незнайка с Бермудским искупались среди кувшинок в прохладной воде. Обсохнув, поехали дальше. Проехали через посёлок, за которым находилась паромная переправа. Бермудский быстро договорился с паромщиками и их с Незнайкой вместе с повозкой и конём перевезли на другой берег за три гусиных тушки. На другом берегу были уже Меловые Горы. Сами горы белели сахарными верхушками, величественно возвышаясь над берегом. В поселке остановились на постоялом дворе переночевать, причем Бермудского здесь знали и за ночёвку взяли довольно скромно. Утром выехали дальше. Проехали по берегу реки, пронаблюдав за работой множества коротышек на меловых карьерах. Бермудский объяснил Незнайке, что здесь добывают мел и известняк из которых потом производят углекислый газ, которым, собственно и газируют воду для получения газировки. Потом проехали поселки Рыбачье и Пески, в которых тоже оказались свои промыслы – рыбная ловля и добыча кварцевого песка. Не отказав себе в удовольствии отведать в Рыбачьем ухи из леща, повернули затем в сторону от реки и, проехав Соляное, где добывали соль, к вечеру достигли городка Малышанска. Здесь тоже у Бермудского оказался свой коротышка – переночевали у него в сарае на сеновале. Следующий день ехали и через степь, и через лес и через поля подсолнухов. – Дальше будет Арбузовка, или как её другие называют, Кавунск. – объявил Бермудский. В Кавунске они увидели огромные лежащие в поле арбузы. Остановились, чтобы поесть арбузной мякоти и попить арбузного сиропа. Затем было полдня пути по поросшим клевером полям. К закату подъехали к пригорку на краю поля, с небольшой приятной березовой рощей. Здесь и решили остановиться, чтобы заночевать. Уже сгущалась темнота. – Ночью может быть прохладно. Давай натащим веток и сучков и разведём костёр, – предложил Бермудский. Сказано – сделано. Они вдвоём натащили кучу хвороста и разнообразного валежника. Бермудский извлёк из кармана коробок и с первой спички развёл огонь. Дровишки вспыхнули и весело затрещали. Незнайка ненадолго замечтался, а когда вновь включил внимание, обнаружил, что Бермудский сложил в костёр все дрова. Пламя, казалось, поднялось до самых небес. Костёр яростно дымил и искрил. – Ты что? Так ведь пожар лесной устроить можно! Берёзы подпалишь! – заругался Незнайка. – Не переживай, не устроим! – ответил Бермудский нетерпеливо отмахнувшись. Он стоял и не отводил от огня взгляда. Подняв руки к небу, как тогда, навстречу грозе, он заворожено смотрел в пламя, будто медитировал. – Огонь очищающий! Огонь смелый! Огонь искристый! Огонь вечный! – стал бормотать Бермудский странные мантры. Незнайка не стал ему мешать. Посидел немного на бревне, посмотрел на небо. Взошла убывающая Луна. Незнайка пошёл и лёг спать на повозку, завернувшись в одеяло. Утром его разбудил Бермудский, который, похоже, и не ложился. – Вставай, ехать пора! – сказал он, тряся Незнайку за плечо. Незнайка продрал глаза. Солнце уже встало. От костра остались одни угольки. Разложили еду, быстренько позавтракали и выехали. – Ну, всё, через два или три часа езды – Конокрадовка, – сказал Бермудский. Дорога побежала извилистой лентой среди холмов и пригорков. Бермудский вдруг запел песню «Ехали с ярмарки два товарища…». Наконец, за одним из поворотов Незнайка увидел кибитки и шатры. Это и было поселение Конокрадовка. – Кто здесь живёт? – спросил Незнайка. – Конокрады, разумеется, – ответил Бермудский. Конокрады уже встречали путников, выйдя на дорогу. К удивлению Незнайки на них на всех были надеты шляпы точь в точь такие же, как на нём самом, за единственным отличием – всё они были не голубого цвета, а фиолетового. Вперёд вышел важный толстый коротышка в красной тужурке и поприветствовал Бермудского, как старого приятеля. Это и был барон. Бермудский познакомил с ним Незнайку. – Давай меняться, – предложил барон. – Ты нам свою голубую шляпу, а мы тебе – фирменную конокрадскую, фиолетовую! – Извиняй, – отказал Незнайка. – Моя шляпа где только со мной не бывала, в каких только передрягах! Никак не могу с ней расстаться. – Ну, тогда бери так! – барон улыбнулся и протянул Незнайке фиолетовую шляпу. – Дарю на память! – Спасибо, – растерянно сказал Незнайка, и взял шляпу. Конокрады накормили Бермудского с Незнайкой вкусными печёными лепёшками. Настало время расставаться. Бермудский попрощался с Бандитом, похлопав его ладонью по холке. Потом, он передал коня Незнайке. – А как же ты сам, без повозки и без коня? –– спросил Незнайка у Бермудского. – За меня не переживай, я ещё себе найду, – ответил Бермудский. – В конце концов, мне и Бандита подарили год назад добрые коротышки. Что называется, передаю его в хорошие руки. Теперь слушай насчёт дороги. После Конокрадовки на три дня пути будут довольно глухие места, без всяких поселений. Ну, а дальше там пойдут Сосновка, Холм, Весёлое, Мухоморово, Лягушачье и твой Цветочный город. Я всё по карте посмотрел, на вот, сам изучай. Не сверни куда не надо по ошибке. Он протянул Незнайке сложенную карту страны коротышек. – Ты где её взял?! – удивлённо спросил Незнайка – У Ветерка свистнул, – ответил Бермудский. – Тебе она нужнее. А Ветерок – дурак, ему она ни к чему. Незнайка взял карту, рассеянно повертел её в руках и стал изучать. – Смотри Конокрадовка вот тут, хотя она на карте, естественно, не обозначена, – сказал Бермудский показывая пальцем. – Но я карандашом кружочек нарисовал, видишь? – Ага. – Ну вот, мы, значит, здесь… а вот дорога, по которой тебе дальше ехать, – показал Бермудский. Незнайка покивал головой, подтверждая, что он всё понял. Сунул карту в карман. Обнялись. – Ну, всё. Прощай и не поминай лихом! Может, ещё когда и свидимся, – сказал Бермудский. Но Незнайка каким-то внутренним чувством понял, что он больше никогда не увидит Бермудского. – Спасибо! – крикнул ему Незнайка. – Не за что! – ответил Бермудский, поднял шляпу-цилиндр и стал махать ей. Конокрады тоже сняли свои шляпы и махали ими Незнайке на прощание. Незнайка в ответ помахал своей голубой шляпой. Когда в конце посёлка дорога совершила поворот, Незнайка увидел несколько стреноженных пасущихся коней. Среди них он к своему удивлению заприметил и двух зебр. «Вот, значит, где нашли пристанище, беглянки», – подумал он. Повозка катила всё вперёд и вперёд. Дорога шла сквозь подсолнуховое поле. Гигантские подсолнухи устремляли свои стебли-стволы вертикально вверх. Там, наверху, где были повёрнутые к солнцу диски соцветий, было жарко, а внизу, в тени, катящуюся по дороге повозку окутывала приятная прохлада. Стояла удивительная величественная тишина, нарушаемая только поскрипыванием колес и стуком лошадиных копыт. Пахло землёй и зеленью. Незнайка ехал домой. Он так и не посетил Земляной город, но путешествие и без того получилось насыщенным. Он набрался впечатлений и приобрёл новых друзей. «В Солнечном был, в Каменном был, хотел и в Земляном побывать. Но теперь уж, видимо, в другой раз, – думал Незнайка». Конь фыркнул и затряс ушами. Незнайка устроился в повозке поудобнее и продолжал смотреть вдаль.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования