Седьмая печать

Гет
NC-17
В процессе
547
Горячая работа! 571
автор
Zolatushaa соавтор
Yu_mit.libidine соавтор
_anniehemm_ бета
Mel_Rose гамма
Размер:
планируется Макси, написано 314 страниц, 28 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
547 Нравится 571 Отзывы 189 В сборник Скачать

Глава XX. Проклятая игра

Настройки текста
      Кьяра | Лира       Где-то извне слышались приглушённые причитания Реи. Подруга что-то усиленно мне доказывала, пока я, зарывшись под одеяло, тихо плакала в подушку. Влажная ткань неприятно касалась лица, нос предательски заложило, прямо как в тех историях про надоедливый человеческий насморк, а ресницы слиплись и мерзко кололи тонкую кожу век.       Сегодня вечером должен был состояться бал Зимнего равноденствия, куда меня пригласил Эос. Мы решили пойти вместе спустя какое-то время после того, как начали встречаться в тайне от всех.       Мама любила порой рассказывать мне про их с отцом встречу на этом празднике. Великолепие божественной магии зачаровывало каждого, ступившего в просторный светлый зал. Снег ниспадал большими хлопьями вниз, не успевая коснуться открытых фигурных плеч красивых девушек и причесанных волос молодых людей.       Танцы и веселье, ломящиеся от лакомств и напитков столы, а главное музыка, струящаяся и приятно ласкающая слух. С детства мечтала ощутить на себе атмосферу первого бала, доступного лишь старшим учащимся. Теперь мне светил вечер в одиночестве благодаря заточению в комнате до выяснения обстоятельств случившегося на Земле.       Неделю назад директриса рвала и метала, вызвав меня к себе в кабинет, как только мои ступни коснулись земли Школы. Ещё никогда в жизни не видела настолько разъярённых демонов. Тогда страх исключения был на грани с безумием. Казалось, ещё чуть-чуть, и я упаду в обморок не то от её криков о нарушении баланса сил, не то от подступающей к горлу тошноты.       Конечным решением стало заключение меня в собственной комнате до того момента, как консилиум из учёных ангелов и демонов не определит последствия поступка.       — Перестань жалеть себя! — крикнула Рея, грубо сорвав с меня одеяло. — Если бы ты хоть чуть-чуть меня слушала, вместо того, чтобы рыдать, узнала бы, что Эос готовит для тебя сюрприз.       Шмыгая носом, развернулась в сторону подруги.       — О чём ты говоришь? Какой к чёрту сюрприз?       Пронзительные глаза ангела забавно округлились, когда она услышала моё ругательство. Стараясь дышать ровнее, Рея ответила:       — Он попросил передать тебе, чтобы ты подготовилась к полуночи.       — Ох, Шепфа! — я рухнула обратно лицом в подушку, промычав нечленораздельное «небудуникудаготовиться».       — Дело твоё. Но раз парень решился нарушить школьные правила, это что-то да значит. Лира, — подруга присела сбоку на кровать и коснулась плеча, успокаивая своей медовой энергией, — ты можешь злиться на весь мир, проклинать его, но правду не скрыть.       Приподнявшись на локтях, посмотрела в веснушчатое лицо. Рея уже успела прихорошиться: рыжие волосы были забраны вверх, опуская два локона по бокам, розоватые губы подчёркивали яркость светлых ресниц, выделяющих искрящуюся голубизну радужек. Белая ткань платья с традиционно открытыми плечами игриво поблёскивала в свете комнаты.       От одного её радостного вида и прелестной красоты хотелось убежать в ванную и продолжить рыдания там.       — Да, мы уже говорили. Это было моё решение. Вина за содеянное на мне и всё такое.       — Тогда перестань плакать, умойся и надень тот самый наряд, — она по-доброму улыбнулась и наклонилась, чтобы обнять.       Приятный травяной шлейф парфюма коснулся кончика носа, продолжая свою незамысловатую умиротворяющую колыбельную. Прижавшись к ней, ревниво не хотела отпускать веселиться с сокурсниками. И всё же мысль о сюрпризе от Эоса кокетливо щекотала нутро.       — Хорошо. Не зря же я колдовала над тем серым платьем.       — Вот именно! — воскликнув, соседка отстранилась и соскочила с кровати, направившись в сторону выхода. — Буду ждать от тебя рассказа о ваших приключениях, ну и…       Рея как-то неловко замялась и даже слегка покраснела.       — И..?       — Ой, да брось! Всё ты поняла.       Мой негромкий смех пролетел по комнате.       — Хорошо, обязательно, — хитро ухмыльнувшись, махнула в сторону двери. — Иди уже, а то опоздаешь.       Рея могла быть надоедливой, порой слишком простодушной, но она всегда была готова поддержать меня. Тёплое чувство любви к подруге, мягко разлившееся в груди, подтолкнуло начать сборы. До двенадцати часов было всего ничего, а внешний вид оставлял желать лучшего.

***

      Разглаживая платье руками сверху вниз, посмотрела не спрятались ли где ненужные складки. Серая с лёгким влажным отблеском ткань приятно обтягивала талию и бёдра, струясь в свободную непышную юбку. Создавая свой наряд при помощи стихов, я надеялась сделать его поистине волшебным. Спереди красовался глубокий вырез, доходящий практически до пупка. Само платье держалось на тонких бретелях, стремящимися ровными линиями по плечам.       — Выглядишь прекрасно, — голос Эоса неожиданно послышался со стороны окна.       Я вздрогнула, приложив руку к груди. Обернувшись, увидела, как парень ловко спрыгнул с подоконника. Сегодня он позволил волосам лежать небрежно, едва касаясь плеч. Светло-серые классического кроя брюки-карго хорошо сочетались со свободной белой рубашкой, расстёгнутой на пару-тройку верхних пуговиц.       Вместо того, чтобы так же ответить комплиментом, по-глупому выпалила:       — Ты напугал меня.       Заправив намеренно распущенные волосы за уши, подошла к нему.       — Забрался через окно, как Ромео?       — Он стоял под балконом Джульетты, но у тебя его нет. Пришлось выкручиваться, — ангел улыбнулся одними краешками губ и протянул мне что-то маленькое и, на первый взгляд, хрупкое. — Это тебе.       Приняв подарок, поднесла ближе, чтобы рассмотреть. Тонкие нежно-розовые цветы магнолии вместе с мелкой зеленью образовывали искусный браслет с золотистыми металлическими элементами.       — Спасибо, — я тут же надела его на руку. — Он очень красивый.       — Как и ты, — казалось, Эос смутился, осторожно касаясь моих пальцев. — Лира…       — Давай не будем. Не сейчас, — предположив, о чём хотел заговорить ангел, прервала его речь. — Рея, сказала, что ты что-то приготовил, но, если честно, мне достаточно и твоего присутствия рядом.       Парень выдохнул и кивнул.       — Да, но для начала придется завязать тебе глаза, — он потянулся в карман брюк и достал тёмно-синюю атласную ленту.       — Что за игру ты затеял? — я хитро ухмыльнулась и безропотно развернулась спиной, чтобы ему было удобнее.       Эос приблизился. Тёплое дыхание коснулось кожи на шее, вызывая в груди волнительный трепет. Улыбка не покидала моё лицо. Предвкушение чего-то большего заставляло неметь кончики пальцев, а щёки пылать от ожидания сюрприза. Холодная повязка коснулась глаз, и я прикрыла веки.       Проверив, не сползает ли лента, ангел осторожно развернул меня к себе.       — Ты должна пообещать, что будешь вести себя тихо и ни в коем случае не подглядывать, хорошо?       Согласно кивнула, слегка прикусив нижнюю губу. Я понятия не имела, что именно он решил устроить, нарушив мой запрет на выход из комнаты. Если меня можно было смело записать в пропащие души, то Эос подвергался значительному риску быть исключённым. Постаралась отбросить тревожные мысли, чтобы полностью отдаться небольшому приключению.       Он проворно подхватил меня под колени, придерживая за плечи. Инстинктивно обвила руками его шею и прижалась плотнее.       — Не бойся, — шепнул ангел тихо, но решительно.       — Рядом с тобой — никогда.       Спустя мгновение холодный ночной воздух коснулся кожи, шероховато царапая. Ветер, гуляющий вокруг Школы, был переполнен мелкими снежинками, предвещающими вьюгу.       Первое время полёта чувство напряжения не покидало тело, принуждая переминать руки и стараться не сорваться вниз. Но, немного погодя, я всё же дала себе возможность расслабиться и насладиться морозной атмосферой, окружающей нас цепкими, но изящными пальцами зимы.       Вскоре мы приземлились. Эос аккуратно поставил меня на твёрдую поверхность. Слегка пошатнувшись, поспешила снять повязку с глаз. То, что я увидела, должно было остаться в моей памяти навсегда. Иначе просто не простила бы себе потерю этого воспоминания.       Высокий цветной витраж венца главного зала, где проходил бал, ярко светился, прорывая ночную тьму волшебными лучами. Оказалось, что за стеклом находился небольшой выступ, выстроенный в качестве фальшивого балкона. Никто не мог увидеть нас здесь, так как окно возвышалось над танцевальным холлом. Мы были одни и были со всеми.       — Это невероятно, Эос, — изумление не позволило словам быть чёткими и ясными, но я была уверена, что он всё расслышал.       В этот момент на балу звучала неспешная, мягкая музыка.

♪ Wicked Game — Invadable Harmony ♪

      Парень плавно обвил мою талию и нежно повернул к себе.       — Потанцуем?       — Не могу отказать такому галантному джентльмену, — лукаво пролепетала, вложив руку в его ладонь.       Охваченные волнением, мы двигались в несерьёзном вальсе вдали от толпы других ангелов и демонов. Свет, падающий из окна, зажигал разноцветные искры летающего вокруг снега.       Это было лучше, чем то, что описывала мама. Танцуя в окружении синих звёзд ночного неба, чувство лучистого счастья переполняло меня изнутри. Волшебная атмосфера вечера вскружила голову, и я безотрывно смотрела в добрые глаза напротив.       Эос заботливо вёл, прижимая к себе всё сильнее. Холодный ветер больше не беспокоил. Сердце разгоняло горячую кровь по телу, разрумянивая щёки. Ангел смотрел на меня со всей присущей ему нежностью и искренностью, которую я часто замечала в его взгляде прежде.       Мы постепенно замедлялись. Мои ладони выскользнули из его рук и ласково коснулись шеи парня.       Вдруг, оттолкнув меня, он резко отстранился, как если бы прикосновения больно ранили. Я поспешно упёрлась рукой в стекло витража за спиной и ошарашенно взглянула на ещё недавно пылавшего чувственностью Эоса.       — Что… Что случилось?       — Ты была в Аду… — ангел зажмурился, словно острая мигрень настигла в секунду, — с ним.       Сердце с протяжным грохотом упало вниз, погрузившись в пучину растерянности. Приоткрыв рот, стояла и смотрела на него, как загнанная правдой маленькая девочка.       — Д-да, — неуверенно подтвердив факт, я осознала, что Эос считал меня во время танца. — Постой, ты без разрешения…       Чувствуя всё большую уверенность, шагнула ему навстречу.       — Заглянул в душу? — было отчётливо слышно, как в голосе нарастает оправданная злоба. — Это был сюрприз или план по выуживанию того, что внутри меня?       — Признаю, так делать было нельзя, но… — Эос раздражённо сжал губы, оттягивая продолжение фразы.       — Но что?!       — Я хотел понять тебя, Лира! — он нервно вскинул руку. — С самого твоего появления происходили странности: перейдя сразу на высший курс, ты принимала решения на стороне демонов, затем матч и наше общее задание, а сейчас… Провела чуть ли не день в Преисподней без каких-либо последствий. Неужели, ты действительно считаешь, что это не вызывает сомнений и опасений?       — Думаешь, всё так просто?! — не сдерживаясь, крикнула. — Хотел понять… Не самый-то лучший способ выбрал! Если ещё не разобрался, то вот тебе долгожданная правда: я всю свою жизнь провела, не зная родных и боясь за себя и тех, кто меня приютил. Какая-то великая сила внутри, о которой вовсе не просила. Об этом не рассказать, не поделиться! А ещё голос… Зудящий, бесконечно заставляющий что-то увидеть…       Глаза начали застилать слёзы. Мне совсем не хотелось устраивать истерику. Ведь внутри бушевал огонь из досады и разочарования в том, кому хотелось доверять больше всего.       — Голос?       — Да! — гневно бросила в ответ немного остывшему после моей яростной тирады парню. — И даже Верховный, мать её, Серафим не в курсе, что это такое!       Я отвернулась, избегая ошарашенного взгляда Эоса. Мы замолчали. Теперь завывания усилившегося ветра стали слышнее. Впервые боль чувствовалась одновременно со страхом того, что он отвернётся.       Пребывание в Школе было не просто испытанием. Как назло, каждый так и норовил подорвать и без того неспокойное состояние. Взаимоотношения с другими только больше запутывали сложный комок из переживаний и чувств. Мои мечты об обучении, весёлых друзьях и прекрасном времени здесь разбивались вдребезги. Теперь и Эос попытался вскрыть то, что сама была не готова осознать и показать.       — Почему ты ушла к нему? — еле слышно произнёс ангел.       — Тогда это показалось выходом. Испугалась последствий проваленного задания.       — Я видел, — его сухой тон болезненно царапнул. — Тебе было хорошо и свободно рядом с Дэймосом.       «Свободно», — мысленно повторила, будто не хотела верить в правдивость его слов.       — Прости, — наконец-то развернувшись, посмотрела прямо в глаза. — Всё это… Не сработает.       Сжав челюсть, Эос коротко кивнул. Он узнал больше чем, кто бы то ни было. Разобраться в происходящем казалось непосильной задачей, и в продолжении того, что заведомо обречено на провал, не было смысла.       Звуки мелодии танца постепенно тонули в спускающей тишине зала за витражом. Пройдя мимо ангела к краю балкона, остановилась.       — Ты ведь не расскажешь?       — До тех пор, пока твоя тайна не приносит вреда остальным, — его голос приобрёл оттенки странного безразличия, отчего стало дурно.       Взглянув вниз на широкий школьный двор, я расправила крылья и поспешила уйти.       Сбежать. Унестись прочь на Землю и состариться среди людей. Забыть всех, даже родителей и Ребекку.       Зажмурившись, свободно падала, позволяя ледяным слезам разлетаться в стороны. Инстинкт не позволил расшибиться, и, маневрировав в потоке ветра, приземлилась у знакомого арочного коридора, ведущего к двору перед Школой.       Промёрзший камень колонн коснулся спины. Пытаясь привести себя в чувство, прижималась до хруста в основании оперения. Всё вокруг пустовало в виду проходившего бала, но внезапно послышалось чьё-то гневное перешептывание.       Я осторожно выглянула из-за своего укрытия. Двое студентов, девушка и парень, стояли лицом друг к другу.       — Зачем, Далия? Ради чего тебе это было нужно? — непреклонный тон Дэймоса давил на демоницу так, что она вжималась в плечи.       — Просто… Ну… — даже будучи загнанной в угол, она пыталась выкрутиться и не показывать слабости. Хотя и выходило из рук вон паршиво.       Рассерженный разговором демон спонтанно поднял глаза и встретился с моими. Быстро примкнув обратно к стене, тихо выругалась себе под нос. Он точно меня заметил.       — Потом поговорим. Уходи.       Судорожно оглядываясь по сторонам, пыталась найти путь для отступления, но его шаги неумолимо приближались.       — Из всех ныкающихся по углам ангелов и демонов я не должен был встретить именно тебя, Лира!       Дэймос       — Не выдашь? — её губы расплылись в виноватой улыбке.       — Ты должна быть в комнате. Какого чёрта ты шатаешься по Школе? — судя по мигом изменившемуся взгляду, мой вопрос явно не вызвал искреннего удовольствия.       — А ты… С Далией? — голос девушки дрогнул.       — Что? — недоумённо посмотрел на неё. — При чём тут это? Нет... И не переводи тему. Почему вышла? Решила найти ещё больше проблем?       — И ты туда же! — смерив меня кислым взглядом, Лира оттолкнулась от стены, огляделась и, убедившись, что шум голосов и веселья не готов прорваться в безмолвие коридора, двинулась в непонятном направлении.       Злясь то ли на себя после разговора с демоницей, то ли на ангела, попытался нагнать последнюю. Но белые крылья быстро скрылись за оградой сада, примыкающего к запретному Лабиринту Адама и Евы.       Несмотря на то, что странные выходки Лиры никак меня не касались, я продолжал чувствовать неловкость из-за вылазки в Ад вот уже на протяжении недели. Школа полнилась слухами. На каждом углу студенты смеялись и перешептывались о внезапном исчезновении той самой «новенькой».       Порой ловил себя на мысли, что невольно ищу её в обеденной зале, за столом в библиотеке, или на лекциях. Никогда я не подыскивал объяснений своим эмоциям или… О, Шепфа… Чувствам.       В густой вечерней темноте, окружавшей высокие кустистые растения, едва ли можно было что-то различить. Но, выйдя к центральной ротонде, смог разглядеть неподвижно стоявшую возле дальних колонн, Лиру.       Изредка выглядывающая из-за снежных туч луна освещала фигуру ангела. Поза скрывала в себе ещё не охладевшую и непонятную мне злость. Беспокойный вздох поднял её плечи. Она смотрела куда-то вдаль, но, наверное, этот взгляд не цеплялся за что-то определённое.       Бесшумно приблизившись, захотел коснуться запястья, чтобы обратить внимание к себе. Лира не замечала меня или старательно делала вид.       Прохладный ветер так резко сменивший осень на зиму приятно касался кожи, давая возможность прийти в себя после спёртого воздуха танцевального зала и гула веселящейся толпы. Откинув последние мысли о недавнем разговоре с Далией, я подошёл к ангелу сбоку.       Облокотившись на белую колонну ротонды, запустил руки в карманы и спокойно произнёс:       — Почему ты убежала?       Девушка медленно прикрыла глаза, словно набираясь смелости перед тем, что собиралась сказать. Немного подождав, ответила:       — Не сошлась характерами с Эосом после романтичной вылазки-сюрприза, — выдохнув, она коротко посмотрела в мою сторону и вновь вернулась к саду. — Ну, вот. Можешь злорадствовать и смеяться. Вперёд.       Какая-то ехидная радость взыграла торжественным маршем внутри. К этому моменту я уже прекрасно осознавал, почему это происходило, хоть и старался заглушить все намёки.       — И не собирался.       Мне чудилось, что теперь был ближе к ней, чем секундой прежде. Возможно, почувствовав то же, Лира повернулась. В потемневшем янтаре её глаз закралось лёгкое смятение.       Оттолкнувшись от камня, некоторое время зачарованно смотрел, как кожа девушки излучает едва видимый свет на фоне сгустившейся вокруг нас тьмы. Хотелось провести пальцами от запястья выше до локтя, затем коснуться виднеющихся ключиц и откинуть чёрные волосы, освобождая шею для поцелуя.       Сомнений становилось всё больше. Думала ли она об этом после произошедшего в тронном зале? Что, если бы откинул все запреты и страхи, лишь бы подтвердить или опровергнуть непонятную увлечённость? Пойму ли происходящее с собой, ощутив губы Лиры на своих?       Моей внезапно угасшей смелости хватило лишь на:       — Прости, это не моё дело. Возвращайся, пока тебя не обнаружили.       — Я не… — всегда знавшая, что сказать, она впервые смотрела в немом удивлении, с трудом подбирая слова. — Дэймос…       Ангел оказалась так близко ко мне, что её взволнованное дыхание тронуло шею.       — Нет, Лира, — голос предательски охрип. — Нам нельзя, ты прекрасно это знаешь.       Ладони девушки скользнули по моей рубашке, остановившись на груди. Дыхание участилось. Глядя ей прямо в глаза, впервые намеренно коснулся пальцем щеки. Едва заметная тень победной улыбки промелькнула на её лице.       — Тогда уйду, как ты просишь, — расширившиеся зрачки следили за каждым моим мимолётным движением, пухлые девичьи губы приоткрылись.       Я перестал думать о последствиях, забыл про все опасения и страхи. Разум не оставлял попыток зачитывать нравоучения о легкомысленности близости с ангелом. Но что-то произошло.       Она замерла, не отпуская взглядом и на секунду. Между нами не оставалось пространства. Сила, с которой мне хотелось касаться её, слышать вздохи, продолжать чувствовать руки на теле, пугала.       Платье, вовсе не скрывавшее изгибов тела, а наоборот, подчёркивавшее их, позволяло свободно ощутить горячую кожу между вздымающейся грудью Лиры. Поцеловать её сейчас было равнозначно умиротворению.       Наконец, когда наши губы соприкоснулись, она сдавленно простонала, указывая на безысходное вожделение. Кровь в венах горячила и будоражила, пробуждая сердцебиение с новой силой.       Её ответ был наполнен той же требовательностью и смелостью, отчего мне становилось мало происходящего. Рука девушки оказалась на моей шее, вызывая приятную дрожь, сменяющуюся волной жара. Это возбуждало сильнее.       Окончательно потеряв голову и наплевав на то, что нас могли увидеть, настойчиво прижал её к противоположной колонне, опуская поцелуи ниже от ерёмной впадины до чувствительной ложбинки между грудями. В районе солнечного сплетения светился странноватый белёсый шрам в виде небольшой звезды. Нежно поцеловав его, вернулся к раскрасневшимся губам Лиры.       Весь остальной мир перестал существовать. Были только мы. Рука властно откинула полы распадающейся юбки, отыскивая последнюю преграду в виде тонкого кружева белья. Я закинул её ногу на торс, прижимаясь к промежности и ловя очередной стон. Снова осыпая шею поцелуями, хрипло прошептал:       — Сегодня ты станешь моей… Только моей.       Лира задышала чаще и коснулась моей щеки, призывая посмотреть на неё.       — Дэймос, я… Я никогда не…       Секундное замешательство, за которым пришло осознание.       — У тебя не было секса с проникновением? — спросил, стараясь избавиться от иронии в голосе и не волновать её сильнее.       С толикой растерянности во взгляде она кивнула.       — Тогда это не лучшее место, чтобы…       — Нет-нет… Я хочу тебя. Сейчас. Просто ты должен был знать.       Слегка улыбнувшись, сжал её талию и поцеловал сильнее. Ласки постепенно становились быстрее, лихорадочнее. Несмотря на стягивающий воздух холод, наша кожа покрылась лёгкой испариной. Чёрные волосы Лиры растрепались и спутанно прилипли к скулам, придавая ей возбуждающую природную красоту.       С трудом сдерживая себя от желания проникнуть в неё, держал в голове самую важную мысль — я должен быть мягким и неторопливым. Её эмоции и страхи первостепенны.       И всё же этого было мало. Чем желаннее она чувствовала себя, тем сильнее распалялась. Это позволило бы ей расслабиться и окончательно отпустить напряжение. Поцелуи стали покрывать не только лицо и губы, но плечи, полностью оголившуюся грудь, твёрдые бусины сосков… Лира стонала и поддавалась вперёд, что доводило до безжалостного исступления. Только в момент её безусловного наслаждения, позволил себе коснуться вульвы.       Ангел была влажной и тёплой. Расстегнув ширинку брюк, провёл головкой члена между половых губ. Карие глаза распахнулись. Сквозь пелену возбуждения читалась застывшая немая просьба действовать. Я вошёл в неё одним сильным движением. Крика боли не последовало. Прижавшись к ней телом, нежно поцеловал в висок и прошептал:       — Всё в порядке?       Лира согласно кивнула, продолжая неровно дышать.       — Сейчас странно…       — Тебе не больно?       — Всё хорошо, — прошептала она.       С осторожностью ритмично качнулся внутри.       — Так?       — Да… Так… И можно… Ещё…       Она запрокинула голову, упираясь темечком в колонну, и прикрыла веки.       Снова полностью вошёл, срывая хриплый стон с пухлых губ. Затем дрожащие стенания плавно перерастали в громкие вскрики, такие, что пришлось прикрыть ей рот. Но вся ситуация, риск и неистовое вожделение заставляли действовать решительнее.       Дыхание Лиры стало сбивчивым. Отчётливо ощущая, что она близка к кульминации, отпустил руку и впился в губы настойчивым поцелуем. Мои движения становились быстрее, и я сдерживался, чтобы не кончить раньше, чем она.       — Дэймос, — назвав моё имя, ангел прижалась к колонне сильнее, проехавшись чуть вверх.       В это мгновение глаза девушки вспыхнули ярким дьявольским огнём. Я растерялся, но не отстранился, продолжая смотреть на момент полного экстаза, раскрывающего истинную суть Лиры. Неожиданный вскрик. После чего женское тело ослабло от разливающихся по мышцам отголоскам оргазма. Её руки всё ещё продолжали держать мои, когда, расслабившись, она удивлённо спросила:       — Что с тобой?       Её нога опустилась на пол, отпуская меня. Девушка проворно подтянула белье и аккуратно расправила полы поблёскивающего платья.       Быстро приведя себя в порядок, встревоженно взглянул на неё.       — Лира… — нужные слова никак не приходили на ум, и всё, что оставалось — сказать, как есть. — Ты — демон.       — Что? — со смехом уточнила она. — Это у тебя комплименты такие?       — Считай меня. Увидишь, то, что было перед моими глазами, — протянув руку, приблизился. — Считай!       Она оцепенела, осознав, что я не притворялся и не шутил. Тревога и паника подступали к сердцу, но мой разум изо всех сил пытался отбросить их назад, не позволив передаться Лире.       Девушка смятенно посмотрела на меня, прежде чем коснуться. Вглядываясь в зрачки, жадно притянула к себе. Глаза нервно заметались, впитывая увиденное вновь и вновь.       — О, Шепфа, — она отшатнулась, резко откинув руку. — Нет, нет… Этого не может быть.       Девушка обхватила обеими руками голову, вглядываясь куда-то в пол.       — Лира, подойди. Я сам не…       — Мне… Мне нужно к родителям. Сейчас!       Она побежала прочь из ротонды в сторону выхода из сада.       — Постой, Лира!       Пытаясь нагнать её, проскочил извилистый тоннель из деревьев и саженцев, и, оказавшись в школьном дворе, только и успел увидеть, как она распахнула крылья и мгновенно взмыла в небо, скрываясь в ночных кучевых облаках.       Вики       Бесконечная тьма. Крики и зовы прошлого и грядущего, эхом раздающиеся то во мраке, то в ослепительном свете. Такой привычный сковывающий холод внезапно сменился давлением глубины. Я начала захлёбываться, конвульсивно пытаясь освободиться из-под гнёта Темплума.       Резь первого вздоха лезвием прошлась по лёгким. Воздух был странным, непритворным, самым настоящим.       Ослабленные веки задрожали в попытке приоткрыться. Длительный сон спаял каждый сустав, не позволяя шевельнуть даже фалангой пальца. Сквозь ноктюрн своих кошмаров всё же подняла взгляд, чтобы понять, что это за место.       — Л… Люци… Люцифер… — голос не был похож на свой собственный.       Полутени гуляли по комнате, где я очнулась. Воспоминания начали проявляться, как плёнка фотоаппарата, вырисовывая чёткими линями жрецов, ритуал, его фигуру, нависающую надо мной...       Постепенно. Шаг за шагом. Первое движение пальцем ноги. Ступни. Застывшие колени. Полупрозрачный пар вышел изо рта.       В груди раздался стук ещё живого сердца. Я прекрасно знала, что биться ему оставалось не долго. Но для начала нужно было найти мужа, заточившего в самое ужасное место во всех существующих мирах. Не для мести. Мне нужно было рассказать то, что видела за пределами.       Время больше не было иллюзорным, каким оно казалось в Темплуме. Нужно было торопиться. Поднялась. Ноги булыжниками упали вниз, а за ними невольно склонилась и голова.       — Волосы… — слово выбежало на выдохе, когда я коснулась скрывших лицо серебристых прядей.       Злая судьба. Меня покинула дочь, оставила любовь всей жизни, и даже проклятый цвет волос. Горькая усмешка сопутствовала моей попытке сползти наконец с каменного изваяния, служившего своего рода кроватью.       Пробивающийся сверху свет помог различить дверь в округлой стене помещения. Тело было изнеможенным, но я уверенно наставила руку на выход.       — Pulsanti aperietur!       Прозвучал громкий удар, снёсший часть стены и обваливший мощные многовековые камни. Демонов, охранявших меня, завалило обломками. Их слабые постанывания слышались на ряду с осыпавшейся крошкой и песком. В голове тут же вспыхнули отзвуки голосов оттуда. Ладони затряслись от моментов чистого страха и ужаса, который я испытывала день за днём, из ночи в ночь.       Сжав кулаки, чтобы собраться с мыслями, посмотрела вперёд. Сила с лёгкостью поддавалась на подобные фокусы, при этом оставляя меня без подпитки. Стальной вкус залил язык. Сплюнула красную слюну в сторону и двинулась к выходу.       Чёртов Коцит словно стал холоднее и больше, чем прежде. Я плелась, как побитая кошка, лишь бы скорее покинуть место проклятых.       — Вы только взгляните, кто здесь!       Сведя брови к переносице, резко обернулась на гнусный голос. Белиал, скованный льдом, измученный и покалеченный, упёрся чёрными глазами, с жадностью разглядывая.       — Как чувствуете себя, моя Королева? — улыбаясь потемневшими от крови зубами, ехидно произнёс он.       — Пошёл ты. Приятной вечности в джакузи, говнюк!       Не собираясь тратить времени на болтовню с обречённым, пошла дальше. Он истерично закричал, чтобы услышали все:       — Вернулась! Она вернулась! Сбежала! Королева здесь!       Игнорируя агонию бывшего архидемона продолжила путь, казавшийся бесконечным. И всё же где-то там маячил вход в пещеру. Он был обложен плотным камнем, создававшим арку, в середине которой красовалась перевёрнутая пятиконечная звезда.       Сложив ладонь и вытянув при этом указательный и средний пальцы верх к пентаграмме, прошептала:       — Люцифер…       Маленький секрет, которым поделился Король, будучи ещё Принцем Ада. Любой символ звезды, высеченный на старейших сооружениях Преисподней, переносил к необходимому демону. Настала пора воспользоваться силами Тартара.       Голову стянуло тисками, а горло пересохло от внезапно исчезнувшего из лёгких воздуха. Обхватив шею руками, позабыла о безопасном приземлении через портал.       Колени с хрустом упёрлись в камень. Еле успев выставить одну руку вперёд, завыла от боли, поразившей всё тело.       — Какого… Что происходит?! — послышался знакомый голос за спиной. — Вики? Вики!       Он подлетел ко мне, быстро укладывая в своих руках. Знакомый яркий кармин его глаз бушевал беспокойством и неприкрытым удивлением. Я больше не противилась ничему. Добравшись в реальный мир, коснувшись кончиками пальцев его усталого лица, могла наконец позволить каплю безразличия. Долгожданное спокойствие обволокло разум и утянуло в настоящий живой сон.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.