The past — a ghost that is always there

Гет
R
Завершён
34
Размер:
142 страницы, 16 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
34 Нравится 130 Отзывы 5 В сборник Скачать

Глава 10

Настройки текста
— О чем ты хочешь поговорить? — с некой грубостью в голосе спрашивает Юля, явно не горящая желанием говорить с этой особой. — Юль, мы можем поговорить тет-а-тет? — спрашивает она, кратко кидая взор то на Юлю, то на Алексея. — У меня от Лёши нет секретов, — отвечает она, — что ты хочешь? — девушка повторяет вопрос. — Мы будем тут так и стоять? — вопросительно она смотрит на молодых людей. — Прямо здесь, у машины? Юля было хотела возразить, но Алексей мягко притрагивается к ее запястью, привлекая её внимание на себя. — Девушки, — начинает парень, вглядываясь в столь любимые глаза, — давайте мы и вправду проведем наш разговор в другом, более уютном месте, — предлагает он, — хмурится, вдруг дождь пойдет. — Извините, но в свою квартиру я вас не позову, — сразу ограничивает «рамки возможного» Юля. — Предлагаю пойти в кафе, — он оглядывается по сторонам, ища нужное заведение, — как раз-таки оно есть неподалеку. Идём? — парень поочерёдно смотрит на девушек, ожидая хоть какой-нибудь реакции. — Ладно, — Юля нехотя, но соглашается, — идём, — она, в отличии от Алексея, ждать ответа от Светы не намерена, поэтому тут же садится в автомобиль, — сам сказал — дождь будет, а до машины мы потом как побежим? — девушка улавливает на себе изумлённый взгляд парня и тут же отвечает на его немой вопрос. — И то правда, — улыбаясь, соглашается парень, — Света, садись, — говорит он, захлопывая дверцу Юли, и обходит машину, занимая свое место. Девушка кидает свой краткий недовольный взор на зеркало заднего вида, замечая в нём недоверчивый, пронизывающий до глубины костей взгляд Юли. Постояв так несколько секунд, Света, не произнося ни слова, садится на заднее сиденье. «Что она хочет? Мало ли что хочет она, а ты-то зачем опять на это согласилась? Она же явно что-то задумала, она опять что-то задумала…» — мысленно размышляет Юля, метаясь от одного предположения к другому. — «Так, спокойно, рядом Лёша, всё нормально…» — успокаивает себя девушка. Так и не поняв, что происходит, Юля бросает эту затею, убедив себя, что она в безопасности и что меньше, чем через десять минут, она всё узнает.

***

— Девушки, мы же хотели поговорить. И, мне кажется, что выяснить нужно многое, — Алексей прерывает эту затянувшуюся тишину. Юля переводит растерянный взгляд на парня, кажется, не зная, что говорить. Парень, поняв ее переживания, берёт ситуацию в свои руки, начиная диалог с нежданной гостьей. — Света, что же ты хотела сказать? Не помню, чтобы ты ещё когда-то так продолжительно молчала, — усмехаясь, говорит Алексей. — Я хотела поговорить, — начинает она, упираясь локтями о стол. — И о чём же? — уточняет Юля, вступая с ней в диалог. Света переводит на неё свой сверлящий взгляд, явно что-то проговаривая про себя, но не произнося этого вслух. — Ну чего ты меня молча-то посылаешь, — в ответ Свете она награждает её таким же ехидным взглядом, — ты же пришла говорить, не я, — девушка жестом руки показывает, мол, вот возможность, используй, — так говори, или мы пойдем, — Юля крепче обхватывает ручку сумки, как бы показывая, что собирается вставать. — Я осознала, что была не права, — произносит Света, пытаясь не выдать свои искренние эмоции. — И когда же тебя посетила столь гениальная мысль? — с нескрываемой насмешкой спрашивает Юля, скрещивая руки на груди и откидываясь на спинку стула. — Я поняла, что вела себя неправильно, — пропуская мимо ушей, продолжает она и опускает глаза, словно пряча взгляд. — Да я смотрю, ты у нас экстрасенс, — продолжает Юля, не переставая пристально наблюдать за девушкой. Света медленно поднимает взгляд на девушку, явно раздражаясь и сжимая кулаки под столом до побеления костяшек. Внутри неё начинается буря, становится заметно, что с каждым вопросом она всё хуже и хуже сдерживает свои эмоции. — Можно обойтись без этого ехидства, — несколько поучающе продолжает Света, тут же замечая, как меняется в поведении ее собеседница. Алексей, молча сидевший рядом, тоже замечает изменение в Юле, поэтому немедленно кладёт свою ладонь на ее руки, как бы успокаивая. Тепло от его ладони тут же разносится по всему телу, заполняя каждую клеточку. — Для чего ты вышла со мной на разговор, ради вот этой мелочи? — кажется, сама того не замечая, Юля всё больше и больше нервирует девушку и нервничает сама. — Так давно любой нормальный и адекватный человек всё о тебе понял. — Мелочи? — на выдохе, словно опешивая, уточняет девушка. — Для тебя… извинения — мелочь? — вопросительно, но с дольками гнева спрашивает Света. — Подожди-подожди, — Юля так же опирается локтями на стол, — я ещё не слышала от тебя извинений, — выжидательно она смотрит на Свету. — Не слышала, значит, проблемы со слухом, — постепенно девушка вновь возвращается в свое амплуа, выходя из образа сожалеющей о содеянном. — Так не пойдет, — в их разговор вступает Алексей, — во-первых, ты, Света, — он смотрит на девушку пронзительно-недоверчивым взглядом, пытаясь найти в её глазах хоть каплю искреннего сожаления, — не извинилась, а просто сказала, что осознала, — парень переводит взгляд на Юлю, тут же меняя свой спектр эмоций, становясь прежним. Он несколько секунд любуется ею, а потом уверенно продолжает, — во-вторых, не нужно оскорблять Юлю. — А разве непонятно, что я имела ввиду? — удивляется Света, демонстративно вскидывая брови. — Нет, — ровно, без единой эмоции отвечает Юля, продолжая смотреть на девушку. Света напрягается ещё больше. Ее губы плотно смыкаются, а брови опускаются и сводятся к переносице. — Я тебе завидовала, и этим ты меня бесила всё больше и больше, — смотря на Юлю и Алексея, говорит она сквозь зубы, — тебя всегда ставили в пример, я только и слышала, что ты… ты… ты… везде была ты, — повышая голос, продолжает она. — Ты завидовала мне? — теперь уже удивляется Юля. — Завидовать такой скучной жизни, как ты сама же и говорила? — Скучная жизнь… Да, завидовала скучной жизни, ведь там любили по-настоящему! — девушка ударяет кулаком об стол, тем самым заставляя остальных посетителей кафе обратить на них внимание. — Потише, Света, — оглядываясь вокруг, произносит Алексей, — держи себя в руках. — Я хотела каким-то бы ни было способом навредить тебе, и получилось ведь, — усмехаясь и откидываясь на спинку стула, тише говорит она. — Выход есть всегда, — вновь вступает в обсуждение Алексей, — но поступать так… — ему не дают договорить. — Кто как может, тот так и выживает, — прожигая взглядом обоих, проговаривает Света, — выживает сильнейший, не, не слышали? — И ты думаешь, что сильная здесь именно ты, да? — как бы уточняя скрытый подтекст ее слов, переспрашивает Алексей. — Знаешь, — не давая ей ответить, начинает Юля, — только сейчас, когда стала старше, я поняла, что в тебе до сих пор сидит маленькая девочка, которая обижена на жизнь, — девушка замечает, как в глазах одноклассницы на миг появляется что-то такое неизвестное всем, но быстро сменяется злостью, — именно поэтому ты пытаешься навредить другим, чтобы им было хуже, чем тебе, так ведь? — Ты не представляешь, как меня бесит вся эта ваша правильность! — она вновь задерживает свой взгляд на Алексее. — Хоть бы раз она сделала что-то не так, — Света кивком головы показывает на Юлю, — но ее никто никогда не ругал, даже её мамашу ни разу в школу не вызывали! — она резко вскидывает брови, не на шутку гневаясь. — Не смей называть так мою маму! — тут же возмущается Юля. — А мою вызывали, много раз вызвали, — девушка пропускает мимо ушей возмущение Юли, продолжая, — дома то это не так, — с обидой и ненавистью в голосе говорит Света, — то то не так. То… — Подождите, — неожиданно громко говорит Алексей, прерывая эту начинающуюся перепалку, — мы собрались здесь по иному поводу, не так ли? — Верно, пришла поговорить. Это всё ваш Паша. Умеет он находить рычаги давления, что даже я поддалась, — с сожалением в голосе произносит Света, — но сейчас-то понимаю, какой это был абсурд прийти сюда. — Паша? — удивлённо спрашивает Алексей, слыша до боли знакомое имя. — Паша. А что тебя так смущает, Лёш? — невинно смотря на парня, обращается она к нему. Его сокращённое имя из её уст больно режет слух и врезается в память, словно осколок гранаты в тело солдата. Юля почему-то потерянно смотрит то на Свету, то на Алексея, замечая, что его это вовсе не смутило и он не обратил на этого никакого внимания. — Что он тебе такого, — парень делает акцент на слове, разводя руки в стороны, — сказал, что ты согласилась? — Говорю же, умеет находить рычаги давления, — девушка элегантно кладет свою руку рядом с вытянутой рукой парня. — Зачем была та прелюдия? — после недолгого молчания спрашивает Юля. — Какая именно? — усмехаясь, спрашивает она и аккуратно дотрагивается указательным пальцем до тыльной стороны его ладошки, вырисовывая ноготком непонятные узоры. Юля замечает действие девушки, отчего ее взгляд вдруг из уверенного меняется на растерянный. Внутри всё сжимается, превращаясь в узел. — На встрече? — Света наклоняет голову и взглядом лисицы смотрит на Юлю, улыбаясь, замечая её состояние. Юля кивает головой, не отрывая своего взгляда от действий, которые она проделывала, а он не обращал на это никакого внимания. «Почему ты не убираешь руку? Тебе нравится? Ну же, отдерни руку! Пожалуйста…» — хаотичные и пугающие мысли одолевают девушку. — Не знаю, — она пожимает плечиками, улыбаясь, — захотелось. Да и вы так мило шушукались с Витей. Алексей резко убирает руку со стола, словно только замечая, что происходит, и вопросительно смотрит на Юлю. — Шушукались? — переспрашивает Юля. — Во-первых, не твое вовсе дело, а во-вторых… — Что во-вторых? — хитро она смотрит на Юлю. — Во-вторых, нам нужно было поговорить, — заканчивает она мысль. — Поговорить, да? — с каким-то скрытым подтекстом в голосе вновь переспрашивает Света. — Так, — Алексей, явно недовольный тем, куда Света ведёт разговор, вновь вступает в обсуждение, — Света, не нужно тут устраивать театр. От тебя не дождаться адекватного поведения, поэтому, Юль, идём, — обращаясь к девушке, он мягко сжимает ее холодную ладошку, — ты замёрзла? — беспокоясь, спрашивает он. Юля отрицательно мотает головой, не произнося ни слова. — Хотите услышать прощение? Вот, пожалуйста, говорю: прости, — улыбаясь, произносит Света, явно не раскаиваясь и вовсе не сожалея о содеянном. — Знаешь, — начиная говорить, Юля тут же останавливается, обдумывая, — в любом случае, сказав «прости», невозможно все загладить. А что уж говорить о том, если ты даже это делаешь не искренне. — Ну, это вас не устраивает. Это ваши проблемы, — усмехаясь, произносит девушка. — Я предлагаю, — начинает Алексей, — чтобы ситуацию не доводить до бо́льшего абсурда, разойтись тихо, мирно и быть как две параллельные линии, которые никогда не пересекутся, — парень встаёт со своего места, надевает свою куртку и подаёт одежду Юле, — пойдем, — говорит он, когда девушка несколько растерянно смотрит на него. — Юль, — окликает Света девушку, пока та одевается, — будь впредь аккуратна, — подмигивая ей, заканчивает Света. Только Юля хотела было что-то ответить, как парень пресекает ее, произнося. — Не смей приближаться к нам, — наклоняясь ближе к Свете, произносит он тихо, но угрожающе, — живи своей жизнью, — награждая девушку тяжёлым, уверенным и несколько гневающимся взглядом, Алексей крепче берёт за руку Юлю, и они вместе покидают это помещение.

***

— Вот и поговорили, — садясь в машину, говорит парень. — Да… Только вот нужен был ли мне этот разговор… — всё ещё пребывая в раздумьях, почти шепчет девушка. — Юль, что-то не так? — замечая, что с ней явно что-то не то, парень напрягается, устремляя свой взор на девушку. — Юль? — А? — выныривая из своих раздумий, девушка наконец обращает внимание на парня. — Всё хорошо, — слегка улыбаясь, она вглядывается в его глаза. «Почему ты не убрал? Почему ты не убрал руку сразу!» — возмущение внутри девушки растёт всё больше и больше, но вот высказать в слух она его, кажется, боится. — Юля, — парень накрывает своей ладошкой ее, снова замечая, что они холодные, — ты же мерзнешь, — Алексей включает подогрев в машине, — сейчас должно стать потеплее, — парень мягко поглаживает ее ладони, тем самым пытаясь согреть, — скажешь, что с тобой? — наклоняя голову набок, тем самым заглядывая в её опущенные глаза, интересуется он. — Почему ты не убрал руку раньше? — быстро, словно как из пулемета, проговаривает она, устремляя свой вопросительный взор на него. — Чью руку? — недоумевая, он смотрит на девушку. — Свою руку. Тебе нравились её прикосновения? — кажется, чуть ли не плача, произносит Юля. — Тьфу ты! — парень шумно выдыхает, смеясь, и крепче сжимает ее ладошку. — Тебе смешно? — чуть ли не взывает девушка. — А кто-то у нас ревнует, да? — он расплывается в широченной улыбке, одновременно радуясь этому факту и умиляясь с поведения девушки в сию секунду. Юля, словно током ошарашенная, откидывается на спинку сиденья, ошеломленно хлопая своими изумительными глазками. «Кто, я? Я ревную? Нет, конечно…» — правда, мысленно, но отрицает все его предположения девушка, — «Бред! Полный бред! А чего ты тогда себя так ведёшь? Нет, ты не можешь ревновать… Хотя… Нет, не может быть. Я его ревную?» — Да! — громко произносит она, но только через несколько секунд понимает, что на сей раз сказала это вслух. — То есть, нет, — тут же она идёт на попятную, — я не это имела ввиду… Я… — Ревну-у-уешь, — мечтательно произносит он, тут же получая лёгкий удар себе по плечу, — а вот драться не надо. Я, может, тоже тебя ревную. — К кому? — первое, что приходит в голову, выдаёт Юля. — Есть тут претенденты, — загадочно говорит он, всё так же не сводя глаз с этой злящейся, но такой безумно красивой белокурой бестии. Неожиданно по небу проносится раскат грома, а после него начинается ливень с ветром, сметающим все «плохо лежащие» вещи на своем пути. — Почему не убрал? — опять о своём заводит тему девушка, наблюдая за крупными каплями, стекающими по стеклу. — Заметил, конечно. Да, было неприятно. Думал, как бы ее помягче отшить, чтобы она кафе потом не разнесла, — отвечает на все вопросы парень, усмехаясь и наконец вызывая столь долгожданную улыбку на её лице. — Ладно, — принимая его ответ, она, кажется, успокаивается. — Поедем домой? — спрашивает Алексей, но почти сразу поправляется. — Я тебя отвезу и сам потом поеду домой. — Нет, поехали вместе, пожалуйста. Чай попьем, а то кофе я так и не попила, — улыбается девушка. Услышав это, Алексей тут же раскрепощается. Он заводит машину, и она плавно трогается с места, удаляясь прочь под звуки дождя. — А давай купим пиццу? — спрашивает Юля, наблюдая за светофором, который вот-вот и разрешит всем железным коням двинуться с места. — Пиццу? — раздумывая, он замолкает на пару секунд. — А тебе можно? — Спасибо, напомнил, — ее взгляд тут же тухнет, — теперь что ли даже нельзя один раз нарушить этот правильный режим? — понуро себе под нос проговаривает она. — Хорошо, давай нарушим, — соглашаясь с ней, он мягко улыбается, — только с условием, что есть будем вместе, — тут же добавляет он. — А я как будто что-то против этого имею, — Юля кратко одаривает парня благодарным и влюбленным взглядом. Светофор даёт разрешение на начало движения, и все машины аккуратно трогаются с места.

***

— Что может быть лучше, чем уплетать ещё теплую пиццу, сидя рядом с любимым человеком на таком большом и удобном диване, — мечтательно произносит парень и тянется к ещё одному кусочку, — чего ты не ешь? — замечая, что девушка уже несколько минут сидит и крутит в руках недоеденный кусок пиццы. — Я наелась, — на выдохе отвечает она и кладет пиццу обратно в коробку. — Ну и чего у нас с настроением? — так же откладывая свой кусок, он принимается слушать её. — Все хорошо, — Юля слегка улыбается, — просто… — она задумывается на пару секунд, — просто грустно вдруг стало, — пожимая плечиками, заканчивает девушка. — Рассказывай, — он аккуратно подтягивает ее ближе к себе, заставляя удобно расположить голову на своем плече. — Просто… я боюсь. Боюсь привыкнуть к этому всему, — кристальная слезинка падает на её слегка розоватую щеку, — я боюсь остаться одна, — ещё одна слезинка вырывается на свободу, за ней ещё одна и ещё… — Заяц, ты чего! — парень наклоняет голову, замечая, что его любимая плачет, и тут же аккуратно вытирает её слёзы. — Я всегда буду рядом, — он целует её в макушку, зарываясь носом в её белокурые локоны и вдыхая такой любимый аромат. — А если, — хныча, продолжает она. — Никаких «если» быть не может! Посмотри на меня, — Алексей усаживает ее напротив себя, мягко беря её лицо в свои ладони, — выкинь из головы такие дурацкие и абсурдные мысли. Ты от меня теперь не отвяжешься, поверь, — подмигивая ей, он широко улыбается. — Испортила вечер, да… — шепчет девушка, шмыгая носом. — И виноватой во всех земных делах делать себя не надо. Во-первых, не испортила, ты просто априори не можешь что-то портить. А во-вторых, это всё дождь, — Алексей убирает свои ладони с ее лица. — Дождь… — Юля смотрит в окно, за которым ни на секунду не прекращается ливень, — темно так уже… — А что ты хотела, на дворе не лето, — проговаривает он, и она опять возвращает свой взгляд на него. В комнате повисает тишина, только звук падающих капель за окном, словно оркестр, играет мелодию. Молодые люди на протяжении нескольких минут на расстоянии не больше тридцати сантиметров смотрят друг другу в глаза, не смея шевелиться. — Мне, наверное, пора, — неожиданно говорит Алексей, прерывая установившуюся тишину, и тут же замечает разочарование в глазах Юли. — Как… — ей не даёт договорить он, пресекая на краю все возможные возмущения своим нежным, неторопливым и изучающим поцелуем. Парень пересаживает ее на свои коленки, а его руки начинают блуждать по ее спине, лаская. Но бо́льшего, чем это действие, он себе не позволяет, пресекая все возможные шаловливые мысли и непотребные картинки в своей голове. По законам Вселенной не может момент спокойствия и блаженства длиться вечность. Всегда, когда происходит что-то хорошее и долгожданное, всё это неожиданно прерывается, заставляя вернуться в реальность. — Прости, секунду, — прерывая поцелуй, но всё так же держа девушку за руку, он обращает внимание на настойчиво звонящий телефон. Юля смущённо отводит взгляд, незаметно облизывая губы, и перемещается с его коленок обратно на диван. — Слушаю, — Алексей отвечает на звонок и притягивает девушку вновь ближе к себе. — «Лёша, приедь. Это срочно» — слышится в трубке женский голос. Юля не хотела подслушивать, она раздумывала о чем-то своём, продолжая искренне улыбаться, но женский голос, неожиданно раздавшийся на том конце провода, заставил навострить весь свой слух. — Что случилось? — настороженно спрашивает Алексей и аккуратно постукивает девушку по плечу, как бы предупреждая, что он встаёт с дивана. «Кто это так поздно? И почему он вдруг встал? Он испугался, что я услышу? Он не хочет, чтобы я слышала разговор с ней…» — тут же девушку одолевают пугающие мысли, тем самым накручивая её всё больше и больше. — Хорошо, еду, — выслушав собеседницу на том конце провода, кратко отвечает он и кладет трубку, — Юль, прости, пожалуйста, мне уехать нужно… — подходя к девушке, говорит он. — Угу, — поджимая губы, отвечает она. — Обязательно тебя наберу, — Алексей наклоняется, завлекая её в краткий поцелуй, а позже выходит из комнаты, включая светильник в прихожей. Девушке не остаётся ничего, как просто вяло плестись за ним, чтобы закрыть дверь. Она упирается о дверной косяк, поставив левую ногу на внутреннюю часть бедра правой ноги, понуро наблюдая за тем, как собирается Алексей. Парень поворачивается к девушке, которую из-за полутьмы было плохо видно, а эмоции на ее лице тем более. Может, это и к лучшему. — Юляш, — проговаривает он, — не грусти, пожалуйста, — явно не горя желанием покидать эту квартиру, он всё же переступает порог, закрывая за собой дверь. Юля грустно усмехается, закрываясь на ключ, и всё так же вяло плетется обратно на диван, забираясь на него с ногами и обхватывая их, явно о чем-то задумываясь. — Вот, кажется, и всё… — шепотом произносит она и всё же берёт и доедает свой оставленный кусочек пиццы.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.