С превышением должностных полномочий

Слэш
NC-17
Завершён
120
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
15 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
120 Нравится 11 Отзывы 14 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
       В тот день он был немного раздражён. Его можно было понять! Начальство его ненавидело, дети его ненавидели, сама судьба ненавидела Слава! Поэтому да, он вёл себя немного чересчур. Но и этот маленький нахалёныш — что он себе позволял?        — Вау, вот это попка.        Да, именно это он и сказал, когда Слав наклонился возле кассы, чтобы поднять карточку, которая выскользнула у него из рук.        Слав медленно разогнулся, протянул карточку продавцу, развернулся к голосу и уставился на его обладателя. За ним в очереди стоял альфа, чуть выше самого Слава, чуть шире, и чуть… ладно, возможно, сильно моложе. На вид паршивцу было не больше двадцати. И это было уже настоящим хамством! Засранец должен был обращаться к Славу на вы, а он смотрел на его, Господи прости, попку.        Слав прожигал взглядом ухмыляющееся лицо, взвешивая за и против: можно было сорвать всю накопившуюся злость на несчастном дурачке или вспомнить тренера по йоге, который говорил, что умиротворение находится внутри Слава, и чтобы почувствовать его, нужно правильно дышать.        — Возьмите, — отвлёк продавец, протягивая Славу пакет. Видимо это был знак: в шею мальцу Слав вцепиться не успел, а значит, выбор пал на правильное дыхание.        — И мальборо, пачку, — услышал Слав, выходя из магазина. Он обернулся, увидел, что пацан забирает пробитую кассиром бутылку и сощурился.        Это было неправильно, да-да! Превышение полномочий и все дела. Но Слав и не собирался ничего такого делать, просто попугать, чтобы паршивец знал своё место. Он сунул пакет в багажник и уставился на двери супермаркета, ожидая свою жертву.        Жертва вышла, распечатала пачку сигарет, выкинув обёртку в урну, открыла бутылку, — о, боже! — и пошла к лавочке в парке, на которой сидело ещё четверо малолеток.        У Слава от радости сердце подскочило к горлу. Он собирался цапнуть альфу, ткнуть ему в морду корочкой и обвинить в распитии алкоголя в неположенном месте. Тот, конечно бы отбивался и орал, что ничего он не пил. А Слав сказал бы, что ему всё равно никто не поверит, зачитал бы статью, озвучил сумму штрафа и, дождавшись пока малец начнёт умолять его, отпустил бы того восвояси. Но альфа пил! Он, чёрт возьми, поднёс бутылку к губам и сделал глоток. Так что теперь это был просто долг Слава — пресечь правонарушение!        — Молодой человек, — сладко произнёс он, подойдя со спины к альфе и положив ему на плечо руку. Компания замолчала, уставившись на Слава, кто-то заулюлюкал.        — О, это ты! — ухмыльнулся альфа, развернувшись.        — Пиво? — мило поинтересовался Слав, вопросительно кивнув на бутылку.        — Да, хочешь?        Ох, как сладко бежали мурашки от предвкушении мелкой гадости. Слав мог бы просто съездить пацану по яйцам, в конце концов, что такое штраф! Но это был не только штраф, это был испорченный вечер. И это было справедливо после такого ужасного дня, какой был у него!        — Статья 153 Административного кодекса. Распитие спиртных напитков в общественном месте, штраф от двух до пяти тысяч рублей. Вы задержаны и пройдёте со мной, — сладко вздохнул от удовольствия в конце монолога Слав.        Альфа глупо моргнул и перевёл взгляд с удостоверения на улыбающегося омегу.        — Блять, — сказал он. И Слав улыбнулся шире.        Друзья альфы после секундной заминки дали дёру, побросав своё пиво, а Слав с незадавшимся пикапером ехали в участок.        — А почему на своей машине? — спросил альфа, разглядывая салон.        — Чтобы ты спросил, — безразлично бросил омега.        — А ты не представился, как тебя зовут?        — Сержант Лавров.        — А имя? — не успокаивался альфа. Слав раздражённо выдохнул.        — За сопротивление при аресте предусмотрена административная или уголовная ответственность.        — Что? Но я не…        — Да заткнись ты! — рявкнул Слав.        Телефон мигнул, на экране вылезло «ну ты гдеее?» от Вани. Господи, надо было ехать домой, сдался ему этот альфа! Дома ещё готовить жрать, орать на среднего сына, проверять уроки с младшим и, конечно, орать на старшего. В двойном объёме.        — А я Егор, — сказал альфа с улыбкой.        Слав закатил глаза.

***

       Ельцову Егору Владимировичу оказалось восемнадцать лет. Слав мысленно вздохнул благодарно, что день рождение альфы прошёл месяц назад, а то пришлось бы возиться с родителями идиота.        — Где ты его взял, ты же домой ехал? — усмехнулся Антон.        Слав печально вздохнул и отмахнулся. Ваня уже в третий раз спрашивал, где он и когда приедет. А потом прислал голосовое, где ныл, какие они все голодные.        — Открой холодильник, найди там пельмени и свари! — выдал Слав, только взявшему трубку сыну. — И да, мне всё равно, что ты на диете! И нет, заказать ничего нельзя!        Ваня обиженно бросил трубку, и Слав простонал.        — Я не поеду домой…        Антон сочувственно сжал его плечо.        Конечно домой Слав поехал. Но перед этим выпил чаю и попытался дышать, как учил тренер. С дыханием не задалось, так что из участка он вышел раздраженный не меньше, чем когда заходил. Времени было уже одиннадцатый час!        — Эй! Эй! — послышалось сзади.        «Ну нахер», — подумал Слав и ускорил шаг.        Уже около машины его всё-таки настиг Егор. Он всё ещё улыбался, и Слав с грустью подумал, что, кажется, вечер он испортил только себе, а радостный идиот так и остался радостным.        — Слава, да? Тот мужик сказал, что ты Вячеслав, так что я могу называть тебя Славой?.. — зачастил альфа.        — Слав, — перебил его омега.        — О, хорошо! Слав, ты меня подвезёшь?        Слав молча смотрел на, кажется, вполне верящего в адекватность своего вопроса альфу, и гадал, какую священную букашку в прошлой жизни раздавил.        — Нет, — отрезал он и обошёл Егора.        — Слав! Пожалуйста! Автобусы не ходят уже, а я без денег! Вдвоём же ехать веселее, я…        Слав сел в машину, хлопнул дверью и плавно выехал с парковки, игнорируя альфу, машущего ему руками. Господи, ну что за день?

***

       — Нет, ты не можешь уехать с другом на выходные! Почему? Потому что тебе двенадцать и в субботу у тебя школа! Денис, этот разговор я считаю законченный! Мне всё равно, что сказал твой отец! Это не он будет писать потом заявление о пропаже ребёнка! Всё, Денис, мне пора, не забудь вымыть за собой посуду. Целую!        Слав сбросил звонок и вздохнул. Боже, сильно ли плохо было думать о том, чтобы кинуть номера своих детей в чёрный список?        — Привет!        — Господи, — вздрогнул Слав, разворачиваясь. Егор стоял рядом со входом в участок, засунув руки в карманы джинсов, и улыбался. — Что ты здесь делаешь? Тебя опять задержали?        — Нет, — пожал тот плечами. — Я сам пришёл. К тебе.        — Зачем? — нахмурился Слав.        — Ну, я подумал, что у нас с тобой всё как-то неправильно началось. И я не взял твоего номера телефона.        Слав уснул вчера вечером за проверкой тетрадей Жени и это работа его уставшего мозга? Или малолетний нахал, которого Слав вчера задержал, действительно, клеил его?        — Извини, я, кажется, что-то не так понял, — помотал головой Слав. — Ты ведь помнишь, что вчера тебе выписали штраф, потому что ты выразил восхищение моей попкой? Как думаешь, что будет, если ты ещё раз попробуешь взять мой телефон?        — О, так ты потому меня задержал? — удивился Егор. Слав прищурился. Он серьёзно? Боже, он серьёзно. — Но у тебя, правда, очень красивая попа. Она такая…        — Пошёл отсюда вон, придурок, пока я не вернулся с пистолетом! — фыркнул Слав и зашёл в участок.        У него на столе лежало три папки, которые надо было разобрать ещё два дня назад, и начальство только и ждало, чтобы в очередной раз его отчитать. Некогда Славу было думать о каких-то малолетних альфах.

***

       — Идиот! Ты… Чтоб тебя, блять! — орал Слав, выскочив из машины.        Придурочный альфа скакал на одной ноге и улыбался сквозь боль. Он выскочил прямо перед машиной Слава, когда тот выезжал с парковки и устроил перед участком дтп.        — Что ты здесь опять делаешь?! Я арестуют тебя на пятнадцать суток, понял? Что за идиот!        — Прости, думал, ты остановишься раньше. Я просто хотел поговорить, — сказал Егор. — Подвезёшь?        Слав вздохнул, опуская руки, и обречённо кивнул альфе на пассажирское сидение. Тот просиял и через секунду уже сидел в салоне, кажется, забыв про боль в ноге.        — Я высажу тебе возле того супермаркета, — сказал Слав. — И чтоб больше я тебя не видел.        — Я как раз там рядом живу, — кивнул альфа, проигнорировав второе предложение Слава.        Тот закатил глаза. Очень жаль, он тоже там жил рядом, и такое соседство совсем не радовало.        — Ты не замужем? — спросил Егор, и Слав чуть не нажал на тормоз.        — Боже, что с тобой не так?        — Просто спрашиваю, — пожал плечами Егор. — Я видел, что тебе писал смски кто-то, кого ты записал, как «ребёнок один». Получается, у тебя есть дети? Но кольца нет. Получается, без мужа?        — Да, Шерлок, — фыркнул омега.        Его муж, конечно, был, но бывшим. И сейчас он, наверное, предавался страсти со своим будущем новым мужем. Или чем они там ещё могли вдвоём заниматься с тем двадцатилетним дураком? Ничего, когда омежка впервые столкнется с несварением, нападавшим на Влада каждый раз во время Нового года, он поймёт, о чём его предупреждал Слав.        — Это хорошо, — улыбнулся Егор. — То есть не то, что хорошо, но… Значит, мы можем познакомиться поближе?        Слав остановил машину возле супермаркета, повернулся к альфе и вздёрнул брови.        — Тебе восемнадцать? — Егор кивнул. — Ты в этом году закончил школу, да? — Опять кивок. — Первый курс, все дела. А когда я заканчивал школу, больше двадцати лет назад, ещё даже телефонов ни у кого не было. Понимаешь?        Егор нахмурился.        — Не думаю, что это важно…        — Малыш, ты меня младше на девятнадцать лет. Я мог бы быть твоим папой.        — Моему папе сорок пять, он родил меня позже, чем в девятнадцать лет, — упрямился Егор.        — Мой сын, один из трёх, старший — он младше тебя на три года.        — Значит, мы подружимся.        Слав задохнулся от возмущения.        — Пошёл отсюда вон! Вон я сказал! И чтобы я тебя больше не видел, а то пойду с твоим папой разбираться! До чего наглые малолетки!        Егор недовольно сморщился, поджал губы, но из машины вылез. Господи, что за дети пошли? Откуда столько наглости? Слав в своё время таким не был!

***

       Свой выходной, первый, кажется, за две недели, Слав проводил как и большинство омег его возраста. Встал в девять утра, полчаса разглядывал потолок, пытаясь найти там смысл жизни, приготовил завтрак, загрузил стиральную машину, достал пылесос.        — Пап, ну десять утра, — высунулся из своей комнаты недовольный Ваня. — Я сплю!        Слав выключил пылесос, упёр руки в бока и посмотрел на сына.        — Вот именно. Десять утра, а ты всё ещё спишь. Иди завтракай, бери тряпку и протри в своей комнате пыль. Мне кто-нибудь будет помогать в этом доме?        Ваня закатил глаза, и Слав его передразнил.        — Так, и остальные, — крикнул Слав. — Ребёнок номер два и ребёнок номер три! На выход, у нас сегодня генеральная уборка. Я хочу, чтобы ваши рабочие столы сияли чистотой, а носки были разложены по парам!        Из комнат послышались тяжёлые стоны, и Слав довольно улыбнулся. Ваня смотрел на него, поджав губы.        — Хорошо, если я уберусь в комнате, мне можно пойти к Никите с ночёвкой?        — Нет, — хмыкнул Слав, доставая из-под дивана комок засохших макарон. — Ты вообще всё ещё наказан, если не помнишь.        — Папа, блин! Мне пятнадцать, я взрослый и могу гулять со своим парнем допоздна.        — Нет уж, Ваня, взрослый ты будешь, когда на твоё опознание будут звать мужа, а до тех пор, как туда придётся идти мне — ты делаешь так, как я сказал.        — Какое опознание? Ты со своей работой вообще чокнулся, — фыркнул Ваня. — Я гулял со своим парнем!        — Тебе принести статистику по преступлениям, совершенным половыми партнёрами? — вздёрнул брови Слав. Ваня сморщился и развернулся в свою комнату.        — Боже, тебе бы тоже завести уже полового партнёра, и всем бы стало проще жить.        — Эй! — нахмурился Слав. Ужас, а не дети. — Кто вас только воспитывал?        — Мы уйдём жить к отцу, — проныл Женя, выползая из своей комнаты.        — Да конечно, — фыркнул Слав, возвращаясь к уборке. — Кто там будет с тобой уроки делать? Недалёкий муженёк вашего отца?        Он пропылесосил, заставил детей пропылесосить, приготовил обед, он же ужин, он же завтрашний обед, а может, и завтрак, помыл полы, полил цветы и выторговал у Дениса сходить выбросить мусор, взамен лишней сотки на карманные расходы.        В три часа дня Слав грустно посмотрел на часы, на сияющий чистотой дом и запомнил его таким, потому что уже завтра этой чистоты не будет. Нужно было ещё сходить в магазин за продуктами, чтобы дети на следующей неделе не умерли с голода.        Когда он собрался идти, Ваня увязался за ним под предлогом, что хочет прогуляться. Но Слав-то знал: сын, наверняка, хотел выпросить у него там что-то.        Этим чем-то оказался набор для какого-то супер салата, для маленьких дурачков на диете: креветки, сыр, — сколько-сколько он стоил?! — манго и какая-то трава за очень дорого. Слав вздохнул. Радовало одно: салат свой Ваня будет готовить сам, значит, не придётся слушать его нытье по поводу выбора меню.        Слав уже брал последнее в списке: стиральный порошок, когда рядом послышался знакомый голос. Он закатил глаза и медленно обернулся.        — Вау, я опять тебя встретил! Это судьба, — улыбнулся Егор.        — Или злой рок, — ставя бутылку средства для стирки в тележку, вздохнул омега.        — Это твой сын? — вопросительно кивнул альфа на заинтересованно наблюдающего за диалогом Ваню. — Вы похожи.        — Ваня, — улыбнулся сын, протягивая руку. — А ты?..        — Егор! Мы с твоим папой познакомились недавно.        — Вот как? — стрельнув на Слава взглядом, хмыкнул Ваня.        Только этого ещё не хватало! Слав взялся за тележку, подцепил сына за рукав, и пошёл к кассам.        — Подожди, я…        — Ты помнишь, что я тебе сказал в прошлый раз? — не оборачиваясь, спросил Слав. Сын вырвал рукав и с фырканьем потерялся где-то сзади. Наверняка вернётся к кассам с какой-то дорогой ерундой. — Иди домой или я отведу тебя к папе за шкирку. Он знает, что ты клеишь взрослых омег?        — Папе не обязательно об этом знать, я уже взрослый мальчик.        — Слушай, у нас тут недавно какой-то альфа, ростом примерно с тебя и возрастом примерно с тебя, спёр сумку из машины. Я вот всё больше склоняюсь, что это ты. Как думаешь?        Слав, дойдя до кассы, обернулся на альфу. Тот довольно пялился в свой телефон и улыбался.        — Да, отлично! — невпопад сказал он и махнул рукой. — Ну, увидимся!        Слав хмуро смотрел на обходящего очередь, чтобы выйти из магазина, альфу. Да что не так с этими малолетками?        — А он ниче такой. Ты не рассказывал, — подал голос Ваня.        Слав тяжело вздохнул.

***

       Вечером припёрся, то есть приехал, муж. Бывший муж. Одно хорошо — хоть без своего жениха, этого бы Слав не вынес.        — Я вам принёс пригласительные, — сказал Влад, выбираясь из-за стола через Слава, чтобы выйти в коридор.        — И зачем они нам? — отодвигаясь во второй раз, чтобы Влад залез обратно, цокнул Слав. — Мы знаем, где и когда будет свадьба.        — Так положено, — пожал плечами бывший муж.        Ох, сказал бы Слав, на что ему положено. Дети радостно обсуждали предстоящую свадьбу, какой там будет торт, что они надену и что подарят.        — Эй, притормозите, — вмешался Слав, когда обсуждение уж слишком далеко зашло. — Подарок покупаем на мои деньги, так что давайте-ка, будьте поскромнее.        Недовольные стоны детей прервал телефонный звонок. Слав со вздохом вылез из-за стола и ушёл в другую комнату. Номер был не определён.        — Привет, Слав?        — Серьёзно? — вздохнул Слав. — Откуда у тебя мой номер?        — Твой сын дал. Как у тебя дела? Может, увидимся? Дай мне шанс!        — Да ты издеваешься, — без капли сомнения сказал омега.        — Нет, правда, правда! Не бросай только трубку, послушай!        Слав вздохнул.        — Давай встретимся? Я же тебе не прям совсем не понравился? Я знаю, я симпатичный. Что плохого в том, чтобы провести приятно время в компании симпатичного альфы? Не понравится, пошлёшь меня, просто парочка бокальчиков вина или, если хочешь, пива? Ни к чему не обязывает.        Слав потёр виски. Этот малец был очень настырным!        Из-за угла высунулась голова Влада.        — А где тряпки? Мы там немного разлили.        — Боже, Влад! Ты за четырнадцать лет жизни в этой квартире не удосужился узнать, где лежат тряпки? — вздохнул омега, отводя руку с телефоном от уха.        Влад скорчил жалостливое выражение лица, улыбнулся, пожал плечами и скрылся за косяком. Боже, да они все издевались!        — Знаешь, а пошли, — сказал Слав, возвращая телефон к уху.        — О, правда?.. Когда?        — Сейчас, — пожал плечами Слав, стягивая с себя домашние штаны, зажимая телефон плечом. Он открыл шкаф, быстро окинул взглядом содержимое и вытащил первые попавшиеся джинсы. Он их уже сто лет не носил: всё либо форма, либо спортивные штаны.        — Сейчас? Прямо сейчас? Воу, я… — задохнулся радостно и удивлённо Егор.        — Да, прямо сейчас.        — Да, хорошо, я… Так, и куда мне?..        — Скинь адрес, я тебя заберу.

***

       Джинсы немного жали, половину размера за несколько лет, что они лежали в шкафу, Слав точно набрал. Зато рубашка была в самый раз: вырез немного чересчур на его вкус, хотя тогда в примерочной так и не показалось. Но раз уж он купил её почти за три тысячи, нужно было выгулять хоть раз.        Слав посмотрел вниз и вздохнул. Боже, если он сильно наклонится, можно будет разглядеть соски.        Егор тоже выглядел неплохо. Вполне себе. Без толстовки, в которой он был во время их предыдущих встреч, его плечи выглядели крепче, и грудь была такой… Симпатичной. Слав прочистил горло.        — Так и? — оглянулся Слав по сторонам. Они сидели в Макдональдсе. — Ты обещал мне вино, а здесь только кола и холодный чай.        Егор подмигнул заговорщицки и потянул рюкзак себе на колени.        — Не переживай, всё продумано.        Слав потянулся, чтобы заглянуть на колени альфы, и увидел горлышко бутылки. Да ладно?        — Ты же это не серьёзно? А пить будем из горла? — рассмеялся Слав.        — О, ты меня недооцениваешь! — подёргал бровями Егор. И достал из рюкзака два стакана из-под пепси.        Слав откинулся на спинку стула, закусывая губу, чтобы не рассмеяться в слух. Боже! Он был на свидании со студентом! В Макдональдсе! И они собирались запивать бургеры контрафактным вином из стаканов из-под газировки!        Егор, оглянувшись по сторонам, под столом открыл бутылку и разлил вино по стаканам, пока Слав зажимал ладонью рот.        — Налетай, — подмигнул альфа и пододвинул стакан к Славу. Тот фыркнул и отпил из трубочки вина. Неплохое, не кислое и не горькое. Как Слав и любил.        Егор довольно смотрел на него, теребя трубочку и улыбаясь. Слав вздохнул. Егор был симпатичным: у него были густые чуть рыжеватые вьющиеся волосы, тёмные, почти чёрные глаза и широкая улыбка, от которой у сверстников, наверняка, отключались мозги. Если бы Ваня привёл через пару лет такого Егора домой в качестве своего парня, Слав был бы доволен.        — И как часто ты зовёшь взрослых дяденек на свидание? — вздохнул Слав.        — Не часто, — пожал Егор плечами. — А ты как часто на свидания ходишь?        Слав дёрнулся. Вообще-то не часто. Егор, заметив его заминку, вздёрнул вопросительно брови.        — Ну, мы перестали с мужем ходить на свидание, наверное, после того, как родился младший. Жене восемь лет, так что, получается восемь лет.        — Вау… А как давно ты с мужем разошёлся?        — Два года назад. Год и десять месяцев, — вздохнул Слав. И пять дней — если кому было интересно.        — То есть он шесть лет не водил тебя на свидания? — протянул альфа, подперев подбородок кулаком. — Твой бывший, должно быть, идиот? Вы потому и разошлись?        Слав фыркнул.        — Нет, мы разошлись, потому что у его стажёра ноги от ушей и задница, которой можно колоть орехи. Ты бы оценил.        — То есть этот идиот ещё и променял твою восхитительную попку на чью-то стальную задницу? — фыркнул Егор. — И почему ты вообще вышел за такого придурка?        Слав рассмеялся. Ладно, это было засчитано. Егор, кажется, мог сводить омежек с ума не только своей улыбкой и крепкими плечами, язык у него тоже был подвешен.        — Расскажи мне о себе? — мягко улыбнулся Егор, разглядывая Слава. Под его внимательным взглядом появлялось желание поправить волосы. Слав, знал, что они торчали во все стороны, он давненько не стригся.        — Я работаю в полиции — это ты знаешь. Развёлся с мужем, но поддерживаю с ним дружеские отношения, насколько это возможно, учитывая, что он меня бесит. У меня трое детей, и, что ж, они тоже порядком подбешивают. Но, знаешь, это другое — дети ведь. Ну, собственно, всё.        Боже, в таком кратком изложении его жизнь казалась тем ещё унылым переключением. Он целыми днями крутился на работе, разбираясь с поножовщинами и воришками, писал отчёты, ругался с начальством. Потом приходил домой, кормил детей, выслушивал их недовольство и раздавал нагоняи. А ночью, когда все расходились по своим комнатам, наливал стакан коньяка, — полный стакан, — смотрел в окно на проезжающие машины, и подсчитывал, сколько там дней прошло с его развода.        Не то чтобы он так уж страдал по мужу. Просто его бросили. От него альфа ушёл к молоденькому, оставив Слава с тремя детьми и мешками под глазами. Они, конечно, мирно разошлись, но осадок это всё равно оставляло. Ублюдок кувыркался с молоденьким омежкой, а Слав трахался со своей жизнью без каких-либо перспектив на жизнь личную. Потому что у Слава был возраст в тридцать семь лет, трое детей и полное отсутствие свободного времени. Вообще в данный момент он планировал дожить до пенсии и спиться.        — Лучше ты расскажи о себе, — перевёл тему Слав, высасывая вино из своего стакана.        — Я учусь на экономическом, занимаюсь немного плаваньем и хожу в походы. О, ещё недавно завёл свой канал в тиктоке, и там уже несколько тысяч подписчиков. — Слав вздохнул, как никогда ощущая свой возраст, и опять присосался к вину. — Живу с другом, мы снимаем квартиру на двоих. Я сюда приехал учиться, а дома у меня родители и двое младших братьев.        — А ещё ты распиваешь алкоголь в парках и макдональдсах и пристаёшь ко взрослым омегам, — хмыкнул Слав. Егор растянул губы в ухмылке.        — Да что ты всё заладил «взрослые омеги»! Я не ко взрослым пристаю, а к красивым. Ты вот тогда наклонился, и я сразу понял: вау, а потом ты повернулся ко мне и так посмотрел, что у меня сердце в желудок упало. А когда ты ко мне подошёл на улице — тут и стало ясно, что это судьба! Было бы глупо упустить свою судьбу, как думаешь?        Слав с умилением слушал болтовню альфы. Тем не менее нельзя было отрицать, что комплименты от молодого красивого парня заставляли сердце биться быстрее. Также долго, как Слав не был на свидании, он не слышал и ничего такого. Обычно его называли легавой сучкой, но не красивым омегой. «О, омега, я бы вдул» от наркоманов и алкашей не считалось.        — Кхм. Мило, — потёр шею Слав. Егор нахмурился.        — Тебе неловко? Брось, я серьёзно! Тебе такого не говорят?        — Вообще-то нет.        — Значит надо исправлять это досадное упущение! С завтрашнего дня ты будешь каждое своё утро начинать с комплимента!

***

       Домой Слав вернулся только в три часа ночи. Выходя из кафе, он вдруг осознал, что приехал туда на машине и напился вина. Он хотел было вызвать такси, но Егор не дал. Он сказал, что не может быть завершения свидания лучше, чем прогулка по ночному городу, и они больше часа шли до дома.        И это было вполне приятно. Егор мог заболтать кого угодно, у него оказался нескончаемый запас историй про друзей, братьев, походы и вечеринки. А ещё он когда-то в детстве заучил наизусть дедушкин сборник анекдотов, так что в любую минут мог выдать что-то вроде «знаешь, что сказал слепой, когда зашёл в бар» и прочую чушь, от которой Слав смеялся так, что живот болел.        А когда они дошли до дома Слава, Егор придержал его за руку и спросил, можно ли его поцеловать. Слав глупо замешкался, растерялся и в итоге Егор, заметив это, добавил «в щёчку». Специально или нет, но этот засранец заставил сердце Слава биться ещё сильнее.        Поцеловать себя в щёчку он всё-таки позволил.        — Папа, ты где был? Я тебе десять сообщений отправил!        Слав убрал с лица глупую улыбку и строго посмотрел на Ваню, выглядывающего из своей комнаты.        — Я же сказал, что встречусь со знакомым. Иди спать.        — Со знакомым из супермаркета? — ухмыльнулся сын.        — Спать иди, я сказал! — шикну Слав.

***

       Слав с улыбкой посмотрел на экран телефона.       «У тебя на макушке чуть-чуть торчит прядь волос, сначала я решил, что это мило, но сейчас мне кажется, что это ещё и горячо».        — Дурак, — фыркнул Слав, откладывая телефон. Он был на ночном дежурстве, часы показывали половину восьмого утра, уже можно было идти домой. А Егор, видимо, только проснулся.        Он каждое утро отправлял ему сообщение уже больше недели. Слав всё ждал, когда закончатся места для комплиментов, но, глядите-ка, Егор был весьма изобретательным.        — Нет, Вячеслав Николаевич, это вы дурак, — вздохнул Слав и лёг на стол, подложив под подбородок руки.        Он сам позволил себе влюбиться и теперь некого было винить. Он сам пошёл с Егором на свидание, сам позволил ему писать эти дурацкие сообщения, отвечал на звонки и даже сходил с ним в кино на какой-то мультик. Господи, что он творил?        Но с Егором было хорошо. Так, как уже очень давно не было. Ради бога, сообщения Слава уже долгие годы состояли из просьб купить чего-нибудь вкусненького, пустить к другу и «я закинул отчёты начу» от коллег. Так что Слав позволил себе немного расслабиться, и кто бы мог его за это винить?        «Ты помнишь, что сегодня мы идём гулять? Оденься потеплее и оставь машину дома, у меня ещё осталась бутылочка вина».        Да, и сегодня они шли гулять. Когда Слав в последний раз гулял? Не с детьми на детской площадке, а на свидании. Наверное, лет пятнадцать назад, ещё до появления Вани.       А с Егором вот они шли гулять. Егор обещал ему сладкую вату и одолжить свою куртку, — «специально надену две», — чтобы всё как полагается. Это было прекрасно и ужасно одновременно. Что Слав творил? Парню было восемнадцать лет!        А Слав творил какую-то ерунду. Например, вместо того, чтобы после работы сразу поехать домой отсыпаться, он пошёл в магазин за новыми брюками. Ему нужно было что-то, что не выглядело б как мешок картошки, но не жало во всех невозможных местах. А ещё он купил рубашку, почти прозрачную! Господи, и куда он её собирался носить? И новые трусы. Хотя вообще-то ни рубашку, ни тем более трусы он никому показывать не собирался — они шли гулять! Слав был в куртке и штанах!        — Классные штаны, — сказал альфа, когда они встретились. — Пройдись-ка, — ухмыльнулся он, останавливаясь, как будто собирался смотреть на Слава сзади.        Омега закатил глаза. Но было приятно, что уж там.        Они гуляли по скверу, потом дошли до набережной, где дул неприятный мокрый ветер. И Егор руками закрывал Славу, который не надел шапку, уши. Сахарную вату заменили на горячую шаурму и кофе, а ещё было вино, которое они пили прямо из горла. И ещё, когда уже начало темнеть, и они сидели на лавочке в парке с почти допитым вином, Егор взял ладони Слава и засунул в свои карманы, чтобы согреть их. Слав сидел близко к альфе, разглядывал его щёку, где виднелись следы от щетины, и мысленно вздыхал, какой же он дурак.        — Я тебя сейчас поцелую, — сказал Егор, глядя прямо в глаза. Слав вздохнул. Что уж там, он и сам сейчас альфу поцелует.        Губы у Егора были чуть прохладные, зато язык горячий, и уже только это было слишком для Слава, самые близкие сексуальные связи которого за последние годы заключалась в посылании коллег на всем известные буквы. А Егор потом ещё, когда отстранил, улыбнулся своей заразительной улыбкой, положил руку на щёку Слава и погладил её большим пальцем.        Слав, глядя на альфу во все глаза, судорожно вздохнул. Что он делал, боже ну что он делал?!        — Слав, я хотел спросить, не хочешь ли ты в следующий раз пойти ко мне? — спросил Егор. — Интересуюсь заранее, потому что нужно будет ещё выгнать соседа.        Вот так вот просто, глядя Славу в глаза, Егор практически прямо спросил: «потрахаемся?» Слав немного запаниковал.        — Егор, я не уверен, что ты понимаешь, куда всё это идёт. — Егор нахмурился, но Слав продолжил. — Ты же понимаешь, что я старше тебя вдвое. Больше, чем в двое — девятнадцать лет! Зачем тебе это?        — И как по-твоему? Меня это сильно волнует? — продолжал хмурится Егор.        — В том-то и дело, что ты уделяешь этому слишком мало внимания. У меня…        — Так слушай, хорошо. Я знаю, всё, что ты скажешь. И давай проясним. Ты не ищешь отца своим детям, верно? У них уже есть отец. Старый дряхлый хрен для спокойных вечеров за разгадыванием кроссвордов тебе тоже не нужен. Тогда что? Косо будут смотреть? Да всем плевать.        Егор выглядел решительным и распаленым — красиво. Они так и сидели, с руками Слава в карманах его куртки, что добавляло ситуации неловкости. Но Егора это, видимо, не волновало, он не собирался отпускать Слава.        — Егор, всё же не так просто, — покачал головой омега.        — Да ладно, мы ещё ничего толком не начали, а ты уже усложняешь и тормозишь.        — Такие отношения — это сложно и бесперспективно        Егор фыркнул и клюнул Слава в щёку, как будто всё, что он говорил, не имело никакого значения. Это раздражало, но в то же время его спокойствие успокаивало и Слава.        — Когда мои дедушки встретились, им было по двенадцать лет. Они сразу решили, что поженятся. А когда а-дедушке исполнилось семнадцать, он уехал на заработки. И тринадцать лет они были вместе, общаясь только письмами. Письмами, ты представь! Тринадцать лет. И все говорили им, что это глупости, надо искать мужа, рожать детей, строить семью. Что всё это бесперспективно. А они через тринадцать лет встретились и прожили вместе сорок шесть лет! Дедушка родил в тридцать шесть — это в то время! Потому что не мог раньше забеременеть, и тогда им тоже говорили расходиться, чтобы а-дедушка не потерял шанс построить нормальную семью. А они всю жизнь вместе прожили, и оба всегда говорили, что тот день, когда они в двенадцать познакомились, был лучшим днём их жизни. Так что ты знаешь про бесперспективные отношения? — фыркнул Егор.        Слав вздохнул. Егор был таким счастливым и уверенным, что глядя на него, Славу не хотелось думать о жестоких реалиях.        — Думаешь, я проживу ещё сорок шесть лет? — хмыкнул Слав. Егор расплылся в широченной улыбке и подмигнул.        — Немного физической нагрузки, — поиграл он бровями, — и без проблем!

***

       Домой Слав пришёл в одиннадцатом часу. На кухне горел свет, хотя все должны были уже спать. Слав заглянул туда и увидел Влада, сидящего за столом рядом с грязной тарелкой и чашкой чая.        — Когда ты съехал, я рассчитывал, что придётся мыть меньше посуды, — вздохнул Слав, указывая на тарелку. — Но нифига, ты всё ещё тут и все ещё пачкаешь мои тарелки.        — Классные брюки, — хмыкнул Влад, когда Слав прошёл к холодильнику, чтобы налить себе сока. — Ух, и рубашка…        Слав нервно отдёрнул край рубашки, закрыл холодильник и сложил руки на груди, чтобы закрыть чуть просвечивающие соски. Вот чёрт, он и забыл, что надел её!        — Что ты здесь делаешь?        — К детям зашёл, — пожал плечами Влад, всё ещё оглядывая его смеющимся взглядом. — Мне тут птичка начирикала, что у тебя было свидание с неким молодым красавцем?        — Скажи этой птичке, что я ей карманные расходы в двое сокращу, — закатил глаза Слав. Ну что за дети, ничего у них за зубами не держится!        — Да ладно тебе, рассказывай.        — Ничего я не буду тебе рассказывать!        — Слав, — протянул Влад, вставая из-за стола и подходя ближе. — Я рад, если у тебя кто-то есть на примете. Уже пора. Здорово, если ты идёшь дальше.        Слав нахмурился, глядя на довольную физиономию бывшего мужа.        — Слушай, сколько там уже времени? У вас с Алексом по расписанию разве не опробование очередной позы из камасутры? — показательно разглядывая часы на руке, спросил Слав.        Влад весело фыркнул, наклонился, целуя Слава в щёку, и подмигнул.        — Всё-то ты знаешь! — альфа развернулся, чтобы уйти. — И да, если что, на свадьбу можешь привести своего плюс один!        Слав остался на кухне один и зло посмотрел на грязную тарелку.        — Чтоб тебя, Влад!        Омега достал из ящика пакет и сунул туда тарелку. Отдаст Владу в следующий раз, он тут не нанимался!

***

       Они покупали подарки на свадьбу. Каждый захотел подарить что-то своё. «Я уже не маленький», — говорили они. Лично Слав считал, что кто на что заработал, то и подарил. Но, помнится, психолог говорил, что нужно давать детям больше самостоятельности и учить их распоряжаться деньгами. Так что Слав выдал каждому кредит. Возвращать они должны были из своих карманных денег в течение года. Радости от такого решения у детей поубавилось, но деваться им было некуда.        — Ты познакомишь нас с Егором? — спросил Женя, когда они ехали домой. Слав чуть не съехал на обочину.        — Что? Откуда ты знаешь Егора?        — Ваня сказал, — пожал плечами Женя, не отрывая взгляда от телефона, играя в какую-то очередную дебильную игрушку.        Слав зло посмотрел на Ваню, состроившего самое невинное выражение лица.        — Дома поговорим.        — Пф, да ладно. Ты сегодня на ночную, завтра придёшь и завалишься спать, а послезавтра уже ничего и не вспомнишь, — пожал плечами Ваня.        Засранец.        — Так что? У тебя новый парень? — спросил Денис. — Ваня сказал, что он моложе тебя. Это у вас с отцом кризис среднего возраста?        Слав тяжело вздохнул. Его ждал тяжёлый день, поскорее бы свалить на работу.        К сожалению, до работы Славу пришлось приготовить поесть, перемыть гору посуды и разобраться с двумя задачами Жени. Господи, и кто их выдумывал? Всего ведь второй класс!        Перед сменой он лежал на кровати, наполовину натянув форменные штаны и читал сообщения от Егора. В дверь поскреблись, и Слав позволительно помычал.        — Пап, я возьму деньги из тумбочки? Мне завтра к стоматологу.        — Да, — конечно, — сказал Слав, не отрываясь от телефона.        Сын задумчиво хмыкнул и прошёл в комнату. Он сел на кровать, внимательно глядя на Слава, и тот посмотрел в ответ, приподняв брови.        — Это Егор? Ты с ним переписываешься?        — Ты сделал уроки?        — Пап, — закатил глаза Ваня и лёг рядом. — Мне не пять лет, давай! Ты с ним уже на несколько свиданий ходил. Денис прав, когда мы с ним познакомимся?        — Никогда, — вздохнул Слав, откладывая телефон. — Ему восемнадцать лет!        — И что?        Слав приподнял брови, пытаясь молча передать «да ладно?».        — Пап, ты взрослый, он взрослый. Мы у тебя тоже уже не маленькие и всё понимаем. Просто расслабься и получай удовольствие.        — Так, во-первых, мне не нравится твоя философия, — нахмурился Слав. — Во-вторых, никакой ты не взрослый!        — Папа оставь воспитательный процесс на потом! Я сейчас говорю про тебя. Я знаю, что ты устаёшь, нас трое, ты один, работа ещё эта твоя дурацкая. Когда вы развелись, ты на себя ещё больше взял. Пап, да ты даже мастера не вызываешь розетки поменять, а всё делаешь сам! Тебе нужно немножко пожить для себя. Не парься, если ты пару дней в неделю будешь приходить попозже или приводить Егора, мы переживём. Серьёзно.        — Ну да, переживёте. Ищи потом тебя по друзьям и парням! Денис перестанет делать уроки, а Женя умрёт с голоду. Вы ж не удосужитесь приготовить.        — Пап, забей. Как-нибудь разберёмся. Потуси с Егором, он симпатичный и смотрит на тебя так, как будто ты не мой папа, а знойный двадцатилетний красавчик!        — Ну спасибо, — фыркнул Слав.        — Не за что, — улыбнулся Ваня, вставая с кровати.        Слав посмотрел в потолок, вздохнул и взял в руки телефон.        «Что там по поводу выгнать твоего соседа из квартиры на вечер?».        «В любое время! Можешь взять наручники ххх».

***

       Егор с другом снимали двухкомнатную квартиру в обычной хрущевке со старым ремонтом. Окна поменяны и то хорошо. В последний раз Слав в такой был, когда они с Владом только съехались и тоже вот так снимали квартиру. Небольшую, небогатую, но на двоих хватало.        — Куда ты выгнал друга? — спросил Слав, садясь на диван.        Гостиная была комнатой Егора: в углу лежал его рюкзак, в стенке, старой советской, было несколько фотографий с ним, друзьями и семьёй, а рядом со столом стоял круговой свет и ещё какие-то штуки — он же блогер.        — Попросил погулять, — пожал плечами Егор и сел рядом. — Он найдёт, куда деться. Красивая рубашка.        Слава неловко поёрзал, дёрнувшись, чтобы прикрыться, но сумел себя остановить. Он опять надел эту дурацкую рубашку, господи, и чем думал?        — Да, кхм, новая, — выдавил он из себя, всё же складывая руки на груди.        Егор легко коснулся его руки и улыбнулся.        — Эй, не надо. Она, правда, очень красивая. И идёт тебе, — сказал он, понизив голос. Засранец. Со Славом так было нельзя, у него секса не было один бог знает, сколько! Ладно, глупости, Слав тоже знал: два года и пять дней.        Егор смотрел прямо в глаза, у него на губах играла лёгкая улыбка, а место, где его рука касалась Слава, как будто горело огнём. Слав облизнул губы.        — Так мы, эм… Будем типа кино смотреть? Или что так, эм, делают, когда приходят к кому-то домой?        Егор широко улыбнулся и закусил губу, пробежавшись по Славу взглядом. Ох, ну каков паршивец!        — Да, посмотрим фильм. Мы ведь никуда не торопимся, правда?        Ну, с одной стороны, да. Но в то же время желание скорее уже сбросить штаны и просто сделать то, чего и хочется и колется, и мама не велит, было невероятно сильно. Слав через силу улыбнулся, и они начали смотреть фильм.        Что-то новое, про каких-то людей в обтягивающих костюмах, супер способности и кучу компьютерной графики. Дети Слава любили такое. А Слав не смог разобраться, по вкусу ли ему. Потому что, как бы это ни было банально, сосредоточиться на фильме мешал Егор. Не то, чтобы он что-то делал. Просто он… ну, был. Сидел рядом, пах каким-то дезодорантом, куда студенту до парфюма, его рука чуть касалась плеча Слава, и этого уже было достаточно. У Слава в голове ворочалось столько мыслей, что сосредоточиться на чём-то было просто невозможно.        Когда рука Егора скользнула чуть дальше, увереннее ложась на плечо, а сам он подался ближе, Слав чуть не застонал от облегчения. Это была пытка какая-то!        Егор чуть улыбнулся, одним уголком губ, и наклонился к омеге. Тот ещё секунду, буквально одну секундочку, позволил себе гонять туда-сюда все свои «не могу, не стоит, что я делаю» и подался навстречу.        Они уже целовались, и Слав мог с уверенностью сказать, что у них это неплохо получалось. Насколько он мог судить, учитывая отсутствие опыта несколько лет. Да и вообще, до Влада у Слава был только один альфа, они встречались не очень долго и вместе набирались опыта. А потом случился Влад и долгие шестнадцать лет Слав целовал только его. Что если он и сам не умел? Может, они с Владом оба не умели, и теперь, когда Слав целовал другого альфу, вдруг окажется, что он слишком слюнявый или наоборот недостаточно, или не умеет пользоваться языком, или слишком широко открывает рот? Хотя по Егору не было видно, что ему не нравится. Он целовал Слава, запустив руку ему в волосы, вторую положив на поясницу. Кажется, всё его устраивало.        — Чёрт, очень жаль, но придётся снять твою рубашку, — тихо сказал Егор, отстраняясь. Но по тону было понятно, что совсем ему не жаль.        С рубашкой Слав расстался тяжело. Нет, он, конечно, не цепляться за неё, но бог знает, столько усилий для этого пришлось приложить. Он сидел рядом с альфой, уже возбужденным, судя по шумному дыханию, без рубашки и в трусах, которые очень скоро должны были намокнуть, если не уже. И что же, он не очень был уверен.        В смысле, что с сексом обстояло как с поцелуями. Шестнадцать лет, что почти одна пятая, ладно, одна шестая века! Его шестнадцать лет трогал только один альфа, а последние два года и вовсе никто не трогал. И сейчас Слав сгорал от смущения, и желания.        — Пожалуй, так даже лучше, — сказал Егор, окидывая его быстрым взглядом. — У тебя так соски стоят...        Слава судорожно вздохнул, глядя, как альфа быстрым слитным движением стянул с себя футболку. Да, вау, что ж… Это было неплохо. Куда там Владу с его животиком.        А потом он как-то быстро оказался полулежащим на диванной подушке, сверху прижимал Егор: горячий, гладкий, с этими своими крепкими плечами и грудными мышцами. Это всё из-за плаванья — точно. Рука Егора бесстыдно совершенно без позволения гладила бедро Слава, пока второй он упирался в диван.        И если до этого были хоть какие-то шансы, что Слав не возбуждён, то здесь они исчезли. Ширинка тесных штанов давила, трусы нужно было срочно снять, если Слав не хотел потом надевать мокрое бельё. Егор, кажется, это понял. Потому что он чуть отстранился, вопросительно посмотрев вниз, и потянулся к ширинке Славовых джинсов.        Когда руки Егора прикоснулись к обнажённой коже бёдер, Слав даже задержал дыхание. Ему хотелось отстраниться и хотелось, чтобы Егор трогал и дальше, не останавливаясь, снял наконец трусы, и с себя тоже, и сделал всё, что он хотел сделать. Потому что, Господи, Слав тоже хотел!        Но прежде чем стянуть трусы, Егор прикоснулся губами к его шее. Мягко, просто прижимаясь к коже. Слав так отчётливо ощущал собственный пульс под этими губами.        — Ты так вкусно пахнешь, что это?        — Эм, это духи сына, — вздохнул Слав. Ну, он никогда особо не увлекался парфюмерией…        Егор усмехнулся и опять припал к его шее. Теперь он целовал увереннее, чуть прикусывал кожу и касался её языком. А его рука всё продолжала гладить бёдра, и Слав сам не заметил, как развёл ноги, пуская Егора ближе к себе, и стал подаваться вперёд.        — Да, раскройся, — выдохнул ему в кожу альфа. — Дай мне тебя потрогать.        Не то, чтобы нужно было просить, Слав уже был готов дать ему что угодно.        Когда Егор отстранился, Слав готов был признать это преступлением и арестовать его, но потом понял, что отстранился альфа, чтобы снять с себя штаны. А вслед за штанами исчезли и трусы, и Слав оказался не готов. Он охнул, рефлекторно отворачиваясь, и мягкий смешок Егора заставил его смутиться ещё больше. Если перед альфами он ещё раздевался, ну, у врача, например, то голого альфу видел в последний раз во сне. Не припоминал Слав, чтобы врачи оголялись в ответ.        — Всё нормально?        — Да, — как можно увереннее сказал омега, заставляя себя посмотреть. Ну, не туда, а выше. На аппетитный живот, подтянутый, с чуть очерченными кубиками пресса. Стоило признать, что у Слава никогда не было такого альфы. Потому что до этого живота и в молодости Владу и тому, первому, было далеко.        И только оставшись полностью обнаженным, Егор стянул трусы и со Слава. Он сидел на коленях между его раздвинутых ног и смотрел вниз, прямо на туда. Слав же смотрел на лицо альфы: потому что сексуальнее его пресса, плечей и стоящего члена мог быть только взгляд, которым он смотрел на Слава. Когда на него кто-то так смотрел в последний раз? И смотрел ли вообще?        Егор шумно вдохнул, провёл ладонью от груди омеги вниз, заставляя его рефлекторно поджать живот, и сжал между ног. Когда Слав издал что-то похожее на стон и писк, Егор выдохнул и накрыл его тело собой.        — Хочу тебя, — выдохнул он на ухо, прижимаясь к Славу. — Ты хочешь меня внутри?        Слав заскулил. О, да, он вполне разделял его желание! Он вцепился в лопатки Егора, притягивая ближе к себе, и обнял ногами за пояс.        Слав слабо фиксировал, что происходило вокруг, чувствовал только руки Егора по всему телу, его губы, оставляющие влажные следы то на шее, то на лице, но в какой-то момент оказалось, что Егор не только достал презерватив, но и надел его.        Слав думал, как это будет. Как они сделают это? Влад обычно брал его сзади, так им было удобнее и быстрее. Но, наверное, Егор вряд ли думал, как бы быстрее закончить, правда?        Егор подтащил Слава к себе на колени, так что он лежал на них задницей, и погладил по бокам и ягодицам. Когда палец коснулся между ними, Слав шумно вздохнул и понял, насколько он уже влажный. Очень-очень. И конечно, Егор это тоже почувствовал. Слав видел это на лице альфы, украшенном довольной улыбкой.        — Такой мокрый, — выдохнул он одними губами.        Пальцы погрузилась внутрь, два, потом три, но в то же время Егор продолжал его трогать. Как будто у него не две руки, а гораздо больше.        — Малыш, — сказал Егор. И Слав не успел возмутиться, кто тут ещё малыш, потому что сложно возмущаться с членом внутри, особенно если это первый за два года член.        — Ох, — только и сказал он, во все глаза глядя на Егора. Разглядывание его уже само по себе могло считаться отдельным видом секса, а тут ещё и… Ох.        Внутри так хорошо и правильно распирало, что Слав готов был поклясться, что согласен жить в этом мгновении. Егор сначала двигался осторожно, медленно, как будто давая им возможность нащупать и понять друг друга. Но когда Слав, откинув голову и закусив губу, начал нетерпеливо подкидывать бёдра, Егор, видимо, тоже растерял всё желание осторожничать.        Слава чуть протащило по кровати, когда Егор резко двинулся вперёд, нависая над ним. Губы впились в губы Слава, не дав возможности даже охнуть, и Славу оставалось только цепляться за его руки. Боже, что за руки!        — Ты в порядке? — хрипло выдохнул Егор, когда Слав издал совсем уж жалкий звук.        Слав ничего не мог ответить, только кивнул и провел ладонями от плеч до поясницы альфы, по жаркой влажной коже. Что тут можно было сказать, если было так хорошо? Член тёрся о твёрдый живот альфы, пальцы на ногах поджимались, и от желания то ли ускорить это, то ли замедлить, кружилась голова.        — Боже, — всхлипнул Слав, когда Егор решил ещё и потрогать соски. А те стали такими чувствительными после рождения младшего. — Боже, боже…        Кажется, Егор ухмылялся. Кажется, он и сам что-то говорил и стонал. Но как бы эгоистично это ни было, Слав не обращал внимание ни на что, кроме своего удовольствия. Он всхлипнул, зажмурился и чуть не заплакал от того, как стало хорошо, когда он сжался вокруг члена альфы.        Теперь между их животами было мокро и скользко, но Славу, ловящему остатки удовольствия, подгоняемого движениями Егора, было плевать. Егор вжался в него особенно сильно и судорожно вздохнул сквозь зубы.        Слав поднял обессиленную руку, опустил её на затылок уткнувшегося ему в плечо Егора, перебирая влажные волосы.        — Ого, ох, — слабо выдохнул Слав. Можно ли было в его возрасте переживать подобные потрясение? Сейчас, когда оргазм схлынул, он явственно ощущал, как горели места, за которые Егор хватал его, и тянуло между ног.        — Ох? — улыбнулся Егор, укладываясь рядом. — Ну как, не пожалел? Я говорил, что ты не пожалеешь. Видишь, не соврал.        — Боже, помолчи, — закатил глаза Слав, всё ещё пытаясь отдышаться, и шлёпнул Егора по влажному, запачканному животу. И, надо сказать, его руке там вполне понравилось. Слав хмыкнул и ощупал всё внимательнее. — У тебя здесь даже одеяла нет.        Омега поёжился, остро чувствуя свою наготу.        — Зачем тебе одеяло? — хмыкнул Егор, поворачиваясь на бок и подпирая голову рукой. Вот его, очевидно, собственная нагота совсем не волновала, а уж нагота Слава тем более: вон как жадно смотрел. Ну что за поколение!        — Чтобы прикрыться.        — Прикрыться? — Егор фыркнул и положил руку Славу на низ живота, заставив его вздрогнуть. — Зачем? Дай мне пару минут, и мы пойдём на второй заход. Я ещё не показал тебе узел!        Слав закрыл покрасневшее лицо рукой и тяжело вздохнул. И как бы поделикатнее напомнить альфе, что ему не восемнадцать лет? У него давление!

***

       Свадьба у Влада с его женишком, Алексом, а если по-правде, Лёшкой (регистратор так и сказал: «Согласны ли вы, Алексей Владимирович…» и омежку аж перекосило»), была до ужаса белая. Белые цветы, белые скатерти, какие-то тюли белые, весящие на белых столбах, — Славу аж слепило глаза.        Сам он был в чёрном, чисто из вредности — Алекс просил не надевать тёмное. Новые брюки хорошо подчеркивали его зад, а шёлковая рубашка соблазнительно приоткрывала ключицы — это он не сам так решил, это Егор ему сказал, а потом и доказал. В общем, Слав себя чувствовал на все сто.        Рядом с ним стоял Егор, он был одет в обычные брюки и обычную рубашку, но ему и не нужно было что-то выдумывать, чтобы прекрасно выглядеть. Слав переживал, что на свадьбе будут молоденькие дружки Алекса, и с ними Егору будет интереснее, но ошибся: тот от своего омеги почти не отходил.        В редкую секунду, когда Ваня с Женей вытащили Егора танцевать, один из молодожёнов, — пф, — подошёл к Славу.        — Отлично выглядишь. И твой парень тоже, — подмигнул он.        Слав хмыкнул и с удовольствием посмотрел на Егора: тот одной рукой держал Женю, а другой закручивал Ваню. Детям с ним нравилось. Ещё бы, он ведь разбирался в этом их тиктоке!        — Да. Ну, ты тоже ничего: живота почти не видно. И что ты сделал с головой? Я точно помню, раньше там была залысина.        Влад хмыкнул и закатил глаза. А потом потянулся поправить волосы на макушке, действительно, искусно вложенные так, будто всегда там были.        — Кажется, у вас всё хорошо? Я же говорил, тебе стоит попробовать.        — Да, — задумчиво протянул Слав, разглядывая Егора, которого отпустили дети, и он стоял рядом со столом, попивая воду, и пристально глядя на Слава.        Слав вопросительно вздёрнул брови, и Егор кивнул в сторону туалетов. О, нет, он хочет?..        — Скоро ждать твою свадьбу?        — Угу, — не вникая в суть вопроса, ответил Слав, глазами переговариваясь с Егором. Тот, ох, буквально облизал его взглядом с ног до головы.        — О, правда? И когда?..        Слав задумался, повернулся к Владу и отдал ему свой бокал.        — Прости, нам надо в туалет.        — Нам?        — Ага, — кивнул Слав, глядя в удивлённое лицо, медленно наполняющееся пониманием, и развернулся к ухмыляющемуся Егору.        Дети веселились, были заняты едой и гостями, внутри искрилось шампанское, бывший в кои-то веки пачкал не его посуду, и Слав имел полное право потратить немного времени на себя. Тем более, что он уже заметил, здесь были довольно приличные туалеты.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"