Фарадей

Гет
R
В процессе
1300
автор
Размер:
планируется Макси, написано 390 страниц, 47 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1300 Нравится 2297 Отзывы 425 В сборник Скачать

Глава двенадцатая

Настройки текста

***

      — Ну что, парень, готов? — спрашивает меня док, безмятежно опираясь на меч в ножнах, как на трость.       Я лишь киваю и начинаю по часовой стрелке обходить его. Док даже и не думает следить за мной взглядом – уверен, даже закрытые глаза ему сейчас не помешают. Моя цель – просто достать дока, обозначить достаточно сильный удар. Легче сказать, чем сделать – у дока за плечами десятилетия опыта, а у меня – жалкие годы занятия БИ для души и поддержания формы.       Впрочем, спарринг с сильным противником всегда даёт намного больше опыта – к тому же док пообещал посмотреть на мой стиль боя и разобрать мои ошибки, но при этом приказал выложиться на полную. Меня он в свою очередь жалеть тоже не будет – поединок будет настолько приближен к реальному бою, насколько это возможно.       Но сначала мне нужно будет доказать, что я этого стою. Для начала – просто достать стоящего на месте и не применяющего Хаки дока. Каждый прошедший удар – повышение сложности, как он выразился. После первого он начнет двигаться, после второго – применять Волю Наблюдения, а после третьего – развернётся во всю силу.       Уговорить дока поучить меня драться и поделиться опытом оказалось не так сложно, как вытащить его на эту самую тренировку. Док оказался завален заказами, и очередь из пациентов растянулась на целую неделю. Поэтому док и приказал мне как следует подготовиться к поединку.       Неделя? Учитывая то, что Дозорные блокировали остров и усиленно кого-то или что-то искали и мои планы пошли прахом – чем ещё лучше заняться, как не усиленными тренировками? Спокойно, обстоятельно – пока над тобой не висят дамокловым мечом беды или обязательства.       Зажигательная погоня в порту и стычка с капитаном Дозора не возымела последствий, как я того опасался. Дозорные приходили к доку, и обыскали весь дом, но на меня они смотрели с таким же скучающим видом, как и на соседский забор. Они прочесали весь город, заглянули в каждый угол, но искали явно не меня. Необычное чувство – за эти несколько дней я привык, что каждому камню на этом острове вдруг понадобился Майкл.       Неожиданной проблемой оказалось то, что мне оказалось трудно нагрузить своё тело для тренировки. Простого бега или поднятия над собой кареты – самого тяжелого, что я смог найти – не заставляло мои мышцы стонать от нагрузки.       Выход нашелся в нескольких километрах от города – местность там была скалистой, море полно опасных рифов и скал, а в самом центре этого безобразия был пустой, заполненный обломками скал островок. Именно там я и тренировался. Обломки скал стали чудесными снарядами. Первый день я потратил на расчистку тренировочной площадки, и отбор лучших обломков под снаряды. Мой максимум оказался глыбищей весом в пару десятков тонн! В голове не укладывается.       Я осваивался с самим собой – оказывается, я подсознательно сдерживаю себя, чтобы простыми движениями не навредить всему, что вокруг меня. Но в бою это помеха. Преодолевая себя, я раз за разом поднимал лимит веса. Но я не ограничился одними силовыми тренировками. Мой ум занимала короткая стычка с владеющим Рокушики дозорным.       Мне катастрофически не хватало своего набора боевых умений – особенно дальнобойных. А Рокушики давал целый список защитных и атакующих приёмов, которые были основаны на чистой физической силе. Если подумать, то та же Сору – молниеносное движение для атаки или уклонения от неё – основано на потрясающе четкой работе ног. Как и Геппо – который позволял буквально отталкиваться от воздуха ногами.       Ранкяку позволяет пускать острые лезвия из воздуха. И всё это великолепие – чисто на силе мускул и поразительном контроле своего тела.       Но ведь и мы не лыком шиты. Недели оказалось маловато для выработки собственного арсенала – но кое-что получилось. И сейчас результаты моих изысканий пройдут проверку боем.       Моя цель сейчас – заставить дока выложиться на полную. Нет смысла беречь козыри в рукаве – мы не в реальном бою, где кроме сражения умений идёт битва умов и где подобное уместно. Все козыри должны быть выложены на стол, своевременно и к месту – и быть по достоинству оценены или забракованы как малополезные.       Сейчас док стоит ко мне боком – не буду оскорблять его нападением со спины.       — Лунный шаг — И окружающее вокруг меня расплывается от набранной с места скорости. Мой вариант Сору – но имеющий ряд недостатков. Как и тогда, при памятном беге мои ноги буквально пробивают поверхность подо мной, выбрасывая в воздух целые гроздья земли. Которые в моём восприятия парят медленно и величаво, будто сила тяготения уменьшилась в шесть раз.       Но этот недостаток я постарался сделать преимуществом – и теперь в сторону дока летит настоящая ударная волна, перемешанная с землёй и почти скрывшая меня из виду.       Док изгибается с такой гибкостью, что и не подумаешь, глядя с него со стороны. Лёгкое движение ножен снизу вверх – и две ударные волны сталкиваются, порождая взрыв, сдувший всё лишнее с нашего импровизированного ринга.       Док принимает прямой и бесхитростный удар кулаком вскользь, на ножны, отводя его в сторону. Как и ожидалось, прямые атаки не работают. Но...       Хлопок и док буквально срывается с места. Но и я не собираюсь останавливаться на достигнутом. Размен ударами – док бьёт так, что кости моих рук от блокирования буквально звенят, как тонкий хрусталь. Но мой эрзац–Теккай – слабое подобие настоящего – выдерживает, и руки остаются целы. И без того твердые мышцы буквально поглотили удары в себя.       Как я достал дока? Мои эксперименты с Ранкяку пошли прахом – мой максимум – очень широкие и разреженные ударные волны. Никаких тебе лезвий, рассекающих всё на своём пути. Но мне удалось создать свой дальнобойный приём. Вместо того, чтобы создавать лезвие из воздуха, я смог создать кое-что другое.       Когда мой удар был отведён ножнами дока, я разжал кулак и буквально ухватил ломоть воздуха (так оно ощущалось, хоть и казалось каким-то бредом) в ладонь – а потом сжал и отправил в дока. Как я понял – сразу пять тупых лезвий из воздуха(каждая от своего пальца) сливаются в моей ладони и становятся одним округлым вихрем, который стабилен, но быстро теряет свою силу.       Воздушный кулак – как я не мудрствуя лукаво назвал его – не обладал чудовищной силой, но он был быстрым – и док никак не мог уклониться от него вблизи, стоя на месте.       Док невероятно быстр, а его удары могут с лёгкостью отправить меня в нокдаун, если я не буду осторожен. Но и я не собираюсь сдаваться просто так. Адреналин бушует в крови, мышцы буквально поют от напряжения – горячка боя полностью захватила меня. Никаких тебе финтов и уклонений или бега от противника – удар на удар, на пределе возможностей.       Док полностью собран – он уклоняется или отводит все мои удары и умудряется контратаковать. Я превосхожу его во всём, кроме скорости – мои удары он показательно не принимает на жесткий блок. Ну что ж, время очередного козыря пришло.       — Ключ на старт — Мой вариант Геппо тоже вышел... Своеобразным. Вместо лёгких движений ног, поднимающих в воздух, мой приём взрывом подкидывал всё в небольшом радиусе от меня в воздух. Сам я оставался на месте. Вместо повышающего мобильность приёма у меня получился атакующий. Тоже неплохо, верно?       Док оказался в зоне поражения, и поток подкинул его вверх. Но сразу после ключа я выпустил целую связку воздушных кулаков – туда, куда поток должен был поднять дока.       К его чести – он отбил ножнами все воздушные сгустки, кроме одного – раздался знакомый гул и док принял снаряд коленом, прикрыв его Волей Вооружения. Просто великолепно – главная цель выполнена, осталось продержаться хотя бы минуту.       Я продержался пятнадцать секунд – больше ни одна моя атака не задела развернувшегося во всю дока, а его удары, усиленные волей швыряли меня как котёнка и буквально вбивали в землю. И это даже без полного покрытия! Вот уж кто здесь монстр – так это он.       — Что скажете, док? — Хриплю я ему. — Пациент скорее мёртв, чем жив? — Мне с большим усилием удалось выдернуть голову из земли – док основательно так вбил её туда.       — Стар я стал для всего этого дерьма. — Док огорошивает меня ответом. — Не могу с сопляком без Воли справиться. — Док преувеличенно покряхтывает, присаживаясь рядом со мной.— Вообще первый раз вижу, что кто-то настолько перековеркает Рокушики, что его приёмы сами на себя не похожи, но всё ещё действуют. — Док отгибает ворот и показывает мне нехилых размеров яркий синяк, захватывающий немалую часть шеи и груди – след моего первого попадания. — Вот дашь кому-то фору – и тебя норовят без головы оставить.       — Эх, парень. — Неожиданно он вздыхает. — Был б у тебя хотя бы один из типов Хаки – и я бы скорее всего проиграл. В твои годы я и на десятую часть не был столь силён как ты, а сейчас уж и глаз не тот, и пояснице каблык...       Этот старый пень ещё и прибедняется. Хрена бы я лысого я победил бы даже с Волями Вооружения и Наблюдения.       — Так что мой тебе совет – продолжай тренироваться, и сосредоточься на Воле – она даст тебе максимальное преимущество. Свои приёмы ты подсмотрел у дозорных, верно? — Я киваю, и док продолжает: — Мне интересно, что получится, когда ты отточишь их в совершенстве. Встречал я типов, которые так гордятся своим «искусством», что не готовы ни на йоту отходить от уже проторенных дорог. А ты, парень. – Док усмехнулся. — Даже неудачные эксперименты превращаешь в оружие.       — По ного и рукомахательству я ничего тебе посоветовать не могу... Разве что в бою ты слишком много времени тратишь на обдумывание – это замедляет. Тебе стоит забить себе на подкорку всё, что ты умеешь – иначе рано или поздно это тебя погубит.       — Ещё, если хочешь, могу показать тебе основы с мечом – док кивает на своего верного спутника.       — Это было бы просто великолепно. —       — Значит, не будем терять времени зря. Меч – оружие войны, обманчиво-простое, но только на не искушенный взгляд – хоть основных ударов и связок не так уж и много, но...

***

      Время за обучением проходит незаметно, и док откланивается, оставляя меня одного – его ждут клиенты. Нельзя сказать, что я теперь имею право называть себя мечником или что я буду уверенно держать клинок в руке – но я стал лучше понимать это оружие – а это много стоит. Остаток дня я потратил на Волю – на безуспешные попытки её пробудить. Ни медитация – если можно так назвать сидение часами с закрытыми глазами – ни активные попытки ощутить что-то иное или что-то, что всегда с тобой, просто остаётся незамеченным – ничего из этого не сработало. Я не мог понять, что я ищу.       Что-то, способное буквально искажать пространство в нарушение всем законам физики.       Вечерние сумерки сменили дневной свет, а я в исступлении стою, опустив руки со сжатыми кулаками вниз. Скальная порода передо мной в многочисленных сколах и выбоинах – мои кулаки разбиты в кровь, и её капли покрывают поверхность скалы, и стекают по костяшкам вниз. Окровавленная каменная крошка хрустит под ногами.       Я не понимаю. Я чего-то фатально не понимаю.       Сгребаю в кулак кажущийся податливым воздух, сжимаю его, и бью так, словно стоит мне сокрушить преграду – и мой ступор пройдёт. Рука дробит камень и погружается в покрытую трещинами твердь скалы – и в этот момент на волю вырывается воздушный снаряд.       Стена передо мной взрывается осколками – не меньше кубометра породы превратилось в щебень. Он оставил кровоточащие следы на руке, и настоящим дождём прошелся по всему телу.       На фоне гладкой, облизанной ветрами и морем поверхности скалы след от моего удара казался чудовищной раной, но это не принесло мне утешения – я всё так же был далек от цели, как и в начале пути. Единственное, что я мог сделать – не сдаваться. Но на сегодня явно хватит.       Перетруждённые мышцы ныли, удары дока не прошли бесследно, и разбитые в кровь руки тоже молили о пощаде. Пора домой.       Одним из интересных открытий было, что мой лунный шаг позволял мне передвигаться по воде. При определённом усилии вода становилась твёрдой, как камень. Только вот контролировать силу удара приходилось с куда большей тщательностью, чтобы оставаться на поверхности – это было неплохой тренировкой.       Тренироваться я предпочитал в безлюдной местности – чем меньше любопытных глаз, тем лучше. Тем большим сюрпризом для меня было, что на берегу меня уже ждали.       Высокий, лишь на пару ладоней ниже меня, молодой на вид мужчина с короткими синими волосами и спокойным взглядом тёмно-голубых глаз ждал меня, присев на торчащий из песка валун. Волны лениво лизали песок у его ног, а лёгкий ветер шевелил небрежно наброшенный на плечи плащ Дозора.       Незнакомец не проявлял враждебности, и я не стал избегать встречи с ним. К тому же, совершенно незнакомым он мне не был – что-то такое угадывалось в его осанке и фигуре.       Я вышел из лунного шага за пару десятков метров до него – не хочу показаться излишне агрессивным. Дозор мне не враг, по крайней мере пока. Кто знает, как повернётся жизнь дальше? Среди дозорных полно и откровенных мразей, и неплохих людей. Так что не будем пороть горячку и выслушаем его.       Последние брызги поднятые моим прибытием улеглись, и дозорный встал и поприветствовал меня кивком головы.       — Майкл, я полагаю? Позволь представиться – Леит Мерфи, к твоим услугам.       — Очень приятно. И что же заставило дозорного искать меня?       — Незаконченный бой. — Дозорный усмехается, но злости в его словах не было. — Твой последний удар весьма... Ошеломил меня. — Дозорный хлопает себя по животу. — Я нашел тебя, чтобы предложить провести пару поединков – редко встретишь настолько сильных людей, и ещё реже – которых не хотят тебя убить или не завалены бюрократической работой.       Он замолчал, явно оценивая мой не самый презентабельный вид.       — Значит, Дозор не имеет претензий ко мне? Я сбежал тогда лишь потому, что не знал, кто приближается ко мне и...       — Тому парню, с которым ты сначала хотел сбежать? Он как пришёл в себя – всё благодарил того, кто спас ему жизнь. Он и рассказал нам, что случилось – и тогда я понял, что это было всего лишь недоразумение. — Дозорный пожимает плечами, показывая своё отношение к случившемуся.       Это же отличные новости. Интересно, а что стало с чинушей?       — И что с ним теперь стало?       — Он имел долгий разговор с вице-адмиралом Момонгой – детали, к сожалению, мне не известны.       Так вот кто был тот верзила, командовавший высадкой. Имя знакомое, но память не подсказывает мне ничего особенного, кроме того, что для дозорного он не так уж и плох – в зверствах не замечен, к своей команде лоялен, долг блюдет. И ещё он отлично держался против Боа Хэнкок – вся его команда пала жертвой её фрукта, и только он один устоял. Крепкий мужик. — Я знаю только, что оставаться на острове для него – верная смерть, поэтому сейчас он в качестве матроса-рекрута драит палубы линкора. — Леит улыбается. — Полагаю, это в любом случае лучше смерти.       — Однозначно. Полагаю, найти меня не составило труда? — Леит улыбнулся, проведя ладонью у себя над головой. — Да уж, я слишком выделяюсь из толпы.       Я вздохнул с досадой и продолжил: — Леит, с радостью проведу несколько спаррингов с тобой – но завтра. Сейчас я несколько не в форме. Предлагаю пройтись до города вместе – у меня тоже есть пара вопросов к тебе.       Леит хохотнул и кивнул: — Да уж, выглядишь ты не очень. Выкладываешься на полную на тренировках? — Мы неторопливо двинулись в сторону города.       — По другому не умею. Я думал, что дозорные заняты службой, а ты явно свободен сейчас        — Я в увольнении. На три дня. Сегодня весь день бродил по вашему милому городку – досталось ему знатно, конечно. Да и местный форт... — Заметив мой взгляд, Леит покачал головой — Прости, не имею права рассказывать подробности. Дело касается только Морского Дозора. — Он явно смущен этим обстоятельством, и старается побыстрее перевести тему — Никогда прежде не видел, чтобы Сору использовали для бега по воде. Кто обучал тебе этому?       — Ты поверишь мне, если скажу, что я самоучка?       Леит хмыкает. — Тогда ты должен быть гением, чтобы хотя бы просто повторить Сору – это фундаментальная способность Рокушики, и без её освоения сложно добиться прогресса в остальных техниках. — Заметив мою ухмылку, он недоверчиво улыбнулся: — Неужели ты ещё чем-то владеешь?       Взвесив все за и против раскрытия моих способностей, я пришел к выводу, что риск минимален, а возможность получить новые знания – бесценна, я нарочито медленно создал воздушный кулак и направил его в попавшееся нам на пути на свою беду дерево.       Крак!       Из ствола дерева словно великанскими челюстями был вырван большой шмат, и дерево не удержалось на оставшейся перемычке и с горестным треском свалилось набок, грузно ударившись об землю.       — Вот это да! — Леит не на шутку разволновался – ещё один маньяк и приверженец силы, вот к гадалке не ходи — Покажешь ещё раз?!       — Покажу в подробностях и расскажу все тонкости, если окажешь мне в ответ услугу.       — И какую же?       — Если ты в свою очередь научишь меня всему, что знаешь.       Дозорный от неожиданности остановился и захохотал: — А у тебя губа не дура, я смотрю. Обменять один приём на несколько. — Он задумался. — Хорошо, но с одним условием – пока я здесь, ты становишься моим постоянным спарринг-партнёром. По рукам?       — По рукам. И насчет нечестного обмена ты загнул. У меня есть ещё кое-что, что может тебе понравится — как тебе насчет приёма, который способен подбросить в воздух всех вокруг тебя?       Так и прошла дорога – мы обстоятельно обсудили Рокушики, и у меня появилась ещё пара идей, которые стоило испытать. Похоже, Леит тоже извлёк кое-что новое из нашей беседы – возле самого города он был весьма задумчив, и после короткого прощания направился напрямую в порт.       А мой путь лежал домой – к сестре и доку. Дом дока Робертса был весьма обширен, и док выделил мне с сестрой по комнате – небольших, но имеющих всё, что было нужно. Пока я тренировался, Бель не сидела без дела – она обходила местных дельцов, разведывая и подготавливая почву, убеждая и склоняя – в общем, занималась малопонятными мне делами. Но она была счастлива, а именно это было для меня главным.       Забавным было ещё то, что я действительно рассказал во время попойки грустную историю о разлученных возлюбленных и следах пальцев на металлическом столбике, а через несколько дней узнал, что к тому самому месту действительно начал подходить народ – кто-то рассказывал, что если по очереди дотронуться до следа – то ваша любовь будет крепкой до самой смерти. Одной легендой больше, одной легендой меньше, но сам факт удивляет. Возможно, люди сами готовы верить во всё, что сулит им надежду?       Таверна, кстати, оказалась на месте, а не была развалена в пух и прах. Правда, её хозяин крепко повздорил с Форзоном, и действительно перестал пускать грузчиков на порог. Это было бы печально, если бы в округе не было ещё двух таких же, обрадовавшихся увеличению числа клиентов.       Форзон ещё жаловался мне, что с него и ребят срубили деньги за то, что они плохо закрепили груз на берегу. Мол, закрепили они его хорошо, но кто мог ожидать, что форт Морского Дозора будет уничтожен с такими спецэффектами?       Сейчас город и окрестности патрулировались отрядами дозорных, а порт был надёжно перекрыт линкором. Дозорные чего-то ждали. Кто-то прятался на острове? Но кто? И почему форт открыл огонь по своим?       А ведь ещё остаётся наёмники и их загадочные наниматели, которые хотели развязать войну в Вест Блю. К сожалению, суда больше не заходят к нам, отсекаемые дозорными, и не приносят свежие новости из окрестностей. А доставка новостей птицами или через стационарные Ден-Ден-Муши практикуется по большей части в Гранд Лайне или его окрестностях либо для особых людей – остальные довольствуются не настолько оперативной морской почтой.       Когда я добрался до дома на небе появились первые звёзды. Я помылся, основательно перекусил, перекинулся во время ужина несколькими словами с сестрой и доком, и с чистой совестью лёг спать.       Проснулся я от оглушительного хлопка в правом ухе. Полусонный, я вскочи на ноги – в руках словно сами собой зашелестели пока ещё удерживаемые мной воздушные кулаки.       И только тогда я увидел того, кто потревожил мой сон. Перона. Собственной проекцией. В моей спальне. Я позволил сгусткам воздуха в своим ладоням распасться – всё равно от них не было толку в этой ситуации.       — И какого черта ты здесь делаешь? — С ясно различимым раздражением спросил я её. — Ты вообще видела, сколько сейчас времени?!       — Мне нужна помощь. — Она сказала это с таким видом, будто делает мне одолжение. Ну уж нет, голубушка, так дело не пойдёт.       — И ты думаешь, что я помчусь тебе помогать, сбивая ноги? — Хмыкаю ей в ответ. — Обойдешься.       — И неужели ты бросишь красивую девушку в беде? — Ну надо же, со мной кокетничать начали. Только вот делать это логичнее до того, как тебе потребуется помощь.       — Не просто брошу, а ещё преспокойно лягу спать. — Я повалился обратно на кровать.       — А в последнюю встречу такие красивые слова говорил. — Нужда меняет человека, честное слово. Вот только не верю я ни одному слову.       — Наша последняя встреча закончилась тем, что я был взрывом выброшен за борт. — Заметил я. — Не слишком напоминает начало крепкой и плодотворной дружбы.       — Ты нахал и заслужил это. — Перона была убийственно серьёзна. — Но сейчас обстоятельства изменились.       — Да? И что же изменилось, что у могущественного фруктовика появилось желание попросить помощи у ничтожного меня? — Сарказм в моём голосе можно было мазать на хлеб.        Проекция Пероны поморщилась, словно ей приходилось перебарывать себя:       — У меня украли деньги, и мне нечем платить за постой и еду. А когда столько дозорных вокруг, мне не с руки поднимать шумиху и заработать их привычным мне способом.       — То есть напугать кого-то до полусмерти и ограбить? Очень подходящее занятие для милой леди. — Отметил я ехидно.       Перона огрызнулась в ответ: — Те, у которых я отнимала деньги вообще не были милыми людьми! — Она угрожающе нависла надо мной – или попыталась нависнуть. По мне это смотрелось скорее забавно, чем страшно. — Ты же не забыл, что я могу сделать с тобой одним касанием?       — Ты возомнила себя бессмертной? — сухо спросил я её. — Почему бы нам не проверить, кто быстрее – я, который потопит корабль, на котором ты находишься, или ты, тщедушная девка, выберешься с него? Поверь, расстояние до порта я покрою очень быстро. Угонится ли твоя проекция за мной? Сможешь ли ты быстро сбежать с корабля, с которого на ночь убран трап? Давай проверим, а? — улыбочку попаскуднее, и смотрим на реакцию.       Я в жизни не поверю, что имея такую способность ты не смотришь за всем интересным, происходящим на острове. И ты не можешь не знать, что я не блефую.       — Ты не посмеешь. На корабле полным полно других людей. А ты же у нас добряк и спаситель утопляемых котяток — Действительно, наблюдает за всеми, как я и думал. Не так много людей знает, что того чинушу спас именно я.       — Придётся спасать на одного человека меньше. Хлопотно – но зато никто не будет мешать мне спать. — Пожимаю плечами.       Вот только в такой напряженный момент нам помешали: дверь распахнулась и в комнату всунулась растрёпанная и сонная Бель:       — Майкл! Какого черта ты орёшь и... Ой. — Целая череда выражений сменилось на её лице. Удивление, испуг, осознание... И самое страшное – мой-младший-братик-привел-к-себе-девушку. Тьфу, рожа бесстыжая.       — Бель, тебя не учили стучаться? — Останавливать её и объяснять, что меня тут хотят ограбить, а не то самое, что она себе возомнила – мне совершенно не хотелось.       — Прости, прости, я больше не отвлекаю. Только потише занимайтесь этим. — И с совершенно неприличным смешком сестра закрывает дверь.       Скосив глаза на Перону – её проекция была тронута лёгким румянцем, хорошо видным на бледной коже. Ещё одна на мою голову. Ну сущая девчонка.       Тяжело вздохнув, я спросил: — Сколько?       Та ещё явно не отошла от мыслей, пришедшей ей в голову: — Сколько чего?       — Сколько денег тебе нужно. Считай, тебе повезло, и мне слишком лень куда-то бежать и что-то делать. Поэтому ты пишешь долговую расписку, а я одалживаю тебе нужную сумму. Такое тебя устроит? — Перона, немного помедлив, кивнула, и я с тяжелым вздохом снова слез с кровати, зажег лампу на столе и достал бумагу и письменные принадлежности.       — Ты могла бы просто прийти, как нормальный человек, днём, через дверь и нормально попросить о том же самом, вместо того, чтобы мешать нам спать. Вот почему ты так не сделала? — Вопрос был риторическим, но Перона на него всё таки ответила:       — Я не такая дура, чтобы идти в своём теле в дом, где живут два чертовых монстра. — Это она что, и меня таким считает?       — Кто бы говорил, сеньорита, кто бы говорил. — Я быстро накидал два экземпляра долговых расписок, благо здесь писали на немного изменённом, но всё же понятном английском. Японский был церемониальным языком, и использовался не так часто. Большинство жителей как и я, просто не знали его.       Оставив свободными места под сумму и имя, я повторил свой вопрос:       — Так сколько тебе нужно? И как тебя зовут?       —Меня зовут Перона. И мне нужно хотя бы двести тысяч. — Не слишком охотно пробурчала девушка.       Алилуя, свершилось. И она даже не соврала мне с именем. Удивительная ответственность.       Я внёс нужные данные и полез под стол. Там, в небольшом сейфе в полу лежали мои деньги. Быстро отсчитав нужную сумму, я выбрался обратно.        — Вот деньги, вот расписки. Пара подписей и они твои. — Выкладываю стопки купюр перед девушкой на столе.       Перона красноречиво смотрит сначала на свои слегка полупрозрачные руки, а потом на меня.       — Только не говори, что мне придётся самому нести тебе всё это?! — простонал я. — Нет, нет, и ещё раз нет. Я не против посетить ночью красивую девушку, но явно не за тем, чтобы просто отнести ей деньги. Так что – отправляйся обратно и жди меня утром. Или всё таки изволь своими ножками прийти сюда. Лично.       Девушке явно было что сказать по этому поводу, но она сделала видимое усилие и проговорила совсем другое:       — Если я не заплачу сейчас, то меня выселят из номера. Пожалуйста, принеси мне деньги – прямо сейчас. Взамен я могу рассказать тебе, что ищут дозорные. — Она лукаво улыбнулась — Тебя же интересует это, не так ли?       Чертовка угадала, что любопытство – моя вторая натура. Ну что ж, цена объявлена, цена признана удовлетворительной.       — Договорились. И я надеюсь, что информация окажется интересной.       — Намного интереснее чем ты можешь себе представить. Жду тебя в «Королеве Кармелите», номер 317 — и розоволосая растаяла в воздухе. Последней исчезла её улыбка. Тоже мне, чеширский котёнок.       Сборы были недолгими – надел крепкую и удобную одежду, которую я заказал на второй день пребывания здесь, запаковал деньги и расписки в бумагу, перевязал получившийся пакет бечевкой – и вышел на улицу через окно, чтобы не тревожить остальных.       Ночная пробежка неплохо взбодрила меня, и к гостинице я добрался в более-менее уравновешенном состоянии. Немного напрягали патрули дозорных, но их было легко обходить, если ты хорошо знаешь город.       В отель меня беспрепятственно пропустили, стоило мне озвучить то, что меня ждут. Да и неплохая на вид одежда из дорогой ткани сделала своё дело – на меня смотрели как на человека, а не как на недоразумение.       Я успел постучаться всего пару раз, как дверь в номер 317 открылась – меня ждали. Так вот значит как выглядит гнёздышко приближенных шичибукай.       Дорогой номер украшали несколько очень милых и пушистых игрушек. Безделушки, разложенные по полкам, косметика на вечернем столике, даже ночная пижама, висящая недалеко от кровати – всё было в одном стиле. Очень даже миленько, на мой взгляд.       Но я здесь для дела. Срываю бечеву с пакета, и показываю ей деньги. Она спокойно их пересчитывает и кивает. Мы как-то буднично расписываемся в бумагах – одна из них отправляется мне в карман, а другая – в ящик письменного стола.       — Я выполнил свою часть сделки – и жду этого же от тебя. — Я присел на краешек стола и приготовился слушать. Девушка же уселась на кровать и задумчиво шевелила одной из своих кос.       — С чего бы начать? Как ты мог заметить, мои способности позволяют проникать мне куда угодно и узнавать интересные подробности. То, что я сейчас хочу тебе рассказать – я подслушала в разговоре между вице-адмиралом и одним из его адъютантов. Они ищут революционеров.       Я мысленно присвистнул. Ну ни хрена себе! Интересно девки пляшут – по четыре штуки в ряд. Теперь ещё и революционеры замешаны в местной каше. Интересно тогда, почему...       — Самое интересное, что атака форта на линкор и революционеры совсем не связаны вместе. — Тем временем Перона продолжала рассказывать. — Местный командующий оказался ввязан в какие-то тёмные дела, и его настолько перепугал вид корабля с вышестоящим начальством прямиком из Гранд Лайна, что у него сдали нервы, и он заставил своих солдат открыть огонь. Последствия ты видел своими глазами.       — Вице-адмирал вскользь упомянул это, и мне не известны подробности этих делишек. — Перона вздохнула – видимо, ей самой было очень интересно узнать, что заставило человека пойти на такой самоубийственный шаг. — Они больше говорили о том, кого они преследовали – нескольких Революционеров. Они гнали их от самого Гранд Лайна – и до этого острова. Здесь они смогли их окружить – каким-то образом Дозорные могут круглосуточно наблюдать за прибрежными водами сверху – я так понимаю, это позволяет фрукт одного из дозорных. Поэтому Революционеры заперты здесь, и они каким-то образом прячутся. — Перона перевала дыхание.       — Но самое интересное – почему они гонятся за ними так упорно. Причина в том, что они ограбили корабли, везшие небесную дань. И украли самое ценное – несколько Дьявольских Фруктов! Теперь понимаешь?       Да уж. Стоит дозорным их упустить – и революционеры сразу станут сильнее. Причем намного – каждый дьявольский фрукт несёт в себе большую угрозу, а если там есть редкие, вроде Логии или мифического или доисторического Зоана – то пиши пропало.       Перона тем временем лукаво улыбнулась: — Ну что, моя информация стоила того?       — Более чем. Спасибо тебе. — Искренне поблагодарил я её. — Такая информация всегда пригодиться.       — Как насчет ещё одной сделки? — Улыбка девушки стала ещё шире.       — Дай угадаю – ты хочешь ограбить грабителей.       — Именно! — Она недоверчиво прищурилась. — Разве тебе не хочется стать фруктовиком? Обрести огромную силу?       — И приобрести фатальную уязвимость, а то и не одну. — Вообще, вариант интересный. Но против всё-таки больше, чем за. — Риск оправдан только ради действительно сильного фрукта. Меньше, чем за Логию, причем Логию сильного элемента я не рискну становиться на пути у Дозора и Революционеров одновременно.       Перона вздохнула: — К сожалению, я не знаю, какие именно фрукты украли Революционеры. Возможно, этого никто не знает – неизвестные фрукты встречаются часто. Поедание фрукта – практически всегда лотерея. — Она встала с кровати.       — Но если передумаешь – ты знаешь, где меня найти. У меня есть мысли, как обнаружить их укрытие. — Она зевнула, прикрыв рот рукой.       — Это вряд ли. Но всё равно, спасибо за информацию. Спокойной ночи, Перона.       Обратно я шёл не спеша, вращая одну и ту же мысль под разными углами.       Дьявольский Фрукт. Визитная карточка One Piece. Могущественные и не очень способности, за которые владелец расплачивается пожизненной уязвимостью к воде. Он утрачивает способность плавать, а вода в больших количествах лишает его сил. Но большинство сильнейших из One Piece – это именно фруктовики.       Даже главный герой – фруктовик, а уж это о чём-то, да говорит. Не фруктовиков в высшей лиге можно пересчитать по пальцам – Это Монки Д. Гарп, Шанкс, Дракуль Михоук. Остальные – фруктовики. Возможно, я некоторых забыл, но всё равно процент фруктовиков среди них крайне высок.       Все Адмиралы – фруктовики. Трое из четверых Йонко – фруктовики. Шичибукай – среди них только двое не фруктовики. Даже сын Гарпа, Драгон – скорее всего тоже фруктовик – на это есть несколько косвенных доказательств. Что-то, связанное с погодой или штормом. Но не факт.       Поэтому мысль съесть Фрукт заманчива, но он должен быть сильным. Очень сильным, чтобы его плюсы с лихвой перевешивали все его минусы. Вообще, тот же Гол Д. Эйс ещё не вышел в море – а значит, фрукт Мера-Мера-но-Ми ждёт, или будет ждать своего владельца. Но я даже не знаю – судьба Эйса и так печальна – стоит ли отбирать у него его силу? Да и удастся ли это вообще?       Мафиози, наёмники, дозорные, революционеры, подчиненные Шичибукай, Дьявольские Фрукты. Это остров стал до безумия тесным. Потрясения для него только начинаются. Но пока что отставим эти мысли в сторону – нас ждет долгожданный отдых.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.