Фарадей

Гет
R
В процессе
1299
автор
Размер:
планируется Макси, написано 390 страниц, 47 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1299 Нравится 2297 Отзывы 424 В сборник Скачать

Глава тридцать четвертая

Настройки текста

***

      Тяжелое дыхание, грохот бешено бьющих по мостовой ног. Кто-то опять за кем-то гнался – не самое редкое зрелище для выглядящего слишком прилично пиратского пристанища. Разве что отдельно выделенные улицы для борделей, казино и кабаков говорили сами за себя – остров жил джентльменами удачи, спускающими целые состояния в пьяном угаре.       Мелькали дома, улицы чехардой сменяли друг друга, шарахались в стороны простые прохожие, хватались за оружие и разражались руганью вслед бегущим мрачные и просоленные типы. Вот только они были слишком пьяны или заняты, чтобы отомстить за свои отоптанные ноги.       Говорят, что рыболюди в десять раз сильнее обычных людей, а в воде разница возрастает ещё больше, учитывая резко возросшую в родной стихии скорость – в отличие от довольно неуклюжих в воде людей.       Вот только на суше скорость в сделку не входит – сейчас Тартачо пришлось постараться, чтобы не отстать от летящего словно на крыльях Оскара. Побывавший в десятках рейдов пират бежал как никогда раньше.       Столкнулись они случайно – Оскар просто остановился перевести дух после обильных возлияний и женского внимания, привлечённый набирающей обороты ссорой перед одним из немногих питейных заведений в городе, которые не громили к поздней ночи, к вящей радости владельцев заведения – компенсации славно повеселившихся пиратов с головой перекрывали стоимость дешевой мебели и посуды.       Его подняли на смех, когда он рассказывал о своих злоключениях, едва ворочая языком. Народ вокруг слушал его байку с интересом, но проявили редкостный скептицизм по поводу существования могущественных монстров в человечьем обличье.       Даже если они на самом деле существуют, сказали ему, тебе ни за что в жизни не встретить их здесь, в нашем любимом Вест Блю. Настроение Оскара это не улучшило, и он решил пройтись и немного развеяться. Ноги несли его сами собой, и он сам не заметил, как стал пялиться на зарождающуюся ссору.       Группа хмурых татуированных верзил окружили молодого темнокожего парня, на голову превосходившего самого высокого из них. Тёмная, обветренная кожа на широком, прямоугольном лице с прямым носом и тяжелой челюстью резко контрастировала с белым ёжиком короткостриженых волос.       Одет он был в подпоясанные тканевым поясом просторные светлые брюки и лёгкие ботинки, на плечи был небрежно накинут чёрный плащ без рукавов с золотой каймой, демонстрирующий внушительную мускулатуру груди. Огромные руки были небрежно сложены на груди, и во всей фигуре молодого мужчины чувствовалось, что текущая ситуация его ни капли не напрягает.       Этот человек показался Оскару знакомым, но не успел он как следует расшевелить окутанные парами рома извилины, как входная дверь в бар распахнулась, и на улицу ступили две до боли знакомые Оскару фигуры.       Подвижный как ртуть паренёк и высокая, гибкая и упругая как струна девушка.       Оскару хватило половины секунды, чтобы его пьяная депрессия сменилась бурной паникой и страх заставил его умопомрачительно быстро протрезветь.       Тем временем раззадориваемая презрительным молчанием толпа перешла от обычных слов к выкрикам угроз, и сомкнулась за спиной невозмутимого темнокожего мужчины, взяв его в плотное кольцо.       Пары мгновений Моне хватило, чтобы оценить обстановку, и она притянула Тартачо к себе, положив ему ладонь на плечо:       — Планы меняются. — Шепнула девушка. — Займись этим мусором. — Пальчик девушки был направлен на разом вспотевшего Оскара. — И я не возражаю, если у него окажутся переломаны ноги.       Логия кровожадно улыбнулась, глядя прямо в глаза Оскару и закончила:       — А я пока пробегусь по магазинам. — Выражение лица Моне настолько не вязалось с её последними словами, что Тартачо смог лишь кивнуть, пытаясь утрамбовать обратно поднявшееся из глубины души изумление.       А потом он и сам поддался сменившему изумление гневу, бросившись в сторону Оскара – пожелание временного первого помощника капитана, как Тартачо мысленно назвал Моне, он собирался перевыполнить.       Последнее, что он успел заметить, прежде чем броситься в погоню, было как контуры побелевшей как снег девушки расплылись и она стремительным рывком скрылась за углом кабака.       И вот они несутся вниз, к морю, распугивая прохожих. Пират оказался на зависть прытким, одним полушагом-полупрыжком преодолевая пять-шесть обычных.       Тартачо же пока берёг силы – он мог бы выложиться на полную и догнать беглеца, но не стал. В этом забеге выиграет самый выносливый и расчетливый.       И всё же – что же заставило Моне отказаться от задуманного? Когда она вернётся, её будет ждать допрос – и плевать на всё.       Впрочем, это может быть ему на руку. Оскар бежал в сторону гавани, а на корабле осталась одна нерешенная проблема, и пока Моне будет заниматься своими тайными делами, можно будет решить её раз и навсегда.       Осталось только проследить, чтобы пират продолжил бежать в нужную сторону – Тартачо в первый раз в своей жизни почувствовал себя не жертвой, а хищником, загоняющим добычу. Лёгкая ухмылка появилась на его лице, слегка обнажив острые зубы.       Прошло то время, когда он был вынужден бегать ото всех, спасая свою шкуру.

***

      — Капитан, Фортуна отвернулась от нас. Мы должны вернуться обратно, в Пиратскую Гавань, пока не поздно. — Весельчак Джон бесстрастно выслушал своего боцмана, который сейчас говорил не за себя, но за всю команду. Вернее, того, что от неё осталось. Бесхозный корабль, кровопролитный абордаж Дозора - всё это обескровило экипаж.       Врач погиб в самом начале, убитый осколком от снаряда, и раненым некому было помочь – того, что могли сделать простые пираты, было недостаточно, и тяжелораненые умирали один за другим. Кто-то раньше – от потери крови, кто-то позже – от гангрены.       Пираты – народ суеверный. За Весельчаком шли в том числе потому, что считали его везучим сукиным сыном – всегда возвращающимся с добычей и целой шкурой.       То, что народ посовещался и отправил к капитану официального переговорщика было хорошим признаком. Они всё ещё готовы слушать его приказы даже после всего случившегося. Причем даже не поражение в бою сильнее всего пошатнуло его авторитет. А то, что он ничего не смог противопоставить этим ублюдкам с Гранд Лайна.       Пиратский капитан как вожак волков. Стоит проявить слабость – загрызут.       Будь на его месте кто-нибудь другой – на корабле уже во всю бы полыхал бунт, а он болтался на рее или кормил рыб на дне. Впрочем, это всё ещё возможно – экипаж был на пределе, и проверять дальше их терпение на прочность было бы неразумно.       Едва слышно вздохнув, Весельчак кивнул боцману и решительно вышел на верхнюю палубу. Как он и ожидал, все столпились там, в ожидании того, что он скажет.       — Курс на Тортю. — Зычно приказал Джон, спокойно встретив множество взглядов. — Отдыхаем и пополняем припасы.       Его команда вызвала одобрительное ворчание, и люди бросились по местам, подгоняемые зычными выкриками боцмана. Джон вздохнул ещё раз — пока остальные набивают карманы, пользуясь тем, что в Вест Блю полыхает война между Семьями, ему придётся затянуть пояс потуже, возможно даже придётся растрясти парочку тщательно хранимых кубышек – нынешние потери будет ой как не дёшево восполнить.       Наём экипажа, компенсация за погибших, ремонт изрядно потрёпанного в бою корабля – всё это влетит в копеечку. Джон мысленно задавил проснувшуюся было жадность, и направился в свою каюту, за бумагами – требовалось хотя бы примерно оценить причинённый ущерб.       Главное, что он был ещё жив, а его корабль на ходу, со всё ещё верным ему экипажем.       А остальное будет наверстано, в этом Весельчак не сомневался. Жизнь джентльмена удачи полна сюрпризов, и это всего лишь мимолётный каприз судьбы.

***

      Путь обратно в пиратскую гавань оказался на удивление скучным, хоть и весьма продолжительным. Ожидавший худшего Джон смог немного расслабиться только после того, как на горизонте показались прибрежные скалы каменистого полуострова.       Он выступал далеко в море и прикрывал обширную бухту Тортю, неустанно охраняемую грозной крепостью, возвышающейся над гаванью и городом подобно неусыпному часовому.       Только вот как оказалось, расслабляться было ещё рано – во время причаливания опытный глаз капитана невольно зацепился за одиноко стоящий у причала корабль – до боли знакомый двухмачтовый бриг из красного дерева.       Весельчак Джон был не робкого десятка, но волосы на его спине встали дыбом, и холодок пробежал по позвоночнику, не обращая внимания на тёплую погоду и добротный капитанский китель, строгий, но сшитый из дорогой ткани опытными мастерами.        Оскар больше не отвечал на вызовы, а это могло значить только одно:       — Они здесь. — Бесстрастно протянул Весельчак и приказал рулевому изменить курс и направить корабль к противоположной части гавани. Рисковать и сталкиваться лицом к лицу с демоницей и тёмной лошадкой в виде долговязого пирата-новичка он не хотел.       Потери и без того были ошеломительны. Но это не значит, что он собирается забыть о своих людях и постигшей их судьбе. Но переть на рожон на превосходящие силы - не его стиль.       Прежде чем ступить на берег, Джон утвердил график увольнительных и список необходимых к покупке припасов. Пока часть экипажа будет отдыхать, часть будет следить за кораблём – необходимая мера на этом острове с лишь кажущимися строгими законами. Путей обхода их было просто бесчисленное множество.       Главное – не переходить дорогу губернатору и всё будет замечательно.       А у капитана образовалась целая гора безотложных дел – от посещения банка, до наёма нового экипажа и необходимости договориться о ремонте шхуны на местных верфях.       Взяв с собой пяток ребят покрепче, и мимоходом пожалев об отсутствующем Оскаре, Джон впервые за эти недели ступил на твёрдую землю и решительно направился к своему старому знакомому – бывшему пирату, ныне занимающемуся регистрацией прибывающих кораблей.       — Что-то ты рановато, Джон. — С усмешкой поприветствовал его старый морской волк. — Неудачный рейд?       — Ничего такого, что нельзя было поправить. — Сдержанно ответил Весельчак. Сменивший саблю на перо и чернила пират обладал куда большим влиянием на Тортю, чем можно было подумать. Хобби у него такое образовалось вместе с первой сединой – встречать новые лица и знакомить их со своим горячо любимым островом.       — Не подскажешь, кто прибыл на этом бриге? — Джон лёгким кивком указал на источник всех свалившихся на них в последнее время бед.       — О, крайне колоритная парочка. Полураздетый сопляк с фиолетовыми волосами и наглыми глазёнками, и очаровательная мадемуазель. — Пират чернильных морей мечтательно причмокнул губами. — Даже лучшие шлюхи улицы Красных Фонарей всего лишь разрисованные курицы по сравнению с ней. Зелёновласая, с вот такими глазищами и...       Джон на мгновение прикрыл глаза и прервал соловьём залившегося пирата – известного ценителя женщин:       — Смотри, услышит тебя Одноглазая Дженни – и отчикает тебе всё твоё хозяйство под самый корень.       Пират расплылся в широчайшей улыбке:       — Она может, да. Но если она снова позволит разжечь пламя в моих старых чреслах – я с радостью сам суну их ей в одну руку, а в другую – свой кортик. — Хохотнул он. — Опасная как пожар на корабле, и страстная, как тысяча морских сирен. — Мечтательно протянул он. — Даже жаль, что она давно не работает, эх...       — И больше с ними никого не было? Только они двое?       — Интересно, не правда ли? Вдвоём на не самом маленьком корабле, и не выглядят загнанными вусмерть. — Оскалился пират. — Печенкой чую – что-то с ними не так. Кстати.       Старый пират заметно оживился:       — Мне рассказывали, что здесь, в Тортю, сегодня утром видели Унылого Оскара из твоей команды. Мол, бухал как не в себя, об девок лысиной тёрся и рассказывал разные небылицы. Я ушам своим не поверил – ты же на рейде, нехрен этому лысому сычу делать здесь.       — Оскар здесь?! — Не поверил своим ушам Весельчак. — И он не с этими двоими приплыл?       — Про Оскара слушок ещё с утра прошел, я же сказал. — Оскорбился пират. — А эти двое причалили недавно, и часа не прошло.       — Вот значит как... А не подскажешь, где люди видели Оскара? — Хорошая новость немного подняла настроение Джону, но он не спешил демонстрировать свои чувства, незачем.       — А что подсказывать-то. — С какой-то философской задумчивостью протянул бывший пират, глядя куда-то за спину капитану. — Вон он, несётся в нашу сторону как наскипидаренный, лёгок на помине. А за ним... — Он прищурился и хмыкнул себе под нос. — Тот самый щегол, приплывший вместе с красоткой. Совсем команда тебя не уважает – позорит средь белого дня. — Неодобрительно покачал он головой.       Весельчак обернулся и увидел, как на площадь перед гаванью врывается Оскар, с блестящей от пота лысиной и ходящей ходуном от натужного дыхания грудью.        Джона называли по всякому – бесчувственным, жадным, безжалостным, жестким и жестоким. Но вот назвать его безразличным к своей команде никто бы не посмел.       Взмахнув рукой, он двинулся навстречу своему помощнику, проверяя на ходу, насколько удобно и быстро можно будет достать своё оружие. Его команда двинулась следом, практически зеркально повторяя движения своего капитана – никто из них и не подумал расстаться с пистолетами и верными клинками. Сходить в Тортю без них – всё равно, что голыми.       — Капитан!! — Не своим голосом завопил Оскар, разглядев идущих к нему людей. Он рухнул на колени прямо перед ними, дыша как загнанный зверь и тяжело опираясь на ладони.       — Кто ты такой, и зачем преследуешь моего подчинённого? — Сухо спросил Весельчак у перешедшего на шаг Тартачо. Щелчки за спиной Джона подсказали ему, что его команда взяла на прицел этого выскочку и готовы в любой момент открыть огонь.       Вот только это не слишком-то испугало фиолетоволосого. Он быстро пробежал взглядом по пиратам и весело оскалился, показав ряд белоснежных острых зубов.       — Значит, это ты тот капитан, который сливается посреди беседы? — С явным вызовом спросил он у Весельчака.       Джон едва слышно скрипнул зубами —за последние дни его макали лицом в дерьмо чаще, чем за целое десятилетие до этого. Самообладание пиратского капитана вот-вот покажет дно.       Единственное, что его сдерживало от приказа нашпиговать этого сукина сына свинцом – та самая девушка, о которой дрожащим голосом рассказывал Оскар. Как бы Джону не хотелось, но придётся вести переговоры с сопляком в два с половиной раза младше.       И этот факт удручал его ещё сильнее.

***

      Входные двери "Дырявого бочонка" тихонько скрипнули, и в бар спокойным шагом вошел темнокожий мужчина, на ходу вытирая платком пальцы от чего-то красного. Он неспеша проследовал вдоль пустующих столов к барной стойке, но вместо того, чтобы остановиться возле бармена, он проигнорировал его и остановился возле неспешно пьющей вино девушки.       Сейчас ничего не говорило о том, что совсем недавно она была готова сражаться не на жизнь, а на смерть.       — Мисс Холидей? — Обратился вошедший к сидящей за барной стойкой девушке. Та лишь молча кивнула, и поднялась с места, жестом пригласив мужчину следовать за собой.       Они поднялись вверх по лестнице, минуя второй этаж. Проследовав по короткому коридору, они оказались в уединённой комнате для приватных встреч. Ещё одним жестом девушка предложила молодому мужчине присесть.       В комнате царила приятная прохлада, в отличии от тёплого зала на первом этаже.       Последовав её приглашению темнокожий мужчина расположился с максимальным комфортом, при этом готовый в любой момент взорваться действием. Он легонько постучал пальцем по затейливой резьбе на столешнице и первым обратился к повесившей свою сумочку на спинку стула и устраивающейся поудобнее девушке.       — Ваше приглашение было самым… Весомым из всех когда-либо полученных мной.       — Я рада, что вы откликнулись настолько быстро, мистер Даз Бонс. Уверена, восходящая звезда Вест Блю не имеет недостатка в желающих привлечь её на свою сторону.       — За иные контракты я получал меньше, чем за одну невинную просьбу о встрече. Я заинтригован и внимательно слушаю. — Даз Бонс лёгким и плавным движением отсалютовал своей собеседнице.       — Вы когда-нибудь задумывались о своём будущем, мистер Бонс? Неужели вы собираетесь рисковать своей жизнью, пока не окончите свой путь, встретив кого-то сильнее?       — Жизнь наёмника опасна и непредсказуема. — Обронил Даз Бонс. — Я не строю долгосрочных планов из-за их бессмысленности. Но всё же. — Лучший охотник за головами Вест Блю опёрся ладонями об стол и мрачно посмотрел на сидящую напротив девушку. — Я уверен в своих навыках, и не сомневаюсь, что встречу смерть, будучи древним старцем.       Наёмник слегка нахмурился, и потребовал:       — Давайте перейдём сразу к делу. Я не люблю пустую болтовню.       — Вы зря считаете разговор о будущем пустой болтовнёй. Мой наниматель может предложить вам нечто большее, чем деньги. — Нико Робин улыбнулась краешками губ.       — Я наёмник, мисс. Я не работаю за идею. — Отрезал Даз Бонс.       — Вам же понравилась сумма, которая пришла вместе с приглашением на эту встречу? — Уточнила у него девушка. — Мой наниматель очень нуждается в таких высококвалифицированных специалистах, как вы, и не собирается скупиться в дальнейшем.       — И что именно требуется от меня? — Не похоже, что наёмника убедили слова этой загадочной особы, но кругленькая сумма на счету надёжно захватила его внимание.       — Моему нанимателю нужна скрытая от всех сила. Организация, способная выполнить любую задачу. Армия, готовая атаковать по первому слову. Мистер Инкогнито готов вложить в это начинание целое состояние, и он выбрал несколько людей, что станут ядром его организации и верной опорой его начинаний. Но прежде чем я перейду к деталям – вы согласны работать вместе с нами, мистер Бонс?       — Кто на самом деле ваш мистер Инкогнито? Предпочитаю знать работодателя в лицо. — По неподвижному лицу наёмника было сложно судить о его намереньях.       — Всему своё время. Вся эта конспирация не просто так, и поверьте – вы не будете разочарованы, когда маски будут сброшены.       — Вы понимаете, что в таком случае я не могу позволить себе работать задёшево? Одно дело – разовая операция, и совсем другое – то, что вам требуется. Длительный наём и нестандартные задачи будут стоить очень, — Даз Бонс бесстрастно поглядел в глаза девушки. — Очень дорого.       Лёгкий сквозняк прошелся по комнате, слегка взъерошив волосы Робин. Она едва заметно поморщилась и поправила слегка съехавший ремень своей сумочки.       — Именно столько вы будете получать в месяц, плюс дополнительные гонорары за особые задания. — Назвавшая себя мисс Холидей вытащила из сумочки чековую книжку, вырвала оттуда один листок и быстро написала на ней несколько цифр и передала его наёмнику.       Даз Бонс не смог скрыть своего удивления – его брови взлетели вверх, но он быстро взял себя в руки. Мисс Холидей улыбнулась вновь, заметив реакцию своего собеседника:       — Считайте это небольшим авансом перед предстоящей работой. У нас грандиозные цели, и в скором времени эта сумма покажется вам сущей мелочью по сравнению с оплатой ваших по достоинству оценённых способностей. — Девушка слегка наклонилась в сторону наёмника и спросила его ставшим внезапно глубоким голосом:       — Каким же будет ваш ответ?       Темнокожий мужчина взглянул ей прямо в глаза, потом перевёл взгляд на лежащий у него на ладони тонкий листок из дорогой бумаги, и опять взглянул в глаза девушке:       — Вы сумели меня заинтриговать. Надеюсь, ваш таинственный мистер Инкогнито действительно не разочарует меня.       — Великолепно. — Широко улыбнулась мисс Холидей. — Давайте обговорим детали – у нас будет весьма плотный график первое время.       На обсуждение ушло добрых десять минут – мисс Холидей в основных чертах обрисовала желаемую их нанимателем структуру организации, особо подчеркнув жизненную необходимость сохранять секретность, и список первоочерёдных задач на ближайшие две недели. Их нанимателя интересовали все моря как источник людских и прочих ресурсов, но особое внимание уделялось Гранд Лайну – именно там были сосредоточены основные интересы мистера Инкогнито.       Услышавший про Гранд Лайн наёмник не повёл и бровью, но азарт и предвкушение, мелькнувшие в его глазах подсказали девушке, что теперь наёмник окончательно заглотил наживку и готов к работе.       Закончив обсуждение, они договорились встретиться в обед в гавани, чтобы успеть закончить свои дела здесь, на Тортю. Наёмник уже пару минут как скрылся за дверьми, а Робин разложила перед собой несколько бумаг, несущих в себе другую сторону возможностей Шичибукая – знания и связи.       Перспективные кандидаты, организации, которые смогут поспособствовать их целям, и самое главное – инсайдерская информация о происходящих в мире событиях. Как подозревала Робин, Крокодайл обладает обширной сетью осведомителей, и бдительно следит за ситуацией в мире, готовый обратить любое действие своих конкурентов себе на пользу.       Девушка на минуту отвлеклась от бумаг, откинувшись на спинку стула в глубокой задумчивости. Крокодайл не разменивается по мелочам – он сказал, что ищет Плутон, но это было лишь одной ступенькой в глобальных планах пирата на службе у Мирового Правительства.       И она была уверена, что Крокодайл жаждет мирового господства – тем или иным способом. Непомерные амбиции были самой сутью этого человека, и он не стал бы размениваться на что-то меньшее, заполучив в свои руки это древнее оружие.        Но она не верила в то, что им удастся найти Плутон – кому как не ей, археологу, знать, насколько ревностно прошлое хранит свои тайны.       Но пока Крокодайл ставит перед собой сложные, но достижимые цели – выгоднее быть рядом с ним. Создаваемая на его деньги организация будет служить и её целям – что гарантирует как минимум несколько лет свободной от постоянных гонений и преследований жизни.       Хорошая сделка, как ни крути.       А когда они перестанут быть нужными друг другу...       Что ж, ей не привыкать к подобному.       "Как странно" — подумала она. — "Почему я до сих пор слышу шум шагов и ни единого связного слова от той зеленоволосой...". Её интуиция взвыла, но было слишком поздно.       Ожегший шею холод был молчаливым и очень доходчивым ответом на её вопрос – скосив глаза, Робин увидела хищно блестевший на свету льдисто-голубой клинок у своего горла. Ей не пришлось оглядываться, чтобы понять, кто именно его держит.       А тем временем незваная гостья не остановилась на достигнутом. По комнате для переговоров закружилась снежная пыль, а руки и ноги черноволосой девушки накрыл и сковал чертовски прочный снежный наст.       — Ну здравствуй, Нико Робин. — Эти слова холодным ветром обдали левое ухо пленённой девушки, и её спина и шея непроизвольно покрылись гусиной кожей. — Мы наконец-то встретились лицом к лицу.       — Хорошо, признаю – ты меня поймала. — Сухой смешок поставил точку в этом утверждении. — Что тебе от меня нужно?       — Где Крокодайл? — Голос Логии лязгнул, словно стальной засов на двери тюремной камеры. Это имя вызвало у Моне целую бурю эмоций, и ей пришлось приложить усилие, чтобы не превратить комнату в холодильник для замороженных туш.       — Я бы с радостью рассказала тебе, но я понятия не имею, куда он отправился. — Неожиданно легко ответила ей археолог. — Что?       — Подозрительная сговорчивость. — Моне слегка надавила лезвием на нежную кожу, оставляя едва заметную царапину. — Но такие как ты всегда знают больше, чем говорят.       — А зачем мне препятствовать вашей встрече? Я прекрасно помню, что случилось в прошлый раз. — Тихий издевательский смешок слетел с губ Робин. — На что ты вообще рассчитываешь, вновь разыскивая Шичибукая после позорного поражения? — Ядовито спросила у неё Робин. — Тебе понравилось когда тебя душит такой импозантный мужчина?       И сразу после этих слов Робин ударила, не ожидая реакции пленительницы. Оплётшие её шею и плечи причудливой диадемой руки вцепились в запястья и клинок Логии. Снежный наст на ногах буквально взорвался от растущих причудливыми цветками гроздей стройных ног.       Давление рук было настолько сильным, что тонкие запястья Логии не выдержали и рассыпались снегом. В тот же момент её схватили десятки выросших из пола и стен рук, и свалили на пол, прямо под удары сгибающихся с немалой силой стройных спортивных ног.       Вернее, попытались – Моне просто рассыпалась снегом, ледяной шрапнелью пройдясь по выращенным Робин конечностям. Многие из них после этого рассыпались тающими в воздухе цветочными лепестками.       Ветер внутри небольшой комнаты взвыл бешеным зверем, закручиваясь снежным бураном и срывая со стен и пола всё, что не было надёжно приколочено. Стёкла в окнах лопнули, хлынув блестящим дождём на дорогу.       Сразу после этого снежные стены перекрыли как окно, так и входную дверь – Логия не собиралась так легко отпускать свою добычу, но ей приходилось осторожничать – в отличии от неё Нико Робин не обладала неуязвимым телом.       Вот только Дитя Дьявола как-то забыла спросить Моне об её планах. На прилегающих к внешней стене поверхностях забурлили растущие как причудливые лианы ноги, окружив её по периметру. Они упирались друг в друга, заполняя комнату.       Одно слитное усилие – и стена лопнула, словно кожура перезревшего арбуза и кусками обрушилась вниз.       Вьюга вырвалась наружу, заставив броситься в стороны немногих находящихся рядом людей. Снег перегородил улицу и рванул вверх, сливаясь вместе и закрыв снежным куполом всю площадку перед "Дырявым бочонком".       Моне схватилась обретшими плотность руками за торчащую из сплошного снежного кокона шею археолога в бегах. Но та лишь рассмеялась и рассыпалась лепестками – привыкшая к постоянному преследованию девушка мастерски обманула Моне, подсунув вместо своего настоящего тела обманку – переплетённые вместе руки в форме женского тела и венчающую их голову.       Взвыв в бессильной ярости, Логия собрала за своей спиной две бесформенные груды снега и прыгнула вверх, на лету придавая им форму крыльев. Пролетев сквозь свой купол так, словно там был один воздух, она рванула со всей доступной ей скоростью по расширяющейся спирали, пытаясь с высоты увидеть беглянку.       Вот только Робин с лихвой хватило тех секунд, пока Моне была уверена, что держит её в своей хватке. Её уже и след простыл, и она могла быть где угодно – как мчаться на всех парах подальше от места стычки, так и залечь совсем недалеко. Понимание этого жгло Логию не хуже раскалённого клинка.       Казалось, ещё немного и Моне превратит весь город в снежную пустыню, но вместо этого она издевательски улыбнулась, неторопливо приземлилась на мостовую и независимой походкой отправилась обратно в сторону гавани.       От былой ярости не осталось и следа.       Робин досадливо поморщилась – она ожидала увидеть своего врага в бессильном бешенстве, но Моне не дала ей удовлетвориться столь желанным зрелищем. Вместо этого она ушла так, словно получила то, что ей было необходимо.       Паранойя вечной беглянки развернулась во всю мощь, и Робин спешно перебрала в уме весь разговор с наёмником – она специально не указывала ни дат, ни конкретных мест того, что им нужно было сделать. Работала её старая привычка не оставлять ни малейших намёков на то, куда она собирается бежать дальше.       Это её успокоило, но червячок сомнений всё ещё продолжил грызть её изнутри. Ведь о самом главном событии – завтрашней встрече некогда крупных, а ныне стремительно двигающихся к банкротству владельцев торговых и промышленных компаний Вест Блю на Филджи она не сказала ни слова.       Этой снежной девке ни за что не узнать, где они будут завтра. И пожалуй, стоит немного изменить свои планы и перенести отплытие с Тортю — встречаться с Логией в прямом бою ей не хотелось от слова совсем.       Осталось только предупредить Даз Бонса об этом – и придумать ему кодовое имя. Её забавляла игра Крокодайла в конспирацию, но если ему так хочется – она не против. Она прикрыла глаза и мысленно потянулась к своей части тела, выращенной на наёмнике специально ради экстренной связи...       И слежки, разумеется. Некоторые привычки приобретаешь раз и на всю жизнь.

***

      Тем временем группа пиратов напряженно замерла, держа на прицеле ухмыляющегося фиолетоволосого парня. Тартачо стоял как сжатая пружина, готовый в любой момент перейти к действию.       Перед ним мрачно возвышался Весельчак Джон с побелевшим от ярости лицом. Пятеро пиратов за его спиной держали Тартачо на прицеле, ожидая команды своего капитана. Между ними стоял на коленях и пытался перевести дыхание Оскар, всё не решивший, стоит ли ему радоваться, или пока рановато.       — Можете звать меня Тартачо из пиратов Фарадея. — Ухмыльнулся рыбочеловек. — А нужно мне всего-то переломать ноги этому лысому червю.       Он указывает на замершего Оскара и во всеуслышание заявляет:       — Ты, днище штопанное вместе со своей сраной шоблой хотели украсть наш корабль, и чем ты нам отплатил, когда тебе даже твою вонючую, рыбами оттраханную голову на плечах оставили?!       Он неожиданно тяжело смотрит прямо в глаза Весельчаку и цедит сквозь зубы:       — У вас два варианта – либо вы оставляете эту мразь здесь и исчезаете, благодаря небеса о том, что ни капитана, ни его помощницы здесь нет, либо я вас здесь в землю закатываю.       — Кэп? — Джон слышит негромкий вопрос от стоящего сзади и немного левее его пирата. Весельчак буквально почувствовал, что ещё немного, и его железный авторитет, который он нарабатывал годами, рухнет окончательно.       Неудачный рейд, потеря немалой части команды, фактически прогиб под другую пиратскую команду – он уже знал, о чём шепчется его команда наедине. О том, что Джон потерял нюх и хватку. О том, что он размяк и прогневал богиню Удачи. Если он сейчас даст слабину – его ждёт бунт.       — Огонь по сопляку. — Отдавая эту команду, Весельчак быстро перебирал варианты того, как не попасть под ответный удар морского демона в виде девушки и при этом не пошатнуть свой авторитет перед командой. Задача была не из лёгких.       Вот только грянувшие выстрелы вызвали лишь визг рикошетов и искры из брусчатки. Парнишка буквально исчез из виду сразу после команды стрелять. Весельчак успел лишь уловить смазанное движение краем глаза, как за его спиной раздались крики, смачные звуки ударов обо что-то мягкое и тихий, и от того особенно пробирающий хруст костей.       Не задумываясь, Джон бросился вперёд, уходя от возможного удара в спину. Сделав кувырок и развернувшись на корточках, он выхватил свой верный пистоль, пытаясь нашарить глазами цель.       Вот только сзади кроме всё ещё стоящего на коленях Оскара не было никого. Лишь только что замершие после падения винтовки и пистолеты. За плечами Весельчака были сотни перестрелок и абордажей, в которых он действовал расчетливо и хладнокровно. Но сейчас у него волосы по всему телу встали дыбом, и внизу живота словно ледяная прорубь открылась, с жадностью пожирая его решимость.       Что-то холодное и округлое упёрлось ему в голову, болезненно натянув кожу на затылке:       — На колени, если жить охота. — Скосив взгляд, Весельчак обомлел – паренёк возник за его спиной буквально из ничего. Именно в эту секунду сверху упало первое бессознательное тело.       Подчиненные Весельчака падали один за другим, с глухими шлепками встречаясь с брусчатой мостовой и замирая в неестественных позах с вывернутыми под прямым углом конечностями. И далеко не у всех они стали такими от падения.       — Чертовы монстры с Гранд Лайна. — Обреченно выдохнул Джон прежде чем свалиться без сознания как куль с мукой – Тартачо не отличался терпением и одним резким ударом вырубил Весельчака.       Оскар с трудом встал на ноги, и уныло-обречённо смотрел на перешагнувшего Весельчака и подходящего к нему рыболюда.       — Знаешь, вот на этих, — Тартачо рукой показал на валяющихся на земле пиратов. — Мне в общем-то плевать. Это ты, гнида, каждый день жрал мою стряпню после того, как тебя, сволочь, за борт не выбросили. И чем ты нам отплатил за мою доброту?!       Тартачо схватил Оскара за грудки и приподнял над землёй, заставив последнего вцепиться в его руки и бессмысленно трясти ногами в попытках нашарить землю.       — Бросил нас посредине моря, сбив курс корабля и забрав с собой все навигационные приборы и карты! Назови мне хотя бы одну причину почему я не должен оторвать твою голову?!       — Может быть потому, что такое пренебрежительное отношение к закону расстроит нашего глубокоуважаемого губернатора?       Вместо Оскара на вопрос Тартачо ответил подошедший к ним пират-регистратор.       — Я ещё могу закрыть глаза вот на это, — Подошедший кивает на лежащих без сознания пиратов Весельчака во главе с ним самим. — Но вот убийство на улице уже перебор. Поверь, тебе и твоей спутнице не захочется ощутить гнев господина Франсуа де Вассёра.       — Видишь, Оскар? Невежество порождает беды. — Нравоучительный тон шел Тартачо так же, как смокинг зайцу, но его это вообще не волновало.       — Ладно я, но будь добр, скажи ему, что угрожать ей – одна из худших идей, когда-либо приходивших ему в голову.       — Лей, они с Гранд Лайна, им плевать на всё, что ты скажешь. — Торопливо заговорил Оскар. — Девку невозможно убить, пули и клинки просто проходят сквозь её тело, а она сама способна превратить весь город в снежный ад! — Оскар успел выяснить для себя всю опасность Логии, пока путешествовал с ней на одном корабле. Вот только такая горячая речь не убедила регистратора:       — Оскар, оставь свои байки для других. Я за свою жизнь повидал побольше твоего, и точно тебе говорю – все эти рассказы про Гранд Лайн полная чушь. Там просто собираются лучшие бойцы со всех морей, а про них каких только небылиц не придумывают, особенно спьяну. Он повернулся к Тартачо и сердито заявил ему:       — Даже если ты такой крутой, что можешь несколько человек положить за раз, то думаешь, что можешь враждовать с целым островом?! — Последние слова он выделил так, словно за ним стоял весь мир.       — Вопрос не в том, что могу или не могу лично я. — Ухмыльнулся Тартачо. — Вопрос в том, можете ли вы угрожать кому-то вроде моей спутницы.       — Она, как и всякая баба, должна сидеть дома и растить детей, во всём слушаясь своего мужа, а не вбивать в свою голову невесть что и мотаться по морям. Что за… — Растеряно выдохнул он, когда два снежных жгута змеями обвили его и вздернули вверх.       — Прости, я не расслышала – что я по-твоему должна делать? — С обманчиво-доброй улыбкой обратилась к нему только что возникшая из снежной позёмки Моне.       — Эээ… — От изумления пожилой мужчина раскрыл рот и издавал бессвязные звуки, мало напоминающие человеческую речь. Оскар же побелел так, что сравнялся цветом с кудрявыми облаками на небе.       — Я так и думала. — Снежные жгуты пришли в движение, раскрутив незадачливого сторонника домостроя и отправив его в увлекательный полёт в сторону моря.       — Тартачо, нам нужно как можно быстрее найти надёжного навигатора. — Девушка посмотрела на Оскара как на пустое место. — Хватит возиться с ерундой.       После чего она развернулась и быстрым шагом отправилась прочь. Тартачо криво ухмыльнулся Оскару:       — Удачливый ты сукин сын, однако. Но я не оставлю тебя без гостинцев. — Он бросил пирата на землю, и сделал крошечный шаг вперед.       Оскар испуганно пополз назад, не спуская глаз с рыболюда и умоляюще затянул:       — Пожалуйста, не над…       Один за другим раздались два мерзких на слух хруста костей. Вырвавшийся из рта мужчины рёв боли был пресечён безжалостным ударом по голове.       Раздраженно вздохнув, Тартачо развернулся и бросился вслед за Моне – после короткой расправы его ярость улеглась, и ему было просто противно видеть этого человека рядом с собой.       — Незачем подбрасывать в воздух обычных людей. Достаточно одного точного удара на каждого. — Сказала ему Логия, когда он догнал её и зашагал рядом.       — Ну простите. — Сарказма в голосе Тартачо хватило бы на троих. — Но мне твои зайцы уже ночами сниться начали, с тех самых пор, как их стало больше пяти. — Тартачо фыркнул, легонько пристукнув пятками об брусчатку:        — И теперь правило "подбрось противника в воздух, чтобы успеть разобраться с остальными" у меня здесь вот такенными буквами вбито. — Он с бывалым видом показал пальцем на свою голову.       Моне на эту бурную речь отреагировала лёгкой улыбкой. Почему-то этот балбес импонировал ей, и причина этого лежала за границами её понимания.       Впрочем, нельзя было сказать, что её это расстраивало. Гиперактивный парень не давал ей самой впасть в хандру, постоянно тормоша своими выходками и болтовнёй во время тренировок и отдыха. И пусть она вряд ли когда-нибудь скажет это вслух, но она была ему за это благодарна.       И готовил он просто божественно. Но в этом она тоже никогда не признается.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.