Скованные одной судьбой 228

Minori-Luna автор
355 бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Bishoujo Senshi Sailor Moon

Пэйринг и персонажи:
Минако Айно/Кунсайт, Зойсайт/Ами Мизуно, Макото Кино/Нефрит, Рей Хино/Джедайт, Минако Айно/Ко Ятэн, Минако Айно, Рей Хино, Макото Кино, Ами Мизуно, Кунсайт, Джедайт, Нефрит, Зойсайт
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 293 страницы, 33 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Ангст Дружба ООС Повествование от первого лица Романтика Соулмейты Фэнтези

Награды от читателей:
 
Описание:
Перерождение и реинкарнация. Правда это или нет - лишь вопрос веры. Три девушки, великие богини прошлого, лишь недавно возродились в этом мире, и не имеют ни малейшего понятия о том, как управлять своей силой. Четвертая родилась обычным человеком, чем опозорила род своего отца. Все вместе они отправляются на далекий остров Хайвей. Там к каждой из них будет приставлен учитель, но что из этого выйдет - пока неизвестно.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:


На создание этого рассказа меня вдохновил фф " Суровые будни земной Академии". И я уточняю: идею взяла оттуда. Врать обыкновения не имею и признаю все, как есть. Если у автора будут претензии по этому поводу, прошу писать в личку, надеюсь вопрос будет решен.


Чтобы не возникала путаница в именах персонажей, позже добавлю небольшую памятку - путеводитель по местам и героям. Вся информация будет в ней, а пока напишу имена главных героев в шапке:

Минако Айно - Миналетта МакЛанси
Рей Хино - Рейна МакЛанси
Ами Мицуно - Эмили МакФи
Макото Кино - Флора МакОлей

Кунсайт - Кун МакКуарри
Зойсайт - Захари МакКуарри
Нефрит - Расти МакКуарри
Джедайт - Джед МакКуарри
Ятен - Йен МакГрегор


"ОДНА СУДЬБА НА ДВОИХ" является приквелом к событиям этого рассказа, поэтому убедительная просьба: прочитайте, чтобы понять чувства героев и причины их поступков!


Глава 8. Распределение. РАСТИ. МИНАЛЕТТА.

4 августа 2018, 00:26

РАСТИ

      В голове звенит так, что сводит зубы. В щеке пульсирует от мощного удара, рот заполняется привкусом крови. Расти МакКуарри пытается совладать с собственным телом и никак не может: его руки и ноги трясет мелкая дрожь, отчаянно сигнализируя о том, что организму нужно принять таблетку от похмелья, либо выпить еще.       Расти приподнимает голову и сквозь спутанные волосы, упавшие ему на глаза, видит высокую фигуру, по изгибу бедер, определенно, принадлежащую к женскому полу. Свет режет ему глаза и он тут же жмурится, издавая стон. — Что за гремлин мог ударить в лицо больного и несчастного парня? — шепчет он сам себе, морщась от нестихающей в голове боли. — Я же извинился. — Гремлин? — раздается рядом с ним возглас возмущения, и Расти инстинктивно отползает назад, подальше от этих тяжелых ботинок. — Кого ты назвал гремлином?       Расти усаживается на траву, проводит ладонью по лицу и, часто моргая, вглядывается в силуэты четверых девушек, застывших посреди обожаемого газона Захари.       Его глаза постепенно привыкают к дневному свету и теперь он видит перед собой высокую девушку в просторной зеленой толстовке с вьющимися светло-каштановыми волосами, которая стоит, сжав кулаки. Лицо у нее говорящее — на нем легко читается ярое желание пустить эти кулаки в ход. На ее руке висит блондинистая девчонка, на контрасте с высокой дылдой просто худая щепка. Она, очевидно, и уберегла Расти от нового удара, вовремя остановив шатенку.       Позади них стоит брюнетка с ошарашенными видом, ее удивленные глаза, не отрываясь, пялятся на его обнаженное тело, а ладонь деликатно прикрывает глаза другой девчонки с короткими волосами и таким красным лицом, что Расти думает, что она вот-вот задымится. — Какого черта, Кун? — спрашивает он старшего брата за своей спиной. — Я должен был появиться дома только завтра. — Оливер прислал девчонок раньше, — отвечает за него высокий голос Захари, и Расти морщится. — Ой, только не ты. От твоего голоса на меня накатывает тошнота. — Приведи себя в порядок, мы будем в гостиной, — в чересчур спокойном тоне Куна отчетливо слышится, насколько брат зол. Не желая испытывать его терпение, Расти пробует подняться на ноги и едва не падает снова. — Это же надо так надраться, — присвистывает Джед, внезапно появляясь рядом с ним едва заметной вспышкой. Брат подает ему руку и помогает подняться. — Как ты умудрился очутиться на улице? — Я промахнулся, — раздосадованно отвечает ему Расти. — Я целился в гостиную. — Идиот, — шипит Зак, — хоть бы трусы надел. — Не смущайся, пречистая дева, — Расти проводит ладонью по губам и вытирает ее о пиджак младшего брата, лицо того мгновенно искажается злостью и отвращением. — Можно подумать, ты в своей закрытой школе никогда не видел голых мужчин. — Я-то видел, а наши незваные гостьи, очевидно, нет, — ударяя по руке Расти, шипит Захари. — Мне не охота возиться с барышнями, лишившимися чувств из-за твоей голой задницы. — Завидуй молча, Рыжий, — ухмыляется парень, — из-за твоей задницы вряд ли кто-то брякнется в обморок.       Кун проводит ладонью по лицу, из последних сил сдерживая свое раздражение. Расти собирается что-то добавить, как старший брат взмахивает рукой, и молодой человек оказывается в своей комнате. — Моя благодарность, — манерно кланяется он в пустоту, будто Кун мог его видеть.       Расти бредет в ванную и залезает под горячий душ. Отупение и ломота в теле проходят, голова немного проясняется. Стоя под горячими струями, парень ностальгирует об утраченном жарком солнце, бассейне во дворе небольшого коттеджа, миленьких горничных, веселой компании и выпивке, льющейся рекой. Теперь все это ему недоступно неизвестно на какой срок — под чутким надзором Куна вряд ли удастся сгонять на вечеринку-другую, а еще этот приказ Оливера МакЛанси… Чертова присяга клана МакКуарри, не дающая спокойно жить!       Настроение Расти неумолимо скатывается вниз, а непроходящая, тупая головная боль способствует еще более сильному раздражению. Его левая щека пульсирует, но парень уверен — у Рыжика настроение тоже ни к черту, поэтому не стоит просить его о маленькой услуге. Теперь Расти прекрасно понимает едва сдерживаемое недовольство Куна: возиться с этими девчонками — удовольствие так себе, а еще и учить их чему-то, с его-то усидчивостью и терпением?       Натянув на себя первую попавшуюся футболку и спортивные штаны, Расти перемещается в гостиную, на этот раз не ошибившись, и усаживается на диван. Рядом уже сидит Захари, вальяжно раскинув руки на спинке.       Джед подпирает дверной косяк, расслабленно засунув руки в карманы, и это его деланное спокойствие злит Расти еще сильнее. Кун задумчиво смотрит в окно, сложив руки на груди и что-то обдумывает.       Посреди комнаты стоят четыре девчонки, не отходя друг от друга ни на шаг. Они не решаются даже присесть, чувствуя накалившуюся атмосферу. — Какого черта, Кун! — снова задает тот же вопрос Расти. — Почему я должен быстренько сворачивать свои каникулы из-за какого-то там письмеца? — Потому что ты — МакКуарри, а он — МакЛанси, — посмотрев на свои ногти, отвечает за брата Джед. — И все равно, я не понимаю этот прикол с приказом, — продолжает задавать вопросы шатен. — Что за срочность? Не припомню, чтобы Оливер МакЛанси кидался приказами раньше. — Потому что мы живем слишком далеко от столицы, — Кун, наконец, отворачивается от окна. — Мы были вне поля его зрения все это время. До этих пор… — Так вот, оказывается, в чем плюс сельской жизни, — глубокомысленно заметил Захари, ухмыляясь. — Как бы то ни было, а теперь каждый из нас обрел себе подопечную, — сказал Кун. — В письме даны четкие указания, кто кому достался по милости нашего вождя.       Конверт с письмом, которое не так давно изучали девушки, летит к дивану, и Расти ловит его одной рукой. Зак наваливается на него, жадно всматриваясь в узкие строчки. — Что там написано, я вижу, — тянет Расти, — моя воля, обучать и защищать, держать в секрете, бла-бла-бла. Но, а где распределение-то, кто-кому? — Его я приберег для этого момента, — на губах Куна играет какая-то садистская улыбка, и Расти чует, что пахнет жареным. Его глаза тут же впиваются в высокую фигуру девчонки, которой он наблевал на ботинки. — Да ты, должно быть, шутишь… Кун отрицательно качает головой, и Расти крепко сжимает кулаки. — Я хочу посмотреть на список лично, — возмущается дылда, и едва ли не вырывает лист из рук Куна. — Ну, в общем-то, я не против, — ухмыляется он, и через две секунды лист летит к нему обратно уже в скомканном виде. — Не томи, Кун. Представляй уже наших подопечных, — Джед явно в нетерпении, и по тому, с какой нарочитой расслабленной грацией брат демонстрирует свое спокойствие, Расти понимает, что тот уже реально на взводе. — Итак, — словно объявляя начало ток-шоу, провозглашает старший МакКуарри, — Эмили МакФи, душа Дождя, — девушка с короткими волосами низко опускает голову, и Расти кажется, еще вот-вот, и она присядет в реверансе. — Захари, прошу любить и жаловать. — ЧТО? — от такого громкого вопля у Расти звенит в ушах, и он резко дергается в сторону. — Ты прекрасно знаешь, что я терпеть не могу дождь и все, что с ним связано!       Эмили прикрывает глаза и качает головой, определенно, она тоже не горит желанием стать ученицей его младшего брата. — Это не мое пожелание, Зак, так что не обессудь. Далее, Рейна МакЛанси, душа Огня. — Брюнетка с длинными волосами гордо вздергивает подбородок, с вызовом смотря на Куна. МакЛанси. Значит, это старшая дочка Оливера. — Джед, я думаю, ты не будешь так уж недоволен. — Посмотрим, — ровным голосом говорит блондин и его горящий взгляд устремляется к Рейне. Расти вскидывает брови: «Неужели, Джед мазохист? Он же до чертиков рад, что ему досталась именно эта огненная фурия». — И напоследок, моя подопечная, Миналетта, господи-кто-придумал-это-имя, МакЛанси. — Друзья зовут меня Летта, так короче, — робко вставляет блондинка, вскинув выше голову, чтобы разглядеть своего наставника.       К удивлению Расти, Кун оставляет ее слова без внимания, даже не посмотрев на девчонку. Будто ее вовсе не существует. — Флора МакОлей, повелевает громом и молниями, — продолжает Кун, жестом указывая на высокую шатенку, уготованную Расти в ученицы. — Хоть вы уже имели удовольствие близкого знакомства, но, все же не были представлены лично, — в голосе брата столько иронии, что парню хочется ему вмазать. — Это мой средний брат, Расти МакКуарри. — Определенно, я где-то сильно накосячил, раз меня постигла такая карма, — не глядя в сторону дылды, говорит сам себе шатен.       Его глаза блуждают по комнате, рассматривая привычную обстановку. Недовольство и раздражение усиливаются, потому что Расти никак не может понять, что же именно не так. — А куда делся мой любимый диван, Кун? — до Расти, наконец, доходит, чего же так не хватает в его любимой гостиной.       Зак довольно потягивается, еще больше развалившись на диване. Он поворачивает голову и улыбаясь так, словно выиграл миллион долларов в лотерею, говорит: — Сегодня утром я видел, как его уносили из гостиной. С огромным, черным, прожженным пятном и еще он немного промок. До нитки, кажется.       Расти неожиданно быстрым движением, для человека, страдающего от сильного похмелья, хватает Захари за грудки и вжимает в спинку дивана, на котором они сидят. — Если это твоих рук дело, то ты — труп, понял? — рычит шатен. — Я бы на твоем месте убил тех двоих, — Расти швыряет брата на диван и устремляет взгляд туда, куда указывает рука Зака. Он впивается взглядом в четырех прижавшихся друг к другу девчонок. — Ну, и кто же из вас? — Две брюнетки. Одна подожгла, вторая затушила, — Захари заходится хохотом.

МИНАЛЕТТА

— Ну, и что ты нам сделаешь? — вскинув бровь, с вызовом спрашивает Рейна.       В один миг, так быстро, что я не успеваю даже сделать вдох, Расти оказывает возле нее, оттолкнув стоящих рядом с ней Флору, Эмили и меня. — А ты хочешь проверить? — шипит Расти, поведя голову вправо и слегка наклонив ее. Он настолько высок, что у меня дух захватывает. В одну секунду в нем не осталось и следа от того голого парня, что упал в ноги к Флоре и который мучился похмельем. Сейчас он взирает на Рейну с высоты своего недюжинного роста, а ее глаза гневно сверкают. Расти ведет носом, как собака, которая что-то учуяла. — Мммм… а ты боишься, да? Правильно, бойся.       В руках Рейны появляется небольшой пылающий шар, такой же, что она запустила в вертолет. Сестра словно соткала эту пытающую сферу из воздуха. — Я, может, и не владею своей силой достаточно, чтобы стать настоящим ловцом, но поджечь твою волнистую шевелюру или еще что-нибудь, у меня сил хватит.       В следующий миг Рейна уже прижата к каменной стене и в шею ей упирается что-то похожее на толстую, не очень длинную светящуюся палку. Огненный шар Рейны вылетает у нее из рук и, пролетев пару метров, падает на шерстяной ковер перед диваном. — Знаешь, что это? — спрашивает Расти, кивком головы указав на предмет у него в руке. — Это концентрированный звездный свет, и знаешь, что он сделает с тобой? Он просто…       Он не договаривает, потому что я цепляюсь за его локоть, пытаясь оттащить парня от сестры. В тот же миг рядом возникает Джед. Он сжимает руку брата, в которой тот держит этот, чтоб его, звездный свет. — Успокойся, Раст, — Джед вглядывается в потемневшие глаза Расти, голос блондина ровный и ласковый. — Слышишь?       Они долго смотрят друг другу в глаза, но Расти не отступает. В какой-то миг светящийся предмет в его руке отправляется в бой, но тут же сталкивается с не уступающей ему по силе атакой Джеда. Меня ослепляет яркая вспышка, раздается жуткий треск, как от удара грома, и тут же этот свет гаснет, ледяным шаром падая на пол и разбивается вдребезги. — Вы что, с ума посходили? — холодная атака хранителя и моего наставника остужает их пыл. — Нашли, где силу показывать!       Расти все еще грозно смотрит на Джеда, а я все так же держу его за руку, повиснув на ней, как на лиане. — Раст, ты же знаешь, что Зак не упустит возможности вывести тебя из себя, — Кун смотрит на рыжего парня, вальяжно раскинувшегося на диване и приводящего себя в порядок после встряски Расти, и от этого взгляда можно покрыться коркой инея и заледенеть насмерть. Не знаю, как Зак, а я-то уж точно свалилась бы ледышкой и разбилась на миллион осколков, совсем как тот шар, если бы Кун посмотрел так на меня. Но Захари это все фиолетово, мне так кажется, а может быть, все дело в привычке: каждый раз с таким взглядом встречаться, может и иммунитет выработаться!       Джед отпускает руку Расти и твердым шагом подходит к Захари. Тот в ответ равнодушно смотрит на создателя Иллюзий и откидывает длинную, ярко-медную челку назад. — Только посмей просто подумать о том, как навредить ей, и я тебя уничтожу.       Джед произносит свои слова так спокойно, что Зак не решается добавить сюда какой-либо комментарий. Через мгновение блондин исчезает, так же, как тогда, в вертолете, оставив нас в полном недоумении.       Похоже все, за исключением Куна, моего «радушного» наставника, и его не менее «радушных» братьев, находятся в полном шоке, и если бы тут был Дуглас, то ему пришлось бы бежать за совком и веником, чтобы собрать упавшие на пол челюсти. — Зак, иногда ты переходишь все границы, — говорит Кун, — не забывай, она — ловец.       Расти тут же миротворчески пожимает плечами, довольно быстро остывая. Рейна, которая мгновение назад была похожа на шипящую кошку с поднятым загривком, поправляет волосы и хмыкает. Я с облегчением выдыхаю. Какие еще потрясения у меня сегодня будут?!       Я так долго была отлучена от мира ловцов, что от происходящего у меня уже едет крыша. Нет, я конечно, понимаю: эмоции, темперамент, сила, которую девать некуда и все такое, но столько всего в один день увидеть! А ведь еще и трех часов нет…       Я подхожу к Эмили и Флоре, которые бросились тушить ковер, вспыхнувший после падения огненного шара Рейны. Но на месте языков пламени я вижу застывшую ледяную корку и обескураженный вид моих подруг. — Это сделал Кун? — благоговейно шепчу я, очень тихо, чтобы он не услышал. — Да. Он ведь лорд Севера и повелитель Пространства, как-никак, — вздохнув, произносит Эмили, вид у нее несколько пришибленный. Для нее, очевидно, все происходящее тоже вновинку. — Кто-кто он? —спрашиваю я, поперхнувшись от неожиданности. И тут же вспоминаю слова Рейны о том, что мой наставник, вообще-то, проклят, и проклял его не кто-нибудь, а он сам. — Ну ничего себе, с ним лучше вообще не связываться, видимо… Кому охота рисковать здоровьем? — Ты слышала, — шипит Флора, глазами давая понять, чтобы я заткнулась. Она что, тоже его побаивается? — Эми, откуда ты все это знаешь? — не в силах совладать с приступом любопытства, продолжаю шептать я. — Я у папы в кабинете нашла книгу, в которой есть список великих ловцов, там и твой отец есть, Оливер МакЛанси. Так что, я как услышала имя Кун МакКуарри, сразу поняла, что к чему, — спокойно объясняет мне Эмили. — Да ты просто энциклопедия ходячая! — восхищаюсь я, уже готовая засыпать свою новую подругу вопросами. — Мина, удовлетворишь свое любопытство позже, — я слышу ледяной голос, и у меня волоски на шее встают дыбом.       «Черт бы тебя побрал! Вот же, прицепился к моему имени. Все претензии к моим родителям!» — Меня Летта зовут, неужели непонятно? Лет-та! — я закатываю глаза и изо всех сил стараюсь не грубить. — Я буду звать тебя Мина.       Его чуть раскосые глаза смотрят из-под полуприкрытых век прямо на меня и одновременно мимо. У меня такое ощущение, что мысленно Кун где-то далеко, а здесь осталась лишь телесная оболочка.       Я ему мило улыбаюсь, вложив в эту улыбку все свое обаяние, но никакого эффекта это не производит. В ответ получаю лишь презрительный взгляд и ехидную усмешку Захари. Блин, я понятия не имею, как вообще вести себя с этим хранителем Севера. Я никогда не имела опыта общения со взрослыми мужчинами, мое окружение составляли только подростки моего возраста. А с ними все всегда просто — улыбки, хихиканье, шуточки, все, что я знаю и умею. А что мне делать с этим беловолосым истуканом? Понятия не имею.       То, что я никому из этих четырех МакКуарри тут в принципе не нравлюсь, я имею ввиду, человеческий фактор, понимаю. Все же, я недоловец, без предупреждения свалившийся на их головы вместе с балластом в виде девочек. Но можно же быть немного помягче, добрее, разве нет? — Это же просто ирония, — слышу голос Расти, плюхнувшегося обратно на диван рядом с Захари. — Я сам был никудышным учеником, изводил Куна и отца своими выходками. А теперь мне предстоит сделать из этой дылды хорошего ловца.       Он проводит рукой по волнистым волосам, выдавая свое отчаяние и негодование. Я ловлю горящий ненавистью взгляд Флоры и понимаю, что между этой парочкой мира точно не будет. Разве можно забыть обблеванные ботинки (благо, Джед быстро произнес какое-то заклинание и обувь вновь стала чистой!), обзывательство «Гремлин» и абсолютное пренебрежение в свой адрес? Очень в этом сомневаюсь. — Дружище, ты же понимаешь, что моя ситуация ничем не лучше, — поддерживает недовольство брата Захари. — Ты только посмотри на эту маленькую серую мышь? Мне повезет, если к концу нашего первого занятия она не присядет в реверансе или не хлопнется в обморок.       Эмили покрывается румянцем и с гордостью отворачивается от Захари, чтобы тот не видел ее реакцию на его слова.       По дороге в столовую, куда нас любезно пригласил хозяин замка отобедать, мы вполголоса обсуждает своих наставничков. Не то, чтобы они нам не нравились. Мы единогласно приходим к выводу, что нам не нравится их отношение к нам, словно мы пустое место. И что с этим нужно что-то делать. Единственное, я не совсем понимаю, почему Рейна присоединилась к нашему клубу, ведь Джед — один-единственный из братьев МакКуарри, кто вел себя достойно.       Как выясняется несколько позже, каждой из нас отведена не только комната, но и место за обеденным столом. Рейну усаживается напротив Флоры и Эми. А мне достается место на другом конце стола, Кун явно об этом позаботился специально, чтобы посадить меня как можно дальше от себя. Во всех его движениях, в жестах и словах чувствуется, с каким пренебрежением он относится ко мне и старается как можно меньше соприкасаться. Его отношение к Рейне крайне противоположное, к ней Кун проявляет если не почтение, то уважение, это точно.       Флора абсолютно точно невзлюбила Расти, и я думаю, что он тоже не простил ей мощного удара в лицо, после которого одна сторона его красивой физиономии теперь красная и припухшая. МакОлей явно из тех девушек, которые не терпят настолько неуважительного отношения к женскому полу вообще и к себе в частности. Флора сидит, гордо выпрямившись и отвернувшись от Расти, который занял место справа от нее. Эмили ведет себя тихо, как мышка, не поднимая глаз от тарелки. Напротив нее Рейна активно мне жестикулирует.       Потом до меня доходит, что рядом с ней должен был сидеть Джед, но он куда-то исчез и больше не появлялся, и сестра зовет меня пересесть к ней. Я кидаю взгляд на противоположный конец стола, где вкушает трапезу невозмутимый Кун МакКуарри, не замечая никого вокруг, отодвигаю тяжелый деревянный стул и на цыпочках перебираюсь к Рейне. — Я бы, на твоем месте, не стал нарушать установленные мною порядки, — не поднимая глаз от тарелки, произносит Кун, и я не сразу понимаю, что это он ко мне обращается. Я корчу недовольную мину: «Нет, ну что за бред?» — А какая разница, кто где сидит? — спрашиваю я, невинно хлопая ресницами и улыбаясь. — Разницы никакой. А то, что в чужой дом не приносят свои правила тебя, видимо, не учили.       Я смотрю в его голубые глаза, которые заморозили бы целый континент. Кажется, я знаю теперь, почему его называют лордом Севера. Он сам просто айсберг ходячий.       Подавив вопль протеста, возвращаюсь обратно. Я стараюсь вести себя сдержанно и не вызывать его раздражение, но все это мне удается с большим трудом.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.