А в ответ — тишина....

Гет
NC-21
В процессе
30
автор
Рыжая тыква соавтор
Prosto_Meds соавтор
Lu Kale бета
Размер:
планируется Макси, написано 18 страниц, 2 части
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
30 Нравится 6 Отзывы 16 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста

«Я отдам три десятка своих головорезов за одного человека,умеющего решать вопросы, разговаривая.»

Аль Капоне

***

      Лорд Волан-де-Морт возвышался напротив окна трапезничной поместья Малфоев, куда с минуты на минуту должны прибыть его подчинённые ради очередного собрания. Он словно завороженный наблюдал за падающими каплями. Дождь шумел по земле, беспрерывно смещая внимание то в одну, то в другую сторону... Долгий ливень имеет какое-то преимущество перед коротким — в однообразии успеваешь прикоснуться к смыслу, неизвестному, но неотделимому от красоты и жизненного условия. Ливень или же моросящий дождь приносят едва ли не лучшее наслаждение; день богат в дожде, дождь всегда дает многое мыслям... Он вздохнул, пытаясь отогнать от себя неизъяснимое волнение. Ему уже окончательно наскучили эти тупые лица, называющие себе его последователями, что не в состоянии выполнить даже элементарных поручений. Чаша с терпением была переполнена до краев, ещё одна их оплошность — и он не будет столь лоялен к этим идиотам. Но сегодня особенный день, они обязаны справиться.       Ему нравилась эта минута тишины, идеальное время для раздумий и самокопаний. Он всматривался в даль горизонта через огромное окно, по которому стекали капли воды, так напоминающие слёзы тех жертв, которых пытали его последователи днями ранее, дабы насытить собственную кровожадность. Сам он редко решался марать руки, предпочитая отдавать всю грязную работу им. Мужчина вздохнул, в очередной раз погружаясь в столь тёплые воспоминания, чтоб хоть как-то отвлечься от всего этого гнета. Её спина, как обычно, безупречно ровная, пока она стоит возле котла, тщательно помешивая бурлящее зелье. Я прислонился плечом к косяку двери, пристально осматривая фигуру девушки. Уголки моих губ дёрнулись верх с намёком на улыбку, стоило только заметить её. Только с ней я чувствовал рой бабочек в лёгких. Они порхали внутри меня, задевая своими хрупкими крылышками бешено бьющееся сердце. Разбейте его — плевать, всё равно смогу заполнить пустоту в грудине, я уверен, её большого сердца хватит на нас двоих. Мне нравилось находится рядом с этой девушкой, чувствовать разливающееся по телу тепло лёгкого возбуждения и слегка незаметного волнения. Эти ощущения были чем-то схожи с теми, что я испытывал перед произношением смертельного проклятия, только... Совсем немного приятнее и безобиднее. Её волосы по обыкновению были завязаны в тугой пучок, но несколько непослушных прядей всё же выбились, так бесстыдно обрамляя ее прекрасное лицо. Тонкие брови вновь нахмурены — она снова работает над каким-то новым зельем, перечитывая слова на пергаменте. Карие глаза наверняка сейчас отливали янтарными бликами, это всегда происходит, когда она увлекается. Эта девушка вновь украла одну из моих рубашек, под предлогом «В них удобно и не жарко!». Брюки плотно сидели на её стройных ногах, будто вторая кожа. Увидеть женщину в штанах было большой редкостью, в основном здешние дамы носили прямые юбки или лёгкие платья. Но мода меняется, и теперь на прогулке уже можно было встретить ведьм в штанах. Она очень редко надевала платья, так как не считала их практичными и удобными. Девушка закусила губу и нервно постукивала кончиком туфли по полу — нервничала. Я плавно сдвинулся с места, стараясь не привлекать к себе внимания, подошёл вплотную и мягко приобнял за талию, прижимая к себе хрупкое тело, опуская голову на худое плечо. Она вздрогнула, явно не ожидая вторжения в своё личное пространство, ее тело инстинктивно напряглось, но, услышав мой голос у себя над ухом, расслабилась. — Что-то не получается, любовь моя? На ее лице появилась нежная улыбка и, немного помедлив, задумчиво ответила: — Мне нужно было добавить в состав три унции оксида меди, прокипятить полчаса, потом положить колючую траву с корой дуба и тщательно проварить в течении часа. Но в этом рецепте чего-то не хватает, трава не вступает в должную реакцию с корой… Должен получится янтарный цвет, а у меня он жёлтый, не хватает… — Какого-то яда. Они создадут луговый раствор, и получится янтарный цвет, — продолжил я за неё с лёгкой улыбкой. — Яд?.. — задумчиво спросила она. — Тогда нужно будет потушить его свойства после того, как он войдёт в реакцию. — Именно, дело за малым, просто подобрать подходящий. Главное, чтоб к нему существовал антидот, разумеется. У тебя всё получится. — Я поцеловал ее в щеку, наблюдая за реакцией. Она вновь покраснела и выдохнула, еле шевеля губами для ответа: — А если нет? Ни у кого ещё за всю историю это не получилось, даже у Фламеля… — Её голос эхом бил в его голове. С приподнятого настроения все резко сменилось на ярость. Лорд Волан-де-Морт сильнее сжал тисовую палочку в руке. Он не смог. Не уследил, не уберёг. Он провалился и теперь несёт это бремя полвека. Не было и дня, чтоб он не вспоминал о ней. Об улыбке, таких невероятно красивых глазах, голосе, маленьком вздёрнутом носике — но столь сладкие воспоминания всегда отдавались режущей болью внутри. Челюсть сжалась ещё сильнее. Как будто внутри и правда что-то могло бы болеть. По губам пробежала злая усмешка. Теперь он не способен на такие искренние чувства, как и было с самого начала его рождения. Рождённый без возможности испытывать любовь из-за ненормальной матери, что подлила отцу амортенцию. Какая это была глупость — пытаться кого-то заставить полюбить себя. Зачем? Оно того не стоило. Впрочем, и он сам был не менее глуп и недальновиден, допустив ошибку, стоящую человеку, к которому он привязался, жизни. Или же ошибкой являлась его привязанность, и он теперь вынужден мучиться? С её смертью у него как будто заживо вырвали сердце, распотрошили все внутренности и оставили того наблюдать за кровавым месивом из своих когда-то живых чувств. И не было ни одной микстуры, способной залечить его раны. Единственное, что он теперь может испытывать оставшеюся частью своей души, — это ярость, всепоглощающая и неконтролируемая. Иногда ему начинало казаться, что он сходит с ума: ему снились сны, в которых была она, её голос, смех. А за тем просыпался, словно падая с небес. Иногда жизнь намного больнее смерти. Но как бы там ни было, умирать он не собирался. Послышался стук в дверь, в помещение робко вошёл Люциус Малфой. — Мой Лорд, я могу войти? — небольшим эхом отразился от стен его голос. Волшебник обернулся, бесстрастно смотря на слугу: — Люциус, присаживайся на своё место, — равнодушно произнёс Волан-де-Морт, смотря на попытки выглядеть увереннее. Его это забавляло — в собственном доме Люциус спрашивает разрешения, чтоб что-то сделать. Трус. Малфой тихонько опустился на стул, не смея злить своего Лорда. Он явно был напряжен, догадываясь о серьёзности предстоящего собрания. Через некоторое время стали подтягиваться и остальные Пожиратели: Беллатриса, Антонин, Нотт, Кэрроу и ещё несколько магов. Он так и не удостоил их даже взглядом. Когда они наконец расселись на свои места и в комнате повисла тяжёлая тишина, тот негромко начал: — Трелони когда-то давно вещала пророчество, в котором говорилось обо мне и неком мальчишке, что должен совершить великий подвиг, — на этих словах он усмехнулся. — Оно хранится в Отделе Тайн Министерства Магии. Вы должны его достать, проникнете туда и принесете мне. Будьте с ним аккуратны, оно очень хрупкое, — произнёс, так и стоя у окна, устремив взгляд на верхушки деревьев. — Но никто из вас не сможет его снять даже с подставки, будьте осторожны, на это способен лишь человек, речь о котором идёт в предсказании. Именно поэтому я направлю мальчишке Поттеру видение о его драгоценном крёстном, он придет туда, чтобы спасти родственника. С ним скорее всего будет сопровождение, если вы увидите в рядах помощников его маглорожденную подружку Грейнджер, схватите и доставите сюда целой и невредимой. Без неё Поттер мало на что способен, я наблюдал за ними из его сознания и знаю, что большинство его действий курировалось именно ей. Без неё он бы не догадался о философском камне... — Лорд нервно сглотнул при упоминании реликвии. — Он бы не спас тогда девчонку Уизли и не совершил бы остальные такие значимые для магического мира подвиги, — слова были переполнены ядом, он был раздражён. — Главными вашими целями являются пророчество и грязнокровка. — Он слегка напрягся на последнем слове, какая же ирония, он теперь истребляет подобных ей. Злая шутка судьбы, не иначе. — И если с пророчеством, не дай Мерлин, что-то произойдёт, вы пожалеете, что на свет родились. Не подведите меня. Пожиратели молча кивнули, не смея задать вопросы. Как и всегда. Кучка безмозглых трусов. Но как бы там ни было, каждый из них был важен для продвижения дела — будь то их связи, ячейки в Гринготс, отменные бойцы, или же просто их тела — пушечное мясо. — Ну а что расселись, господа? Живо! Как только вы увидите, что они зашли туда, следуйте за ними, они расчистят вам путь и, можно сказать, сделают всю работу. Вам останется лишь забрать то, что я сказал, — рявкнул он на них, и все тут же подорвались, словно выходя из какого-то транса. Через пару секунд в зале уже никого не оказалось. Оставшись в одиночестве, мужчина решил отвлечься, пытаясь не думать о том, что скоро произойдет, его вновь накрыло волной воспоминаний. — Да как ты не понимаешь? — парировала мне она, хмуря брови, отчего на лбу образовалась милая морщинка. — Это может быть опасно и совершенно не надёжно. Нужно найти другой выход. — А если другого выхода нет? — спросил я, забирая книгу из её рук. — Выход есть всегда! — упрямо стояла на своем девушка, — и верни книгу, я ещё не закончила главу. — Правда? — Усмехнувшись, я убрал книгу за спину и вновь посмотрел не неё. — А мне кажется, ты не закончила еще кое-что... — с придыханием произнес я, смотря на ее такие непростительно идеальные губы. — Да? — хитро усмехнувшись, спросила она, невинно хлопая густыми ресницами. — Не припомню что-то... Я улыбнулся, притягивая ее к себе и впиваясь в столь манящие уста страстным поцелуем. Она была такой отзывчивой и сладкой на вкус — мята и горький шоколад — лучшее сочетание. И идеально подходящее своей обладательнице. Хотелось растворится в ней, залезть куда-то под кожу, слиться с атомами — навсегда остаться рядом. Она слегка прикусила зубками мою нижнюю губу, оставляя железный привкус крови. Кровь — все, что осталось. Всё, что он видел перед глазами уже многие годы. Но среди красного месива было одно интересное пятно. Волан-де-Морт съёжился от следующей мысли. А что, если он всё таки ошибся? Что если это не она, а просто глупое совпадение, посланное судьбой чтоб поиздеваться над ним? Он вспомнил, как в первый раз спустя столько лет увидел её: она сидела с рыжим в гриффиндорской гостиной, смеялась и что-то захватывающе рассказывала. Этот смех вбился в голову и не выходил по сей день. Они были слишком схожи внешне, это конечно можно было бы объяснить какими-то родственными связями. Он мало что знал о семье некогда возлюбленной, поэтому эту теорию убирать было слишком рано. Совсем скоро состоится их встреча, столь долгожданная, что внутри все замирает. Он почти не испытывал волнения, но кровь бежала по венам быстрее от мысли, что он не ошибся и это она.

***

Я восседал во главе стола, ожидая вестей. Никаких посланий не было уже больше трёх часов, что неимоверно настораживало. Неужели они опять не могут справиться со столь элементарной задачей? Я начал закипать. Внезапный зуд на левом предплечье отвлёк меня. Вот черт. Что-то пошло не так, раз Люциус решился вызвать меня. Я без раздумий трансгрессировал, следуя магическому призыву, уже продумывая, как забрать пророчество вместе с подружкой Поттера. Мне было плевать на подопечных, ведь они сами оплошались. Я в любой момент могу найти новых приспешников, преданных и способных без проблем выполнить поручение, на которых можно положиться. Но довериться — нет, это недопустимо. Никому нельзя доверять. С такими мыслями я появился в зале Отдела тайн Министерства. Кругом были щепки от стеллажей, разбитые сферы пророчеств и витающая в воздухе тяжесть Непростительных. Оглянувшись в поисках подчиненных, мое внимание привлекла открытая дверь, откуда были слышны звуки возни. Словно крысы в норе, а ещё аристократы. Неужели они так не уважают себя? Быстрым шагом я преодолел расстояние и осмотрел комнату, пытаясь оценить ситуацию. Большинство были ранены, везде сверкали вспышки заклинаний. Где-то мелькнул Поттер, который пытался отбиваться от Малфоя, остальные пытались бежать. Идиоты. Чуть что — и сразу спасать себя. Определенно крысы. Мой взгляд упал на Долохова. Он криво улыбался, смотря вперёд. Я проследил за его взглядом и увидел её. Растрепанная, напуганная, она не знала что делать. Глаза лихорадочно бегали из угла в угол, а грудь вздымалась с каждым вздохом слишком часто и глубоко. Она взволнованна. Пожиратель кинул в неё заклинание, и девушка еле успела отбить его, вовремя выставив защиту. Я переместился к Долохову, норовясь остановить. Этот псих никогда не умел останавливаться и мог серьёзно навредить ей, увлекаясь. Но тот, видимо, меня даже не заметил, продолжая осыпать школьницу проклятиями. Где-то недалеко послышался крик, и я отвлёкся, пытаясь понять, что произошло. Вновь вернул взгляд на девчонку — она смотрела на меня с явным испугом: нижняя губа подрагивала и на щеке виднелось красное пятно. Наши взгляды встретились, я узнал эти янтарные радужки, что когда-то заменяли мне весь мир. Казалось, я вижу в них отражение прежнего себя. Словно мы вновь на кухне, рядом с котлом, и она рядом, что-то бормочет себе под нос, поправляя выбившийся клочок. Стоило мне обрадоваться, как они тут же потухли, закрываясь. Кровь заледенела в венах. Удивительно, что она вообще там есть. Я не могу потерять всё, даже чёртову надежду. Оглянулся — Долохов наслал на неё невербальное проклятие, на которое она не успела среагировать, и маленькое тельце рухнуло на каменный пол. Он оскалился, зло смотря на неё. Я гневно посмотрел на подчинённого, который заметив моё присутствие, начал кланяться. — Мой Лорд... — начал было он, но я его перебил. — Доставь её в поместье Малфоя. Немедленно, — прошипел я, наблюдая, как тот тут же подрывается с места, бежит к обездвиженному телу и тут же исчезает в вихре аппарации. Наконец-то можно вздохнуть спокойно. Одна цель достигнута, осталось пророчество. Какие же они недоумки, если не могут справится с кучкой подростков. Вокруг начали мелькать вспышки новых аппараций. Неужели кто-то вспомнил про нашего мальчика-что-стоило-просто-выбросить-в-окно? В помещении начали появляться члены Ордена Феникса. Что ж, сторона добра не заставила себя долго ждать. Послышались крики, вспышек заклинаний стало в разы больше. Где-то недалеко от меня раздался глухой стук, и чужое дыхание — кто-то приземлился. Кингсли стоял слишком близко ко мне с каменным лицом, пытаясь не выказывать свой страх, но аура вокруг этого волшебника начала подрагивать, говоря о реальных чувствах. Хорошо, соглашусь, этот человек и впрямь обладает сильным магическими потенциалом, выше, чем у некоторых моих подчинённых. Однако до меня или того же Дамблдора ему было далеко. Он что-то начал мне говорить, но из-за грохота позади и сумасшедшего смеха Беллатрикс я еле смог разобрать несколько слов. Что-то о его жене и ребёнке. Ах, да, кажется, я приказал приспешникам когда-то убить его семью. Ну что ж, такое случается, не стоило мне мешать. Люди умирают и появляются на свет — ход жизни не останавливается. В меня полетела вспышка проклятия, и я с лёгкостью его отбил, еле поворачивая рукой. Глупец, посмел поднять свою никчёмную палочку на меня. Ошибка за ошибкой. Решив, что и так много времени потратил на него, особо не заморачиваясь, наслал невербальное мерзкое проклятие, которое должно разъесть все его кости, словно кислота. Мулат не успел защититься и тут же с глухим звуком упал на пол. Всё же он преувеличил свои умения. Одни разочарования. Неплохой был маг, правда, слегка завышенного мнения о себе. Ах, да, ещё и примкнувшего не к той стороне. На горизонте мелькнула макушка Лестрейндж, и сразу же за ней появился мальчик-который-не-сдох пока что. — Поттер... — прошептал я, и мои радужки потемнели от гнева, на лице появился злобный оскал. Пришло время мальчишке заплатить за то, что так долго стоял на моей дороге, как тот тупой лось, не понимающий, куда ему надо двигаться далее. Я трансгрессировал за ними.

***

Как потом оказалось, Поттер был готов отдать пророчество окружившим его Пожирателям, но в самый неожиданный момент в комнату смерти ворвались пять членов Ордена Феникса. Аластор Грюм не медля стал осыпать комнату заклятиями. Он всегда был слишком эмоциональным. Несколько Пожирателей падают в сражении, остальные же продолжают бой. Что ж, цель оправдывает средства. Я потерял Поттера из виду, когда отвлекся на яркую белую вспышку, что помнил ещё со школьных времён. Появление Дамблдора заставило моих подчиненных пытаться сбежать, поджав хвосты. Я оскалился. Поттер феноменально умел всё испортить только своим существованием на этом свете, а старик бегал за ним как нянька. Оставалось только научиться кудахтать и яйца высиживать. Я огляделся. Мое внимание привлек оглушающий и такой знакомый голос. — Видишь, пусто! — крикнул Поттер. — Ты ничего не получишь! Оно пропало, и никто не узнает, о чем оно было, так и передай своему Лорду! — Нет! — взвизгнула Беллатриса. — Ты лжешь, это неправда! Я не виновата, хозяин... Не надо меня наказывать... — Зря стараешься! — крикнул Гарри, жмурясь от боли. — Он тебя не услышит! — Неужели, Поттер? — сказал я. Мальчишка открыл глаза. Высокий, худой, в черном капюшоне, с жутким змеиным лицо, бледный и иссохший, багровые глаза с щелочками зрачков... Так я предстал в его глазах. Да, не красавец, но твою душу не разрывает на части уже много лет. — Итак, ты разбил мое пророчество? — вкрадчиво спросил я, устремив на Гарри безжалостный взор своих красных глаз. — Нет, Белла, он не лжет... Я вижу правду, которая глядит на меня сквозь его никчемный мозг... целые месяцы подготовки, столько усилий... И вы, Пожиратели смерти, позволили Гарри Поттеру снова всё испортить. — направив палочку на него, произнес я. — Простите меня, хозяин, я не знала! Я сражалась с анимагом Блэком! — зарыдала Беллатриса, бросаясь ниц у моих ног. Я невольно сделал несколько шагов вперед. — Вы же знаете, хозяин... — Замолчи, Белла, — с угрозой проговорил я. — Через минуту разберусь с тобой. Ты думаешь, я пробрался в Министерство магии, чтобы слушать твое дурацкое хныканье? — Но, хозяин... он здесь... внизу... Я не обратил внимания на её слова. Порой эта женщина раздражала, но её наклонности к убийствам были достойными. — Мне больше нечего сказать тебе, Поттер, — спокойно промолвил я. — Ты мешал мне слишком часто и слишком долго. АВАДА КЕДАВРА! У него даже не хватило сил открыть рот, чтобы защититься; его голова была пуста, палочка безвольно повисла. Он был готов умереть, чтобы быстрее оказаться рядом с родителями и крестным. Я решил помочь мальчику осуществить желание. Видишь, я подарил тебе то, что ты так давно желал. Но безголовая золотая статуя чародея из фонтана вдруг ожила — она спрыгнула со своего постамента и с грохотом приземлилась между Поттером и мной. Заклятие отскочило от ее груди и статуя распростерла руки, защищая Гарри от нового нападения. — Дамблдор, — прошипел я, нервно озираясь. Старик не заставил себя долго ждать, выплыл с ближайшего постамента, расставив руки, словно для объятий. — Том? Рад тебя видеть. — Он приторно улыбался, рассматривая меня. Неужели старика настолько замучил маразм, что он не помнил моего нового имени? — Ох, не могу ответить взаимностью, ожидал следующий раз увидеть вас в гробу. — Мальчишка стоял словно безмозглая кукла, которая даже не понимала что делает, слепо следуя поручениям кукловода, который пришёл спасать свою игрушку. Пора с этим заканчивать. Я бросаю в Поттера вновь Аваду, но Дамблдор ее умело отбивает. Сукин сын. Я не целюсь в его, моя мишень — это Поттер. Рискую бросить убивающее проклятье в самого кукловода, и наши заклинания встречаются, вспышки от них находят друг друга посредине, не переходя границ в ту или иную сторону. Наши силы равны. Чтоб ты сдох, Дамблдор. Я разрываю сцепление заклинаний. И тут мне приходит идея. Я скапливаю в себе силы и рывком вселяюсь в тело мальчишки. Он даже толком не сопротивлялся, лишь хныкал от боли в голове. Просачиваясь сквозь его мерзкие мысли, буквально пропитанные добротой и какими-то глупыми желаниями, боюсь, как бы что-то из этих порывов не застряло в моей голове. Не теряясь, начинаю просить Дамблдора убить его, чтобы он не мучился. Говорю, что он больше так не может, что слишком сложно и больно, он не способен на всё то, о чём говорят все вокруг. Оставалось совсем немного, и Поттера убил бы кто-то другой, воспользовавшись замешательством Дамблдора. Были бы мои переспешники не так тупы и трусливы... Жить бы стало в разы легче. Но откуда-то появившейся резкая боль пронзает меня, вынуждая покинуть тело мальчишки. Дамблдор озирается в поисках моей персоны, придерживая голову своей куклы. Смысла здесь оставаться больше не было. Виски вновь сдавливает тупой болью, и я трансгрессирую из Министерства под ошарашенные взгляды министра магической Великобритании и его подчинённых, что в последнюю секунду всё же успели прийти. Теперь о том, что Лорд Волан-де-Морт возродился, убедились все. Вот и славно. Эта вылазка не была столь удачной, как я планировал. Но не всё так плохо, как могло бы быть. Где-то в поместье Малфоя дожидается меня мой главный трофей этого вечера.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.