Рождественский сюрприз

Слэш
R
Завершён
1140
автор
A m an da бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
13 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1140 Нравится 44 Отзывы 339 В сборник Скачать

🎁

Настройки текста
Примечания:
Чимин не ожидал от зимних каникул чего-то многообещающего. Он просто планировал хорошенько отдохнуть, наконец-то выспавшись, прочитать книгу, на которую ему не хватало времени из-за многочисленных контрольных в конце семестра, и сходить на парочку свиданий со своим альфой. Если насчёт первых двух пунктов он не сомневался, то последний пришлось вычеркнуть жирной красной ручкой из тщательно составленного расписания, потому что с Марком, с которым он встречался около полугода, они расстались сегодня не на самой приятной ноте. Наверное, Чимину стоит добавить новый пункт в свой план в виде зимней хандры из-за разбитого сердца. Омега по дороге домой думает о том, какой сопливый сериал ему стоит посмотреть, и размышляет, разрешит ли ему папа заесть горе шоколадным мороженым или все же не рисковать и купить только чипсы и колу. Он заходит в магазин и долго выбирает между чипсами со вкусом краба и бекона, по итогу берет и то, и другое, подходит к морозильнику и жадными глазами смотрит на ведёрко холодной сладости. Чимин решает испытать судьбу и вытаскивает из кармана телефон, чтобы набрать родителя и попросить желаемое, но модный гаджет лишь смотрит на него тёмным экраном, оповещая о том, что не выдержал минусовой температуры и решил немного передохнуть. Тяжело вздыхая, Чимин плетётся на кассу, так и не решившись подставлять под удар своё здоровье. Когда омега открывает дверь своего дома, то уже шмыгает носом, то ли от холода, пробравшего до костей, то ли из-за несправедливости жестокого мира и тяжёлой омежьей судьбы. Он небрежно скидывает ботинки и расстёгивает пуховик, думая о том, как будет плакаться в надёжное плечо папы. Но, к сожалению или к счастью, Чимина не успевают поглотить плохие мысли, так как на парня налетают с объятиями ещё в коридоре. — Чимин-а, я так скучал! — альфа, выше омеги почти на голову, поднимает последнего и начинает кружить. — О боже, Хосок! Ты приехал! — пакет с покупками улетает куда-то на пол, но Чимину сейчас явно не до него. — Сюрприз! — Хосок — старший брат Чимина, учится в другом городе и приезжает только по праздникам. Альфа говорил, что на Рождество у него не получится посетить родной дом, но почему-то сейчас стоит перед омегой. Чимин не сильно хлопает ладонью по чужому плечу от негодования, Хосок же на это смеётся и опускает брата на место. — Ну, Чимин-а, не обижайся! Я привёз тебе подарок, — омега всё равно дует губы. — Пойдём. — Альфа хватает Чимина за руку и тащит в глубь квартиры. Только когда они заходят в гостиную, он отпускает брата и сам идёт к дивану. Комната уже украшена к праздникам: об этом позаботился омега, нарядив елку в игрушки и повесив гирлянду над окном; в центре стоит телевизор, по которому сейчас идёт рождественское шоу, а на диване сидят несколько человек, а точнее трое, если Чимин не разучился считать. Только вот это заставляет парня застопориться, ведь, кроме папы с отцом, в комнате находится ещё один незнакомый для Чимина человек. Тот поворачивается на шум и встречается глазами с удивлённым омегой. У незнакомца чёрные волосы, тёмно-карие глаза и розовые губы, которые растягиваются в красивой улыбке, но также быстро та исчезает, когда парень не видит ответной положительной реакции. — Вот, — Чимин не замечает, как перед его носом возникает старший брат с пакетом в руках. — Надеюсь тебе понравится. Мы с Юнги долго выбирали и решили, что тебе это должно подойти. — Юнги? — Ох, да, — Хосок поворачивается к дивану. — Это мой лучший друг, и он проведёт вместе с нами каникулы, надеюсь, ты не против? Прости, что не спросил раньше, не хотел портить сюрприз, но родители сказали, что всё в порядке. — Да-да, — отзывается отец. — Можете пойти на кухню, накормить Чимина и заодно познакомиться. — Эй, не прогоняй детей! — вмешивается папа. — Но они слишком шумные, я не слышу ведущего! Чимин улыбается на шуточную перепалку родителей и переглядывается с Хосоком. Тот понимает намёк и говорит: — Юнги, разогрей, пожалуйста, ужин в микроволновке, а мы с Чимином сходим помыть руки. Брюнет поднимается с насиженного места и двигается в сторону кухни, за эти несколько секунд омега успевает рассмотреть гостя с ног до головы. Альфа. Очевидно. Чертовски симпатичный и приятно пахнущий. Высокий, в меру накачанный и с большими красивыми руками. Он будто бы вышел из влажных фантазий юного омеги и собрал в себе все те качества, от которых у Чимина дрожат колени. Хосок тянет замершего парня в сторону ванной, и омеге приходится пойти следом за ним. Они заходят в помещение, и альфа закрывает плотно дверь. — Прости, Чимини, но я не хотел оставлять Юнги одного в общежитии на праздники. Тебя это сильно смущает? Смущает ли Чимина красивый альфа в его доме? Определено. Но он бы не сказал, что имеет что-то против этого. — Если ты переживаешь насчёт мнения Марка, то я сам могу с ним поговорить и всё объяснить. — Всё нормально Хосок. Это последнее, о чём бы я беспокоился. — Почему же ты так расстроился? — Чимин в недоумении. Он правда выглядел разочарованным? Если это так, то ему стоит извиниться перед Юнги. — Я не расстроен, я просто удивлён. Делать сюрпризы у тебя отлично получается, — Чимин улыбается и уверяет Хосока, что нет поводов для беспокойства. Только вот сердце омеги с его словами не совсем согласно. Оно быстро стучит лишь от одного воспоминания о пронзительном тёмном взгляде, а кожа покрывается мурашками, когда в лёгкие забивается запах шоколада. Наверное, у Чимина просто предтечный период, поэтому он так реагирует на привлекательного альфу, но делиться подобным с Хосоком он не спешит. Старший брат даже хуже отца: он волком смотрит на всех чиминовых ухажёров и грозится подкрасить лицо каждому, кто посмеет обидеть его маленького брата. Хосок напрочь отказывается верить в то, что омега уже вырос. Чимин уверен, что альфа успел словить инфаркт, когда впервые застукал омегу, целующимся с парнем на кровати в весьма компрометирующей позе. Марк тогда отделался разбитым носом, а Хосок почти целую неделю извинялся перед братом, но не обещал, что подобное не повторится. Узнай он сейчас, что у Чимина скоро течка и что ему приглянулся его лучший друг, то Юнги наверняка придётся уехать назад в Сеул первым же идущим поездом. — Юнги классный, я уверен, что вы с ним подружитесь. Без сомнений. Хосок уходит первым, а Чимин задерживается ещё на пару минут, чтобы привести себя в порядок. Его щеки безумно красные, то ли из-за внезапной смены температуры, то ли из-за фантазий, рождающихся в его голове, светлые волосы в безумном беспорядке, а школьная форма помята. Да уж, видок не очень. Ему страшно представить, какое первое впечатление он произвёл на брюнета: недружелюбный стрёмный малолетний омега. Чимин расстроено стонет. Когда омега заходит на кухню, то не видит в ней Хосока, за столом лишь сидит Юнги, что заставляет парня запаниковать. Альфа греет руки о чашку с чаем и, услышав присутствие омеги, поднимает голову и смотрит в упор. Чимин теряется. В ванной он прорепетировал несколько раз приветствие, надеясь исправить мнение о себе, но сейчас почему-то все слова вылетели с головы и всё, что он может из себя выдавить, это скромное: — Привет. Омеге хочется провалиться сквозь землю. Он чувствует себя идиотом, но альфа так, кажется, не считает. — Привет, я Юнги. А ты, значит, Чимин? Хосок много о тебе рассказывал. Омега, поборов неловкость, садится напротив альфы и берет в руки палочки. Он полдня ничего не ел и чувствовал себя чертовски голодным всё это время, но сейчас почему-то аппетит полностью исчез. — Угу. Хосок тоже о тебе упоминал. — Интересно, Юнги заметил, насколько красные у Чимина щёки? — Представляю, что этот гадёныш обо мне наговорил. Надеюсь, ты ему не поверил. — Эй, я вообще-то отзывался о тебе лишь так, как ты этого заслуживаешь. — Хосок появляется внезапно и садится рядом с Чимином, что действует на последнего немного успокаивающе. — Ты ешь, Чимин-и, побольше, совсем уж тощим стал, маленький. — Ну Хосок-а, — Чимин начинает возмущаться, — я просил тебя так меня не называть. Но альфа его не слушает и весь последующий разговор не забывает упомянуть о том, что омега ещё совсем кроха. На что последний с ним категорически не согласен, ему вообще-то на днях исполняется уже девятнадцать, и он по праву считает себя взрослым. Ужин растягивается на добрых три часа, парни расходятся по комнатам лишь после третьего замечания отца о том, что им давно пора спать. Закрывая глаза, Чимин думает, как ему нравится улыбка на губах Юнги, и что ему хочется поскорее увидеть её ещё раз. Сквозь приоткрытые двери в комнату проникает запах шоколада, заставляя сердце безумно стучать. Омега долго не может уснуть.

***

Чимин просыпается ближе к полудню, что не удивительно. Между ягодиц чувствуется влажность, и омега тихо хнычет. С одной стороны хорошо, что течка началась раньше положенного, тогда к праздникам она успеет закончиться, и он сможет вдоволь ими насладиться, не мучаясь от нестерпимой боли в животе. Но с другой: почему именно сейчас? У Чимина же еще должна была быть в запасе неделька-другая спокойного существования. Омега вставать не спешит, он еще с минуту сонным взглядом смотрит в  потолок, а потом, сдавшись, проникает рукой под бельё. Чимин сжимает полувозбужденный член и прикусывает нижнюю губу. Он чувствует, как из-за его действий между ягодиц становится еще более влажно, а плоть в руке увеличивается. Омега большим пальцем проводит по головке, растирая выделившуюся смазку, и старается ни о чем не думать. Но с этой задачей он справляется весьма плохо. Его сфинктер пульсирует, требуя внимания, и Чимин, сдаваясь, проникает одним пальцем руки во влажную дырочку. Парень мычит, он представляет, как бы было хорошо сейчас на альфьем члене, вспоминает свой последний раз с Марком, добавляя еще один палец. Он двигается резче фантазируя о том, что в нем сейчас не собственные пальцы, а возбужденная плоть альфы, что его член сжимает не омежья рука, а широкая ладонь с длинными изящными пальцами. В нос проникает запах шоколада, а лицо Марка почему-то искажается, и вместо него Чимин уже представляет взгляд тёмных карих глаз, хитрую ухмылку на белоснежном лице и черные шелковистые волосы. Парень слышит низкий сексуальный голос, принадлежащий его новому знакомому, но он не уверен, что это не слуховая галлюцинации. Чимин распахивает до этого прикрытие глаза, видит незакрытую дверь и слышит приближающиеся шаги. Но ему осталось совсем немного, еще чуть-чуть и он кончит, поэтому он даже не думает, а точнее не может себя заставить остановиться. Чимин кончает в кулак и только после этого слышит стук в приоткрытую дверь. Он пытается отдышаться и привести свой голос в порядок. — Да? — Чимин, твой папа попросил тебя разбудить, чтобы ты собирался и спускался к столу, — Юнги просовывает в комнату лишь свою тёмную макушку. — Хорошо, сейчас подойду. Альфа уходит, что-то промычав в ответ, а Чимин плотно зажмуривает веки. Юнги же ничего не понял? Верно? Когда Чимин спускается к завтраку, перед этим приняв душ и надев чистую одежду, он обнаруживает, что в доме кроме него остались только папа и Юнги. Те уже сидят за столом и что-то бурно обсуждают. Его появление остается без внимания, поэтому он, облегчённо выдохнув, принимается за еду. Из разговора он узнает, что родители Юнги вместе с младшей сестрой уехали на рождественские праздники за границу. Альфа тоже должен был к ним присоединиться, но из-за непогоды все рейсы отменили. Папа время от времени бросает взгляды на Чимина, и последний понимает, в чем дело. Его запах, который обычно почти не слышно, усилился. Чимин пахнет молоком, и он считает, что в этом плане ему повезло: многие его запах в обычные дни не слышат, а во время течки даже не догадываются, что она есть. — Чимин, как ты себя чувствуешь? Вставленый тампон уже начинает промокать, а от запаха шоколада и самого присутствия альфы кружится голова и теряется выдержка — в общем, чувствует себя он просто прекрасно. — Немного живот болит, и спать хочу, — почти не врёт омега. — Мне нужно уйти на пару часов, вы справитесь здесь без меня? — нет-нет-нет. Какого черта? — Да, все в порядке, — уверяет родителя альфа. Чимин почти уверен, что Юнги ни о чем не догадывается, и его папа скорее всего тоже так думает, потому что ни за что не оставил бы течного Чимина с альфой. — Хорошо, скоро Хосок должен вернуться. Так что не скучайте. Папа уходит. Чимин смотрит на остывший чай и думает, как ему незаметно свалить в свою комнату. Он же не должен развлекать гостя? — Чимин, мы можем поговорить? — но все его планы рушатся о низкий голос. — Конечно. — Прости, что я вот так вот вмешался в ваш семейный праздник и… — Хей, Юнги! — Чимин останавливает быстрый поток слов собеседника. Альфа считает, что Чимин ему не рад и, наверное, чувствует себя лишним? — Всё хорошо. Я рад, что ты здесь. Юнги вопросительно выгибает бровь, видимо, не до конца веря чужим словам. Но у Чимина сейчас нет времени, чтобы что-то кому-то доказывать, ему бы поскорее добраться до ванны, чтобы сменить тампон, потому что скоро его штаны станут мокрыми. Но в который раз за день все планы омеги рушатся — в дверь неожиданно стучат. Чимин встает и идет в коридор. Он проклинает того, кого бы там не принесло, и одновременно молится, чтобы это был Хосок, забывший дома ключи. Омега распахивает дверь и замирает. — Чимин-а… — на пороге стоит его бывший. Чимин отмирает и пытается закрыть дверь, но альфа подставляет в проход ногу, мешая это сделать. — Выслушай меня, пожалуйста. — Нам не о чем с тобой говорить, — подумать только, они с Марком расстались всего навсего вчера, а в жизни Чимина произошло столько событий за это время, что даже времени на страдания не нашлось. Но сейчас, когда он видит человека, с которым разделил полгода своей жизни, в груди что-то сжимается. Только бы не расплакаться перед ним, только бы не показать свою слабость. И эти чёртовы гормоны только усугубляют ситуацию. Проклятая течка. — Чимин… — альфа все не сдаётся, он протискивается в дом и тянет свои руки к омеге. — Ты же знаешь, как дорог мне? Почему-то в этот момент Чимин думает о том, что они друг другу ни разу не признавались в любви. И даже сейчас альфа этого не говорит. — Зачем? — Чимин начинает истерить. — Зачем ты тогда с ним целовался? Причиной расставания пары стал поцелуй альфы с каким-то омегой на вечеринке, на которую Чимин не пошёл. И кто бы что ни говорил, он поцелуй считает изменой. Марк пытается приблизиться к омеге и заключить в свои объятия, а последнему становится противно. Они же ещё вчера все решили, Чимин чётко обозначил свою позицию, что такое поведение его парня для него непростительно, и последний спокойно все это принял, так к чему весь этот спектакль? — Всё нормально? — омега успел позабыть, что в доме находится не один. Юнги выходит в коридор и пронизывает тёмным взглядом пару. Чимин стыдливо прячет глаза: не хватало ещё втягивать альфу в подростковую драму. — А ты кто такой? — Марк начинает злиться. — Чимин, ты не хочешь объясниться? — Это уже тебя не касается! Кажется, Юнги улавливает чужой настрой. В комнате запах альф становится ярче, а омеге, который и так держится на честном слове, мыслить трезво всё сложнее. — Я думаю, тебе здесь не рады, — вмешивается Юнги. — Проваливай! Ох, черт. Юнги звучит так властно — у Чимина подгибаются колени. — Ты охренел? — Марк делает шаг в сторону старшего и замахивается на того кулаком, но чего он ожидал? Юнги перехватывает его руку и отводит ту за спину. Альфа злится еще сильнее, но освободиться не может. — Если ещё раз подойдёшь к Чимину, твое лицо поцелуется с моим кулаком. Марк продолжает сыпать проклятиями и пытается освободиться. Юнги кивает омеге на дверь, и Чимин, сообразив, быстро ту открывает. Когда за бывшим парнем защелкивается замок, омега облегчённо выдыхает. Он разворачивается к альфе, чтобы его поблагодарить, но Юнги всё еще выглядит напряжённым. Чимин открывает рот, чтобы спросить в чём дело, но его опережают. — Чимин, ты там, кажется, протёк.  Пиздец.

***

Чимин закрывается в комнате и дает себе обещание ни за что ее не покидать. Ему очень стыдно. Он хнычет в подушку и почти что плачет из-за неловкости ситуации, в которую он попал. Это же нужно было так опозориться перед альфой! Штаны с мокрым пятном валяются в стирке, а Чимин лежит на кровати в позе звезды. Ещё будучи в ванной он слышал, что Хосок уже вернулся. Альфы смотрят в гостиной фильм и едят пиццу, они приглашали Чимина присоединиться к ним, но омега отказался. Лучше он провалится сквозь землю, чем еще раз посмотрит Юнги в глаза. Последующие три дня Чимин практически не покидает свою комнату, ссылаясь на нестерпимую боль в животе. И он в принципе не врёт, внизу живота постоянно тянет, а между ягодиц слишком мокро. Но через три дня течка благополучно заканчивается, и причин прятаться у него больше нет. — О, Чимин-а. Тебе уже лучше? — омега старательно приводил себя в порядок после трёх дней отшельничества. Он даже нанёс лёгкий макияж и уложил гелем волосы. — Да, — отвечает Чимин папе, который порхает на кухне. Видимо, тот уже начал приготовления к Рождеству. — Тогда сходи в супермаркет, пожалуйста. Список я отдал Юнги. — Юнги? — Да, он любезно согласился помочь. Только Юнги еще плохо ориентируется в местности, так что, я думаю, будет лучше, если вы сходите вместе. Как интересно получается, Чимин три дня избегал альфу, чтобы сразу же позже столкнуться с ним лицом к лицу. Но давать заднюю уже поздно. Омега надевает пуховик и сапоги и ждет, пока альфа тоже оденется. Как только они выходят на улицу, в лицо Чимина летит снег, он даже и не догадывался, насколько погода за все то время, что он не выходил из дома, испортилась. Снега намело выше колен, и омега еле передвигает ноги. Он идет по следам, оставленным двигающимся впереди альфой, что немного облегчает задачу. В супермаркете слишком много людей, видимо, все вспоминают о празднике в последний день. Чимин почти что подрался за последнюю банку зелёного горошка с незнакомым альфой, на вид старше него на лет десять, но появившийся из ниоткуда продавец-консультант предложил решить вопрос мирно и уступить желаемый товар омеге. В конце Чимин победного показал своему сопернику язык и вместе с банкой горошка ушёл в закат искать Юнги, с которым они решили разделиться, чтобы быстрее справиться с метровым списком продуктов. По итогу у них вышло три практически полных больших пакета. Юнги взял на себя два, хотя порывался понести все, но Чимин завоевал один себе. Когда они идут обратно, с неба уже не так сыпет, и дорогу за это время успели расчистить, так что идти намного проще. Они заводят разговор. По началу им немного неловко, но позже находятся точки соприкосновения, и разговор идет уже более свободно. Юнги рассказывает смешные истории с участием Хосока, и Чимин откладывает почти каждую в свою копилку компромата на старшего брата. Перед подъездом куча детей, они бегают, бросаются снежками и лепят снеговиков. Чимин чувствует великий соблазн и подаётся ему — берет свободной рукой снег и бросает прямиком в альфу. Попадает. Юнги оборачивается с искренним непониманием на лице и встречается глазами с хихикающим омегой. — Это война, Чимин! — брюнет аккуратно кладёт пакеты на лавочку и подходит к самому большому сугробу, чтобы побольше зачерпнуть снега в ладони. Чимин пищит совсем не по-взрослому и пытается увернуться от летящего в его сторону снаряда. Но все тщетно. Снежок попадает прямо в цель, и теперь тем, кто пытается сдержать смешки, является альфа. Чимин ловит себя на мысли, что ему нравится чужой смех. Омега не такой ловкий, но нападает в ответ с особым энтузиазмом, они оба облеплены снегом, тяжело дышащие и не прекращающие смеяться в один момент падают вместе в сугробы. Чимин все еще хочет победить, поэтому рьяно пытается, нависнув над альфой, зарыть того в снег. Но Юнги намного сильнее, для него не представляется никакой трудности поменять их местами. «Вот бы сейчас оказаться в такой же позе только на кровати». — мечтает  Чимин. — Хорошо-хорошо, сдаюсь! — признает Юнги, когда Чимин пытается засунуть свои ледяные ладони тому под одежду. За это небольшое мгновение омега успел почувствовать, как напрягается плоский живот парня. — Ес! — Чимин издаёт победный клич и нехотя прячет руки в карманы. А оказавшись дома им приходится объединить свои силы, чтобы отбиться от нравоучений родителя, который начал охать и ахать, увидев два промокших и замерзших тела на пороге. Но даже с этим они успешно справляются, Чимина отправляют согреваться в ванную, а Юнги просто переодевается в сухое и чистое. Омега выключает фен, которым сушил свои волосы, и слышит робкий стук в дверь. После громкого: «Войдите» на пороге появляется тёмная макушка. — Спускайся, пожалуйста, в гостиную, твой папа сделал горячий шоколад с молоком и обещал открутить нам головы, если мы не выпьем его прежде, чем он остынет. — Очень похоже на него, — Чимин смеется, и его смех подхватывает альфа, начиная тоже хихикать. Чтобы не мешать папе готовить, или просто не попадать под горячую руку,  они пьют напиток не на кухне, а сидя на диване перед телевизором. Какое-то время парни сидят в уютной тишине. По телевизору идёт очередное рождественское шоу, Чимин делает глоток горячей жидкости и расслабленно откидывает голову на спинку дивана. Юнги расположился рядом — только руку протяни и сможешь почувствовать под пальцами горячую кожу. Уже ближе к вечеру температура на улице падает, и омега чувствует, что начинает замерзать. Он тянется к пледу, что лежит на другом конце дивана, и брюнет, замечая это, помогает ему — он накрывает Чимина и себя заодно. — Спасибо, — благодарит омега, на что альфа дарит ему улыбку. Они продолжают смотреть шоу, иногда комментируя и смеясь над весёлыми моментами. Чтобы под пледом было теплее, им приходится сесть друг к другу вплотную. Чимин, ворочаясь, случайно натыкается своей рукой на чужую и замирает. Он спустя секунду себя одергивает, но его ладонь перехватывают. Юнги сплетает их руки вместе, но своим внешним видом никак этого не показывает. Сердце Чимина бешено стучит.

***

С тех пор их отношения принимают странный оттенок. Они похожи на двух друзей, которые на самом деле давно не друзья, но признаться друг другу в чувствах никак не решаются. Хосок все чаще пропадает вне дома, и Чимин сначала долго недоумевает, почему он не берет на встречи со своими друзьями Юнги, пока последний как-то не признается, что у Хосока появилась девушка. И тогда, весь запал, настроенный на хорошую взбучку старшего брата, пропадает (Чимин хотел промыть Хосоку мозги, чтобы тот не бросал лучшего друга на произвол судьбы). А Юнги мило дразнится, что у него появился защитник. На Рождество Чимин получает подарок не только от родителей и брата, но и от Юнги. Омега краснеет принимая подарок и чувствует себя крайне неловко, понимая, что альфе ничего не приготовил. Но Юнги уверяет, что все в порядке, потому что Чимин не мог знать об этом. Омега думает с минуту и быстро клюёт парня в щеку, выражая так свою благодарность. Отец неловко откашливается, а папа спешит переключить чужое внимание, принимаясь показывать всем свои подарки. Чимин светит покрасневшими кончиками ушей, также как и Юнги, который успевает заметить, как внезапно начал дёргаться глаз у Хосока. Чимин после произошедшего недолго думает и решает сделать первый шаг. Была не была. Лучше пусть его сразу отошьют, чем он будет кормить себя ложными надеждами. Но Юнги не отшивает. Он отвечает на неловкий поцелуй, украдкой подаренный ему после того, как все разошлись по комнатам. Чимин отправил ему смс, в котором попросил встретиться после полуночи в гостиной. И альфа, даже не спрашивая зачем, тут же там появляется. У Юнги губы немного сухие, обветренные из-за мороза, но все равно теплые и мягкие. Омега репетировал речь с признанием, но все позабыл, стоило только брюнету войти в комнату. Зато тело все сделало машинально, оно приблизилось к объекту воздыхания, и Чимин резко впечатался в чужие губы, сразу же отстранившись. За несколько коротких секунд, пока они оба молчали и пялились друг на друга, у него успел случится микроинфаркт, он тысячу раз пожалел о своих необдуманных действиях и мысленно прозвал себя дураком. — Я не распробовал, давай ещё раз, — заговаривает Юнги, заставляя затрястись сердце Чимина уже не от страха, а от предвкушения. Они целуются долго. Как школьники прячутся за диваном, на случай если кто-то выйдет на кухню попить воды. Сидят на полу возле ёлки, то и дело цепляясь за колючие ветви. Чимин пальцы вплетает в шелковистые чёрные волосы, немного жалея, что свои испортил краской, и те на ощупь не такие приятные. Юнги не позволяет себе большего, кроме как целоваться и гладить чужую талию, а Чимину и этого достаточно. Они расходятся почти под утро и потом целый день зевают.

***

— Пап, мы с Юнги будем смотреть фильм в моей комнате, — Чимин неловко топчется на пороге кухни. — Почему не в гостиной? — искренне удивляется родитель, а омега ничего лучшего придумать не может, кроме как наплести о том, что на кровати намного удобней. Папа смотрит на него с прищуром, но ничего на это не говорит. Отец сейчас на работе, но скоро должен прийти, а Хосок ещё час назад ушёл на свидание. В последнее время он постоянно крутится возле парней, и у них даже нет времени поговорить о случившемся. Остается лишь бросать друг на друга томные взгляды и встречаться тайком по ночам, а там уже не до разговоров, когда все, чего хочется — целоваться. Чимин включает фильм, пока Юнги делает на кухне какао. Омега благодарит, принимая кружку с горячим напитком, и приглашает альфу сесть поудобнее на кровать, первые минуты они честно залипают на экран и пьют какао, но когда жидкость в чашках заканчивается, парни их откладывают и двигаются друг к другу поближе. Чимин уютно устраивается в руках брюнета, облокачиваясь на чужую грудь спиной. Юнги кладет свою руку на чужую талию и нежно гладит пальцами, залезая под свитер, покрывшуюся мурашками кожу. Чимин судорожно выдыхает, рядом с альфой ему всё сложнее держать себя в руках. — Поцелуй меня, — просит очень тихо, но брюнет всё равно слышит. Он с удовольствием дарит поцелуй парню за ухом, в светлую макушку и в уголок губ. — Ну, Юнги… — не выдерживает парень дразнящих движений, начиная хныкать. — Почему ты такой? — Какой? — Милый, — целует в другой уголок губ, — красивый, — целует в нос, — очаровательный, — … — нежный… Чимин не выдерживает и сам тянется к парню. Он дотрагивается своими губами к чужим и судорожно вздыхает. Фильм позабыт, омега устраивается сверху на альфе и впервые запускает руку тому под свитер. — Чимин? — Юнги отрывается и смотрит на парня затуманенным взглядом. — Ммм? — Чимин облизывает губы, следя за дергающим кадыком альфы. — Можно? — дёргает за свитер, Чимин кивает в согласии. Омега остается без верхней одежды и оказывается внезапно перевернутым на спину, Юнги покрывает живот парня поцелуями, а у последнего пальцы на ногах поджимаются. В паху тяжелеет, Чимин возбуждается, что слышно по усилившемуся в комнате запаху. Он тоже снимает с альфы свитер и пробегает пальцами по горячей коже. Чимин хочет большего, он желает продолжения и надеется, что они сегодня зайдут чуть дальше. — Юнги… — омега подбрасывает вверх бёдра, пытаясь найти хоть какое-то трение. — Ты сводишь меня с ума… — тяжело вздыхает парень, но кладет свою руку на чужой пах и сжимает. — Ах… — Чимин даже не пытается себя сдерживать. Юнги просовывает руку под бельё, ладонью накрывая чужой член. Чимин теряется настолько, что не слышит звук открывающейся двери. Альфа дёргается и резко, забирая руку, отскакивает от омеги. Но уже поздно. Хосок смотрит на него взбешенным взглядом. И не скажешь же, что тому показалось — голый торс никак не скроешь. — Сука… — шипит старший брат омеги и надвигается розъяренным быком. У Чимина дежавю — он кричит, когда видит брызнувшую с носа Юнги кровь.

***

Почему Чимин чувствует себя нашкодившим котёнком, когда на самом деле ни в чем не виноват? На громкие крики прибегает папа и оттягивает Хосока от несопротивляющегося ударам Юнги. — Ну, можно сказать, ты прошёл посвящение, — пытается разрядить обстановку родитель. Они все сидят в гостиной на диване, Чимин с Юнги по разным углам, уже полностью одетые и с провинившимися взглядами. Альфа держит у носа лёд и не смотрит другу в глаза. Скоро должен прийти отец, и Чимин уже представляет, как будет чувствовать себя неловко, когда всю историю будут тому пересказывать. — Я заказал тебе билет на завтра, — Хосок отрывает взгляд от телефона и пронизывает им брюнета. — Какого чёрта, Хосок? — Чимин от негодования забывает, что при родителях не матерится. Прямо сейчас он сам готов надрать брату задницу, чтобы тот не был такой занозой. — Даже не думай его защищать, он сам должен был знать, на что идет. Пригрел на своей груди змею! Чимин от несправедливости только ногами не топает, но Хосок напрочь отказывается его слушать, он не поддается ни на какие разумные доводы, а Юнги, смирно молчащий и принимающий наказание, ни капельки не помогает. Они приходят только к тому, что нужно дождаться отца и выслушать его мнение на этот счёт. Надежда на счастливый исход умирает с каждой секундой. Жалобные глаза уже не действуют так как раньше на старшего брата — Хосок от чего-то особенно зол. — Я не понимаю в чем проблема? — не выдерживает омега. — Я уже не маленький, и встречался с альфами и раньше, так какая разница? — Какая разница? — Альфа психует, он встает со своего места и подходит к Чимину. — А разница в том, что он рано или поздно уедет в Сеул! А ты останешься здесь один, с разбитым сердцем! И прямо сейчас у Чимина нет, что на это ответить. Ведь Хосок по-сути прав, а омега так и ни разу об этом не задумался. Действительно, каникулы же не резиновые, Юнги на третьем курсе, у него там университет, друзья и в конце концов дом. А у Чимина здесь школа, выпускной и поступление. Омега поджимает губы и отворачивается. Видеть не хочется никого, он молча встает и уходит к себе в комнату, так и не дождавшись прихода отца. Становится всё равно. Он уже не слышит, как ругается на брата папа, и как Юнги впервые за все время отвечает на выпад Хосока. Чимин ложится на кровать и обнимает подушку, его глаза слезятся, и он понимает, что вот-вот расплачется. Почему ему так не везёт с альфами? Может он действительно ещё мал и глуп, как об этом говорит Хосок? Может ему ещё рано заводить какие-либо отношения? Не успевает омега полностью погрузиться в плохие мысли, как в дверь робко стучат. Чимин не отвечает, но она все равно отворяется. В комнату заходит Юнги, он присаживается на край кровати и ладонью начинает гладить светлую макушку. — Хосок разрешил мне остаться, — как бы Чимину не было плохо, эта новость все равно немного радует. Только как Юнги удалось его уговорить? — Ммм, это хорошо, — говорит омега без особого энтузиазма. Альфа это, конечно же, замечает. — Чимин-и, ты же не думаешь о том, что я тебя брошу? — А мы встречаемся? — глупый-глупый омега, тебе же до этого ничто не мешало наслаждаться происходящим, и сам ты ни разу не заикнулся о характере ваших отношений. — А ты так не считаешь? — в ответ хмурит брови Юнги. Чимин, отпуская подушку, садится и обнимает альфу. — Прости, я несу бред. Я очень рад, что тебя никто не выгоняет. Парень обнимает в ответ и целует макушку. Но Чимина всё равно кое-что беспокоит. — Юнги, но что мы будем делать дальше? — То что и сейчас. Целоваться, обниматься и любить друг друга. И омега почему-то ему верит. Они справятся. Главное очень сильно это хотеть.

***

Чимин машет рукой и долго смотрит вслед уходящим альфам. Хосок и Юнги уезжают обратно в Сеул, но обещают приезжать каждые выходные. Юнги для того, чтобы целовать и обнимать своего парня, а Хосок следить за тем, чтобы его младший брат и лучший друг не наделали глупостей. Омега делает всего несколько шагов, прежде чем его телефон оповещает о входящем сообщении. Мой Юнги. Люблю Чимин, улыбаясь, печатает ответ.
Примечания:
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты