Вторая душа

Фемслэш
PG-13
Завершён
238
Пэйринг и персонажи:
Размер:
12 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
238 Нравится 17 Отзывы 35 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Когда все бумаги были подписаны, а бюрократические проволочки пройдены, оставалось принять решение, что делать дальше. С работы я ушла сразу после смерти Финна. Во-первых, я боялась, что в том состоянии, в котором я находилась, я только наврежу спортсменам — я была спортивным медиком. Во-вторых, мне совсем не хотелось чувствовать себя жертвой, в которую тычут пальцем и обсуждают её разрушенную жизнь.       Мой муж был хоккеистом. Мы познакомились на работе, и в команде, да и клубе, все знали, что мы решили переехать в штат с климатом получше, потому что решили стать родителями. Финн подыскивал новый клуб, а я старалась выяснить, где требуются спортивные врачи.       Внезапная смерть Финна спутала все планы. И теперь я осталась совсем одна, но зато с внушительной суммой денег на счёте, с которыми абсолютно не знала, что делать. Как и со своей потраченной жизнью.       Первое решение, которое я незамедлительно исполнила – скорый отъезд. Мне было трудно находиться в месте, где всё напоминает о Финне. Второе решение возникло спонтанно, когда я уже год жила на чемоданах, переезжая с одного места на другое и нигде подолгу не задерживаясь. Я больше никогда не хочу быть медиком, поняла я одним ранним утром, осознав, что все города, в которых я успела пожить, это города, в которых Финн выступал за свою команду.       Мне нужна была новая жизнь и новое дело, и я просто стала искать, чем мне хочется заниматься. Несмотря на то, что я довольно неплохо рисовала, огня и таланта во мне было недостаточно, чтобы открыть свою мастерскую или что-то вроде этого. Поэтому я сразу отбросила эти мысли в сторону, сосредоточилась на поисках себя и ещё целый год моталась по стране.       Я въехала в номер одной небольшой уютной гостиницы, отдёрнула шторы и открыла окно, чтобы запустить в комнату немного свежего воздуха. Как раз вечерело, солнце спряталось за горизонтом и с востока дул приятный прохладный ветерок. Я задержалась у окна, наблюдая за прохожими, и не сразу заметила её. Вывеску, возвышающуюся над витринами, на которой старинным шрифтом было написано, что здесь находится букинистическая лавка. Эта вывеска слабым уколом отозвалась в моём сердце, и я начала понимать, что собственный букинистический магазин как раз то, что мне было нужно. Не просто книжный магазин, где новые книги стоят, прислонившись друг к другу, ожидая хозяина, а магазин со старыми, порой потрёпанными книгами, ожидающими новой жизни в чьих-то любящих руках.       Возникшие мысли оказались настолько поразительными и ясными, что уже через пять минут я находилась в лавке, уговаривая хозяина продать мне её. Меня назвали эксцентричной дамой, решили, что я пьяна, и выпроводили восвояси.       Но хотя бы теперь я твёрдо знала, чего хочу на самом деле. Всю ночь я провела сидя за ноутбуком в поисках букинистических магазинов по всей стране и рассылая письма их владельцам.       «Здравствуйте. Меня зовут Кларк Гриффин, и я хочу купить ваш магазин. Мне неважно, насколько он рентабельный и сколько это будет стоить, я просто люблю старые книги».       Возможно, они все сочли это письмо за чью-то неудачную шутку, но из пары сотен писем ответ я получила только на десяток. И во всех мне было отказано.       Поэтому через неделю я снова оказалась у того самого магазина, ожидая хозяина. Он узнал меня сразу:       — Леди, я же вам сказал. Магазин не продаётся. Он достался мне от отца, а ему от моего деда, а деду от прадеда, — проходя мимо и не удостаивая меня взглядом, сказал владелец.       — Я это уже поняла, — сказала я, заходя в магазинчик вслед за ним. — Я видела у вас карту Америки на стене. Я могу ею ненадолго воспользоваться?       Хозяин лавки пожал плечами и занялся своими делами, а я двинулась к стене. Ощущала я себя при этом так, будто я подсудимый и мне выносят приговор. Набрав в лёгкие побольше воздуха и нащупав в кармане дротик, я остановилась в нескольких метрах от стены и метнула его в карту.       — Тондис, — название было написано так мелко, что мне даже пришлось прищуриться, чтобы прочесть. — Где это?       — Судя по всему, Вайоминг, — где-то из-за плеча послышался голос хозяина лавки.       — Но я не хочу в Вайоминг… — обернулась я и встретилась с его обескураженным взглядом. Видимо, он опять решил, что я эксцентричная пьяница.       Я бы и сама так решила. Со стороны я действительно выглядела как городская сумасшедшая. Сначала уговаривала его продать мне магазин, потом испортила ему карту и принялась говорить, что не хочу уезжать туда, куда угодил дротик.       — Вас никто не заставляет, — очень по-доброму и очень внимательно ответил мужчина. Так психиатры разговаривают со своими пациентами.       — Я знаю, — вынимая дротик из стены, сказала я.       На удивление, в Тондисе оказалась своя букинистическая лавка. Конечно, при первом поиске в интернете я её не обнаружила. Я присматривала лавки в городах покрупнее. И ни один из них не находился в Вайоминге. Но прошлой ночью (ох уж эта бессонница с её безумными мыслями), я дала себе слово, что добьюсь покупки магазина в том месте, куда попадёт дротик.       Поэтому я открыла электронную почту и написала уже знакомое письмо.       «Здравствуйте. Меня зовут Кларк Гриффин, и я хочу купить ваш магазин. Мне неважно, насколько он рентабельный и сколько это будет стоить, я просто люблю старые книги».

***

      Самый сложный период начался потом, когда мне пришлось не только привыкать к суровому климату Вайоминга, но и разбирать целую кучу макулатуры, которая осталась от предыдущего хозяина. У старого чудака даже не было какой-никакой электронной базы, и я с раннего утра и до полуночи, не поднимая головы, забивала её в компьютер и пыталась привести в порядок старое, видавшее виды помещение: вытирала пыль, мыла стены, полы и потолки, переклеила обои и даже умудрилась подшить шторы.       Через месяц после покупки магазина я, наконец, повесила объявление о его скором открытии. Конечно, я не ожидала, что с самого утра у входа выстроится очередь из желающих приобрести книгу, но мне бы очень хотелось начать работу с пусть небольшой, но продажи.       Утром, в день открытия, смутные сомнения, что никому не нужны ни я, ни мои книги начали терзать меня. Дождь барабанил по окнам. В такую погоду очереди у книжного не выстраиваются. Но в приятном предвкушении я накинула на себя плащ, завела машину и поехала на работу.       Как и ожидалось, никто не пришёл к открытию. Только маленький чёрный котёнок с ободранным ухом жался к углу магазина, стараясь спастись от дождя. Я жалостливо присела на корточки и протянула к нему руки, приговаривая, что не обижу.       — Я буду звать тебя Лорд. Ты ведь очень похож на Лорда, знаешь? — Я осторожно рассматривала животное на предмет царапин и других травм.       — Вам не кажется, что Лорд не самое подходящее имя для бездомного облезлого кота? — послышался заинтересованный голос сзади. Я спиной чувствовала, как за мной пытливо наблюдают. Подхватив котёнка на руки и прижав к груди, словно подсказывая ему, что его не бросят, я развернулась на сто восемьдесят градусов и столкнулась с ним – с первым жителем этого города, с которым у меня мог завязаться обычный будничный разговор.       Справедливости ради, стоит сказать, что это всё-таки была она. Жительница. Молодая женщина. В её правой руке находился зонтик, защищающий от мелкого противного дождя книгу и кофе, которые она прижимала к груди. В левой руке на поводке она держала собаку, облизывающую свою морду и заинтересованно рассматривающую меня.       Было удивительно, как ловко эта женщина удерживает все эти вещи при себе, не прилагая ни малейших усилий. Но тогда я даже не задумалась над этим. Книга в её руках напомнила мне о Финне, и я, сама того не желая, прошептала:       — Бороться и искать, найти и не сдаваться…       — Это из другого произведения, — прищурившись и склонив голову набок, сказала незнакомка.       — Я знаю, — ответила я, почувствовав некоторую неловкость.       Точно такую же книгу, которую она держала в руках, Финн подарил мне незадолго после нашей встречи. Он почему-то решил, что роман под названием «Покуда я тебя не обрету» повествует о парне, который борется за любовь возлюбленной. А изображение разорванного на две части сердца только убедило его в правоте. Что ж, спортсмены порой не слишком умны даже для того, чтобы прочесть аннотацию.       — Судя по количеству страниц, он довольно долго за неё борется. Но он, конечно же, не отступится, — сказал мне Финн, протягивая увесистый экземпляр.       Я прочитала описание, мельком пролистала книгу и сообщила ему, что эта книга об актёре, который ищет своего отца. Но Финн уже успел написать на форзаце подходящую на его взгляд цитату: «Бороться и искать, найти и не сдаваться. Моей любви К.». Довольно смело с его стороны, с учётом того, что мы были знакомы всего несколько дней.       — Эта цитата… она из другого произведения, — сказала я, смущая Финна ещё сильнее.       Я не дочитала роман. Долго и мучительно я пробивалась сквозь главы, надеясь, что дальше станет интересней. Но не становилось. Я забыла книгу в метро, когда дороги сковали десятибалльные пробки от снегопада, накрывшего Даллас, и мне пришлось бросить машину на стоянке, чтобы иметь шанс добраться до дома.       Все последовавшие за этим попытки найти пропажу оказались тщетными. Конечно, я могла бы купить точно такую же книгу в любом специализированном магазине, но это была бы другая книга. Не моя. А мне нужна была эта. Подписанная рукой Финна. И кто бы мог подумать, что именно в небольшом, можно сказать провинциальном Тондисе, моя рука сама собой потянется к книге, аналогичную которой я потеряла много лет назад. Хоть это и была совсем другая копия.       — Я пришла отдать книгу, — отозвалась незнакомка, пока я находилась в рабстве у прошлого.       — Ах да, — я отстранилась, покачала головой и принялась открывать дверь, пока Лорд, крепко удерживаясь когтями за мою кофту, повисал на мне. — Точно. Я совсем забыла. Книги принимаются только по пятницам, — сообщила я, проходя внутрь.       Кот спрыгнул с меня и спрятался под одним из стеллажей, а незнакомка устремилась вслед за мной. Она водрузила на стойку администратора свои вещи и ответила:       — Нет, это не моё, это ваше. Я просто взяла почитать.       — Тогда вы что-то напутали. Здесь не библиотека, — сказала я, включая компьютер и теряя к незнакомке всякий интерес.       — Я знаю, — кажется, она начала нервничать. — Я просто возвращаю.       — Вы, что украли книгу, а потом вам стало стыдно? — удивилась я.       — Что?.. Нет… Я — Лекса! Я держу кофейню по соседству, — казалось, ещё чуть-чуть, и она взорвётся. Не знаю, должно ли мне было что-то подсказать её имя, но оно не подсказало.       — Я — Кларк, — ответила я, и мне от чего-то захотелось улыбнуться. Мои губы медленно растянулись по лицу, пока у меня была возможность внимательно рассмотреть Лексу.       — Ладно, знаете что… Кларк, — она обиженно полезла в карман, — если вы так хотите от неё избавиться, я у вас её покупаю.       Пять долларов, добытые из недр куртки, небрежно легли мне на стол. Незнакомка взяла книгу, открыла её на одной из последних страниц и ткнула пальцем в приколотый к правому верхнему углу ценник:       — Вот видите, здесь написано, что книга стоит пять долларов. Ну это, чтобы вы вдруг не решили, что я вас обманываю.       Только сейчас я поняла, что нужная мне вещь ускользает из моих рук. Я расстроенно посмотрела на книгу. Что ж. Я молодец. Не успела открыться, а уже испортила отношения с соседями и заставила посетителя купить товар, который ему не нужен.       — Чен разрешал мне брать книги на время в обмен на бесплатный кофе, — сказала незнакомка.       Теперь мне всё стало понятно. Старик не говорил об этом. Я хотела сказать Лексе, что она может не покупать книгу, но дельцы – суеверные люди. Я и так уже испортила всё, что могла, и отказывать в покупке первому покупателю было бы слишком для первого дня.       — Пошли, Фиш, — Лекса тихо обратилась к собаке и двинулась к выходу. Но пёс не двинулся с места. Он смотрел на меня, продолжая облизывать морду.       Лекса хлопнула по бёдрам ладонями и обратилась ко мне. Было видно, как она не хочет этого делать.       — Чен всегда угощал его вкусняшками.       — О, — ответила я. А что я ещё могла ей сказать? Бывший хозяин оставил мне только ключи и никаких инструкций.       — В шкафчике на стене, слева от вас. Он хранил их там, — Лекса засунула руки в карманы куртки и кивнула в ту сторону, где должны были находиться угощения для Фиша.       Я приоткрыла шкафчик, но ничего в нём не обнаружила.       — Пусто.       — Фиш, приятель, пойдём. Сегодня обойдёмся без вкусняшек, — сказала Лекса, дёргая за поводок. Но собака так и осталась упрямо сидеть на месте. — Он настырный, а чужая еда всегда вкуснее, — Лекса постаралась улыбнуться мне.       С каждой секундой неловкости между нами становилось всё больше. Это нужно было прекратить. Я вспомнила, что принесла бургер на перекус и, попросив Лексу немного подождать, полезла в бумажный пакет. Запах котлеты разнёсся по магазину, и я, перегнувшись через стойку, бросила еду на пол. Фиш завилял хвостом и, проигнорировав булочку, съел мясо.       — Его точно зовут не Рекс? — стараясь сгладить первое впечатление о себе, я пошутила.       — Он слишком ленив для помощи людям, — сказала Лекса, на этот раз дёрнув за поводок гораздо сильнее. Собака неохотно встала и поплелась к выходу.       Через окно я проследила, где работает моя новая знакомая. Чуть выше по дороге. Если прислониться к витрине с внутренней стороны, можно было даже заметить первых посетителей её кофейни и часть мебели под мягким жёлтым светом. Мне показалось, что в этой кофейне довольно уютно и можно читать книгу, спокойно попивая кофе и зная, что никто тебя не прогонит. Я решила, что выберу для Лексы какую-нибудь книгу в качестве подарка и загляну в гости.       Когда я вернулась к работе, заметила, что кофе, принесённый Лексой, так и остался стоять на стойке. Я взяла в руки ещё горячий стаканчик и принюхалась.       — Капучино? Ненавижу молоко, — поморщилась я и выбросила стаканчик в мусорное ведро.

***

      Я посетила ту самую кофейню несколько раз. Фиш был на месте, но американо мне готовила другая девушка. Лексы почему-то нигде не было. А мне бы хотелось в личном разговоре сообщить ей, что она может приходить в любое время и выбирать любые книги. Я много думала об этом и решила, что оставить всё как есть будет самым правильным решением. Проследить за Лексой я тоже не могла: я приезжала снизу, а её кофейня была выше по дороге. Возможно, она тоже приезжала снизу, а я просто не знала, какая у неё машина. Если же она должна была приезжать сверху, наши шансы пересечься были минимальны. Я работала одна и не могла надолго оставить магазин.       Несмотря на то, что денег на моём счëте было достаточно, чтобы содержать себя, даже если бы я работала в убыток, решение о найме помощника я была готова принять не раньше, чем через полгода, когда смогла бы проанализировать бухгалтерию. Поэтому я просто разговаривала с Лордом, который прочно поселился в моей квартире и сопровождал меня на работу, не отходя ни на шаг.       — Фиш! Нельзя! — услышала я знакомый голос. После знакомства с Лексой прошло уже больше двух недель. Собака ворвалась в двери магазина первой и, подбежав ко мне, принялась меня обнюхивать.       Лекса вбежала следом и, давая себе отдышаться, наклонилась, устроив ладони на коленях.       — Он отбился от рук, — вытирая лоб, сказала Лекса.       — Ох, ничего страшного, в этот раз я во всеоружии. — Я открыла дверцу шкафчика и высыпала на ладонь сухарики, тут же почувствовав, как влажный нос Фиша утыкается в руку.       Лекса осмотрелась, прежде чем приблизиться и попробовать завязать разговор.       — Как продажи?       — Жители Тондиса не очень любят читать, да? — улыбнулась я.       — Ах… Это... Они любят. Просто осторожно относятся к незнакомцам, — Лекса почесала затылок. — Они и ко мне не сразу пошли. Но потом поняли, что нормальный кофе можно приобрести только у меня, — похвастала она.       — Так вы не отсюда?       — Я из Калифорнии, — сказала Лекса, скрещивая руки на груди.       Этот жест оказался слишком красноречив, чтобы удержать меня от дальнейших расспросов.       — Я искала вас, — вдруг сказала я.       — Правда? — она прищурилась и склонила голову набок. Судя по всему, это был её любимый жест.       — Да… Я хотела сказать, что вы можете брать книги, но не нашла вас в кофейне, — опираясь на левую руку, сказала я.       Лекса вцепилась в меня долгим взглядом.       — Спасибо, — сказала она в итоге. — Я приду, но не сегодня. Фиш, — позвала она собаку. Я погладила Фиша по голове и отпустила к Лексе.       Трудно сказать, ждала я её или нет, но порой, когда колокольчик над дверью трезвонил слишком бодро, я резко отрывала голову от бумаг и немного расстраивалась, видя, что это кто-то другой перешагнул порог моей лавки.       Но, как и обещала, Лекса вернулась через несколько дней, и Фиш, как всегда, был при ней. Мне хотелось как-то пошутить по этому поводу, но умывающийся рядом Лорд удержал меня от шуток. Лекса поставила стаканчик кофе на стойку и сказала:       — Это тебе.       — Если честно, я ненавижу молоко, — призналась я.       — Я примерно так и подумала. Я узнавала у Рэйвен, что ты заказывала, — ответила Лекса. — Американо,— растягивая «а» на предпоследнем слоге, добавила она.       Я улыбнулась ей и сделала глоток. Наш внезапный переход на «ты» скрасил мой только начинающийся серый день. Отпустив Лексу бродить вдоль стеллажей, я достала из сумки несколько монет и бросила их в кассу, а потом потянулась к карандашам и блокноту. Чистые белые листы пугали. И карандаш в моей руке будто спрашивал, уверена ли я в том, что я хочу сделать. Как будто он не хуже меня знал, к чему приведёт желание нарисовать улицу, виднеющуюся из окна.       Я всего несколько раз в жизни рисовала людей. Это был Финн. Это была Найла — первый в моей жизни человек, к которому я испытала нежные чувства. И это был мой отец. Портреты я недолюбливаю не потому, что плохо знакома с анатомией, с ней-то как раз у меня проблем нет, а потому что мне всегда было страшно, что люди на них поймут, какими я их вижу на самом деле. Это как с фотографией: для того, чтобы хорошо получиться на фото, не обязательно идти к профессионалу, нужно всего лишь попросить сфотографировать себя человека, которому вы нравитесь. И вот сейчас четвёртым таким человеком грозилась стать Лекса. И вот в чём дело. Я крайне редко влюбляюсь в людей. Но если такое происходит, это всегда быстро, крепко и надолго.       Я осторожно поднесла грифель к бумаге и сделала первый штрих, затем второй. Поначалу мне казалось, что получается у меня полная ерунда, но потом я приноровилась и в очертании рисунка стали узнаваемы горы, силуэты и магазинчики напротив.       — Кларк, — послышался голос Лексы.       — Ммм… да?       Лекса кивнула на книгу в своих руках.       — О. Генри. Решила почитать что-нибудь остроумное.       — Изголодавшееся сердце должно иметь крупицу счастья хоть раз в год, — процитировала я классика, откладывая блокнот в сторону.       — Мне больше нравится другое, — нахмурилась Лекса.       — И что же?       — Любовь следует обсуждать на приёме у психиатра или в беседе с цветочницей, — наклонившись ко мне, прошептала она.       Я невесело усмехнулась.       — Всё так плохо?       — Это неважно. Но ведь тот парень обсуждал её с психотерапевтом.       — Какой парень?       — Из твоей книги, которую я купила у тебя. Знаешь, я почему-то решила, что ты её читала, — сказала Лекса.       — Я читала, но не до конца. Я потеряла её в метро. И не смогла найти.       — Так это не твоя книга? — удивилась Лекса. Дальше последовала какая-то нечленораздельная фраза, произнесённая под нос. Мне показалось, что Лекса называет всё происходящее чертовщиной.       — Конечно, не моя. Наверняка она лежала тут много месяцев, пока ты её не забрала. Но если это важно, я могу постараться выяснить, сколько она здесь находится.       — Неважно, забудь, — сказала Лекса. — Спасибо за книгу, — она потрясла сборником в воздухе. — Я зайду в гости? — поинтересовалась она уже у самого входа, впуская струю морозного воздуха в помещение.       Я укуталась в собственные руки и кивнула.

***

      Она приходила ко мне в гости почти каждый день на протяжении нескольких месяцев. И мы просто болтали. Порой по ночам я засыпала в сладком ожидании, что наступит утро и у меня появится ещё одна возможность увидеть Лексу.       В тот вечер она, развалившись, сидела на кресле-мешке и бросала теннисный мяч Фишу, который как безумный носился за ним по магазину, но неизменно возвращал его хозяйке, куда бы тот не закатился.       — Он привык к тебе, — сказала Лекса, глядя на меня. Она подняла руку с мячом вверх, не давая Фишу дотянуться до него. А потом резко выбросила мяч ему за спину. — Теперь можно оставить вас одних.       — Ты куда-то уезжаешь? — спросила я с сожалением. Мне не хотелось, чтобы Лекса куда-то уезжала. Пусть лучше бы она совсем не приходила, но оставалась в Тондисе.       — Нет. Просто надо кое-куда отлучиться, а оставить его не с кем. Он боится оставаться один. Однажды я попыталась, и он от страха погрыз мне весь диван. Пришлось покупать новый.       — Не надо было приучать его к постоянному контакту, — сказала я, выбрасывая стаканчик из-под кофе в ведро.       — Хах, — усмехнулась Лекса. — Как будто это я приучала.       — Не ты? Тогда кто?       Лекса смолкла. Потом вернулся Фиш, и она долго нахваливала его, гладя за ухом. Когда Фиш снова убежал в конец магазина за мячом, Лекса наконец ответила на мой вопрос.       — Моя невеста.       — О, — сказала я бесцветно. — У тебя есть невеста? — горький колючий ком подступил к моему горлу, и я изо всех сил старалась сдержать подступающие слёзы. Конечно, я не собиралась рыдать сидя под столом, я даже не знала, что Лексе нравятся девушки, но её признание оказалось слишком болезненным для меня. Каким-то образом я всё же позволила ей войти в моё сердце и теперь не хотела выпускать.       — Была. Она умерла. Погибла. Фиш её собака. Ты, возможно, помнишь эту историю. Самолёт летел из Далласа в Сакраменто.       Конечно, я помню. Финн летел в этом самолёте. Возможно, их места находились по соседству, или он помог уложить ей багаж на полку... Я нахмурилась. Как необычно. Было ли что-то непостижимое и судьбоносное в том, что два человека, потерявших любимых в той катастрофе, оказались в забытом Богом Тондисе на одной улице?       — И ты после этого решила переехать? — спросила я, наблюдая за её реакцией.       — Ага. Мне нужно было забыть, а потом я как-то привыкла. А завтра вообще иду на свидание. Так ты присмотришь за моим псом? — спросила Лекса.       — Только если ты не оставишь мне его на ночь, — вот так запросто согласилась я. Слишком много информации за один вечер обрушилось на мою голову. Мне казалось, что мне стоит побыть одной.       — Это преждевременно, — сказала Лекса так строго, что мне даже стало немного стыдно.       Конечно, Лекса не стала бы приглашать девушку домой после первого свидания. Но стоило мне только подумать об этом… Всё наше время мы проводили в моём магазине. Иногда Лекса оставалась в лавке вместо меня. И тогда она сидела за моим столом, возможно, трогала мои вещи. Я же была лишена возможности прикоснуться к чему-то, что принадлежит ей. Только сейчас я поняла, как мне не хватает в жизни каких-то мелочей, связанных с Лексой. Даже если бы её кружка хранилась у меня в магазине, мне, вероятно, было бы проще.       Однажды я прочитала, что прикосновение к вещам другого человека — как прикосновение к его жизни. Я вспомнила эту цитату так некстати. И мне вдруг ужасно захотелось побывать у Лексы дома, увидеть что-то, что не дано другим. Но, наверно, я слишком многого хотела. Я затолкала своё желание поглубже и постаралась о нём забыть.

***

      Я, Фиш и Лорд сидели на полу у стеллажа и ждали Лексу с очередного свидания. В последнее время они случались у неё всё чаще и чаще.       — И глаза. Ты видел её глаза? Это ведь самые прекрасные глаза на свете, — для полноты картины мне не хватало только початой бутылки Дэниэлса. Фиш устроил голову на лапах и жалобно скулил под стать моему настроению. — Ты спрашиваешь, почему я сама не позову её на свидание? — спросила я у пса. — И правда, почему? Наверно, потому что я слишком труслива. И что мне ей сказать? Эй, Лекса, одной бессонной ночью я вдруг решила, что ты моя вторая душа, и поэтому ты срочно должна позвать меня на свидание? Вдруг и я твоя вторая душа?       Фиш заскулил ещё сильнее.       — Всё понятно, — махнула я рукой и вытерла красные от слёз глаза. — Она должна вот-вот прийти.       Так в темноте мы просидели ещё какое-то время. Потом осторожно скрипнула дверь, и я услышала её шаги.       — Эй, вы почему без света сидите?       — Не включай! — крикнула я, тихонько всхлипывая. — Просто иди на мой голос.       Лексе потребовалось время и несколько крепких слов, чтобы глаза привыкли к темноте, но всё же она отыскала нас и уселась рядом.       — Как прошло свидание? — Я словно бродила по кругу.       — Не думаю, что мы встретимся снова, — Лекса тоже словно бродила по кругу. Из раза в раз, одни и те же фразы.       — Почему?       — Она терпеть не может собак.       — Я люблю собак, — я положила голову Лексе на плечо и закрыла глаза.       — Кларк, можно задать тебе один вопрос? — спросила вдруг Лекса.       — Задавай, — сказала я, борясь с желанием заснуть на её плече.       — Он меня давно мучает… И это… Возможно, это важно.       — Мммм?.. — заинтересованно замычала я.       — Во время нашей первой встречи ты произнесла фразу… Бороться и искать, найти и не сдаваться. Почему ты это сказала?       — Книга в твоих руках... Финн мне подарил такую же по ошибке, а на форзаце написал посвящение. Ему оно показалось очень романтичным и подходящим.       — Бороться и искать. Найти и не сдаваться. Моей любви К., — прошептала Лекса.       — Откуда ты… — я не успела закончить.       — Эти слова были написаны на форзаце книги, которую я у тебя купила. Я не собиралась брать эту книгу у Чена. Я собиралась взять другую, которая лежала под ней. Как вдруг, представляешь, мне показалось, будто что-то острое выстрелило мне в спину. От неожиданности я уронила книгу, а когда подняла, Чен вырос за спиной и сказал, что я сделала отличный выбор. Мне пришлось утащить её с собой.       — Выстрелило? Что-то острое? Как дротик? — спросила я, отстраняясь от неё. Мои глаза наполнились реками слёз.       — Да, очень похоже на то, — согласилась Лекса.       — Когда это случилось? — сквозь стук в ушах я почти не слышала свой шёпот.       — Не знаю. Рано утром, где-то в августе. Чен только открылся.       Я больше не стала ждать. Я поцеловала её. Почти промазав – за слезами ничего не было видно. Я пробовала на вкус её мягкие, пухлые, соленые губы, и Лекса отвечала мне тем же. Не помню, как я оказалась у неё на бёдрах и почувствовала её телесное присутствие во всех местах, требующих касаний. Ощущения настолько приятные, что свой протяжный стон наслаждения я услышала как будто со стороны. Мне нужно было больше, намного больше. Но мы были на холодном полу, среди пыльных книг и стеллажей, о которые можно легко удариться, поэтому в надежде получить хоть какое-то облегчение я просто сплелась с Лексой языками. Жгучая неистовая буря образовалась внутри меня. Моё тело не было готово к такому всплеску эмоций, я даже не сразу заметила, как меня пробивает крупная дрожь, но моя жадность до поцелуев с Лексой не позволяла мне остановиться.       Лексе пришлось приложить усилие и разорвать поцелуй самой.       — Кларк, успокойся, — сказала она, беспокоясь за моё состояние.       — Ты моя вторая душа, — прошептала я сквозь слёзы, потянувшись к ней снова. Как будто это всё объясняло.       — А ты моя, но тише, — Лекса поднесла указательный палец к моим губам. — Сейчас тебе надо успокоиться. Ты должна успокоиться, — повторила Лекса.       — Ладно, — нехотя согласилась я, утыкаясь носом в её шею. В её тёплых спокойных объятиях мне стало лучше. Я почти сразу почувствовала резкий спад эмоций и ненадолго задремала. — Поедем к тебе? — спросила я, неохотно открывая глаза. Мне очень не хотелось ни говорить, ни шевелиться, но я знала, что если ничего не скажу, то провалюсь в сон окончательно, и потом Лексе будет очень трудно меня растолкать.       — Поедем. Но я укрою тебя одеялом, и ты просто поспишь. Договорились?       — Ага, — я закивала и не в силах бороться с собой снова провалилась в зыбкий сон.       Я смутно помню, как Лекса донесла меня до машины, и как наши животные старались оказывать ей незримую поддержку.       — Лорд, не мешайся под ногами... Фиш… и ты туда же. Вы что, не понимаете, я же её сейчас уроню… — тихо ругалась Лекса под мою сонную улыбку.       Но она не уронила, героически донесла меня до машины и завела мотор. Я вдохнула её запах, витающий в салоне, и впервые за долгое время спокойно заснула, зная, что проснусь завтра дома. Рядом со своей второй душой. Ну а утром я ей всё расскажу.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.