Не прекрасный принц

Смешанная
NC-17
В процессе
106
автор
Размер:
планируется Миди, написано 26 страниц, 4 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
106 Нравится 56 Отзывы 13 В сборник Скачать

Глава 1. Не Золушка

Настройки текста
      — Какой ужас! Совсем ведь молодая девушка, — будто сквозь какую-то пелену услышала Тиша голос со странным акцентом.       — Баронесса уж слишком жестока — могла бы и врача вызвать, как бы ничего не случилось с нашей Золушкой!       Сознание возвращалось медленно, и отчего-то сильно болело всё тело.       «Будто в сплошной синяк превратилась, — сравнила Тиша и приоткрыла глаза. И сразу закрыла. — Походу, умом тронулась», — девушка вновь открыла глаза, но вид не изменился: затхлая комнатушка, которая довольно плохо освещалась падающими с маленького окошка сверху лучами, двое обеспокоенных, но ранее незнакомых лиц в странной одежде… и причёски тоже у них были странные. А лица! Чёрт возьми, у них не было ни носа, ни ушей, словно в нарисованном мультике из нулевых!       — Бред… — прохрипела девушка и попыталась приподняться. Сперва это далось ей с трудом — в голове будто сотня тракторов гудело, а кости ныли так, что двигаться и вовсе не хотелось.       — Бог ты мой, Золушка, ты наконец пришла в себя! — хлопнул в ладоши преклонных лет дедуля и подал Тише стакан воды.       — Я так боялась, что ты больше никогда не очнёшься, моя дорогая! — лба девушки коснулась рука приятной внешности бабули.       — «Золушка»?.. вы что, слепые? Какая я вам к чёрту «Золушка»?! — прорычала Тиша, залпом выпив предложенный стакан воды. Напиток оказался настолько противным на вкус, что девушка скривилась, едва не выплюнув всё обратно. — Это что, шутка?! Мы только позавчера в квест-комнате были, я же сказала, с меня хватит! Это Риан затеял, да?! Где камеры?! — пассивная агрессия Тиши начала превращаться в активную, та, шатаясь, вскочила на ноги, пытаясь найти по углам в потолке полукруглые чёрные «глаза». Но их там не было. Собственный наряд был неудобным, странным, но каким-то знакомым — коричневое потрёпанное платье, кое-где зашитое и подлатанное, фартук, который, по идее, должен быть белым, но из-за возраста ткани он пожелтел, а из-за изношенности тоже был реанимирован кое-где.       «Блеск, меня ещё и приодели», — фыркнула Тиша. Декорации в этой квест-комнате девушка оценила на четвёрку с минусом — и то, чисто из-за мерзкого запаха и плохого освещения.       — Головой повредилась, — выдохнул дедуля, а бабуля после его слов охнула и потеряла сознание, упав на кровать, — Золушка, это же я! Неужели не узнаешь?!       — Отличная игра актёров, хочу сказать. Понятия не имею, кто вы, и прекратите называть меня «Золушка»! Я — Тиша! Головой тут все вы, походу, повредились, — по коже девушки пробежались мурашки, когда она поняла, что ситуация вокруг всё меньше и меньше походит на какой-нибудь квест. Ей на глаза попалось зеркало — треснутое, старое, но достаточно дееспособное, чтобы продемонстрировать Тише её собственное отражение. Такое же странное круглое лицо, привычные девушке короткие чёрные волосы и янтарные глаза. Без носа, без ушей, а губы вообще на полоску были похожи, если рта не открывать!       От визга девушки затряслись стены. Не веря собственным глазам, она коснулась своего лица и поняла, что руки, чёрт бы их побрал, были четырёхпалыми! Последней каплей стало осознание, что цвет кожи был белым — из-за мрака помещения Тиша не сразу смогла рассмотреть эту особенность. Сознание покинуло девушку, и та без чувств рухнула на пол, прямо перед старым повреждённым зеркалом.

***

      Надежда оказаться дома в мягкой кровати умерла последней — девушка очнулась там же, где и в первый раз, только теперь рядом сидел лишь дедуля. Тиша уже не видела смысла закатывать истерику или просить прекратить этот дешёвый спектакль — желудок скрутило от голода, а та противная вода уже казалась не такой уж и ужасной, поэтому девушка выпила очередной предложенный стакан залпом. Дедуля оказался довольно смекалистым — тот сразу начал успокаивать Тишу и рассказывать ей о том, что она просто потеряла память. Он видел такое ранее, но всё было не так плохо, если за пострадавшим есть, кому ухаживать. А у неё, у «Золушки», был он — престарелый камердинер, и та бабуля, на все руки мастерица — она же и готовила, и помогала Золушке со скотом, и с уборкой, поэтому «всё будет хорошо». Семья, правда, не лучшая, вечно девушка из-за них страдала, но это мелочи. Аккуратно Тиша начала расспрашивать подробности того, что с ней случилось и как она оказалась в кровати, — дедуля поведал ей, начав издалека: о том, что недавно состоялся бал, на который пригласили семью Золушки, но отправилась лишь мачеха и двое её дочерей. Там, на балу, принц — завидный жених их королевства, — не обратил внимания на «распрекрасных, словно молодые розы» сестёр и танцевал с какой-то неизвестной красоткой, и после неё больше никого не касался, кидая «влюблённые» взгляды лишь в сторону незнакомки. После они куда-то вышли вдвоём, а потом девушка сломя голову убегала из замка, «наплевав на все нормы приличия».       «Так всё-таки я в банальной «Золушке»… но уже перед концом, что ли? Да и что за гадкая рисовка у этой сказки? Лучше бы в аниме попала», — чем больше она смотрела на окружение, тем странней оно казалось. Но в тоже время и привычным — внутри девушки будто что-то боролось, она словно вспомнила странное слово и сейчас пыталась понять, существует ли оно, хотя ранее это казалось очевидным. Данная ситуация была аналогичной — зрение Тиши воспринимало всё вокруг привычным и родным, но что-то глубже поверхностного понимания визжало о неестественности данного мира.       Дальше дедуля рассказал про то, что, вернувшись, сёстры были безумно расстроены. Первое время они провели, рыдая в подушку, а после начали срывать злость на ни в чём не провинившейся сводной сестре. Которая, конечно же, как типичная главная героиня-страдалица, терпела всё. Из-за вот таких вот издёвок и мучений «Золушка» и упала с лестницы, потеряв сознание.       — Да я бы ни за что не убивалась из-за какого-то соплежуя. Вот дать бы в морду этой… как её там… Дрозделле… может, ума бы и прибавилось, — рыкнула Тиша, слушая камердинера, и хрустнула костяшками на пальцах. Дедуля дёрнулся, но будто просиял от этого.       — Вот, и я всегда говорил тебе, моя дорогая — не нужно терпеть их издевательства! — тот коснулся руки девушки, — правда, слова, что ты используешь, уж больно странны… «соплежуй»? Ну ничего, Золушка, ты всегда преуспевала в учёбе, тебе не составит труда выучить всё снова! Я верю в тебя. Ты, должно быть, голодна, золотце. Идём на кухню, там должно было остаться что-то. Ох, как же нам тяжело было без тебя, дорогая…       Выход из комнаты заставил Тишу съёжиться — длиннющая винтовая лестница вниз, и единственное освещение, что было у них — это канделябр с наполовину выгоревшими свечами. Замок, а именно так девушка окрестила это поместье, был просто огромен. И будто заброшен — старый, потрёпанный, но всё же величественный.       — Какой необычный… словно музейный экспонат, — хмыкнула Тиша. Она проворачивала в голове всё, что помнила до пробуждения в новом теле. Вот она, обыкновенная студентка магистратуры экономического факультета, возвращается с пар (коих, кстати, было меньше, чем пальцев на одной руке — большая часть материала была направлена на «самообразование» и самостоятельную работу). Попрощавшись с подругой, девушка зашла в свою съёмную квартиру — снимала жильё в одиночку у одной доброй бабули, которая была, словно божий одуванчик, и недорого сдавала старенькие, но уютные апартаменты в панельке. Немного времени потратила на еду, игры (нарыла в интернете какую-то хоррор-новеллу, но она оказалась незаконченной), фильм на вечер (и даже не «Золушка», к слову! Но сюжет, правда, был аналогичен этой истории), тёплая ванна и кровать — ничего непримечательного. А проснулась Тиша уже тут, действительно, будто умом тронулась.       — Это французский? Permettez-moi de fair mes adieux! — протараторил дедуля. — Все фразы из головы вылетели! Совсем старый я уже стал, одни провалы в памяти, — рассмеялся он после.       — Э-э… уи? — девушка чувствовала себя странно. Французский она совсем не знала — на родном языке литературно говорила с трудом, вечно используя какой-то сленг и иные новомодные фразы. Сказка эта происходила в средние века, тут вряд ли про мемы кто-либо слышал, так что лучше не пытаться шутить про суицид или лопату — ещё поймут не так.       «Согласно сюжету, я должна была потерять на балу туфельку. Значит, принц будет меня искать! Правда, как он найдёт меня, я вообще не гребу — тут уж всё слишком реалистично для сказки. На это могут уйти года!» — от нервов Тиша кусала губы… или их подобие. Ну хотя бы внешность оставили похожей — хоть какая-то радость для едва не тронувшейся умом попаданки.       Плана выбраться отсюда не было. Отчего-то в душе загорелась надежда на то, что дальше официальной концовки эта сказка не пойдёт, и Тиша проснётся у себя в квартире после свадьбы с принцем. Словно это всё лишь слишком реалистичный и бредовый сон.       «Фу-у, свадьба! Главное не рассказывать об этом Риану — ещё спор на тысячу баксов проиграю, я же была уверена, что замуж в ближайшие десять лет не выйду», — слабо улыбнулась девушка, вспоминая своего друга и единственного одногруппника, который прожил испытание дружбы с ней, начиная с первого курса.       Эта идея заставила девушку даже расслабиться. Она была готова принять и странное окружение, и непривычных рисованных людей — осознание того, что Тиша оказалась главной героиней и история уже практически подошла к концу, радовало.       Завтрак оказался на вкус хуже, чем девушка предполагала — твёрдая горбушка хлеба, безумно жидкая каша и всё та же противная вода. И то, ей досталось ещё «лучшее из худшего» — бабуля Мари всё самое страшное в сторонку отодвинула.       — Мер-рзость… — хмыкнула девушка, — я же дочь барона, королевского лесничего! Неужели я должна есть эти объедки недельной давности?! — выбора особо не было, поэтому Тиша ела, но не могла не поворчать о своей тяжёлой судьбе.       — Ты была так юна, Золушка, когда твой отец скончался, — вздохнула бабуля, — и эта… мадам Тремейн… — она будто выплюнула это имя, — взяла всё в свои руки. Она подделала завещание твоего батюшки и теперь владеет всем поместьем, пока ты, моя дорогая, не выйдешь замуж минимум за герцога! А какой герцог обратит внимание на простую баронскую дочь?! Тем более, что в нашем королевстве нет неженатых герцогов, — Мари закрыла лицо руками и всхлипнула.       — Бабуля! Ой… то есть, мадам Мари, — ты даже не знала, как обращаться к этой женщине правильно. Но та отреагировала, подняв на тебя свои глаза. Ты-то прекрасно знала, что должна жениться на принце, и поэтому скоро всё пойдёт, как по маслу — ещё окунёте эту мачеху с её отпрысками лицом в унитаз (только сперва его стоит изобрести), — не стоит плакать! Чудеса… да, именно. Чудеса в этом мире случаются! И… э… Господь всё видит! — скудность собственных познаний смущали тебя, — мадам Тремейн получит по заслугам, вот увидите!       Слова Тиши возымели полностью противоположный эффект. Вместо того, чтобы успокоиться, бабуля разрыдалась. Вскочив, девушка подошла к ней и попыталась успокоить лёгким объятием и поглаживаниями по спине. От слёз женщины ей на душе становилось тяжело.       — Моя девочка, наконец ты поверила в чудеса! Я вижу радость в твоих глазах! Я помогу тебе, обязательно помогу вспомнить всё, что ты забыла!       Лепет бабули прервал противный звон колокольчика. Тиша обернулась в сторону звука — небольшого размера доска с кучей колокольчиков, и сейчас сходил с ума колокольчик с подписью «Музыкальная комната».       — О, нет! Жестокая женщина, да как она может, ты едва с постели поднялась! — снова всхлипнула бабуля.       — Что… э-э, что это такое? — девушка не поняла горя горничной.       — Мадам Тремейн и её дочери сейчас в музыкальной комнате — она потратила все деньги поместья на игрища, и сейчас у нас нет денег, чтобы даже нанять учителя для вас! Она зовёт тебя.       — Почему меня? — Тиша сделала пару шагов назад — ну не она же их учит музицировать, в самом-то деле.       — Золушка, ты с детства безумно талантлива! Твоя игра на фортепиано просто великолепна… а эта… м-мадам заставляет тебя играть для её дочерей, чтобы они… учились петь.       Этот момент из мультфильма девушка вспомнила, и сперва даже кивнула, но после её осенило страшное:       — Нет! Я не умею играть на фортепиано! — Тиша никогда не училась в музыкальной школе. Она не Золушка сейчас, не какой-то талантливый вундеркинд и просто добрая душа…       Времени болтать больше не было — колокольчик всё ещё разрывался, пришлось Мари отводить девушку прямо под комнату для изучения музыки. Оттуда они слышали такой страшный грохот, будто кто-то копытами по нотам прошёлся, и Тиша даже поморщилась.       Несколько тихих стуков, услышанное сквозь насилие фортепиано «войдите», и горничная подтолкнула девушку в комнату, захлопнув за ней дверь. Сразу после этого все звуки стихли.       Тиша растерялась. Она осматривала комнату, сперва оценив то, что это помещение смотрелось гораздо более приличней остальной части «замка», а после обратила внимание на мрачную «матушку», что курила трубку, и двух разукрашенных «павлинов» — сестрички, ни дать ни взять.       — Ой, хи-хи, она, похоже, и правда умом тронулась! — воскликнула одна из них, та, что как раз и насиловала бедный инструмент до этого. Охренев от такого нахальства, Тиша выпалила, даже не подумав:       — А ты, похоже, в здравом уме с рождения не находилась, — девушка сложила руки на груди, гордо выпрямив спину.       — Мама! — заорала эта же насильница, — да как она смеет?! Это она такая потому, что вы не вызвали ей врача! Мама, я такое не потерплю! Я – великолепная пианистка, будущая звезда нашего королевства!       Тише смешок сдержать не удалось.       — Довольно! — выкрикнула мачеха. От её голоса, который, даже не глядя на эту женщину и не зная её истории, можно было смело окрестить «гласом злодейки», мурашки шли по коже. Девушка вздрогнула, едва хотела что-то ляпнуть, но губу прикусила — это её «первая» встреча с новыми родственниками, и, раз принц ещё не начал поиски, нужно было сделать всё, чтобы Тишу не выкинули из этого дома до этого. — Ты здесь для другого. Сыграй для моих девочек что-нибудь, они совсем запустили свои занятия после бала.       — Я не умею, — честно созналась Тиша и пожала плечами. Лучше уж сознаться так, чем потом позориться, — вы слышали: мне отшибло память. Ничего не знаю я про ваши фор-те-пиа-ны, — по слогам произнесла девушка.       — А ну бегом! — рявкнула мачеха, — глаза боятся, а руки делают. У моих девочек сейчас занятие музыкой, и ничто не помешает им петь. Села, живо!       «Железная логика, свинья слабоумная. Ну, держись… сейчас как сыграю тебе, похлеще твоей любимой дочурки!» — тяжёлыми шагами девушка преодолела расстояние до фортепиано и села на банкетку. Тиша потянулась, хрустнула пальцами, поднесла руки к клавишам и закрыла глаза.       Руки двигались сами, и это было удивительно. Желанный «др-рынь!» по нотам оказался тихим нажатием на клавиши. Девушка сыграла непримечательную простую мелодию, но, вместе с возгласом мачехи: «Врала же, что не умеет!» к Тише пришло страшное осознание — она сыграла мелодию из игры.       — Это не «Золушка», — дошло до неё, — эта странная рисовка, это… чёрт возьми… где я это видела?! — Тиша схватилась за голову, — как зовут главного героя?! — она резко повернула голову в сторону своих новоиспеченных родственников. Те выглядели скорее напуганными поведением девушки, но младшая из сестёр ответила:       — Ты что, совсем глупая? Как можно его не знать героя нашего королевства?! Его высочество принц – Питер Кинг! — горделиво ответила та.       — Твою-у мать, — простонала от отчаяния Тиша, — нет, нет, нет, этого быть не может… только не этот двинутый, нет! — она закрыла лицо руками.       Приключение, в которое оказалась втянута девушка, сложнее, чем представлялось ранее.       — Этот псих не может быть принцем! Где грёбаная лавка, парк, где работа в закусочной?! Почему «Золушка», почему принц?! Мне кранты! — взвыла Тиша и что есть сил сбросила с фортепиано ни в чём не провинившуюся вазу с практически засохшим цветком.       «Мне надо бежать! Бежать, пока он меня не нашёл! Что за «счастливый конец» может быть в истории с ним?! Чёрт, я ведь даже конца этой игры не знаю! Я не знаю, как мне спастись!» — вскочила Тиша.       — Кто-нибудь, уведите её, она не в себе! — воскликнула мачеха.       — Да это вы не в себе, раз живёте в стране с грёбаным… ооо! — девушка подняла голову и увидела портрет. Её знаний было достаточно, чтобы понять, кто изображён на портрете, но подпись снизу гласила: «королева-мать, его высочество Питер и её высочество Сара», — их тут двое?! Дабл фак, — не сдержалась Тиша.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.