ID работы: 11900459

Сила должна быть...

Джен
R
В процессе
104
Горячая работа! 11
Размер:
планируется Макси, написано 219 страниц, 10 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
104 Нравится 11 Отзывы 67 В сборник Скачать

Глава 4. Наша новая реальность

Настройки текста
Примечания:
      Спящий город не переставал удивлять своей тишиной в самый разгар последнего рабочего дня перед выходными. Уже близился вечер, и в это время люди со всего города съезжались посетить огромный торговый центр и купить кучу не столь нужных им вещей. Даже для такого маленького, почти провинциального городишки здесь было слишком тихо и безжизненно. Растения, опутавшие город, ещё держались на зданиях, но уже не так крепко, понемногу теряя жизненную силу и засыхая. Туман рассеивался ещё быстрее, обеспечив уже хорошую видимость в радиусе более десяти метров. В рассеявшемся тумане уже можно было разглядеть отдельные мельчайшие частицы розовой пыльцы. Скоро поднимется большой шум по поводу этого из ряда вон выходящего инцидента. Подумать только, такая сенсация! Бесчисленные статьи в газетах со столь же многочисленными предположениями, сюжеты сначала в местных, а потом и в международных новостях, чем чёрт не шутит, и даже документальные фильмы на излюбленную журналистами и репортёрами тему всемирного заговора – в общем, очень нескоро утихнет волна резонанса в народе после такого события. Пресса будет пытаться копать какие-то факты, но, не найдя ничего, придумает свои, не менее правдоподобные, а может, даже и более. Правительство, естественно, попытается в этом деле разобраться, но действовать будет уже круче, через свои специальные секретные ведомства. А уж там половина персонала – свои люди, быстро найдут способ уладить это дело. Интересно, сколько вообще людей осведомлены о существовании Штаба и до какой степени. Скорее всего, даже та часть людей, что посвящена в эту тайну, просто представляет его некой сильнейшей всемирной организацией, работающей в режиме строжайшей секретности, с важными шишками во главе. Кто мог стоять во главе этой организации, не знал никто из них.       Эти мысли сейчас занимали голову мужчины, что стоял посреди улицы в своём длиннополом плаще и шляпе, уставившись на кучу окровавленных человеческих тел в герметичных спецкостюмах. Нина стояла сбоку от него и тоже не сводила взгляда с трупов. Это был спецотряд службы спасения, направленный на место происшествия, чтобы узнать о состоянии жителей внутри зоны поражения. Они могли помешать врагу, а может, уже даже попытались это сделать. Неудивительно, что от них вот так избавились. Враг оказался очень жесток, но ещё более жестоким для мужчины фактом было то, что среди врагов оказалась она. И это было дело рук именно её жестокости. Из каждого тела торчало около пяти тонких длинных металлических шестов, таким оружием она всегда пользовалась. Крови было много как на скорченных телах, так и на самих орудиях убийства. Времени прибираться здесь уже не было, так что придётся и на этот счёт сочинять байку для мирных жителей.       - Какая неоправданная жестокость, - девушка не смогла сдержать этой реплики, хоть и давно могла вполне спокойно смотреть на подобные сцены. За несколько лет воинского стажа она привыкла к этому. – Всё-таки для убийства людей должны быть более веские причины.       - И поэтому ты опять не расправилась со своим противником до конца? – мужчина посмотрел на неё со слабым укором.       - Зачем убивать, если можно просто обезвредить. Он не представлял никакой угрозы, а значит, не мог больше нам препятствовать. А ты уже наверняка успел с кем-нибудь… расправиться, - интонационно выделила девушка последнее слово. - Да, Сэм?       - Только с одним. Насколько я понял, человеческих ресурсов у них пока немного. Но это скоро изменится, как только они продемонстрируют силу своих боевых зверей.       - Боевые звери… Очень подходящее название, - Нина снова перевела взгляд на окровавленные тела. – А с ними что делать будем?       - Они уже мертвы, так что, думаю, ты не будешь против. Такую смерть объяснить будет намного проще.       После этих слов мужчина опустился на одно колено перед кучкой тел и молча принялся вынимать из них металлические палки, отбрасывая их в сторону. Поморщившись от такой картины, Нина пыталась смотреть куда-то в сторону. Закончив с этим, Сэм подошёл к девушке и положил ладонь на её плечо. “Пошли”, - сказал он коротко и отошёл с ней как можно дальше от этого места. Когда они удалились достаточно далеко, Сэм обернулся и бросил в эту кучу одну из своих зажигалок. За их спинами прогрохотал взрыв, сопровождавшийся мощным выбросом пламени. Человеческие тела, словно резиновые куклы, объятые огнём, разлетелись в стороны и спокойно догорали, разбросанные по улице.       - Пусть они уже мертвы, но я всё равно не понимаю, как ты так можешь, - девушка шла, не оборачиваясь. Уже увиденного ей было достаточно. – И куда мы теперь идём? Нас ведь ждут.       - Ещё немного подождут, никуда не денутся. Я хочу узнать, откуда взялись эти растения. Ты же знаешь, мы должны собрать всю информацию, какую только сможем. Я уверен, в Штабе такого поворота не ожидали.       - Когда ты уже перестанешь быть таким… серьёзным, - девушка картинно описала глазами полукруг и пошла за своим приятелем, больше не задавая никаких вопросов.       Зелёные стебли расстилались по всему городу, опутали каждое здание и жилые постройки, обвили телефонные столбы и покрыли густой сетью улицы. Но если очень внимательно присмотреться, то можно было заметить, что все они шли к одному зданию, соединяясь где-то в нём. Это было здание школы, в которой учились все виновники этого локального недоразумения.       Парадная дверь была скрыта за густой сетью растений. Стебли немного обвисли, но всё ещё служили достаточной преградой. Нина быстро разделалась с ослабевшими растениями своим самодельным ножом. Внутри было так же тихо. В коридорах, в кабинетах, на лестничных площадках спали дети и школьные работники. Самые толстые стебли растений вели в подвал. Это сырое и тёмное помещение, освещаемое одной тусклой лампочкой, больше тянуло на какую-то катакомбу или бандитское укрытие, чем на школьный подвал. Доски наполовину сгнили от сырости и старости, а почти канализационный запах, казалось, застоялся здесь настолько, что выветрить его сможет только мощный тропический циклон вместе со всем зданием в придачу. Прямо по центру тесного помещения разлеглось тело русоволосой девушки с остекленевшими широко раскрытыми глазами и с таким же широко раскрытым ртом. У девушки были длинные волосы и очень светлая кожа. Оба воина её видели впервые и потому не признали в ней ту самую добрую работницу психологического центра, что проводила тестирование в классе одной из новобранцев. По всей видимости, умерла она недавно, или же смрадный запах этого места мог заглушить даже вонь от разлагающегося трупа. Какими же были её последние секунды, чтобы умереть с таким лицом, сложно было даже представить.       Мужчина осмотрел тело на наличие каких-либо повреждений, но не нашёл ни малейшей царапины. “Умерла от шока – первое, что приходит в голову. Сердечный приступ. Или же это может быть какое-нибудь отравление, тогда остатки яда можно будет обнаружить”, - подумал он, разглядывая идеально целый труп.       – Её не оглушили, сердцебиение полностью отсутствует, - заключила Нина, прижимаясь правым ухом к груди девушки. – И уж точно не похоже, что она просто заснула, как остальные.       - Странно всё это. Растения явно выпустила она, либо тот, кто это сделал, уже скрылся с места преступления. Но зачем же тогда оставлять здесь этот труп, кем же была эта девушка, - размышляя вслух, Сэм уже хотел достать сигарету и закурить, так думается лучше, но осёкся. – Ладно, больше задерживаться здесь не стоит, просто привезём это тело в Штаб. Пусть они там сами разбираются.       Сэм схватил её за руку, приготовившись к тому, что мышцы уже окаменели, и каждая часть тела будет невероятно тяжёлой. Но он приложил слишком много силы – рука взлетела вверх без какого-либо сопротивления, а затем и вовсе с сухим треском отломилась от тела. С совершенным недоумением Сэм уставился на оторванную руку, а затем на пустую дыру, что осталась от неё в туловище мёртвой девушки. Рука была лёгкой и такой же пустой внутри. Перед ними лежало не тело девушки, а лишь его оболочка. Кожа, глаза и губы – всё состояло из толстой, но хрупкой корки.       - Что это такое, Сэм? – спросила ошеломлённая напарница.       - Сам впервые вижу что-то подобное. В любом случае, это уже не наше дело. Нужно осторожно загрузить это тело, - с этими словами Сэм передал своей напарнице оторванную руку. – Сможешь сделать это сама?       - Да, конечно. И уж лучше это, чем объяснять новичкам всякие сложные вещи. Я ведь совсем не умею это делать.       - Как будто я умею лучше. Но мне придётся взять на себя самую сложную работу, всё-таки я выше тебя по рангу.       - Опять начинается. Иди хвастайся перед своими подружками. Может, что и перепадёт, - девушка весело усмехнулась.       - Не вздумай ляпнуть что-то подобное при этих детях, - мужчина посмотрел на неё округлившимися глазами, отчего девушка ещё сильнее залилась хохотом.

* * *

      Прошло каких-то полчаса, а город не просто оживился, он стал центром всеобщего внимания. Уже и репортёры с близлежащих штатов, и вертолёты спецподразделений службы национальной безопасности слетелись сюда, как мухи на варенье. Повсюду среди проснувшихся горожан велись активные обсуждения минувших событий, так всколыхнувших все окрестности. Завтра об этом будет говорить вся страна, а значит, информационному отделу следует поторопиться. Одни люди напрочь забывают страх, находясь во власти своего любопытства, и только того и ждут, чтобы в их городе произошло ещё что-нибудь опасное, другие же, наоборот, запираются в квартирах, закрывают глаза и уши и не воспринимают никаких предупреждений, предпочитая верить в то, что всё самое плохое происходит не с ними. Но хуже всего, когда вокруг поднимается бессмысленная паника, посеянная ложным преувеличением реальных фактов, именно этой ситуации и нужно избежать в первую очередь. Растения засохли и рассыпались вокруг мелкой крошкой, город вернул себе прежний облик и теперь уже не был похож на дикий тропический лес. Единственная парочка выбивалась из общей картины, ведя непринуждённую светскую беседу среди шумихи вокруг. Вернее, беседу вёл только один, второй лишь внимательно слушал, разглядывая прохожих. Оба парня так и не изменили своему новоприобретённому рокерскому стилю, с родной одеждой пришлось попрощаться навсегда.       - Подумать только, жил себе обычной жизнью, и тут оказывается, что ты обладаешь какими-то невероятными способностями. Правда, я до сих пор ничего подобного в себе не замечал. Но этот мужик так серьёзно говорил. Как тут не поверишь! Нас научат пользоваться этими боевыми печатями, представляешь?! Интересно, нам уже скоро предстоит сражаться с крутыми противниками? Хай-я! Фьу-у! Бдыщ! – увлечённо парень размахивал руками, привлекая к себе внимание прохожих. Встретившись с застывшим взглядом своего спутника, он наконец успокоился. – Ещё интересно знать, что именно мы будем уметь. Вот ты по-любому будешь гипнотизировать свои умом.       Парень буквально покатился со смеху, а его приятель никак не мог вразумить, что смешного он сейчас сказал. Но ему показалось, что в суждениях его друга была ошибка, потому решил сразу его поправить.       - Я не думаю, что буду уметь что-то в этом роде. И уровень интеллекта никак не влияет на проявление гипнотических способностей, - Рэй посмотрел на приятеля с серьёзным лицом, поправив свои очки. – Сомневаюсь, что такое вообще возможно в действительности.       - Вот надо было тебе всё испортить. Будешь тогда, ну не знаю, разогревать пиццу взглядом, - Финджер вновь рассмеялся своей нелепой шутке.       - А вот это может быть даже полезно, если под рукой не окажется микроволновки, - заметил Фолкнер.       - Да ну тебя, - парень отмахнулся от своего занудного товарища и глянул вперёд. – Смотри-ка, мы почти на месте. Вон то небольшое здание – мой дом.       Светловолосый парень взглянул на старенький домишко с обваливающейся крышей. Краска на стенах давно облупилась, забор состоял из шатких штакетин и не досчитывал, как минимум, пятой части. Дверцу в почтовом ящике давно заклинило, дверь и окна в доме тоже видали лучшие времена. Рядом стоял гараж, такой же старый, но на вид более приличный, как ни странно. Всё дело в том, что он был не так давно покрашен, в остальном же ничем не отличался от состояния самого жилища. Рэю стало как-то неприятно, стыдно за то, что у него были всегда самые идеальные жилищные условия. В книгах и журналах он читал о вещах и похуже, но ему ещё ни разу не доводилось видеть наяву такой островок затхлой бедности.       - Я подожду тебя тут, а ты иди скорее, - сказал он, остановившись у забора.       - Хочешь, поищу для тебя чего-нибудь переодеться? – обратился к нему хозяин жилища.       - Боюсь, что мне будут великоваты твои вещи, не стоит, - помотал головой Рэй. На самом деле, он просто боялся даже представить, что тот ему может предложить из своего гардероба. – К тому же, мы потом идём ко мне. Там и переоденусь.       - Хорошо, я постараюсь быстро.       Дрейк прошёл за забор и вскоре скрылся за дверью своего дома, оставив приятеля наедине со своими мыслями. Рэй снова почувствовал укол совести за то, что он получал от своих родителей всё, что хотел, сколько он себя помнил. В сущности, ведь он ничего для этого не делал, почему же он должен был получить так много, чрезмерно много. Сколько вот такой бедности должно возникнуть вокруг, чтобы сбалансировать те огромные излишества, которыми пользуются лишь единицы. Но самую большую вину он чувствовал за то, что даже не чувствовал ни малейшей благодарности своим родителям. Здравствуй, мама. Здравствуй, папа. Два самых родных в моей жизни человека. Вы дали мне всё, что только могли дать. Но знаете, теперь мне это всё не нужно. Я покидаю вас навсегда ради своего великого будущего. Живите тут как-нибудь без меня, делайте что хотите. Прощайте, я вас больше никогда не вспомню.       - Эй! Эй, Рэй! – не успел Финджер подойти, чтобы толкнуть парня, как тот наконец-то откликнулся на своё имя, повернувшись к приятелю. Занятый своими мыслями, он, кажется, забыл, где вообще находится.       - А, ты вернулся. Долго тебя не было. Но всё нормально, тебя отпустили?       - А что ты хотел. Пришлось просто долго объяснять, что у меня нет выбора, что великая сила – это великая ответственность, и всякое такое.       - И тебе так легко поверили? – удивился Рэй.       - Я умею убеждать, друг мой, - он снова улыбнулся, но немного не так, как прежде, а потом хлопнул приятеля по плечу. – Ну что, теперь к тебе? Интересно, как ты своих будешь уговаривать, если они даже в школу тебя не пускали из-за пятнышка на рубашке.       - Думаю, что справлюсь, - парень потупил взор. – В конце концов, они мне ещё ни разу не отказывали.       Дом Фолкнеров оказался действительно впечатляющим. Слишком большой для одной семьи, он занимал огромное пространство посреди ещё более обширного сада. Сад Фолкнеров был просто великолепен, он был весь усеян весенними цветами, а в тени густых уже в это время года деревьев виднелась даже небольшая каменистая дорожка, вдоль которой стояло несколько лавочек, и зачем их там столько. Дрейк даже присвистнул, разглядывая всё это великолепие, пока они шли к дому по центральной дорожке. Что говорить, забор вокруг дома выглядел куда лучше, чем у самого Финджера, а центральные ворота поражали своими размерами и декоративными узорами на металлических прутьях. Здание дома выглядело, как целый особняк. Наверняка в нём было столько места, что без труда можно было уместить бассейн, поле для минигольфа и даже личный парк развлечений.       - Офигеть у тебя домик, чувак! Ты уверен, что я должен зайти? Может, я всё-таки тут постою, неудобно даже.       Загоревшиеся интересом глаза Финджера говорили об обратном. Ему уже не терпелось посмотреть этот дом внутри. Но, глядя на всю эту роскошь, он уже решил, что родители Рэя – богатые снобы и такого простачка, как Дрейк Финджер, ни за что даже за порог не пустят.       - Всё нормально, мои родители сами настоят на том, чтобы ты зашёл. Подождёшь меня в гостиной, пока я с ними поговорю.       - Ну-у… ладно, - без особых колебаний согласился юный изобретатель.       Внутренний интерьер дома не обманул ожидания Финджера. Правда, ни личного бассейна, ни поля для минигольфа он там не увидел, но даже то, что там было, произвело на парня впечатление, ведь он ни разу не был в таких роскошных домах, только видел их иногда по телевизору. Кстати сказать, телевизор в гостиной был огромным. Он висел на стене, обрамлённый высокими колонками на полу, и снова показывал новости, как будто их гоняли тут непрерывно с тех пор, как всё случилось. Люстра под потолком словно была создана не для использования её в обыкновенной гостиной, а для пышных свадебных торжеств в каких-нибудь дорогущих ресторанах. Всё вокруг было совершенно новое: блестящие потолки, такой же пол, ворсистые ковры, мебель. Что больше всего удивило Дрейка, так это чрезмерное обилие пустого пространства. Дайте ему столько свободного места, и он уж точно нашёл бы ему более полезное применение. Зачем столько пространства оставлять пустым, он никак не мог понять. Столько всего ещё уместилось бы в этой необъёмной гостиной!       - Ну, мальчики, что было интересного на лекции? Вокруг сейчас столько шума из-за этих странных растений. Как я рада, что вы не попали в плохую ситуацию! – воскликнула миссис Фолкнер, проводив парней в гостиную. Дрейк отвлёкся от нескромного разглядывания картин в золотых рамах, висящих на стенах.       - Очень много интересного, так просто и не расскажешь. Этот астроном так много рассказал нам о всяких звёздах!       - Подождите, разве там был не археолог? – удивилась женщина, а в это время Рэй с круглыми глазами уже пихал приятеля локтем в бок.       - С-совершенно верно. Лекции вёл археолог, а потом среди слушателей оказался этот астроном и начал нам рассказывать про свои, эм, новые исследования звёзд. Вот мы и задержались там, уж очень интересно было послушать. Вы нас простите, конечно, что заставили так поволноваться.       Рэй не верил своим ушам, но был даже не просто рад тому, как ловко этот парень выкручивался, а по-настоящему горд таким профессионализмом своего друга. Он даже смену одежды умудрился объяснить «неудачным инцидентом с химикатами».       - Ну что вы, я уже не так сильно и волновалась, когда вы мне всё объяснили, молодой человек. И я всегда рада, когда мой Рэюшка занимается чем-то для него интересным. Он так увлечён в эти моменты. Кстати, а как же вас зовут, юноша?       - Э… Дрейк Финджер. Приятно познакомиться, мэм, - промямлил парень. И куда подевалась вся смелость и сообразительность.       - Мам, а где остальные? – поспешил Рэй сменить тему.       - Твоя сестра в своей комнате, опять висит на телефоне или в этих своих чатах. А отец давно поел и отправился спать. И тебе тоже не мешало бы поесть. Твоему другу, думаю, это тоже лишним сейчас не будет.       “Спать? Но сейчас же только пять часов”, - с недоумением подумал Дрейк. Рэя же этот факт нисколько не смутил, даже наоборот, обрадовал.       - Это хорошо. Можем мы с тобой поговорить вдвоём? Пусть Дрейк подождёт нас тут, на диване. Я его уже предупредил, - выпалил сын на одном дыхании.       - Если это так важно, то хорошо. Тебя что-то беспокоит? – совершенно сбитая с толку странным видом и внезапными порывами сына, спросила женщина, что представилась Дрейку как Агата Фолкнер.       - Да, мама. Я тебе сейчас всё расскажу, - Рэй повернулся к приятелю. – Подожди тут, пожалуйста, я скоро.       Оставив Дрейка одного в гостиной, Рэй поднялся наверх вместе со своей мамой. Парень разместился на диване и подумал о матери Рэя. Женщина средних лет с добрыми глазами и ямочками в уголках рта, аккуратно собранными назад волосами, чрезмерно заботливая и очень вежливая. Конечно, так могут выглядеть многие матери на свете, но миссис Фолкнер очень уж напоминала стандартную маму из какого-нибудь сериала или вообще из рекламы фруктового сока. Внешность её была настолько неиндивидуальна, что собрать воедино образ её лица не получалось, хоть убей. Рэй вернулся действительно очень скоро, как и обещал. Мама шла за ним следом, провожая его в последний раз. Она выглядела очень расстроенной и вытирала влажные глаза салфеткой, изредка всхлипывая. Дрейк был удивлён тем, что их разговор закончился так быстро, и после того, как они уйдут, его любопытная натура обязательно потребует рассказать обо всём в подробностях. Но что ещё было для него неожиданным, так это относительно спокойная реакция женщины. Она словно уже смирилась с выбором сына, не было никаких материнских истерик, которые уже вообразил себе Финджер. Но даже вида такой расстроенной матери парень не мог вынести и невольно отвернулся, желая скорее покинуть это место. Рэй был совершенно спокоен и не особо расстроен этим прощанием. За те пять минут, что они провели наверху, он успел переодеться в более привычную для себя одежду, даже надел тонкую шерстяную жилетку тёмно-зелёного цвета с треугольным вырезом поверх белой рубашки на случай, если замёрзнет. Им велели поспешить и не брать с собой никакого багажа, но у него и не оказалось таких вещей, какие он бы хотел забрать. На пороге мать подошла к нему и обняла на прощание. Оказавшись на улице, Дрейк отошёл в сторонку, дабы не видеть это.       - Только ты навещай нас с отцом иногда. Пиши и звони обязательно. Обещаешь?       - Конечно, мам. Обещаю, - Рэй опустил взгляд в пол на секунду и затем вырвался из объятий. – Ну, я пошёл.       Когда они уже достаточно отошли от дома, Дрейк вспомнил, что хотел о чём-то спросить своего приятеля, но о чём же именно, никак не мог вспомнить всю дорогу. Тщетно перебирая в памяти недавние события, он вдруг понял, что окончательно забыл не только этот вопрос, но и то, как выглядела мать Рэя. Какого цвета были её волосы, во что она была одета и даже какой у неё был голос. А тот вопрос, что он пытался вспомнить, уже не имел никакого смысла – Рэй Фолкнер всё равно не нашёл бы на него ответа.       Вокруг продолжала толпиться куча народу, такого оживления этот город не испытывал давно. Двух друзей уже ждали в условленном месте – старая детская площадка, в которой давно не играл ни один уважающий себя ребёнок, очень уж убого выглядели остатки когда-то пригодных качелей и маленькой песочницы. Тут же неподалёку начиналась тенистая роща, плотно окружённая густыми деревьями. Первой их заметила Ханна, повернувшись в сторону приближающихся голосов. Трое остальных повернулись вслед за ней.       - Ну как? Вас отпустили? – искренне поинтересовалась девочка.       - Разумеется, делов-то! – улыбнулся Дрейк с важным видом.       - Ну хоть видок сменил. «Бэд бой» из тебя совсем никудышный, - Трой взглянул на худощавого парня, ухмыльнувшись.       Рэй ужасно сконфузился от такого замечания и не придумал ничего лучше, чем молча уставиться в землю. Дрейк схватил паренька за плечо и жизнерадостно потряс его, дополнив этот жест ободряющими словами. За время их отсутствия Нина успела оказать небольшую медицинскую помощь брату с сестрой. Ханне просто заклеила пластырями ссадины, а вот раны Троя пришлось обработать и перевязать бинтами. Рубашка парня была безнадёжно испорчена и заляпана кровью. Недолго думая, Сэм сделал несколько шагов к роще и, оглядев новобранцев, объявил:       - Рад, что вы все закончили свои дела и теперь готовы отправляться. Прошу за мной, к транспорту.       Нина подбежала к своему напарнику, и вместе они пошли вперёд, ведя детей за собой. Все четверо пошли следом, каждый, в той или иной степени, предвосхищавший грядущие перемены. Пройдя вглубь рощи на достаточно приличное расстояние, вся компания остановилась перед обещанным транспортным средством, если это действительно было оно. Перед ними стояла огромная глиняная птица, а если быть точнее, это снова была сова. Видимо, девушка была неравнодушна к этим созданиям. Чтобы понять, что эта птица действительно представляет собой средство передвижения, достаточно было просто приглядеться к её спине. В ней была сделана глубокая впадина, в которой размещались шесть кресел. Ровно шесть, как раз по числу пассажиров.       - Вы хотите сказать, мы на этом полетим? – изумился Трой и вдруг вспомнил, что они упустили одну очень важную часть. – Кстати, а куда мы летим-то?       Этот вопрос произвёл должный эффект на всех. Сэм с напарницей переглянулись, а остальные уставились на них двоих в ожидании ответа. От всех этих рассказов создалось впечатление, что их сейчас увезут в некий сказочный мир. Осознание того, что ни о каком сказочном мире упомянуто не было, пришло к ним только сейчас.       - Как так, мы разве до сих пор не сказали? – округлил глаза Сэм и тут же вскинул голову вверх, улыбнувшись – Весь наш Штаб находится в Риме, воины всех Элементов сконцентрированы там. И сейчасмы как раз и направляемся туда, откуда и прилетели. В Рим с попутным ветром.       - Вы издеваетесь, что ли? – нахмурил брови белобрысый парень - Мы будем перелетать весь Атлантический океан на этой штуке?       - Вообще говоря, многие птицы преодолевают такие расстояния каждый год. Если аэродинамические характеристики этого корабля такие же, как… - Рэй заткнулся, заметив направленный на него свысока взгляд блондина, буквально вдавливающий беднягу в землю.       - Понимаю, почему ты так скептически настроен, но уверяю, мы уже совершили в точности такое же путешествие на этой штуке. Вам абсолютно нечего бояться, - заверил всю компанию Сэм.       - А мне нравится такой самолёт, - восхитилась сестра и повернулась к девушке. – Это тоже вы сделали? Просто потрясающе!       - Ну, не совсем, - девушка стеснительно отвела взгляд на птицу. – Основу сделала я, а с отделкой помог один хороший знакомый.       - Ну что, когда летим-то? – нетерпеливо воскликнул Дрейк.       Нина в ответ провела рукой по воздуху, и огромная сова опустила на землю своё крыло. Несколько больших перьев чуть отделились от крыла, расположившись своей плоскостью параллельно земной поверхности, и образовали подобие ступенек.       - Всех просим на борт, - пригласила девушка, и Финджер сразу же, как будто только этого и ждал, влетел по лестнице внутрь кабины. Парень нескромно решил занять одно из двух передних мест, но Сэм моментально пресёк попытку парня, сказав, что эти места не для них. Он же и зашёл следом вместе с Ниной. Ханна хотела взять пример с Дрейка и тоже побежала наверх, но брат схватил её за руку, притянув обратно.       - Не балуйся. Нашла на кого смотреть. Этот тип когда-нибудь найдёт приключений себе на задницу, - Трой строго взглянул на сестру.       - Мне кажется, мы тут все их уже нашли, - улыбнулась ему Ханна.       Брат не нашёл, что ей ответить на это. А что тут скажешь, если она только что обозначила суть всех его мыслей в последние несколько часов. Они молча зашли внутрь птицы и заняли два самых задних места. Посередине, рядом с Дрейком, осталось место для щуплого парня, который осторожно поднялся самым последним. Он всё ещё не оправился от того жёсткого взгляда и думал о том, как же следует себя вести в присутствии этого человека.       Птица взлетела в воздух. Ни у кого из сидящих внутри, кроме Сэма, не было головного убора, поэтому в течение всего взлёта встречный ветер безжалостно трепал их волосы, наводя в них свой порядок, а Сэму пришлось всеми силами придерживать свою шляпу, чтобы та не слетела. Нина в который раз подчеркнула удобство короткой стрижки, которая была сейчас очень кстати и позволяла не отвлекаться, ведь именно она управляла большой птицей. Когда подъём закончился, и птица поднялась до нужной высоты, все тут же принялись мотать головами и приглаживать волосы в попытках вернуть их в прежнее состояние. Летели они на небольшой высоте, но достаточной для того, чтобы людям внизу был виден только силуэт летящей птицы. Вокруг трудно было что-либо разглядеть из-за густой стены облаков, от которых отделялись отдельные клочки самых причудливых форм. Впервые в жизни увидев облака так близко, Ханна смотрела на них, не отрываясь, завороженная этим сказочным зрелищем. Дрейк тоже не остался к ним равнодушен, но просто разглядывать их показалось ему скучным занятием, поэтому он каждому облаку придумывал какое-нибудь описание.       - Жаль, что я не взял с собой книгу. Всё равно уже не верну, - пожаловался Рэй приятелю во время долгой паузы в его оживлённой речи.       - А я – свои наушники, - подхватил Трой, запихивая свой телефон обратно в карман. Рэй был удивлён, что этот парень отозвался на его слова после той неприязни, которую оказал ему внизу. – Ладно, тогда я лучше посплю. Разбудите меня, когда будем на месте, - деловой парень сложил ноги на спинку кресла сидящего впереди Рэя, положив одну ногу на другую, тот лишь сдвинул голову чуть вбок без всяких возражений.       - Правильно, братик, ты лучше отдохни пока. Тебе ведь и так больше всех досталось, - обеспокоенно произнесла сестра, чувствуя в этом большую долю своей вины.       - Вот-вот, слушай сестру, - вмешался Финджер. – Тебе однозначно пойдёт на пользу. Пока спишь, ты хоть не такой зануда, - парень рассмеялся, а Трой бросил на него свой недовольный взгляд.       - Ты там вообще заткнись, если получить не хочешь.       - Как грубо. Чего это ты такой грозный, лохмач? День не задался? – Дрейк нахально ухмыльнулся.       - Я не понял, ты хочешь, чтобы я тебя отсюда вышвырнул? – Трой покосился на шутника предупреждающе.       - Ой, какие мы обидчивые. Ладно, спи сладко, не буду тебе мешать.       Финджер отвернулся от своего уже бывшего одноклассника и тут же начал активно что-то нашёптывать сидящему рядом Рэю, чем даже вызвал на его лице улыбку. Трой закрыл глаза, вознамерившись заснуть, а Ханна продолжала разглядывать облака. Она вдруг задумалась всерьёз о том, что их всех ожидает впереди, и поняла, что при всём своём восхищении она была, наверно, меньше всех готова к тому, чтобы становиться воином. Какое-то тяжёлое чувство возникло внутри. Она переживала и за брата, и за тех двоих мальчишек. Ей вдруг стало жалко их всех, таких беспечных перед своей судьбой, которая отныне не оставит их в покое.

* * *

      В современном мире насчитывается более двухсот государств. Человечество освоило всю планету за исключением, может быть, самых диких и непригодных для обитания мест, опутало всю её коммуникационными сетями, связав друг с другом самые дальние регионы, но до сих пор мало кому может быть понятно, зачем нужно было создавать себе столько границ. Политическая карта любой части света пестрит своим разноцветием, но единственное, до чего додумалось человечество в нынешний век глобализации, это объединиться в несколько больших противоборствующих лагерей.  Право называться ведущим лагерем принадлежало ОША – Объединённым Штатам Америки. В этот лагерь входили почти все страны Америки под руководством США. Каждая страна, входящая в эту структуру, получала статус штата, не в составе США, но в составе всей Америки, которая вела политику расширения своего влияния за пределы американских материков. Всю Европу, за исключением нескольких восточных государств, занимал лагерь Англо-Французской Империи. Несмотря на громкое название, большинство европейских стран являлось лишь продолжением американских штатов, это были подчинённые им страны, через которые ОША шаг за шагом пробирались на евразийский континент. Одним из основных отличий от штатов являлся монархический строй внутри государств, что и послужило поводом назваться так солидно. Те страны Европы в восточной её части, что не были частью Империи, страны Америки, отказавшиеся от статуса штатов ОША, вместе с несколькими странами азиатского региона составили социалистический корпус. Эти страны назывались Объединёнными Народными Республиками, или ОНР, так как власть в них осуществлялась посредством так называемых Народных Собраний. Здесь, как и в Европе, было две страны лидера – это Россия и Китай. Народные республики составляли оппозицию капиталистическим штатам, потому и было столь противоречиво и удивительно, что в составе США находилась область, состоящая из социалистических штатов, занимающих среднее положение между двумя лагерями. Был ещё третий лагерь, тоже довольно обширный и самостоятельный, хоть пока и слабо конкурирующий с другими двумя. Он был создан с целью борьбы за свободу от чужого влияния. Страны этого лагеря не желали быть присоединёнными ни к Америке, ни к России с Китаем, но по-отдельности многие из этих стран обе стороны старались завоевать, взять под своё крыло. Войны здесь не прекращались до тех пор, пока не появилась идея объединиться и сформировать третью мировую организацию. Объединение началось с арабских стран азиатского региона, далее к ним присоединились Турция и Пакистан. Назвали они свою организацию АОС – Азиатским Обществом Свободы, и окрепли достаточно, чтобы ослабить влияние на себя извне. Больше ни от кого не зависящие, они на том не остановились и продолжили расширяться. С присоединением остальной Южной и Юго-Восточной Азии, включая Индию, АОС ещё более усилилось и начало присоединение к себе стран Африки. Страны Северной Африки, принадлежащие арабскому миру, присоединились без колебаний, но далее начались проблемы. Цели АОС были исключительно мирными, оно начало активно помогать африканским странам, стараясь убедить их в полезности такого сотрудничества, но этот регион интересовал и Штаты, которые могли предложить намного больше. Африканское правительство раскололось, вследствие чего здесь вспыхнул новый очаг кровопролитных гражданских войн.       Отдельное место в европейской Империи занимала маленькая страна на Апеннинском полуострове – Италия. О её особенном месте в мире знал лишь определённый круг людей, но, даже несмотря на своё особое положение, эта страна оставалась тихим регионом со слабо развитой инфраструктурой. Особая значимость этой страны состояла лишь в том, что в её столице располагался Штаб воинов – людей с особыми способностями и задачами. Рим являлся центром для всех Четырёх Элементов. Воины этих элементов называли себя бойцами, творцами, разрушителями и создателями. Здание Штаба представляло собой огромный старинный замок, состоящий из четырёх одинаковых сооружений по углам с высокими башнями, соединёнными коридорами друг с другом и ещё двумя отдельными сооружениями с двух сторон, создавая большой шестиугольный корпус, и центральной, самой высокой башни, которая соединялась с четырьмя другими такими же коридорами и мостами с навесными арками на самом верху. Сооружения без башен были тоже шестиугольными, и в них имелись большие парадные двери для выхода наружу. Вокруг Штаба была построена высокая ограда, за которую обычным людям нельзя было заходить. Для жителей города была придумана легенда о том, что замок является убежищем для неких лиц, личность и род деятельности которых по понятным причинам держится в секрете. Естественно, вокруг сразу начало порождаться множество слухов, к которым приложили свою руку и местные СМИ. Но вся информация держалась под контролем Штаба и не представляла угрозы для его тайного существования. В небе над замком появилась какая-то птица, она сделала несколько кругов вокруг него и залетела внутрь квадратного периметра. Внутренний двор замка имел обширную площадь и был разделён стенами на несколько секторов. Птица приземлилась неподалёку от одного из шестиугольных сооружений. С внутренней стороны этого здания так же имелась высокая дверь, и у двери уже ожидали гостей. Полёт занял больше половины суток, поэтому долететь успели только к утру. За ночь никто толком не выспался, а бедная девушка и вовсе выглядела совсем разбитой.       - Ну вот, с этого момента мы передаём вас в руки учителей. Наша миссия на этом заканчивается, - Сэм привёл сонных детей ко входу в здание, у которого стоял приветливо улыбающийся молодой итальянец. Мужчина кивнул ему головой в знак приветствия. – Это мистер Розетти, теперь вы в его группе. Отныне он будет для вас главным проводником в этом новом месте. Слушайте его внимательно, он вам объяснит, как здесь внутри всё устроено.       - Рад снова видеть вас, 115-ый. Добро пожаловать в ваш новый дом, юные воины, - молодой парень коротко поклонился мужчине и повернулся к детям, не переставая вежливо улыбаться. У парня было открытое и доброе лицо с постоянно вскинутыми вверх тонкими бровями, его чёрные волосы были зачёсаны назад за исключением двух прядей, свисающих с боков, и заплетены сзади белой лентой в короткую косу, опускающуюся лишь чуть ниже лопаток. Одет он был в серый костюм, состоящий из брюк и жилета, из которого выглядывали воротник и длинные рукава белой рубашки, под горлом был повязан тёмный галстук-бабочка. Он сцепил пальцы рук вместе и добавил. – Я воспитатель вашей группы, зовите меня мистер Розетти. Скоро вы познакомитесь со своей группой, а также с учителями. Но у вас ещё есть немного времени до полудня, чтобы отдохнуть.       - И тут эти учителя. Какой толк быть непобедимым воином, когда везде одно и то же, - протянул с недовольством Финджер. – Надеюсь, хоть домашней работы тут не задают.       - Мы бы не отказались немного отдохнуть, мистер Розетти, - Ханна твёрдо посмотрела на брата, но тот был на удивление сговорчив. Такое бывало с ним лишь тогда, когда он уставал настолько, что даже на ворчание сил не оставалось.       - Хорошо, я отведу вас в ваши комнаты. Общий сбор у нас будет после полудня, так что у вас есть часов пять, чтобы поспать, - воспитатель открыл дверь и пригласил их внутрь. Сэм приобнял свою спутницу и пошёл в другом направлении, придерживая уже валящуюся с ног девушку. Она пыталась как-то возразить и говорила что-то про птицу, но Сэм её даже не слушал.       Внутри здание выглядело точно так же, как и снаружи, ничуть не обманывая ожидания своей средневековой обстановкой. Вот только даже Финджеру было сейчас не до этого, все слишком устали, чтобы проявлять интерес ко всей этой красоте. Поднявшись по широкой лестнице, что возвышалась с противоположной стороны просторного холла, они оказались в широком коридоре со множеством дверей по сторонам.       - С правой стороны здесь комнаты мальчиков, с левой – девочек, - пояснил мистер Розетти. – Каждому из вас уже выделены комнаты. Я выдам вам ключи, на брелоке указан номер вашей, постарайтесь не потерять. За каждой дверью несколько комнат, но потеряться трудно, номера везде указаны.       После этих слов парень раздал ключи каждому лично в руки, проследил за тем, чтобы они нашли дверь, за которой спрятана их комната, и ушёл прочь. Единственное, о чём забыл сказать воспитатель, что в своих комнатах они будут жить не одни. Где-то в конце коридора послышалось какое-то жужжание и сразу затихло. Коридор был пуст, больше никаких звуков в нём не издавалось.         В двенадцатом часу в коридоре ещё не было слышно ни звука. Ни один человек не выходил наружу, но если хорошо прислушаться, то за каждой дверью можно было услышать активное оживление. В тишине коридора вдруг раздался настойчивый громкий стук. За дверью послышался щелчок, и шум работающего фена затих, а после ещё одной дюжины ударов дверь наконец открыли. Открыла её явно недовольная непонятным утренним посетителем девушка, одетая только в голубое полотенце и такого же цвета пушистые тапки, с ещё мокрыми рыжими волосами. За порогом стоял высокий парень с растрёпанной белоснежной шевелюрой. В отличие от девушки, он был полностью одет в брюки и рубашку, но последняя едва ли закрывала его полностью. В верхней части рубашки отсутствовала половина пуговиц, потому та была не застёгнута, демонстрируя его широкую грудь, перевязанную бинтами, нижняя часть рубашки и рукава так же были изодраны и покрыты тёмными пятнами крови. Вид девушки парня явно нисколько не смущал. Сама же рыжая немного смутилась и автоматически подняла полотенце вверх, чтобы прикрыть свою грудь, и, не убирая руки с полотенца, посмотрела на парня с лёгким вызовом.       - Что тебе здесь нужно, ненормальный? Ваши комнаты с другой стороны, ты заблудился? – возмущению девушки не было предела, она хотела добавить, что ему стоило бы переодеться, но не стала. Откуда он взялся такой побитый, раньше она этого парня ни разу не видела.       - Если здесь находится комната 216, то я как раз по адресу. Туда сегодня заселили новенькую, её имя – Ханна. Можешь её позвать? И сказать, чтоб быстрее там шевелилась, - представляться самому парень посчитал необязательным. Высказавшись, он и вовсе прекратил с девицей зрительный контакт.       - Да, это здесь, - промямлила девушка и тут же повернула голову назад, радуясь шансу отвлечься от разглядывания утреннего гостя. – Я и не знала, что нам сюда кого-то подселили. Ты, наверно, тоже из новеньких. Ладно уж, позову, подожди здесь.       Девушка быстро скрылась за дверью, резко её захлопнув, а Трою пришлось ждать свою сестру, сидя на полу спиной к стене. Долго её ждать не пришлось, через пять минут девочка уже показалась в дверях, одетая в ту же школьную форму, которая была на ней раньше. Даже свою косу она не расплетала. Ханна протёрла кулачком заспанные глаза и посмотрела на брата, который встал с пола и внимательно оглядел сестру.       - Не нравится мне, что тебя вот так отдельно поселили. Надо будет поговорить с ними на этот счёт.       - Такие правила, ничего не поделаешь. Да ты можешь не переживать так, Шон. Я вполне могу уже жить самостоятельно.       - Ещё чего, рано тебя тут одну оставлять, - не унимался брат.       - Кто же говорит, что ты оставляешь. Мы только спать по-отдельности будем. Всё остальное время можешь и дальше с меня глаз не спускать, - девочка мягко улыбнулась и засмеялась, попытавшись дотянуться рукой до лохматой головы брата, но тот дёрнулся назад.       - Ну ладно, сойдёт и так. Только давай ты уже забудешь это идиотское имя! – брат недовольно сжал губы и вдруг усмехнулся с живым блеском в голубых глазах – Меня ведь тут никто не знает, так что это имя можно навсегда оставить в прошлом.       - А фамилия?       - И её тоже, - он снова внимательно посмотрел на сестру. – Ты хорошо выспалась?       - Насколько это было возможно за четыре часа, - ответила Ханна и зевнула. – А зачем было за мной заходить? Всё равно бы потом встретились.       - Не твоё дело, шмакодявка. Пойдём уже посмотрим, где там у них этот общий сбор будет.       - А ты не знаешь?  Может, тогда лучше других подождём? – вопросы девочки остались без ответа, потому что парень уже куда-то направился с решительным видом. Ханна тихо вздохнула и поспешила догонять брата.         Ближе к двенадцати коридор, наконец, оживился. Местные обитатели понемногу стали выползать из своих комнат, пока за каких-то пять минут не превратили весь этаж в большой и шумный двор. Но даже в это время кто-то продолжал мирно спать. Усталость накрыла Рэя моментально, и тот уснул, едва дойдя до своей кровати и успев снять с себя только очки.       - Парень, вставай. Кончай дрыхнуть, пора на общий сбор, - послышался чей-то спокойный, уравновешенный голос. Очень смуглый парень с кудрявыми волосами тёмно-коричневого цвета тряс спящего паренька за плечо.       - Что? Что такое? – спросонья отозвался Рэй и, привстав на постели, принялся судорожно шарить рукой по тумбочке в поисках очков, но в итоге лишь скинул их на пол от избытка волнения. Пришлось кудрявому поднимать их с пола, чтобы вернуть владельцу.       - Меня зовут Даниель. Даниель Мориани, - незнакомец протянул руку для знакомства, как только парень нацепил на нос свои очки, и тот робко её пожал. – Вам не говорили про общий сбор в полдень? У нас часто это проводится, иногда это даже весело.       - А ты один из учителей? Больше похож на испанца, чем на итальянца, - Рэй с интересом уставился на парня, тот не сразу понял это заявление, но потом рассмеялся.       - Нет-нет, я просто один из старших в группе. И я мексиканец, - поправил он новичка. – И среди наших учителей нет итальянцев. Видимо, ты уже познакомился с мистером Розетти. Он итальянец, без сомнений. Но ты ещё многого не знаешь об этом месте, ещё увидишь, как у нас тут всё… интернационально.       Фолкнера весьма заинтересовали слова этого парня. На самом деле, он выглядел хоть и старше Рэя, но уж никак не тянул на учителя. Внутренне коря себя за такую неразборчивость, Рэй быстро встал, поправил постель и поспешил вместе с Даниелем на общий сбор, который обещал много интересного.       Выйдя из комнаты Рэя, они пошли в другую, что находилась в этой же секции совсем близко. “Это же та, в которую поселили Дрейка”, - вспомнил Фолкнер. Дверь была чуть приоткрыта, и сквозь щель между дверью и косяком можно было увидеть развалившегося на полу парня, что беспробудно сопел, широко раскрыв рот. Открыв дверь полностью, парни увидели полную картину. Дрейк спал на полу, раскинув конечности, и недовольно бурчал, когда получал пинки под рёбра от высокой юной леди, которая пыталась его таким образом разбудить. Юная особа была весьма хороша собой: стройная фигура, равномерный загар на коже, немного резкие черты лица с прямым острым носиком и тонкими презрительно скривившимися губами, ровная чёлка до аккуратно подведённых бровей, смолисто-чёрные волосы сзади собраны в чуть приподнятый хвост, что спускался ей до пояса, губы подчёркнуты ярко-красной помадой, в ушах висели огромные кольца, на левой брови и под губой блестел пирсинг, а высокие шпильки ещё более добавляли роста. Девушка повернулась к вошедшим, её стройные ноги были едва прикрыты короткой юбкой, а выдающаяся грудь подчёркнута открытым топом.       - Рамона? Зачем ты его пинаешь? – осведомился Даниель – И что ты вообще делаешь в секции мальчиков?       - А ты сам не видишь? Пытаюсь разбудить этого придурка, - девушка повернулась к спящему Дрейку и снова зарядила ему, на что тот повернулся на другой бок. – Вставай, ленивый кусок мяса! Сколько можно дрыхнуть, как столетний старик?!       - Рамона, остуди свой пыл, мы сами тут разберёмся. Я не просил тебя помогать.       - Считай это актом моей душевной щедрости, - съязвила девушка и поглядела на спутника своего знакомого, но тот её ничем не заинтересовал. – Эти новенькие совсем обнаглели! Ладно, поторопитесь, а то опоздаете, пока с ним тут провозитесь.       Гордо выпрямив осанку, девушка покинула комнату, явно не собираясь больше ничего объяснять. Всем своим видом она показывала, как ей на всё это наплевать и что она ни секунды больше здесь задерживаться не собирается. Сзади всё ещё слышались её ругательства, пока она не скрылась за дверью секции. “Что это с ней?” - подумал Рэй, но заострять на этом внимание он не стал, надо было срочно будить Дрейка.       - Эй, Дрейк, вставай. Ну хватит спать, нам идти надо, - Рэй попытался его расшевелить, но парень не хотел просыпаться так просто. Тогда он отошёл и начал раздумывать над тем, как его можно разбудить.       “Были бы под рукой какие-нибудь вещества с резким запахом. Спирт бы подошёл или уксус. Можно ещё перец, если он тут есть. Или просто под носом пером пощекотать”, - размышления Фолкнера были прерваны громким сдавленным мычанием. Он перестал разглядывать полки и повернулся к приятелю. На того сверху уже уселся этот мексиканский парень и пытался задушить его подушкой. Тот громко мычал в ответ и дёргался в конвульсиях.       - Что ты делаешь?! Ты же его задушишь! - воскликнул Рэй.       - Да всё с ним будет нормально. Поверь, это самый эффективный способ разбудить человека из всех, которые я пробовал, - со знанием дела объяснил Даниель, после чего отпустил подушку, и та была отброшена куда подальше. Бедный Дрейк лежал на полу с шоком в глазах и глубоко дышал, стараясь успокоиться. Придя в себя, он тут же вскочил на ноги.       - Это что щас было? – он уже заметил приятеля, но всё ещё с опаской продолжал коситься на незнакомого парня, который только что покушался на него – Тут все такие дикие?       - О, это ты ещё самых странных здесь не видел, - отозвалась стена.       Все трое синхронно повернули головы туда, откуда послышался этот внезапный комментарий. Как оказалось, это сказала вовсе не стена, а бледный мальчик с безжизненным, стеклянным взглядом. Его совершенно белые волосы были буквально зализаны назад и спускались ему до плеч.       - А этот тип давно тут? – спросил уже совершенно сбитый с толку Дрейк.       - Ага, я тут живу, - с тем же непроницаемым лицом ответил сам за себя парень.       Все присутствующие в комнате продолжали как-то странно смотреть на бледного пацана, которого не замечали до тех пор, пока тот не подал голос. Ему оставалось лишь пожать на это плечами.         - Кажется, мы немного заблудились, - дойдя до конца коридора и упёршись взглядом в огромное окно, сказал Трой. – Ты помнишь, где тот парень сказал свернуть?       - Откуда мне знать, ты же с ним разговаривал, - пожала плечами Ханна, приняв безучастный вид.       - Ну да, конечно. Что надо, ты не слышишь, - проворчал парень и повернул от тупика обратно. – Не могу понять, почему тут до сих пор так пусто.       Пройдя немного обратно, они сделали попытку свернуть в другом месте и снова оказались в пустынном коридоре с бесчисленным количеством дверей. Устав от долгой монотонной ходьбы, Ханна начала тихонько возмущаться, прекрасно понимая, что её жалобы не будут приняты к сведению.       - Пошли бы со всеми, ничего этого не было бы, - заключила сестра, когда они прошли половину коридора. Вдруг над ними пронеслось что-то, создав слабый поток ветра. Подняв головы, брат с сестрой увидели мельком какую-то фигуру в обтягивающем чёрном костюме и с чёрными крыльями, которая уже сворачивала за угол.       - Это ещё что за летающий хрен? – опешил блондин. Сестра тоже не поняла, что это было, но если это один из группы, то они на верном пути.       - Может, один из наших? Давай пойдём за ним. Всё равно ничего не теряем, - предложила Ханна. Брат безразлично пожал плечами, и они оба свернули в тот же коридор. Вдалеке снова показался этот «бэтмэн» в латексном костюме, который уже спустился на пол и скрылся за высокой дверью. Они дошли до этой двери, а за ней снова начинался длинный коридор, заканчивающийся такой же дверью с той стороны. Коридор этот был таким же, как и все предыдущие: стены и пол золотистого цвета, сводчатый полукруглый потолок и белые колонны вдоль стен в виде круглых арок. Но тут не было ни одной двери, коридор был больше похож на галерею, так как стены здесь были увешаны разными картинами.       - Какой идиот придумал здесь столько коридоров?! – возмутился Трой и двинулся дальше. Сестру картины заинтересовали больше, чем брата, и она постоянно вертела головой из стороны в сторону, разглядывая их. Хорошо рассмотреть всё равно не удавалось, потому как брат постоянно торопил её и отвешивал подзатыльники за непослушание.       Выйдя из этой галереи, они оказались в следующем, ещё более широком коридоре. Но на этот раз коридор оказался оживлённым, люди один за другим проходили мимо них в направлении широких двустворчатых дверей и скрывались за ними. С надеждой Трой с сестрой последовал за остальными и оказался в просторном светлом зале с рядами окон с обеих сторон. В ширину этот зал действительно был колоссальным, словно целый стадион внутри здания.       - Почему именно он, и так внезапно. Пришлось как-то выкручиваться, - разговаривала со своей подругой надменная девушка, что недавно пыталась разбудить Дрейка.       - А что ты хотела, он давно взял на себя обязанность звать новичков на общий сбор, - ответила ей подруга. Обе девушки стояли у окна на приличном расстоянии от входа. Вторая подруга была намного ниже и выглядела куда скромнее. Её волнистые от природы светло-русые волосы были зачёсаны набок и заколоты шпильками, с двух сторон от лица свисали волнистые пряди, сзади волосы были собраны в аккуратную шишечку. На носу у девушки были круглые очки в тонкой оправе, а на плечах она носила цветочную шаль. – Свою девочку я сегодня, кстати, на месте не нашла. Что за неугомонные нынче новенькие.       - А она уже здесь, - заметил стоящий рядом с ними парень с прилизанными набок волосами чуть темнее, чем у девушки в очках, и элегантными манерами, покосившись на входную дверь. А затем он ухмыльнулся, пристально глядя куда-то. – И он, видимо, тоже.       Девушки заинтересованно посмотрели в ту же сторону. Они увидели недалеко от парадной двери двух незнакомцев, направляющихся вглубь зала в поисках свободного места. Голубоглазый лохматый блондин с такими же белыми выразительными бровями и его менее приметная сестра в чёрно-белой школьной форме. К парню сбоку вдруг подлетел какой-то чёрный шарик с объективом и уставился на него. Как только парень попытался его схватить, тот отлетел от него на безопасное расстояние.       - Ещё какая-то хрень летающая. Что за фигня у них тут творится, - возмутился Трой и повёл сестру к свободным стульям, чтобы та присела и перестала наконец ныть.       - Хм, уже интереснее, - Рамона исподлобья смотрела на парочку, слегка скривив губы.       - У тебя очень нездоровые интересы. До добра они тебя точно не доведут, - вздохнула девушка в круглых очках.       - Завались, Соня. Уж поинтереснее, чем ковыряться во всяких стёклах.       - Ну знаешь, это хотя бы пользу приносит. Тебе, в том числе.       - Так-так-та-а-ак, весьма занятно. Я смотрю, сегодня особо большой наплыв неудачников в наши ряды, - прозвучал чей-то громкий гнусавый голос откуда-то с потолка. Это был голос парня, свисавшего с одной из потолочных балок вниз головой, прилипнув к ней подошвами своих ботинок. На лице парня красовалась широкая самодовольная ухмылка, его волосы были тёмно-зелёного цвета и падали вниз, разбитые на отдельные пряди, брови у него от переносицы к вискам меняли цвет от чёрного к тому же тёмно-зелёному, а вокруг больших безумных глаз имелись тёмные круги от недосыпания. Заметив ещё двоих, вошедших через дверь в сопровождении одного из старост, он насмешливо добавил. – Ого, ещё двоих ущербных привели. Что за день.       Потолок в этом огромном зале нависал над ними полукруглым куполом. Под этим куполом были построены балки, скрещивающиеся друг с другом под прямым углом и образующие нечто вроде клетки над всем помещением, на их перекрестьях в определённой последовательности были размещены освещающие зал круглые светильники, встроенные прямо внутрь. Трой поднял голову вверх, как и многие другие, чтобы посмотреть на того, кто с таким старанием привлекает к себе всеобщее внимание.       - Кажется, ты тот летающий гоблин. Хочешь лишиться своих крылышек? – выкрикнул Трой, глядя на него с вызовом.       - Валяй, если получится меня поймать, - парировал разукрашенный парень.       - А ты уже собираешься бегать от меня, смельчак? - усмехнулся блондин.       - Новички стали слишком дерзкие, как я посмотрю.       Ноги парня отклеились от опоры, и тот начал стремительно падать головой вниз. Но, пролетев до земли половину пути, он прогнул спину назад, перевернувшись в воздухе, и, летя уже почти параллельно полу, раскинул руки в стороны и расправил свои искусственные крылья, выполненные в полном подобии крыльев летучей мыши. Он воспарил в небо и описал несколько кругов по залу, собирая заинтересованные взгляды, после чего пошёл на посадку и уже около земли убрал крылья. Он повис над землёй вниз головой и раскрутился волчком, после чего перевернулся корпусом, опуская ноги на землю, и проехался подошвами ботинок по полу. Когда он деловито встал и пафосно тряхнул своей шевелюрой, почти все смотрели на него, а несколько человек даже зааплодировали. Одним из них оказался и Дрейк Финджер.       - Вот здорово! Видал, какой крутецкий костюм?! – обратился он к Рэю – Интересно, нам всем такие полагаются?       - Он тебя только что оскорбил, Дрейк, - покачал головой его друг и поправил очки на носу.       - Найджел, если ты сейчас же не прекратишь, придётся говорить с тобой отдельно, - сказал аристократичный парень, что стоял рядом с двумя девушками.       - Это что, угроза? Забавно слышать её от такого бездаря, - парень растянул рот в нахальной усмешке, слегка оскалившись. В нормальном состоянии его волосы торчали вверх и наклонялись в одну и ту же сторону. В том ухе, что было открыто, блестела маленькая серьга. Теперь при желании можно было рассмотреть и его ногти, выкрашенные в ядовито-бордовый.       - Найджел, прекрати распугивать новичков. Забыл, что было в прошлый раз? – охладил буйного панка Даниель. Зеленоволосый лишь презрительно прищурился в его сторону, но дальнейшую словесную баталию развивать не стал.       - Ещё одних поросят привели на убой, - внесла своё замечание хорошенькая желтоволосая девочка, что сидела на подоконнике, согнув колени, и мечтательно смотрела в окно. Её длинные волосы были собраны в два хвостика по бокам. – Бедные, они ведь даже ещё не знают, что все мы - просто пушечное мясо в этой огромной войне. Машина бесконечного человеческого греха не пощадит никого.       - Это Вирджиния, - пояснил Даниель, описав круг глазами. – Она всегда говорит что-то странное. Лучше её не слушать.       Рэй с Дрейком покивали в ответ, но всё равно заинтересовались этой юной особой, слегка опешив от её эпатажа. Вскоре Дрейк и вовсе начал метать свой взгляд из стороны в сторону, активно крутя головой. Вокруг столпилась куча народу: здесь было, по меньшей мере, человек сто.       - Сколько тут хорошеньких девушек, с ума сойти! О, посмотри вон на ту милашку с розовыми волосами, - парень указал на девушку с короткой стрижкой и прикрывающей один глаз чёлкой. Волосы у неё были и впрямь нежно-розового цвета, она сидела на ковре с блокнотом в руках и что-то в нём рисовала. Рэй лишь согласно кивнул.       - Ага, милая.       - Ого, а эта вообще огонь! Десять из десяти! – позабыв про всех остальных, парень уставился на Рамону. Казалось, он наконец нашёл свой рай. Кто мог подумать, что он мог сегодня проснуться самым счастливым человеком на земле, а не умирая от удушья.       - Эй, ребята! И вы уже здесь, - радостно воскликнула Ханна и побежала к двум своим новым знакомым, не успев даже присесть. Трой посмотрел на сестру, оставаясь на месте и спрятав руки в карманы школьных брюк, и покачал головой. Подумать только, что эта мадам совсем недавно жаловалась на усталость в ногах.       Дверь снова открылась, и в помещение зашёл светлокожий мужчина с короткой косой чёрных волос. Он поздоровался со всеми, и в ответ его так же поприветствовали.       - Что ж, давайте начнём. Я вижу, что те, кто нам сегодня нужен, уже здесь. Тогда прошу всех садиться, - движением руки мистер Розетти расставил широким полукругом имеющиеся здесь стулья, напротив них по центру поставил отдельный стул для себя. Стульев хватило не всем, поэтому кому-то пришлось постоять. В числе них оказался и Трой. – Надеюсь, вы уже успели познакомиться с нашими новыми друзьями. Собственно, такие собрания проводятся не каждый день, а только по особым случаям. Чаще всего это как раз появление новых людей в группе, или особые тренировки, или какие-нибудь важные новости. Сейчас каждый из вас назовёт мне свои имя и фамилию, я их запишу к себе в блокнот и постараюсь сразу запомнить. Заодно и другие узнают, как им вас звать.       - Дрейк Финджер, - энергично выкрикнул парень, не успел воспитатель достать блокнот и ручку.       - Ханна Андерсен, - сказала девочка после обращённого на неё вопросительного взгляда.       - Рэй Фолкнер.       - Трой, - парень сделал паузу. Ему показалось, что теперь он окончательно избавится от неприятного осадка прошлого. – Трой Дрэгон.       - Отлично, вот мы и познакомились окончательно. Теперь расскажу вам всё самое главное об этом месте и о том, чем вам в дальнейшем придётся заниматься. Открыв в себе силу, вы станете воинами и будете служить всему миру здесь, в нашем Штабе. В будущем некоторые из вас могут быть командированы в другое место, но вот домой вы уже не вернётесь. Вы это, наверно, уже поняли сами, но я должен сказать это лично, потому как эта часть беседы считается обязательной. Вы должны полноценно осознать этот факт и примириться с ним. Может быть, в той жизни у вас были семья, друзья, простые жизненные приоритеты. Всё это вам здесь придётся оставить.       Вся четвёрка внимательно слушала с крайне серьёзными и сосредоточенными лицами, кто-то из собравшихся уже начал перешёптываться, многие слышали всё это далеко не первый раз, и им было откровенно скучно. Мистер Розетти сделал небольшую паузу, после чего продолжил:       - Теперь расскажу вам о нашей дисциплине. Она немного отличается от той воинской дисциплины, о которой вы знаете. Особые умения, которыми вы все, несомненно, обладаете, даются с рождения, но проявляться начинают только тогда, когда вы готовы их использовать. Сюда люди попадают уже достаточно взрослыми и самостоятельными, они уже понимают, чего хотят, и за что несут ответственность. Никто не будет заставлять вас соблюдать свод особых правил и следить за вами двадцать четыре часа в сутки. Как относиться к вашим товарищам, вы тоже в праве решать сами, я лишь попрошу постараться ко всем относиться с уважением, я не устану это напоминать всем вам, - он оглядел нескольких определённых лиц и улыбнулся. – Тем не менее, всегда есть те люди, которых вы должны слушаться беспрекословно. Пока вы состоите в этой группе, самым главным для вас человеком остаюсь я, ваш воспитатель. Все указания сверху вы будете получать непосредственно через меня. Когда вы подниметесь на следующую ступень и покинете группу, вас научат воинской субординации, пока вам это ни к чему. Так же в вашей группе есть несколько старост, моих прямых помощников, их тоже нужно слушать, ведь они будут помогать вам во всём, пока вы не освоитесь. Познакомьтесь сейчас с ними. Выйдете вперёд, Грей Ким, Даниель Мориани, София Волович, Рамона Аберштайн и Маркус Фамелье.       Названная пятёрка встала со своих мест и вышла вперёд, повернувшись к остальным. Затем Розетти пояснил, за какие вопросы каждый из них отвечает, и посадил их на место.       - Во всех группах вашей возрастной категории есть такие старосты. Таких возрастных категорий у нас всего две: до двадцати лет и старше. Многие открывают свою силу в более старшем возрасте, а некоторые переходят в старшую категорию отсюда, если не успевают раньше подняться на второй уровень. Каждую категорию делят на группы в соответствии с географическим расположением. Вы все прибыли с североамериканского континента. В основном, это США, Канада и Мексика. Когда вы откроете в себе связь с Источником, вы будете называться воинами Первого уровня, или боевыми Единицами. Покуда вы на Первом уровне, вы ученики. Ваша свобода передвижения будет несколько ограничена. Выходить за пределы Штаба вам пока разрешено только в сопровождении старших, желательно группами по несколько человек. Также здесь вы можете находиться только на территории Первого уровня. Чтобы вам здесь было проще взаимодействовать и общаться, вас и делят на группы по географическому принципу. Между вами не будет больших этнических и культурных различий, а со временем они пропадут вовсе. Став полноценными воинами, вы будете общаться с собратьями со всего света. У воинов имеются свои различия, но к культурным особенностям ваших родных стран они не имеют отношения.       - Стойте, как это вообще понимать? – возмутился Трой, тактично дождавшись, когда воспитатель закончит говорить – То есть, я, даже чтобы за пивом сходить, должен кого-то искать и отпрашиваться?       - У нас есть несколько столовых и буфеты, еды и напитков и внутри замка предостаточно, причём совершенно бесплатно. На днях с вами проведут экскурсию и всё вам покажут. Никаких неудобств в этом вопросе у вас не должно возникнуть, мистер Дрэгон, - воспитатель снова учтиво улыбнулся, выразительно взглянув на парня. – На этом, пожалуй, всё. Помните, вы всегда остаётесь здесь свободны в своём выборе. Силу от Источника получают только те, кто готов идти этим путём. Кто сдаётся и возвращается обратно, на самом деле, никогда не мог стать настоящим воином. Со временем вы заметите, что существуют большие различия между воинами Четырёх Основ. Каждая Основа выбирает людей с определёнными, необходимыми для неё качествами, особенностями мировоззрения. Вам предстоит узнать, какая же ваша Основа. Вам с этим помогут ваши учителя. Сейчас вы можете быть свободны, у вас есть время на обед, а в два часа начнётся ваша первая тренировка. Если захотите поесть, вас отведут в столовую. Тренировка будет проводиться тут же. Не опаздывайте, ваши учителя будут вас ждать.       Все стремительно стали вытекать из зала вслед за мистером Розетти, который вернул все стулья на их прежние места вдоль стен и, попрощавшись со всеми, ушёл. Рэй повернулся к Ханне и Дрейку, что стояли рядом, с озадаченным лицом.       - Вам не показалось странным? Он сказал, что Источник никогда не даёт силу тем, кто к этому не готов. Но если были те, кто с этим не справлялся, даже хотя бы предположительно, то есть вероятность того, что Источник может ошибиться, и, всего скорей, уже ошибался в прошлом.       - Кончай голову всякой хренью забивать, - послушав парня с незаинтересованным видом, отозвался Дрейк. – Кто же знает эти Источники, что угодно может в голову взбрести. Захочет и отдаст кому попало силу, да побольше, а он – бабах! – возьмёт и уничтожит всю планету.       Паренёк испугался таким примером, округлив глаза, а Ханна, наоборот, задумалась над словами Рэя. Так ни до чего и не додумавшись, она вдруг заметила рядом ту девочку, Вирджинию. Девушка только и ждала, когда её заметят.       - Скажите честно, вы хотели бы вернуться домой?       - Ну, мы же его только покинули, - потерялась Ханна, не ожидав такого вопроса. Затем задумалась, подыскивая нужные слова. – Я думаю, что нам уже просто незачем туда возвращаться.       - Здесь почти никто не хочет возвращаться домой, - поведала Вирджиния. – А мой дом – это самое ужасное место на свете. Каждый день я видела там одну только смерть, словно какой-то бесконечный кошмар.       Лёгким шагом девушка тут же удалилась, оставив всех троих самостоятельно обдумывать её слова. В реальность их вернул требовательный, грубый голос Троя.       - Слышь, Ханна, ты можешь меня перевязать? Эти бинты, кажется, давно пора менять, - блондин чуть скривился и потупил взгляд. Сестра озадаченно на него взглянула.       - Я даже не знаю. Извини, Шо… Ладно-ладно, Трой, - исправилась сестра, заметив его недовольный взгляд. – Я не умею правильно перевязывать. Нас в школе этому не учили.       - Да чему вас там тогда вообще учили? Тупое бесполезное место.       - Зачем тогда заставлял меня постоянно делать уроки? – ехидно заметила сестра.       - Потому что вообще без образования тебе бы пришлось туго. Я уж знаю, что делаю. Кончай тут указывать старшему брату!       - Бе-бе-бе! – девочка показала кончик языка.       - Я могу помочь с этим, - нарисовался аккуратно причёсанный парень из женской компании.       - Извини, дружище, но, в таком случае, я бы предпочёл, чтобы это сделала какая-нибудь хорошенькая девушка. Сам понимаешь, - ответил ему Трой, ухмыльнувшись.       - Ты слышал мистера Розетти? Я здесь отвечаю за медицинскую часть. Твоё состояние я сразу заметил. Эти раны нужно обработать. Я могу обработать их специальной мазью, к завтрашнему утру уже должны будут затянуться.       - К завтрашнему утру? – недоверчиво покосился на него Трой – Ну ладно. Только я лучше сам себя обработаю, лады?       - Это как хочешь, - пожал плечами парень, чуть заметно улыбнувшись.       - Братик, а давай погуляем сегодня после всех этих тренировок. Я никогда не видела Рим! Тут, наверно, так интересно!       - Об этом надо заранее договориться, - сказал старший медик. – В первый раз без сопровождающего вас точно в город не отпустят. У меня сегодня нет на это времени. Но вы можете попросить кого-нибудь ещё, - он повернулся в сторону двух девушек, как раз проходящих мимо. – Рамона, ты же захочешь сопроводить наших новых друзей на прогулку по городу?       - Ещё чего, придурок. На кой хрен они мне сдались, - вместе с подругой она гордо покинула помещение, её спутница лишь метнула быстрый взгляд на новеньких.       - Я могу это сделать, - приветливо улыбаясь, к компании подошёл Даниель. – В шесть часов вы уже точно будете свободны. Найдёте меня внизу, в общем холле. А сейчас вам следует поторопиться на обед. Идёмте, отведу вас в столовую, - и вся компания отправилась за мексиканским парнем. Никто из них не ел со вчерашнего утра, и каждый был совсем не прочь чего-нибудь перекусить.

* * *

      Это был не просто поединок двух разных стилей. Один из соперников сражался катаной, другой – простым деревянным шестом. Шест, как видно, был сделан из очень прочного дерева, если остро заточенный самурайский меч не оставлял на нём даже мелких засечек. Но и это не было самым необычным в поединке. Это сражение не было похоже ни на одно из тех, какие видел в своей жизни Трой. Разве что в фильмах со спецэффектами. Парень с палкой буквально летал по воздуху. Он так высоко подпрыгивал и так яростно, с диким криком атаковал, что и впрямь казалось, будто смотришь какой-то боевик. Его соперник спокойно парировал все удары, стоя на земле. Удары были невероятно сильными, они сотрясали пол, когда парень своим шестом попадал по нему, но сопернику всё же удавалось сдерживать эти выпады без напряга. Парень выполнял акробатические кульбиты в воздухе, стараясь попасть по своему противнику, а затем стал наносить серию ударов, настолько быстрых, что Трой пропустил половину, но и они все были отбиты столь же стремительными выпадами оппонента. И наконец воин с катаной оторвался от земли, перепрыгнув через шест, и совершил финальный удар: повернув меч кончиком лезвия к противнику, он выбросил руку вперёд. На долю секунды удар был блокирован шестом, взятым в обе руки, но в следующий миг шест переломился на две части, а парня с силой отбросило на пол. “Вот это импульс”, - удивился Трой.       - Зачем ты опять его сломал? Ты же мог не использовать это, чёрт тебя дери! – возмутился поверженный парень, вставая с пола.       - А ты мог и не вызываться на этот поединок, - пожал плечами высокий брюнет и затем огляделся на зрителей. – Ну что, ещё кто-нибудь? Давайте быстрее, да я пойду.       Как для себя понял Трой, спарринги с этим парнем были чем-то вроде традиционной части их тренировок. Это был уже четвёртый противник. Двух первых он отправил обратно после первого же их провального удара, сказав, что они ещё не готовы. Двое других сражались с ним уже более серьёзно, но одолеть его не смогли. Вне всяких сомнений, этот парень был здесь сильнейшим. Сила и скорость их ударов превосходила пределы разумного. Значит, это и есть те самые боевые печати, что они используют. Понять это было очень просто, потому как, в отличие от самого парня, парирующего все удары молча, его соперники то и дело выкрикивали названия этих печатей. К парню подошёл высокий мускулистый мужчина, он был совсем немного выше него, зато в два раза шире, и оборвал его:       - Ладно, довольно с этим. У нас сегодня новенький, которому нужно разъяснить, чем ему тут придётся заниматься, - он перевёл свой взгляд из-под сдвинутых бровей на Троя. Лицо мужчины выглядело сурово, в большей степени, благодаря этим вечно сдвинутым бровям. У него было скуластое лицо и два золотых колечка в проколотой нижней губе слева. На голове у него красовался ёршик выкрашенных в золотистый цвет волос. Представился он как Рекс Лексус. Очень крепкого телосложения, с развитой мускулатурой и тёмным загаром, он возвышался над всеми широкой скалой. Он был и старше всех здесь присутствующих раза в два. Из одежды на нём были широкие белые шорты до колена с изображением чёрных клякс и чёрная открытая майка с эмблемой и названием какой-то американской музыкальной группы, а на руках чёрные кожаные перчатки без пальцев. – Трой Дрэгон, правильно? Ты говорил, что тоже владеешь мечом, как и Грей. Ты, несомненно, обладаешь Силой, Первой из Четырёх Основ. Иначе и быть не может, ведь ты уже открыл связь со своим оружием. А оружие всегда должно находиться в руках воина Силы. Но ты ведь ничего ещё не знаешь о своём Элементе, правда?       - Да я вообще пока ничего не понимаю, - согласился Трой.       - Элемент Силы предполагает связь с оружием. В общем случае, это просто предметы, с которыми ты связан. Если твоим оружием является меч, то тебе сначала нужно научиться им сражаться. В отличие от близких нам воинов Разрушения, мы не обучаемся печатям сразу, из этого ничего не выйдет, если не налажена связь со своим оружием. Только когда ты будешь абсолютно уверен, что именно с этим оружием связывает тебя Сила, и услышишь его, ты сможешь называться бойцом Первого уровня, - учитель повернулся к парню, что стоял рядом. – Грей, можешь поделиться с ним одним своим мечом?       Парень согласно кивнул. Он был одним из старших в группе, одет в чёрную рубашку с длинным рукавом и белые брюки, его чёрные волосы были зачёсаны назад. Сложно было однозначно сказать, какой он был национальности, но в разрезе глаз и других чертах лица явно читались азиатские корни. Самой интересной его особенностью было то, что он носил с собой шесть мечей. По два меча располагались в ножнах, прикреплённых к каждому бедру, ещё два скрещивались за спиной, а спереди на груди был крест из кожаных ремней. Он вынул ещё один меч из ножен и бросил его Трою. Блондин словил его за рукоять, удивившись такой неосторожности. Видимо, здесь это считалось нормой, даже тренировки велись на настоящих мечах.       - До тех пор, пока ты не ощутишь договорённости с мечом, ты будешь тренировать свои боевые навыки, братишка. Это значит, поединок без использования печатей. Условие касается обоих соперников. Ну ты всё знаешь, Грей, помягче в первый раз, - учитель бросил быстрый взгляд на каждого и отошёл. – Приступайте.       Трой крепко сжал рукоять меча в правой руке и сосредоточенно посмотрел на соперника. Только что он увидел, на что тот способен, и ему уже не терпелось самому попробовать себя в схватке с таким противником. Благо, бой будет честным, без всяких дурацких фокусов. Как и ожидалось, Грей стоял в расслабленной позе и был совершенно невозмутим. Такое поведение ещё сильнее провоцировало горячего парня, и он сорвался с места и побежал в атаку. Удары Троя всегда были очень быстрыми, а этот удар он решил провести ещё и с обманным манёвром: взмах меча в одном направлении и резкая смена направления удара во время замаха. Этот удар был отбит, при этом противник даже не поменялся в лице. Отставленную назад ногу Трой выставил сбоку от брюнета и, повернувшись вокруг своей оси, оказался за его спиной, откуда снова нанёс молниеносный удар, но этот удар был отбит так же спокойно. Грей хорошо следил за передвижениями своего противника. Встретив удар, он тут же отбросил Троя назад взмахом своей катаны.       “Ого, силы ему не занимать. А выглядит дохлее меня”, - мысленно удивился Трой и снова ринулся в бой. Противник отбивал удар за ударом и подгадывал самые удачные моменты, чтобы уйти от атаки и ударить в ответ. Он был очень хорош в этой тактике, Трой еле успевал отбивать его удары, ещё реже получалось приземлиться на ноги. В который раз уже он падал и снова поднимался, но так и не понял, как договариваться с грёбаным мечом. Зато одно он уже понял отлично – стиль этого парня слишком хорош, чтобы одолеть его сейчас. Бой с новичком привлёк внимание всех, и лишь одна девушка взирала на происходящее с картинным безразличием, красотка с длинными чёрными волосами. Она то и дело со скучающим видом отворачивалась, когда кто-то смотрел в её сторону. Блондин снова совершил атаку, взмахнув мечом сверху вниз, Грей улыбнулся, пристально посмотрев на соперника и откинул меч в сторону. Брови Троя вздёрнулись вверх, а Грей быстро отошёл в сторону, пропуская его лететь дальше, а затем, ударив кулаком по его кистевому суставу, выбил меч из руки. Не успел блондин среагировать на это, как получил удар ногой в живот. Приглушённо кашлянув, он почувствовал, как открылись раны под бинтами, пропитывая те свежей кровью, и отлетел назад, опрокинувшись спиной на пол и проехавшись по нему. Все наблюдали этот поединок, вытаращив глаза, даже Рамона не могла скрыть удивления. Никто раньше не видел, чтобы Грей сражался с новичком так свободно, не боясь его покалечить, и так долго испытывал его способности. Этот новый парень поспевал за Греем, просто фантастика, но сам Трой воспринял это как полный провал, ведь соперник одолел его, даже не напрягаясь.       - Неплохо чувствуешь своё оружие, братан! – воскликнул учитель – Теперь я точно вижу, что ты мог контролировать Свечение, сам о том не подозревая. Но ты ещё далёк до сближения с мечом, это чувствуется. Зато ты можешь быть уверен, что твоё оружие – именно катана, дружище! Отдыхай пока, потом подберём для тебя твою малышку.       Трой сел обратно, заметив на себе несколько заинтересованных взглядов. Дальше тренировка шла на манекенах, никто друг с другом больше не дрался. Все просто оттачивали свои печати. Троя эта часть тренировки уже не касалась, но он всё равно остался, наблюдая за остальными и погрузившись в размышления. Слова мистера Лексуса его мало обрадовали, как и восхищённые лица зрителей, ему было плевать, какими слабаками были все до него, если сражались ещё хуже. Он проиграл, наконец-то он дождался этого момента, когда есть соперник, которого ты не можешь одолеть, которого ты не смог даже коснуться. Впервые он ощутил такую пропасть в мастерстве владения мечом, а вместе с этим – страх не справиться, не суметь превзойти этот уровень. Парень сразу словил себя на этих мыслях и выбросил из головы этот мусор: только слабаки боятся, что у них что-то не выйдет. Для Троя же это было долгожданным стимулом превзойти наконец себя настоящего.         - Значит, твоё искусство – фигурки из бумаги? – немолодая японка сидела, подогнув колени, на большом ковре, перед ней полукругом сидели её ученики. Она и одета была в традиционно японском стиле: розовое кимоно с узорами цветов было полностью закрыто и запахнуто широким белым поясом, рядом стояли бамбуковые сандалии, которые она сняла прежде, чем сесть на ковёр. Волосы у неё были аккуратно причёсаны, открывая маленькие уши, и доходили ей до плеч. Напротив неё, чуть выйдя вперёд, сидела Ханна и внимательно слушала. – Оригами, традиционно японское искусство. Признаюсь, приятно иногда встретить человека, связанного душой с таким чудесным занятием. Скажи мне, зачем ты делаешь птиц из бумаги? О чём ты в это время думаешь?       - Ну, мне нравится это занятие. Оно успокаивает, - задумалась Ханна. Она никогда серьёзно не задумывалась над этим раньше, поэтому вопросы поставили её в тупик. – Они очень красивые. В них есть лёгкость и свобода. А ещё мне кажется, что они прекраснее всего того, что нас окружает каждый день, но они могли бы и нас научить быть прекрасными своим примером.       - Изящество и совершенство простоты – вот что такое оригами. Ты ведь заметила, с какой лёгкостью, без каких-либо усилий бумага в руках превращается в красивую фигуру? Да, ты права, что искусство прекрасно, это все знают. Но знаешь ли ты, почему оно прекрасно?       - Не знаю, - после небольшой паузы протянула Ханна и сконфузилась. – Извините, Саёко-сан, я просто никогда об этом раньше не думала.       - О, не переживай, мало кто задумывается об этом в столь раннем возрасте. Видишь ли, искусство как бы повторяет всё то, что мы видим вокруг себя, как нам кажется. Но это не совсем так, а если говорить более принципиально, то совсем не так. Все виды искусства, придуманные человеком, являются лишь продолжением его поиска того вечного начала, что было в основе всего, что мы можем ощущать. Это чистые формы, что были до всякой материи и определили все её проявления в нашем мире. Суть Искусства – это чистые формы внешних вещей, которые мы можем только мыслить. Ты тоже можешь найти внутри себя свою чистую форму, внутри каждого творца она разная. Чтобы найти её, ты должна понять, что символизируют твои творения внутри тебя самой, какую суть ты в них вкладываешь. И ещё одна вещь. Это не что-то конкретное, связанное с твоим прошлым, твоими близкими или ещё с чем-то в твоей жизни. Суть твоего творения, конечно, отражается в твоей жизни, в твоём отношении к миру, но сама по себе является чем-то общим для всех, абстрагированным от личностей. А теперь попробуй сделать что-нибудь.       - Я бы с радостью, вот только, - девочка забегала глазами туда-сюда, - у меня при себе сейчас нет бумаги.       - Вот, возьми, - девочка с розовыми волосами вырвала лист бумаги из своего блокнота и протянула его Ханне.       - Спасибо, - Ханна смущённо взяла листок, после чего обе девушки улыбнулись друг другу.       Ещё никогда она с такой серьёзностью не принималась за это занятие, никогда так сосредоточенно не напрягала свой мозг перед тем, как сделать обычного журавлика из бумаги. Она сразу решила, что будет делать именно журавля. Это решение пришло к ней чисто интуитивно, она просто подумала, что если хочет найти себя в своём творчестве, то нужно доверять особому внутреннему чувству. Сколько она ни напрягала свои мозги, подходящие мысли в её голову так и не приходили, пока она не начала наконец складывать фигурку своего журавля. Тогда ей пришло в голову, что её журавль получается далёк от своего оригинала. Но если убрать все лишние элементы, которые добавляют ему индивидуальности, но вовсе не добавляют ничего к образу журавля какой он есть, то останется эта бумажная фигурка. Девочка держала журавлика в раскрытых ладонях, и тот вдруг воспарил над её руками на несколько сантиметров и упал обратно на ладони.       - Очень хорошо, ты делаешь успехи, - похвалила Ханну Саёко. – Скоро ты уже можешь научиться управлению ими. Ты хорошо чувствуешь свой внутренний мир. Но прежде, чем научиться управлять ими в движении, ты должна научиться управлять ими в покое, то есть заставить замереть в воздухе. Это одна из самых простых печатей: печать номер 4, Замирание.       - Звучит интересно, только я же не знаю, как делать эти печати.       - О, это очень просто! Подумай о том, что ты хочешь сделать, представь это и сосредоточься на своём внутреннем чувстве. Когда ты сделаешь это и сделаешь всё правильно, в твоих руках появится печать. И чтобы наложить её, нужно выпустить эту печать по направлению к объекту и обязательно сказать вслух название печати.       Девочка кивнула в ответ и попыталась сосредоточиться на своём внутреннем чувстве. Замахнувшись рукой, она запустила журавля в воздух, и тот полетел вперёд, свободно расправив крылья. Сложив ладони так, словно набрала в них воды, Ханна посмотрела на них и постаралась освободить свою голову от всех лишних мыслей. У неё даже почти получилось отвлечься от физической оболочки и представить себя бесформенным, бесплотным облаком. На самом деле, она продолжала и слышать, и чувствовать всё вокруг, но внутри себя вдруг ощутила такую лёгкость, что вот-вот готова была сама воспарить, как этот журавль. В её ладонях вдруг образовалось прозрачное облако, которое сформировалось в два маленьких крылышка. Завороженно девочка смотрела на то, что сама создала, а затем, вдруг вспомнив, зачем она это делала, выпустила свою печать в летящего журавля.       - Давай же, называй печать, - подсказала ей Саёко-сан.       - П… печать номер 4. Замирание, - запинаясь, произнесла Ханна. Как только воздушные крылья попали в журавля, печать растворилась и окутала его всего прозрачной пеленой белого тумана. Журавль остановился и замер в воздухе буквально на секунду, после чего упал на землю, покружив в воздухе.       - Уже хорошо. Теперь работай над длительностью действия. Ты должна научиться держать эту печать неограниченное количество времени. И тогда можно будет перейти к изучению следующей печати.       Ханна была очень рада, но не столько тому, что она смогла пусть на секунду, но наложить печать, сколько тому ощущению невероятной лёгкости, которое возникает от этой удивительной магии. Магия, другого названия Ханна этому придумать не могла, да и как такое волшебство можно называть боевыми печатями. Но что самое главное, она почувствовала, что та магия, которую она может творить, является её истинным предназначением.         - Жалко всё-таки, что нас с тобой так никуда и не определили, как этих двоих. А я так надеялся, что нас уже будут обучать этим боевым печатям, - сокрушался Дрейк, идя по коридору вместе со своим светловолосым приятелем.       - Не торопись так, не сразу же нас должны всему обучить. Сегодня только наш первый день здесь, - отозвался Рэй. – И это только временно, пока мы не поймём, в чём наши с тобой особые умения. Правда, нам толком не объяснили, как это сделать. Одни ищут ответ внутри себя, другие – вовне. Но как именно искать, не сказали.       - Вот и как нам быть тогда? – подхватил Дрейк, но на этот вопрос ему уже не ответили. – А ты видел, с нами ещё один парень был? Бедняга, тоже, поди, не знает своих способностей.       - Его, вроде, Юджин зовут. По его словам, он уже тут пять месяцев, и никакого результата.       - Ничего себе! А вдруг и с нами так же будет, - Финджер совсем поник.       Но уже к вечеру Дрейк немного повеселел в предвкушении прогулки, которая была намечена на шесть часов. Было уже почти шесть, и все понемногу стали собираться внизу, в холле. Дрейк зашёл в гостиную один, там он уже увидел Ханну, с нетерпением ожидавшую предстоящей прогулки. Здесь же был и Трой, который не был намерен отпускать сестру гулять с кем попало в незнакомом городе одну. Ханна пыталась представить, каким должен быть этот европейский город. Сами они всю жизнь прожили по ту сторону океана, и Европа для них была экзотическим местом. Трой бросил взгляд на вошедшего Дрейка.       - А где приятеля своего потерял?       - Он ушёл в библиотеку. Сказал, что гулять не хочет, - пожал в ответ плечами Финджер. Трой решил воздержаться от комментариев.       Даниель где-то задерживался, поэтому пришлось его дожидаться. Он появился только в двадцать минут седьмого и очень сильно извинялся за своё опоздание. Выглядел он чересчур возбуждённым. Своё опоздание он объяснил тем, что старост со всех групп экстренно собрали по поводу какого-то чрезвычайного происшествия. Этот мексиканец был обязателен и даже расстроился, что ему пришлось заставить их ждать. Он сразу поспешил успокоить всех троих, сказав, что их это происшествие не касается, и они могут об этом не думать. Намеченной прогулке это тоже не мешало, поэтому, не теряя больше даром времени, все вчетвером они отправились смотреть Рим.       Рим оказался действительно необычным городом. Многие черты его архитектуры сохранились ещё с древнейших времён, этот старый город являл собой образ того, что ещё в древнее время цивилизация была на высоком уровне. Удивительно здесь новые постройки сочетаются со старинным стилем. Здания, построенные много столетий назад, создавали красивый, романтический образ столицы павшей империи. Когда они вышли на широкий проспект, Ханна с восхищённым видом завертела головой. Архитектура зданий привлекала своим изыском, а торговые центры и прочие атрибуты современного города смотрелись на их фоне очень необычно, словно это всё поставили сюда по ошибке. Финджера не очень восхищала архитектура здешних строений, но ему был интересен любой новый город со множеством новых, неизведанных мест. Он озирался почти на каждого прохожего, оценивая стиль местных жителей. Для этих троих Рим был не просто городом в Европе, он был символом всей Европы, которую воочию они видели впервые. Интересно, почему именно этот город выбрали для размещения здесь Штаба. Неужели только потому, что он был столицей великой империи в далёком прошлом. Такие мысли вдруг посетили голову Дрэгона.       “Судя по ситуации в мире сейчас, я бы скорее ожидал увидеть такую организацию где-то у нас. Если это такая значимая и великая организация, то что она делает в этой давно далёкой от величия стране”, - думал Трой, разглядывая новый для него город. Какое-то время они будут жить тут, так что стоит изучить его хорошенько.       - Как видите, тут много площадей и больших старинных зданий, - возвестил Даниель. – Есть и очень красивые парки, где можно хорошо погулять. Когда у вас будут свои деньги, гулять тут, конечно, будет интереснее. Город, в общем, спокойный и ничем особо не привлекательный. Но туристы всё равно рвутся сюда увидеть памятники, оставленные Римской империей, такие, как знаменитый Колизей. Ну ещё атмосфера здесь приятная.       - А когда у нас будут свои деньги? – поинтересовался Трой.       - Когда вам сделают вот такие штуки, - он показал блондину свою золотистую карточку, вытащив её из своего кармана. – Кстати, если вы хотите обновить гардероб, то мы можем пойти и купить всем подходящую одежду.       - Серьёзно? Ты собираешься так потратиться на нас? – поразился Финджер.       - Нет. Конечно, нет, - рассмеялся в ответ Даниель. – Воинам нашего уровня столько денег иметь не положено. Но я просто заберу чеки из магазина и оформлю все наши покупки на бюджет Штаба. У нас есть перечень вещей, которые можно брать за счёт организации. В том числе также и одежда. Для некоторых случаев предусматривается и оружие.       - Ого, круть! Может, мы ещё оружием тогда закупимся?! – воодушевился Дрейк.       - Боюсь, сейчас не очень подходящий случай, - улыбнулся Даниель. – Ладно, я вижу, все согласны. Тогда идём.       Никто не оказался против такого предложения, чего и следовало ожидать от молодых людей. Новая жизнь в новом месте, совсем не такая, какая была прежде, предполагает обновление всего, включая внешний вид. Они зашли в крупный торговый центр, где продавалась одежда всех возможных стилей и размеров. Здесь любой мог найти для себя что-нибудь подходящее, причём по вполне доступной цене. Такие магазины были, конечно, везде, и в этом ребята ничего необычного для себя не отметили. Наоборот, открыв двери этого заведения, они словно шагнули из удивительного Рима обратно домой.       Даниель с улыбкой на лице смотрел, как его компания быстро разбежалась кто куда, не особо заботясь о том, что потеряют друг друга. Парень тоже об этом не заботился, так как перед выходом заставил всех надеть специальные браслеты из гранитных бусин и убедительно попросил не снимать до конца прогулки. Дрейк отделился от компании первым и побежал рассматривать отделы с вычурно-цветастой одеждой. Ему был по вкусу такой стиль с детства, которому он с тех пор привык не изменять. Трой искоса проследил за парнем, скривив рот в гримасе скепсиса, он никогда не понимал людей, которые отказывались взрослеть. Сестра увидела целое море красивых платьев и потащила брата туда за собой. Бедному парню пришлось целый час ходить между рядами с платьями, юбками, кофточками и прочей девчачьей ерундой. Смотреть на украшения он Ханне строго запретил, мол, рано ей ещё. Сестре не особо и нужны были эти побрякушки, но здесь их было так много и в таком изобилии форм, цветов и размеров, что любопытство девочки не смогло устоять перед ними. Платье себе Ханна выбирала с большим трудом, вокруг было столько милых нарядов, в каждом из которых было что-то интересное, что девочка никак не могла решиться. Трой уже начал её поторапливать, чтобы она скорее выбрала, что ей нужно, ему и самому надо было успеть подобрать для себя что-нибудь. Даниель спокойно дожидался их там, где они разошлись, коротая время с рожком мороженого. Когда станет поздно, он пойдёт их искать, а пока тут ничего опасного не может случиться.       Громкий женский визг послышался откуда-то из глубины магазина, затем что-то вдруг упало, и визг разошёлся на несколько дружных голосов. Зазвучал целый многоголосый хор, а затем с ещё большим грохотом снова что-то свалилось на пол. Даниель, выронив из рук мороженое, сразу же побежал в сторону шума. Тут же вспомнилось недавнее происшествие, стоило ему быть более осторожным. Заволновавшись, он немедля запихнул руку в карман своих брюк, приготовившись к возможному поединку. Из женского бутика впереди выскочил его противник и побежал прямо на парня. Это была маленькая крыса, а если присмотреться, то она была даже не настоящей, просто игрушка из магазина приколов. Какое-то время парень просто смотрел на неё, а когда та свернула с пути, поспешил поймать нарушительницу порядка. Крыса дрыгала ножками в его руке ещё какое-то время, но потом сдалась и затихла. Игрушка была сделана просто великолепно, так сразу от настоящей и не отличишь. Послышался весёлый смех где-то рядом, это был уже знакомый голос Дрейка Финджера. Широко улыбаясь, парень вышел из своего укрытия. Он весь преобразился, успев уже сменить прикид. Он снова вернулся к своему родному стилю, на нём была надета сиреневая футболка с изображением жёлтого трансформера и ещё каким-то текстом, его шорты чуть выше колена все были в разноцветных квадратах, а на ногах ярко выделялись красные кеды. Насколько сочетались все эти цвета друг с другом, его волновало меньше всего. В руках он держал маленький пультик, с помощью которого управлял крысой.       - Ты это видел? Вот умора! – сквозь смех произнёс Финджер – Такой шум от маленькой крысы.       - Зачем ты притащил сюда эту игрушку? Нас сейчас могут и выгнать отсюда за такие глупости, - Даниель отчитывал парня, разозлившись на то, что тот зря заставил его так волноваться. Он уже предполагал самые худшие варианты развития событий, а этот дурачок просто пошутить решил. – Больше не делай таких глупых вещей, ты уже воин, а не ребёнок. Если это последняя, - он покачал крысой перед собой, держа её за хвост, - то больше не покупай эти штуки и не устраивай цирк.       - Да ладно тебе, я ещё не воин даже, меня пока никуда не определили. И я не покупал её. Я сам делаю свои игрушки, такое у меня хобби.       - Серьёзно? – выражение лица парня сразу изменилось - Тогда тебе нужно поговорить об этом с Марком. Я расскажу ему, он тебя сам найдёт. - А что в этом такого? – непонимающе вылупился Дрейк.       - Скорее всего, для тебя это будет очень важно.       Крыса, тем не менее, была выброшена на помойку. Все трое выбрали себе комплект одежды и сразу переоделись в неё. Дрейк остался в том виде, в котором разгуливал по торговому центру. Ханна выбрала себе очень простое на вид белое платье, заканчивающееся снизу складками, разделёнными на две половины, словно крылья с двух сторон. Как только она заметила это платье, сразу поняла, что именно его и должна купить. Словно специально для неё его сюда и завезли, настолько родным оно ей показалось. Трой нашёл для себя за несколько минут светло-синюю рубашку в тон глазам и светло-коричневые брюки к ней. Переодевшись, вся компания ещё немного погуляла и вернулась обратно в Штаб.         Так прошёл первый день их новой жизни. Вечером, когда темнеет, и густой сумрак покрывает небо, забирая с собой солнце, эта особая темнота проникает всюду, включая сознание людей, и вытаскивает на поверхность все мрачные мысли, что обычно дремлют глубоко внутри. А может, это мистическое влияние Луны – прекрасной и холодной спутницы ночи. В ночном мраке весь прошедший день кажется совсем не таким, каким он тебе представлялся раньше, как и вся жизнь. Словно смотришь на прожитые годы сквозь призму, просвечивающую изнанку, истинную суть вещей. Пересмотрев все книги, что находились в библиотеке, но не найдя там даже секции по какой-нибудь специальной литературе про боевые печати или хотя бы по философии Четырёх Элементов, Рэй отправился спать в свою комнату. Сон пришёл к нему не сразу, мысли о его неизвестном до сих пор предназначении захватили его, не давая спокойно уснуть. Ещё вчера он был никем, одиноким мальчиком, проживающим свою игрушечную жизнь, а теперь у него появилась не только цель в жизни, но и ответственность, которую ему отныне придётся нести. Эта непривычная наполненность, осмысленность жизни просто не укладывалась у него в голове. Ханна засыпать не хотела вообще, она бы с радостью ещё погуляла по большому замку или потренировалась в управлении бумажными птицами, но брат отправил её спать, проводив чуть ли не до самой комнаты и наказав больше никуда не выходить и ложиться в постель. Ханна была послушной сестрой, но не сегодня, когда волна новых впечатлений накрыла её, мешая заснуть. Она достала стопку бумаг, которую подарила ей та девочка, Розалия Пинквуд. Наверно, такое имя и подтолкнуло её на столь необычный цвет волос. Весь вечер она изо всех сил старалась, чтобы сделать идеальных журавлей. Её соседкой была светловолосая выдумщица Вирджиния Кокс. Она с интересом наблюдала за девочкой и решила вступить с ней в беседу. Сама Ханна решила не будить девушку из её транса, в котором она пребывала практически постоянно, но, когда Вирджиния сама к ней обратилась, они очень быстро разговорились. Вот только разговор их самым обычным точно не назовёшь.       - Ты знаешь, что эти твои птицы живут у тебя внутри? На самом деле, всё живёт только у нас внутри, а всё, что вне нас, мертво, - объявила Вирджиния.       - Почему же, ведь мой брат живой, вот он уж точно живой. И ты тоже, - попыталась возразить Ханна.       - Да, для тебя. И для многих других тоже. Но вне тебя или вообще кого-то даже я мертва. И ты мертва.       - А птицы внутри меня – это ты про нашу магию? То есть, про печати?       - Нет, - девочка помотала головой, - я про душу. У всего есть душа. Она придаёт вещам форму. А ты когда-нибудь видела душу? Свою, например.       - Нет, не видела, - удивилась Ханна. – А ты видела свою душу?       - Свою – нет. Но я видела их души. Они были ужасны, просто отвратительны.       - Их души? Кого их?       - Моих родителей, конечно.       Девочка с двумя длинными хвостиками сказала это таким тоном, словно это было совершенно очевидно. Ханна не знала, как продолжить беседу, и была не уверена, что хочет этого. Да и какая разница, если это всё равно безобидные выдумки.         Трой стоял перед кроватью в темноте спальни. Он был раздет по пояс, новая рубашка висела на спинке стула, а свет от ночника бросал тень на его торс, подчёркивая скульптурный рельеф его мускул. С таким идеально сложенным, спортивным телом было вовсе неудивительно, что этот парень везде имел множество поклонниц. Расправив широкие плечи, Трой разглядывал в свете лампы свою грудь, проведя по ней ладонью и не обнаруживая даже следов царапин. Парень был удивлён такому скорому эффекту от этой мази, раны затянулись полностью задолго до утра. Он и не подозревал о том, что за ним всё это время следила маленькая камера, замаскированная под распрыскиватель пожарной сигнализации. Такие камеры были установлены здесь в каждой комнате, вопреки всем правам на личное пространство. Закончив рассматривать и ощупывать свой торс, он разделся полностью и лёг в постель. В эту ночь перевернётся весь их маленький мирок. Завтрашний день уже начнётся в этой новой реальности, совершенно непохожей на то, что было в её тени. Ничего не зная о своём прошлом, им предстоит войти в мир своего полного опасных тайн настоящего. А их будущее скрыто от них в этой глубокой ночной темноте.

* * *

      Темнота ночи может порой удивить своей глубиной, а когда небо лишено звёзд, и на сотни метров вокруг нет ни одного фонаря, который освещал бы земную поверхность, тьма становится настолько непроглядной и ужасающей, что невольно вспоминаешь все ужасы, связанные с этим временем суток. И всё-таки темнота бывает разной. Есть и такая темнота, в которой кто-то находит свой покой, скрывается от посторонних глаз и выжидает своего часа, когда может наконец выбраться на поверхность. Темнота становится для него домом, самым родным и безопасным местом, куда не проникнет ни одно живое существо. Кажется, что, кроме этой темноты, больше на свете ничего нет, весь мир вокруг – одна сплошная пустота. Внутри такой мягкой, обволакивающей темноты заглушаются все звуки, но в этой абсолютной тишине слышен каждый шорох. И вот вдруг что-то заворочалось во мраке.       Тени двигались почти бесшумно, принеся с собой холод и оживление мира снаружи. Какие-то фигуры только что появились в темноте и куда-то поспешили. Тёмное помещение не было полностью изолировано от света, поэтому очертания этих фигур вскоре можно было хорошо различить на остальном фоне. Их было двое, обе фигуры были неширокими и невысокими, одна из них была чуть повыше другой. Какие-то ещё более значимые различия разглядеть было сложно. Они остановились посреди зала, в котором уже стоял кто-то. Когда их нарушившие тишину шаги затихли, фигура спереди зашевелилась и повернулась к вошедшим. Шелест крыльев и чьё-то весёлое чирикание оживили обстановку, все трое немного расслабились, а одна фигура даже завалилась в кресло, решив немного отдохнуть. Со стороны этого кресла послышался вздох и женский голос:       - Первый шаг сделан, учитель. Скоро мы станем частью этого Дома. Но что мы будем делать дальше?       - Слушаться меня, разумеется, - ответил ей мужской голос фигуры напротив. От него веяло уверенностью и высокомерием, каждое слово он выдавал как неоспоримую истину и никогда не слушал возражений. – Я поставлю нас на то место, которого мы давно заслуживаем. Для наших дорогих воинов начнётся новая эра правления, им давно пора показать, как нужно управлять мировой политикой.       - Понятно, - девушка заговорила тише. – Тогда мы будем продолжать делать всё, что в наших силах, чтобы помочь вам, - девушка замолчала и в комнате снова воцарилась тишина. Она получила одобрительный кивок от своего учителя и была рада, что всё сказала, как надо. – Простите, но только мне одно непонятно, вам уже не нужны эти дети?       Девушка задала этот вопрос крайне осторожно, она не хотела показаться бестактной. Впрочем, она зря волновалась, что лезет не в своё дело. Мужчина ответил ей сразу же:       - Это будет для нас небольшой проблемой, но времени у нас ещё достаточно.Я решу, что нам делать с ними, когда мы закончим со вступительной частью к главному действию, - видно было, как он повернулся к другому силуэту, что всё это время стоял молча и наблюдал за ними. На вытянутой руке у него виднелось что-то, какое-то пятнышко, которое вдруг вспорхнуло с руки, вновь заливаясь радостным щебетом. – Твоя помощь нам понадобится здесь особенно. Надеюсь, ты готов использовать свои умения по максимуму?       - Я готов, но… мне всё равно немного страшно, - прозвучал звонкий голос мальчика-подростка. – Вы думаете, всё пройдёт хорошо?       - Я уже почти до конца понял, как это работает. Осталось лишь совсем немного, и в наших руках окажется великое оружие, о котором эти пустоголовые даже не подозревают, - мужчина не сдержал эмоций и рассмеялся. Парень с напряжением ждал ответа на свой вопрос. – И я уже могу быть уверен, что знаю, как контролировать это. Значит, и вы тоже научитесь. И тогда сможете безбоязненно раскрыть весь свой потенциал. Ты не можешь отказаться, такую силу нельзя прятать.       - Да, я понимаю, - отозвался парень и сжал трясущуюся руку в кулак.       - Это будет уже не тот уровень, что был с прежними существами. Весь этот неудавшийся мусор отправился на помойку вместе со своими хозяевами. Теперь нам нужны более качественные люди. Поэтому мы и должны добраться до самого сердца Первого Дома.       - Значит, теперь мы будем ждать? – предположила девушка.       - Нет, разумеется, нет. Мы будем действовать. Пришло наше время выйти на поверхность. И там, затаившись, мы спрячемся в тени. Ведь тот, кто всегда находится в тени, ведёт королей.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.