ID работы: 11900459

Сила должна быть...

Джен
R
В процессе
74
Горячая работа! 10
Размер:
планируется Макси, написано 194 страницы, 9 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
74 Нравится 10 Отзывы 45 В сборник Скачать

Глава 8. Оплот Силы

Настройки текста
Примечания:
      Вечер медленно опускался на обветшалый город. Ещё только начало темнеть, а на улицах, серых и унылых, уже почти не осталось народу. Одинокая фигура мужчины в длинном тёмно-коричневом пальто, широкополой шляпе и небрежно взлохмаченным хвостом тёмных волос, выправленным наружу, свернула с одной из главных улиц и зашла в тёмный переулок, один из таких, куда не сунешься даже при свете дня. Сколько лет он не был в этом богом забытом городе, а тот даже нисколько не изменился, оставаясь таким же затхлым, невзрачным и беспросветным, каким он его всегда и помнил. Половина фонарей на улицах разбита, половина из оставшихся просто не работала, поэтому вечером мало кто высовывался из своих квартир. В таких подворотнях в это время можно встретить либо самоубийц, либо местных уличных бандитов. Этот город кишел ими, наверно, с самого своего зарождения, и те, кому приходилось здесь выживать, учились жить по его правилам и законам. Не всем хотелось мириться с этими законами, не все желали сливаться с серостью здешних стен и проживать никчёмную жизнь помойных крыс. Им тогда больше всего хотелось вырваться из этой трясины, а в особенности ей. Она хотела изменить существующий здесь порядок, но этот город, как и весь огромный мир вокруг, не хотел меняться.       Нога в начищенном ботинке едва не спотыкается о пустую жестяную банку, пинком откидывая её прочь, и та с грохотом откатывается, рассыпая по земле целую дюжину бычков. Узкие улочки между домами, расположенными почти впритык друг к другу, с обшарпанными стенами, увешанными ободранными плакатами и расписанными разноцветным граффити, не только закрывали солнце, но и усиливали каждый звук так, что сложно было остаться незамеченным. Фонарей здесь не было вовсе, многие из таких улиц не имели названий и мало чем отличались одна от другой. Но мужчина, кажется, точно знал, куда шёл.       Далеко убежать от Штаба не вышло, да и не нужно было, потому что путеводная нить привела его именно сюда, в этот мелкий городишко на острове Сицилия, в самую глубь трущоб, из которой сам когда-то вылез. Сэм резко поворачивает голову, когда ему слышатся сзади чьи-то шаги. Он знал, что его никто не преследует, никто в Штабе даже не знает, что он тут, но в этом городе надо всегда быть начеку, даже если ты нумерованный воин Четырёх Элементов. Как глупо было приставлять к нему наблюдателя так открыто. Кровь невинного парня останется на его руках и на совести бестолкового Комитета, но знали бы они, сколько невинных людей порешали сами своими руками. Хотя даже не своими, ведь зачем марать свои руки, когда есть такие, как он. Но раз понимали, с кем связались, то на кого теперь пенять.       До самого конца улицы ни души – значит, показалось. Он разворачивается обратно и идёт дальше, вскоре понимая, что это было эхо от его собственных шагов. Он проходит мимо одинаковых домов, вглядываясь в потёртые таблички с номерами, пока не останавливается у нужного. Безликая дверь без какой-либо вывески или хоть какого-нибудь опознавательного знака, но он знал, что именно так и должно выглядеть то, что он ищет. Привлекать лишнее внимание им ни к чему. Дверь оказывается не заперта. Он легко переступает через порог и заходит внутрь. Воздух здесь ещё более затхлый и спёртый, но внутри помещение выглядело совсем не таким заброшенным, каким казалось снаружи. Видавшая виды барная стойка и несколько грязных столов, за одним из которых сидела лишь одна небольшая кучка посетителей, вяло играя в карты. Видимо, когда-то здесь был неплохой бар.       - Кто такой? Сегодня новых посетителей не ждём, - пробасили из ближнего угла, и Сэм повернул голову, замечая местного верзилу-охранника.       - Хватит распугивать моих клиентов, Френк, - лениво протянул бармен, возникая вдруг за стойкой и обращаясь к своему бритоголовому приятелю. Сам бармен был мужчиной в годах с короткой, но густой светлой бородкой и широким лбом, который он открыто демонстрировал, зачёсывая назад свои наполовину седые волосы. Взгляд его казался добрым, но настороженным. – Что привело сюда такого почтенного гостя?       - Просто проходил мимо, – ответил Сэм на таком же чистом итальянском. – Не знал, что вы ещё работаете, - он прошёл к стойке мимо охранника, что громко фыркнул и продолжил молча буравить взглядом ему спину. - Вы у нас уже были раньше? Что-то не припомню вашего лица, - бармен с интересом вглядывался в посетителя. По всей видимости, сюда не часто заходили новые люди.       - Тут я точно ещё не бывал, прежнее место казалось мне повеселее. Как жаль, что меня уже успели забыть, - Сэм иронично улыбается, отходя от барной стойки, и медленно прохаживается, делая вид, что не замечает на себе любопытные взгляды со стороны бармена и посетителей и пронизывающий спину взгляд старины Френка.       Он шёл лениво и почти грациозно, держа руку наготове рядом с карманом пальто, в котором был припрятан револьвер – здесь никто особо не церемонился. Приближаясь к столику с напрягшимися слегка посетителями, он рассматривал интерьер, что казался совсем не знакомым, но в то же время навеивал воспоминания. Тот же проспиртованный запах и то же тусклое освещение от стареньких лампочек, свисавших с потолка без всякой люстры или плафонов. Даже посетители были словно призраки прошлого.       - Чё встал над душой? Не видишь, что тут занято? – брызгая слюной сквозь золотые зубные протезы, бросил ему один из компании завсегдатаев, сверкая на него недобрым взглядом, когда тот подошёл к их столику.       - Ох, ну простите, простите, что пришлось потревожить. Я надеялся на более тёплый приём, - выставил перед собой руки Сэм в примирительном жесте, пытаясь наладить контакт с этими людьми.       - Серьёзно, мужик, ты кто такой? Хоть представился бы для начала. И что тебе от нас нужно? – брезгливо проговорил другой мужчина, заметно моложе и с высветленной чёлкой на правый глаз. Он с досадой тут же бросает на стол карты. – А, чёрт с ним, я пас. Всё равно одна шелуха попалась.       Он нервно тянется к карману рубашки, доставая оттуда пачку сигарет, и вытягивает одну зубами. Не успел он потянуться в другой карман за зажигалкой, как Сэм уже подал ему свою, зажигая пламя.       - Хм, ну спасибо, - отзывается тот на дружеский жест незнакомца и глядит косо, делая затяжку.       - Обращайся, - убирая зажигалку обратно, Сэм отходит чуть в сторону и тут же забывает, что хотел сказать, замечая на шее парня сзади татуировку в виде языков пламени, закрученных в спираль. – «Ревущие кометы»? Кто-то из вас ещё остался? Я-то думал…       Сэм удивлённо смотрит на мужчину, словно глазам не веря, что нашёл хоть одну нужную зацепку, но осекается. Компания напряглась ещё сильнее, мужчина с татуировкой закашливается, вынимая изо рта сигарету, но Сэма не останавливает такая реакция.       - Может быть, кто-то из вас знал Фернандеса? – выпалил он прямо и тут же понял, что зря.       - Да кто ты такой, чёрт возьми? Неважно, убирайся. Мы ничего не знаем о том, кого ты ищешь, - отрезал татуированный. Послышался скрип стульев – остальная компания тоже бросила игру, поднимаясь из-за стола.       - Я его не ищу. Он уже давно… Погодите, друзья, не нужно паники, - Сэм сделал пару шагов в сторону, когда понял, что с ним уже не собираются разговаривать по-хорошему.       - Этот тип что-то вынюхивает, я сразу понял. Устроим ему тёплый приём, как он и просил, - пробасил верзила Френк, доставая припрятанную за пазухой пушку.       - Не советую, - мрачно воззрился на него Сэм. Ему повезло, что тот решил пойти на него огнём, с холодным оружием было бы труднее.       Френк не успевает ничего ответить – оружие в руке становится вдруг невероятно тяжёлым, утягивая конечность вниз. Он падает на одно колено, роняя на пол руку, придавленную собственным пистолетом, словно наковальней, и смотрит на Сэма со смесью удивления и страха.       - Так ты из этих? - ошарашенно произносит бармен, остальные поворачиваются к нему в недоумении. – Не трогайте его, парни, это может быть опасно.       Парни осознали это без его слов, но уже успели достать пушки, не решаясь ими воспользоваться и переводя взгляд с Сэма на поверженного Френка. Сэм же лишь ухмыляется – ребята сами упростили ему задачу.       - Печать 41. Клейкость, - произносит он тихо, после чего делает плавный жест рукой. Парни дружно поднимают руки и приставляют пистолет к собственному виску. На лицах застывает паника, а Сэм не сдерживает весёлой усмешки. – Печать 4. Замирание.       Он наконец совсем расслабляется и поворачивается к бармену. Парни пытаются убрать пушки от себя подальше, но это у них никак не выходит. Дула пистолетов прочно приклеились к вискам, а руки – к рукояткам, так что освободить руку тоже не получалось. Один из них попробовал сдвинуться с места, но и это оказалось невозможным – зависшая в воздухе пушка не сдвигалась из своего положения ни на миллиметр. Сэм запустил руки в карманы брюк и подошёл к барной стойке. Бармен смотрел на него без страха, в его взгляде искрило любопытство.       - Прошу прощения за такой перфоманс, но ребята первые начали, - развёл руками Сэм и подошёл к барной стойке, облокотившись об неё. – Если будут вести себя хорошо, я никого не трону. Я пришёл сюда не устраивать драки на пустом месте. Налей чего-нибудь, дружище, хоть горло смочить.       - И что же одному из ваших понадобилось в такой дыре? Вряд ли сможете найти здесь что-нибудь интересное. И, может, всё-таки представитесь? Хорошие манеры – стержень уважающего себя мужчины, - бармен говорил спокойно, даже слегка улыбаясь и выполняя при этом заказ. К концу своей речи он подаёт Сэму стакан с тёмной мутноватой жидкостью. – У нас только крепкий алкоголь, но могу разбавить.       - Не стоит, - улыбнулся Сэм, снимая шляпу и оставляя ту на барной стойке. Он жадно опрокидывает в себя половину стакана, чуть поморщившись, и ставит его обратно на место. – Вы правы, я немного забылся. Меня зовут Сэмюель Ганзалес, и я ищу одного человека. Только вот не знаю, где даже его искать. Однако если мне кто-то здесь и может в этом помочь, то, видимо, только вы.       - Меня зовут Генри. Фамилий у нас никто не носит, поэтому можно по пальцам пересчитать тех, кто помнит его фамилию. Даже имя мало кто уже помнит. Если вам нужен Фернандес, то должен вас огорчить. Его не видели здесь уже очень давно. Поговаривают…       Он запинается в тот момент, когда Сэм резко разворачивается в сторону оставленной им компании. Один из парней не очень аккуратно дотягивается до бутылки на столе, собираясь бросить её в Сэма, и привлекает к себе его внимание. Рука одного из его приятелей внезапно наставляет на него пушку и выстреливает прямо в ногу. Вскрикнув от боли, тот подворачивает раненую ногу и роняет бутылку. Рука приятеля замирает в новом положении.       - Вы, ребята, пытались меня убить, а я просто поразвлекался с вами. Но лучше не портить мне хорошее настроение. Если придётся вас убрать, у меня рука не дрогнет, - мрачно произносит Сэм. Настроение его, на самом деле, особо хорошим и не было, он по-прежнему не был уверен, что не тратит здесь время впустую.       - Ведите себя тихо, идиоты. С такими, как он, чревато ссориться, - сердито прикрикнул на них Генри, снова переводя взгляд на гостя. Раненый продолжал всхлипывать, стараясь делать это как можно тише. – Не думал, что когда-то снова увижу ваши фокусы. Не боитесь, что поползут слухи?       - Обо мне здесь и так ходило много слухов. Бояться нечего – к помойным крысам никто никогда не прислушается всерьёз, - Сэм вздыхает. Прозвучало это крайне надменно, но на деле то была лишь горькая ирония. Он ведёт пальцем по краю стакана, возвращаясь мыслями к прерванному разговору. – Я знаю, что не найду его здесь, это невозможно. Волчок погиб много лет назад.       - Так это всё-таки правда? – округлил глаза Генри, не сводя взгляда со своего необычного клиента. – Но откуда…       - Откуда мне это известно? Я был свидетелем, - отвечает Сэм спокойно, замечая разгоравшееся любопытство в глазах бармена, слишком живых для его измученного годами лица. – Если вы знали его, то должны помнить и меня. Вы же в курсе, кто я такой, и кем был Волчок. У нас у всех были эти забавные клички. Хотите объясню, почему их пушки бесполезны против меня?       Ему отвечают заинтересованным молчанием. Бармен замер в напряжении, наблюдая за тем, как Сэм засовывает руку в карман пальто и достаёт оттуда небольшую жестяную баночку, демонстрируя её своему зрителю.       - Потому что внутри их игрушек есть вот это, - с лёгким стуком Сэм кладёт эту вещицу на барную стойку, подталкивая её ближе к бармену.       - Что это? – спрашивает Генри и тут же зацепляет пальцами баночку, открывая её. Внутри неё оказывается очень пахучий тёмно-серый порошок. – Порох, - удивляется он собственной недогадливости. – Не может быть, так вы тот самый Порох? Порох и Искра, легендарная парочка. Волчок много про вас рассказывал.       - О нас когда-то рассказывали на всех углах, ещё бы. Неуловимые мстители, мечтательные авантюристы. Отличное было времечко, - улыбается Сэм, только улыбка его на этот раз тут же гаснет. – Вот только Порох без Искры давно отсырел, и теперь её ищет. Забавно выходит, правда? Знал бы он только, где её искать.       Все присутствующие в баре разом притихли, прислушиваясь к разговору, хоть и не могли понять, о чём идёт речь. Генри застыл с открытым ртом, не в силах подобрать нужные слова. У него тряслись руки и нижняя челюсть. Перед глазами у него ярко пронеслись воспоминания. Он был уверен, что похоронил их навсегда, вместе со всей своей прошлой жизнью. Он не мог поверить в реальность того, кто стоял сейчас напротив него.       - Не думал уже, что кого-то из вас ещё хоть раз увижу. Я был уверен, что никого уже в живых не осталось, - стараясь справиться с дрожью, произнёс Генри. – Но что же тогда случилось? Вы что, просто сбежали? Разбежались кто куда, подальше от здешней помойной ямы, или присоединились к этому элитному тайному ордену, как многие говорили?       Сэм смотрел на старого бармена с сожалением, понимая уже, что он ничего не знает о местонахождении Миранды, и уж точно не в курсе, чем она сейчас занимается и с какими новыми друзьями теперь связалась. Наверно, было бы больше толку, если бы он расспросил кого-то из тех, кто наводит сейчас панику в главных городах Европы.       - Но зачем было возвращаться, и зачем искать товарищей, которых бросил, и которые сами наверняка бросили тебя и всех нас? – качая головой, вздыхает Генри и глядит на Сэма в глухом отчаянии. – Тут уже нечего восстанавливать, некому помогать. Они забрали всё, разграбили весь город окончательно. Зачем ты сюда вернулся, спустя столько лет, Сэмюель Ганзалес?       - Точно не за тем, чтобы кому-то из вас помочь и что-то здесь восстанавливать, - с горькой усмешкой ответил Сэм. – Ты прав, меня и всех нас действительно бросили. Этого стоило ожидать. Людям нельзя помогать, если не хочешь получить нож в спину, потому что каждый всё равно думает только о себе. Но кто я, чтобы об этом судить. Я и сам всегда думал только о себе. В отличие от неё.       - Может быть, ты и прав. Но тогда зачем? – повторил Генри свой вопрос. – Если мы все настолько гнилые люди, зачем было возвращаться сюда?       - Потому что я ищу её, - повысил слегка голос Сэм, но тут же сбавил обороты. – Искру, которую потерял. Искру, которая сама себя, кажется, уже потеряла. Я хочу знать, что с ней случилось. Что с ней сделали. Что вы все с ней сделали, - он мрачнеет, покосившись на свой стакан, словно о чём-то вдруг задумавшись. – И как можно вдруг превратиться в совершенно другого человека.       - Как ни посмотри, а вы всё-таки монстры, - Генри поглядел на своих товарищей, без сожаления, но с какой-то печалью. – Потому вы и нашли себе место среди таких же монстров, как вы сами, и отвернулись от нас, обычных людей, помойных крыс, как ты говоришь.       - Мы отвернулись от вас? И это говорит мне человек, который считает нас монстрами?! Вы все именно так всегда про нас и думали, - сорвался Сэм внезапно, пиная хрупкий стул, что отлетает от стойки прямо в стену. – Зато ей было всё равно. Она прощала вас за это, всех вас, слабаков и негодяев. Она не желала отворачиваться от вас до последнего и не отвернулась. Просто поняла, что среди монстров для вас же сможет добиться большего. И куда её это привело. Она превратилась в монстра, но уже настоящего, и никто из вас не подумает о том, чтобы её спасти!       - Вы оставили нас на пятнадцать лет, - тихо произнёс Генри в нависшей тишине. – Не знаю, чего вы там добились, но нам от этого лучше не стало.       - Значит, в этот город она тоже не возвращалась? – слегка придя в себя, спрашивает Сэм.       - Сюда никто не возвращается, - с печальной усмешкой произнёс Генри, залпом допивая остатки из стакана на стойке.       Глубоко вздыхая, Сэм забирает свою шляпу, надевая её обратно на голову, и прячет в карман баночку с порохом – ещё пригодится. Не стоило тратить так много времени на поиски в этих руинах прошлого. Миранда сказала, что на этот раз всё по-другому. Она выбрала совершенно иной путь. Может быть, Одиннадцатый что-то об этом знает. Хотя вряд ли бы она стала делиться со своим дорогим учителем.       - Но почему? – вскрикнул ему вслед Генри, и Сэм обернулся. Глаза мужчины внезапно наполнились влагой. – Почему вы просто исчезли? Вы ведь обещали, что не оставите тех, кто нуждается в помощи. Что сильные должны защищать слабых, а не примыкать к более сильным.       - Извини, друг, но лично я вам точно ничего не обещал. Ты повторяешь её слова, не мои. Я поддерживал её только потому, что это было весело.       Он кивнул головой в знак прощания, касаясь рукой шляпы, и удалился. Когда его печати ослабли, он был уже далеко от этого места. Неприятный осадок остался у него после этого визита, и в то же время он был отчасти рад тому, что потревожил эти давние воспоминания. Он не смотрел на этих людей свысока, потому что сам был помойной крысой и даже остался ею, потому что такие вещи неизгладимы. Но что стало с той, что когда-то так вдохновляла их всех, с той, что так противилась проливать чужую кровь, даже если это было заслуженно. Это место было совсем не похоже на тот бар, где они впервые встретились, и в то же время его не отпускало ощущение лёгкого дежавю. Если подумать, то вся его жизнь покатилась по новым рельсам в тот самый обычный вечер.

* * *

      - Скажи мне, вот что бы ты хотел изменить вокруг себя? Если бы у тебя была возможность сделать всё, как ты хочешь, - девушка с тёмно-рыжими до плеч волосами и чёрными бровями, ярко выделявшимися на их фоне, хотя больше всего выделялись её медно-карие глаза с живым и дерзким взглядом, сидела за барной стойкой и вдруг решила озадачить своего компаньона внезапным вопросом. Перед ней стоял полный стакан виски, но уже не первый за этот вечер. Компаньон её выглядел и впрямь положительно озадаченным.       - А что, обязательно нужно что-то менять? Вроде бы, и так всё неплохо. Особенно сегодня. Не каждый вечер удаётся провести в такой приятной компании, - попытался отшутиться парень и перевести разговор в более легкомысленную плоскость. Его волосы были такого же цвета тёмного каштана, но заметно короче и собраны сзади в неаккуратный пучок, откуда отдельные непослушные пряди торчали во все стороны.       Обоим тогда было не больше двадцати. В баре, где они сидели, громко играла музыка, толпа весёлых и нетрезвых посетителей разбрелась по танцполу, шумела и гудела, отголоски чужого веселья периодически доносились со всех сторон. Здесь почти не было тех, кто сидел и пил в одиночестве, мало кто отбивался от стаи. Атмосфера развязной непринуждённости не способствовала глубоким философским размышлениям, но девушку не останавливали такие мелочи.       - Да брось ты, Сэмюель! Ни за что не поверю, что тебя всё устраивает в этой дыре. Вот представь, что у тебя есть власть изменить абсолютно что угодно. Что бы ты сделал? – не сдавалась Миранда, продолжая своё наступление.       - Мама-мия, с тобой всегда так сложно? Я надеялся начать с более лёгкого флирта, - выразительно повёл бровями Сэм, коварно улыбаясь и вызывая ответную улыбку на лице девушки. Словно только этого и добивался, он чуть нахмурился в задумчивости. – Может быть, сделал бы все богатства на земле общими. Тогда бы никому не приходилось убивать других, переступать черту закона и человечности, чтобы просто не умереть от голода, - он остановился, потому что Миранда теперь не просто улыбалась, а заливалась смехом, что ему совсем не понравилось. – Вот что ты смеёшься теперь? Сама же спросила.       - Изви… извини, - с трудом берёт себя в руки Миранда, - я правда не хотела, само вырвалось. Просто это ведь так глупо, сам посуди. Если бы всё было так просто. Всё изначально и было общим, жадность людей это не остановит. Те, кто сильнее, заберут себе всё.       - Ну так, а разве это плохо, - тут же нашёл Сэм, что ей возразить. – Это звучит более справедливо, чем то, что есть сейчас. Пусть лучше всё будет у сильных, завоевавших это по праву, чем у богатых, которым эти богатства просто упали с неба.       - Ты верно рассуждаешь, но только сильным нет дела до тех, кто слабее, как и богатым – до нищих. Кто-то из них возьмёт и поделится с остальными, да так, чтобы никому не было обидно? – Миранда выдержала паузу, поглядев на Сэма, но тот лишь пожал плечами. – Я бы подумала в первую очередь о том, кому давать эту силу. Вся беда этого мира в том, что сила всегда попадает в неправильные руки. Если ты сильный, то должен позаботиться о тех, кто слабее, ты должен быть справедлив и думать в первую очередь не о себе. Сила должна быть в том, чтобы уметь отречься от своих нужд, от жадности, от всего того, что нельзя назвать иначе, чем слабость. Понимаешь? И тогда всё будет так, как ты говоришь. Всё станет не общим, но доступным каждому.       - Вот только какой смысл представлять себя богом, - резонно замечает Сэм, болтая в руке стаканом, перекатывая на дне полурастаявшими льдинками в остатках виски. – Изменить законы мира мы не в силах.       - Только посмотри на них, как им весело. Просто ни о чём не думать и плыть по течению, - сказала Миранда, глядя на весёлую толпу на танцполе и оставив реплику Сэма без внимания. – Они даже не надеются что-то поменять. Просто стараются радоваться жизни, пока могут. В этом нет ничего плохого, я и сама так делала, пыталась. У меня ведь нет никого, кроме меня самой, о ком бы нужно было заботиться, и ты такой же. Говорят, в одиночку выживают самые сильные, но разве думать всегда только о себе не проще всего? Это удел слабаков, но я на это не имею права. Во мне есть особая сила, Сэм, поэтому мне нельзя думать только о себе.       - Считаешь, что одна сможешь что-то изменить? – скептически ломает брови Сэм.       - Нет. В том-то и дело, что один никто не может, - она наконец отвлекается от разглядывания веселящейся толпы и поворачивается обратно к собеседнику. – Ты ведь сам с малых лет научился убивать. О тебе забавные слухи в городе ходят, люди называют тебя «пуленепробиваемый». Не знаю, насколько это правда, но с такими способностями нельзя быть настолько легкомысленным. Если такие, как мы, будут думать лишь о себе, мир продолжит катиться в тартарары.       - Я знал, что моя популярность когда-нибудь выйдет мне боком. Но не думал, что ты будешь меня осуждать, - состроил Сэм обиженный вид. – Хочешь сказать, что мы кому-то должны за врождённые таланты? Предназначение сильных в том, чтобы служить слабым?       - Чёрт побери, все вы, мужики, такие гордые?! – вспылила Миранда, и её глаза в тот же миг вспыхнули ярким огнём. – Ради этой гордости готовы друг другу глотки перегрызть. Просто задумайся о том, сколько пользы от такой жизни. Никто не виноват, что он слаб и обделён, как ты говоришь, врождёнными талантами. Каждый имеет право на то, чтобы просто выжить. Я лишь хочу направить силу в правильное русло. Сделать этот мир благосклонным не только к тем, кто способен перегрызть другому горло.       - Если бы мир был к нам благосклонен, нам бы не пришлось это делать. Этот мир ни к кому не благосклонен и слишком жесток для таких грёз. И ты ещё надо мной смеялась, - торжествует Сэм, но улыбается мягко, встречая горящие огнём глаза напротив. – Мы бы могли попробовать изменить что-то, но ты уверена, что те, кому ты хочешь помочь, этого стоят?       “Что она на это ответила, уже плохо помню. Точно помню, что её это заявление сильно разгорячило, а дальше весь вечер словно в тумане, - вспоминает Сэм, бредя по потухшим ночным улицам потерянного города. – Дальше нам окончательно снесло крышу под влиянием алкоголя, мы даже поругались, потом помирились. Она всё донимала меня тем, что я слишком плохо думаю о людях, что они этого не заслужили. Кроме этого разговора, в тот день произошло ещё кое-что. На обратном пути из бара мы наткнулись на припрятанное за мусорными баками изуродованное мёртвое тело какого-то парня, совсем пацана, даже моложе нас тогда. Судя по всему, прикончили совсем недавно, пока мы рассуждали о мировой справедливости. В этом зрелище не было ничего необычного, такое в этом городе случалось регулярно, всех не спасёшь всё равно. Жестоко, но что поделаешь. Однако её взгляд тогда задел меня за живое, в нём было её горящее сердце, способное сострадать незнакомому парню, коих десятками находят тут каждый год. Она отказывалась мириться с этим.       Как оказалось, мы оба обладали особенными способностями, отмечены особым знаком и повязаны судьбой с такими же особенными, как и мы. Но мы ничего не знали ни об этой силе, ни о том, как она нам досталась. Не умели даже управлять ей толком. Но даже с такими силами никто из нас не был и близко похож на бога, способного изменить общий порядок. Однако многие верили, что это был дар свыше, и получается, мы были почти божественными существами. Кому, как не нам, тогда вершить судьбу мира. Она была в этом убеждена, потому мы стали активно искать людей, похожих на нас, организовали свой подпольный клуб. Мы не отгораживались от обычных людей и принимали туда всех желающих. Просто ещё одна криминальная группировка, которых и без нас хватало, но мы ставили себе цель очистить город от наиболее влиятельных из них. Это было весёлое время, и я нисколько не жалел, что принял в этом участие, и уж тем более – что познакомился с ней в один прекрасный день. Мы хотели добиться перемен, принести людям мир, но даже не представляли, как много в мире таких особенных людей, и насколько силён оказался наш главный противник. Горстка отчаянных бунтарей, бросившая вызов организации, что столетиями контролировала весь цивилизованный мир”.       - Влипли вы, господа, по полной программе. Теперь вам и бежать-то некуда, они везде вас найдут, - девушка с резкими, почти пацанскими чертами лица, убрала за ухо свисавшую осветлённую чёлку и поглядела с равнодушным видом на разношёрстную компанию.       В тускло освещённом полуподвальном помещении собралась вся их команда, разглядывая эту дамочку и озираясь друг на друга с напряжённым видом. Их было человек тридцать, и особенно среди них выделялась компания молодых людей с крашеными волосами и татуировками «Ревущих комет». Тут же был и Волчок, качая своей тёмно-синей шевелюрой, торчащей в стороны и закрученной в спираль на затылке так, что напоминала свернувшегося в клубок дикобраза.       - Мы ни от кого бежать не собираемся, - пылко возразила Миранда, пытаясь как-то разрядить напряжённую тишину.       - Но вам всё же лучше пока спрятаться. Залечь на дно, - спокойно ответила ей эта незнакомка.       - Зачем ты вообще нам всё это рассказываешь? Делаешь вид, что хочешь помочь. Если мы тебя отпустим, ты тут же нас выдашь своим друзьям, - Сэм подозрительно косился на сдавшуюся им по собственной воле пленницу, покручивая в руке старенькую зажигалку. – Хочешь разузнать побольше о наших планах?       - Я и так могу себе представить эти ваши планы, как будто вы такие первые, - усмехается девушка. – Им не нужна эта информация, и я им сама тоже не нужна. После того, как вступила с вами в контакт, я стала для них не более, чем испорченным винтиком, подлежащим ликвидации, - она весело усмехнулась, словно её это вообще мало заботило. – Они очень оберегают свою тайну.       Она насмешливо потянула гласную в последнем слове, что некоторых даже слегка повеселило. Но никто не спешил верить ей на слово.       - Бред какой-то, - возмутился один из «комет». – Если каждый из вас может делать, что хочет, без чёткого надзора, давно бы все узнали про этот ваш ШУМ. Может, тогда расскажешь, где он находится? – парень самодовольно усмехнулся, когда его громко поддержали собратья.       - Ближе, чем вы думаете, - ухмыляется в ответ самозванка. – Но вам будет лучше этого не знать. Чем меньше вы про них узнаете, тем выше ваши шансы на выживание. Вот такой смешной парадокс. Но я могу вам помочь, - тут же вставила она, замечая, что её слова вызвали больше раздражения, чем понимания. – Сама я не ахти какой воин, но основами пользования боевыми печатями научить смогу.       Девушка представилась как Кира, и она утверждала, что существует целая всемирная организация, называемая ШУМ (CHAOS – в английской транскрипции) – Штаб Управления Мирозданием, целиком состоящая из людей с особым даром, каким-то образом удерживающая это в тайне. Оказывается, таких людей во всём мире довольно много, и почти все становятся частью этой организации, так что найти союзников будет непростой задачей, ещё сложнее будет им противостоять. Одарённых в их команде были считаные единицы. Искра, Порох, Волчок – у них всех были свои кодовые имена. Однако этого уже хватало, чтобы пошатнуть криминальную власть в городе. Их выступления становились всё более удачными и привлекли внимание стражей порядка. В конце концов им удалось выйти на важных шишек местной мафии, но кто знал, что у тех был туз в рукаве в виде связи с таинственной организацией, наводившей порядок там, где полиция была беспомощна. Они узнали о существовании Штаба, а тот теперь знал про них. Им повезло иметь одного из этих воинов на своей стороне.       - Поверить не могу, ведь если такая сильная организация существует, они могли бы везде навести порядок, усилить контроль над преступностью, да много чего ещё, а вместо этого они оказываются заодно с этими денежными мешками! – негодовала Миранда, в который раз заводя этот разговор в компании их троих, засевших за столиком в излюбленном баре. – Какой в них толк, если они всё равно так же легко продаются, как все остальные.       - Наверно, у них свои представления о порядке, - меланхолично протянул Вик Фернандес, раскручивая на столе спиннер и не сводя с него глаз. – Ты же слышала эту «воинессу», им там вообще ни до кого нет дела. Тем более, до таких лопухов, как мы.       - Мутная она немного, эта ваша «воинесса», но фокусы её мне нравятся, - произнёс Сэм, который был занят наблюдением за тонкой струйкой дыма из зажигалки, что иногда вспыхивала огнём, обретая причудливые формы. Миранда уже отчаялась напоминать ему, что не стоит заниматься этим на людях. – Подумай об этом с хорошей стороны. Мы теперь хотя бы знаем, где нам искать таких, как мы. Переманим у них, и дело с концом. Нам ведь нужно побольше способных ребят.       - Если бы это было так просто. Как будто нам есть что им предложить. Да и как их искать. Как вообще сам Штаб их находит по всему свету, и почему тогда никто не нашёл нас? – этот вопрос она тоже задаёт не первый раз, но ответа не знал никто из них троих.       - Видимо, эта дыра их не интересует. Может, это и к лучшему. Можем делать, что захотим, - Сэм прекращает играть с зажигалкой и закуривает.       - Тут и так каждый делает, что хочет. Что в этом хорошего. Мы ведь всё это затеяли не ради веселья, а чтобы навести хоть какой-то порядок, - в сердцах отзывается Миранда.       - Говори за себя, - Сэм вальяжно складывает ноги на стол, и Миранда смотрит на него насуплено. – Но меня всё ещё настораживает её внезапная пропажа. Сказала, что хочет разведать обстановку, и с концами провалилась. Никак не могу понять её мотивов.       - Если бы хотела сдать, нас бы давно уже накрыли, - напоминает ему Миранда и тяжело вздыхает. Вик вдруг внезапно подрывается с места и хлопает их обоих по плечам.       - Не раскисайте, дружбаны. Я думаю, мы сможем найти общий язык с этими вояками. Всё же одной крови братья, - улыбается он расслабленно.       - Хотела бы я, чтобы все были такими же простыми, как ты, Волчок, - давя усмешку, улыбается Миранда.       - Ну а что, Порох прав. Надо смотреть на всё с яркой стороны. Жизнь одна, и дожить до следующего дня – это уже отличная новость. Прорвёмся! И, кстати, - оживляется Волчок, желая сменить тему разговора на что-то менее напряжное, - не лучше ли нам развеяться? Сегодня у нас ночные гонки. Потом, как обычно, покатаемся по городу. Стоит хоть немного расслабиться перед тем, как великие дела вершить.       Сэм с Мирандой переглянулись – с этим живчиком спорить было бесполезно. К тому же, в чём-то он был точно прав – нужно что-то делать, а не без толку нагнетать обстановку. Простота этого парня действовала как связующее звено между ними. Если бы его не было, они бы ссорились почти постоянно и, может быть, не смогли бы даже воплотить в жизнь амбиции Миранды, которые Сэму трудно было понять. Её здесь все знали под другим именем, для всех она была Искра, та самая, от которой разгорается пламя, сметающее всё на своём пути. Она заражала окружающих, вдохновляла на борьбу за то, чтобы у каждого в мире было своё место под солнцем, не только у кучки «избранных». Именно поэтому ей так претило существование Штаба воинов, людей с особыми привилегиями в этом мире, и больше всего то, что и сама она относилась к тем, кто был отмечен особым даром. Только имеющие этот дар знали, что без него жить было бы намного проще.       - Ребята, наша Кира вернулась! Ещё и друзей с собой привела, - запыхавшись и едва не споткнувшись на пороге, держась одной рукой за дверной косяк, а другой – за колено, согнувшись пополам, объявил молодой мелкий пацан всем, кого застал на месте. Эта новость вызвала оживлённое волнение среди присутствующих, народ активно начал переговариваться.       - Приведи Искру, Рикки. Она должна быть на складе, перебирать припасы, - обратился Сэм к мелкому.       - Да вы издеваетесь, - протянул недовольно Рикки, но тут же развернулся и побежал обратно во всю прыть. Остальные тоже начали выходить следом, чтобы посмотреть, кого им привела эта беглянка.       - Мы уже и не думали, что ты вернёшься, - Сэм разглядывал девушку и целых четыре свежих лица, каждому из которых не дашь намного больше восемнадцати. Вскоре на заднем дворе заброшенного здания, где размещалось их логово, собралась вся любопытная компания. – Где ты была?       - Да вот то тут, то там, - уклончиво отвечает Кира. – Честно говоря, не была уверена, что смогу беспрепятственно вернуться, но мне даже удалось утащить у них из-под носа немного свежей крови, - на удивлённый и непонимающий взгляд Сэма она довольно ухмыльнулась. – Эти ребята потенциальные воины.       - Как же тебе удалось затащить их в эту дыру? – догадался Сэм о том, что она, должно быть, нашла их довольно далеко отсюда. Подростки были совсем не похожи на местных и вряд ли даже понимали их разговор, судя по пустым выражениям лиц.       - О, если бы ты знал, где я их нашла, ты бы даже не спрашивал.       - Я понимаю, что ты тоже не разделяешь политику Штаба, но не думал, что ты в итоге всё-таки решишь поставить на нас, - Сэм впервые за встречу улыбнулся.       - Ну, с чего-то ведь надо начинать, - ответила она не очень убедительно. – Не пойми меня неправильно, мне просто любопытно.       “Никогда не понимал, зачем она нам помогала, но без неё у нас не получилось бы собрать такую большую команду, хоть и продержалось оно всё совсем недолго, - Сэм затягивает очередную сигарету, припоминая детали тех далёких дней. – Эти четверо ребят оказались весьма способными, и мы понемногу начали выходить из тени. Вскоре нас стало больше сотни, мы едва вмещались в нашем тесном подвале. Народ шёл за нами, увидев надежду, народ хотел бороться, потому что ему не оставили более приятных перспектив. Миранда хотела поднять как можно больше людей на восстание и умела зажечь в них огонь. Она была нашим идейным лидером, я руководил боевыми операциями. Мы были на гребне успеха”.       - Офигенно! Смотрите, сколько у нас этого добра, теперь мы точно поставим на уши этот проклятый город! Йух-ху-у-у! – кричал парень с ярко-красным ёршиком волос в окружении соплеменников, тряся над головой автоматом, и те вторили ему криками и улюлюканьем.       - Иногда я думаю, что давать этим придуркам оружие не такая уж хорошая идея, - Миранда с усмешкой глядела на всеобщее ликование. Её саму тоже переполняла радость момента, и она не могла осуждать их всерьёз.       - Да ладно, они же не палят из него во все стороны от радости, - прячет Сэм за стаканом свою ухмылку.       - Как ты буквально пару часов назад? Мы с таким трудом добыли патроны, а ты извёл за раз всю обойму, - попыталась усовестить приятеля Миранда.       - Подумаешь, слегка вошёл в кураж. И ты же знаешь, где есть один патрон, там будет и дюжина, - Сэм демонстративно достаёт из кармана патрон с гильзой и швыряет в толпу, та рассыпается целым градом пуль прямо им на головы.       - Только вдумайтесь, грабануть мафиозный склад. Давно я не чувствовал себя настолько живым. Ну что, - вырвался к ним из толпы Волчок, повиснув на плече Сэма, - когда идём на дело?       - Не торопи коней, приятель. Нам надо ещё узнать, какие козыри у них припрятаны. Хотя мы уже неплохо им жизнь подпортили. Наверняка, зуб на нас точат, - усмехнулся в ответ Сэм.       - Ребята, у меня плохие новости, - к ним подошла Кира, оглядев серьёзным взглядом, и кивнула в сторону двери.       - Ты в этом уверена? – доставая пачку сигарет, Сэм вынимает одну из них зубами. Они стояли на улице, откуда по-прежнему были слышны приглушённые крики ликующих соратников.       - Они будут обыскивать весь город, это точно. Возможно, пришлют подкрепление для тех, у кого мы пушки свистнули. Думаю, хотят разделаться с нами как можно скорее, - мрачно заключила Кира.       - Значит, откладывать дальше нельзя. Мы должны сделать ход раньше, чем они сделают свой. Сейчас, - никогда прежде Миранда не выглядела настолько решительно.       - Я не уверена. Это будет слишком рискованно, - попыталась возразить Кира.       - Без риска жить неинтересно. У нас всё получится, сейчас или никогда. Не дадим им время подготовить нам сюрпризы, - оживился Волчок. – Порох уже научил ребят обращаться с оружием. Чего нам ещё ждать?!       Кира перевела взгляд с одной на другого и остановилась на Сэме в какой-то надежде, словно он сейчас кинется их переубеждать.       - Что? Зачем ты так на меня смотришь? Я никогда не против задать жару, будет весело, - без лишних раздумий высказался Сэм, выпуская облако дыма из лёгких.       - Отлично, братан! Я в тебе ни секунды не сомневался, - одобрительно стукнул его кулаком по плечу Волчок. Кира лишь вздохнула и промолчала.       Ночь в день первого противостояния с воинами Штаба выдалась светлая и безоблачная. Старый замок, в котором должна была находиться вся криминальная верхушка, был окружён забором и так тщательно охранялся, что не возникало никаких сомнений в том, что их цель находится здесь. Два зевающих охранника с автоматами наперевес стояли неподалёку от задних ворот, прислушиваясь к ночной тишине. Подозрительный шорох со стороны окружающего замок леса заставил их перехватить автоматы в руки, нацелившись куда-то в темноту.       - Кто здесь? Покажись, или я стреляю, - пробасил один из них, но не успел осуществить свою угрозу. Оружия в их руках словно ожили и потянули их прямиком к сетчатому ограждению. Как только они оказались прижаты к нему спиной, яркий разряд электричества прошёл по всей конструкции, заставив их пару секунд биться в конвульсиях, а затем упасть без сознания – даже вскрикнуть не успели.       - Чистая работа. Хорошо, что ограждение из металлических балок. Это упрощает тебе задачу. Верно, Искра? – усмехается Сэм, выходя на свет.       - Надеюсь, они просто в отключке, - следом появляется и Миранда, оглядывая пострадавших. Оба они были в плотно застёгнутой спецодежде, у каждого на поясе свой запас оружия.       - Прекрати жалеть своих врагов. Ты должна убивать их без промедления, потому что они уж с тобой точно церемониться не станут, - отчитывает её Сэм.       - Знаю, знаю. Пошли скорее, пока нас кто-нибудь ещё не заметил раньше времени. Печать 56. Разрушение, - она направляет ладонь в сторону ограждения. Вокруг прутьев закручиваются едва заметные синие спирали, а затем вся конструкция разлетается на мелкие кусочки. – Вперёд. Разделяемся.       Накинув на головы капюшоны, группа Миранды с ней во главе проникла на территорию противника первой. Сэм остался у разрушенных ворот один, доставая небольшую ракетницу.       - Ну что там, Волчок? – спрашивает набегу Миранда у своей рации. Едва различимые в темноте ночи даже при свете луны беспрестанно вращающиеся спиннеры, словно мелкие бумеранги, облетали замок со всех сторон, проверяя окна.       - Целых восемь человек на стрёме со всех сторон. Видимо, нас всё-таки ждали. Порох, приготовься зажигать. Восьмой этаж, номер три, девять, шестнадцать, двадцать четыре…       Выпущенная в воздух ракета разлетелась на несколько копий, а затем один за другим прогремели взрывы, когда каждая из них попала в нужное окно.  Следующая группа в капюшонах и на роликах во главе уже с Виком рванула на дикой скорости, разъехавшись по периметру.       - Отлично. У них решётки на нижних окнах. Заходим, - выкрикнула Миранда, разбивая металлические прутья вместе со стёклами. – Мы отвлекаем, вы быстро ставите взрывчатку. Главная задача – обойтись без жертв.       - Печать 65. Перемещение к объекту, - Сэм произносит эти слова и тут же обращается вспышкой огненной кометы, которая моментально взлетает вверх, нацелившись на одну из ракет прямо над крышей. Он чуть не падает, с трудом удержав равновесие, когда приземляется на крышу здания, и мгновенно осматривается. Несколько охранников по периметру уже обратили внимание на неуловимых гонщиков, и в них полетели первые залпы ракет. Со стороны замка открыли огонь. – Отлично. Устроим здесь файер-шоу, ребята.       - Что там происходит? Кто-то напал на поместье. Рик, разберись, - выкрикнул мужчина в костюме, обращаясь к стоявшему на охране парню. Роскошные люстры на потолке в просторном зале, где собралась добрая половина серых кардиналов города, тряслись от грохота, хорошо слышимого даже здесь. Высокий мужчина с аккуратно уложенными волосами и ровной щетиной на подбородке только усмехнулся.       - Это те самые гости, которых мы ждали, полагаю. Кучка бунтарей, что недавно ограбила ваш оружейный склад. Разделаться с ними будет несложно. Верно, Клэр? – он перевёл взгляд на стоящую неподалёку от него низкорослую девушку с ярко-малиновыми волосами и косой чёлкой на уровне глаз.       - Наконец хоть что-то интересное в этой поганой работе, - произнесла она развязно, но Рик её тут же дёрнул за плечо, уводя из зала.       - Не стоит показывать им своё пренебрежение так явно, Клэр. Лучше прибереги его для наших гостей, - говорит он ей вполголоса, переходя на английский, когда они оказываются в коридоре. – Устрой им там горячий приём, а я проверю здание.       - Как всегда, оставляешь мне всё самое сложное, ну ты и ленивый мешок с костями, - усмехается Клэр. – Я не против. Надеюсь, там будет с кем оттянуться, - она щёлкает пальцами и исчезает во вспышке пламени.       Территория вокруг замка освещалась электрическими фонарями, но кое-где по периметру стояли газовые факелы, в качестве декоративного элемента. Один из этих факелов вдруг ярко вспыхнул, и из этой вспышки возникла девушка, держа руку у самого огня.       - Ну и что тут у нас, - она вгляделась в темноту, откуда вдруг возникла дюжина лихих гонщиков на роликах. – Как вас много, отлично. Сыграем в «горячую картошку», - она подняла руку, и пламя потянулось за ней, формируя плотный шар, который она с размахом забрасывает в толпу гонщиков, заставляя тех броситься врассыпную.       Металлические шесты, словно копья, летят через весь коридор внутри здания, с грохотом сбивая всё на своём пути, затем разворачиваются в пространстве под разными углами и удлиняются от пола до потолка, создавая подобие бамбукового леса.       - Они тут! Стреляй! – выкрикнуло несколько голосов. С другого конца коридора возникает группа людей и открывает огонь. Миранда едва успевает спрятаться за уцелевший постамент. Постояв в нерешительности, противник решает пробираться сквозь стальные заросли.       - А это вы точно зря. Печать 52. Электрическое покрытие, - тихо проговорила она, прошивая стержни электрическим разрядом и оглушая всех, кто попался в ловушку. – Вот же придурки. Ещё и полезли все как один. Ладно, что-то их маловато. Надо лучше привлекать внимание.       Поднимаясь с пола и вооружившись одной короткой палкой, она направилась в ту сторону, откуда слышались голоса, но на пути к лестнице ей пришлось снова спрятаться за углом. Кто-то шёл с другого конца коридора, ступая по нему тяжёлыми ботинками. Высокая фигура мужчины шла ей навстречу, и Миранда решила атаковать первой, пока противник её не видит. Дюжина стальных стержней прошивает пространство, окружая мужчину, но тот реагирует мгновенно, легко отталкиваясь ногами от пола и в одну секунду оказываясь рядом с ней.       “Вот это скорость”, - успевает лишь подумать Миранда, удлиняя свой шест в руке и блокируя его удар ногой, который отбрасывает её на середину коридора.       - Один из воинов, значит? – насупив брови, бросает Миранда, поднимаясь.       - Всё верно. Как нам и сказали, вы кое-что про нас знаете. Но, очевидно, совсем немного. Извини, но тут ваша маленькая игра в пиратов закончится, - мужчина достаёт миниатюрный гребешок из кармана и причёсывает без того гладкие волосы. – Меня зовут Рик Хэмбер. Даже жаль убивать такую красивую девушку, но и позволить тебе уйти я не могу.       Пока тот говорит, Миранда решает снова отправить в атаку свои стальные копья, но Рик легко прорывается сквозь них, и ей остаётся лишь уклониться в последний момент от его удара, прокатившись по полу. Противник затормаживает в воздухе, и этих нескольких секунд хватает, чтобы окружить его копьями. Перевернувшись головой вниз, тот встаёт на руки и раскручивается в нижнем брейке.       - Печать 42. Воздушный поток, - его слова тонут в вихре, который создают взмахи его ног. Шесты разлетаются во все стороны. – Ты слишком медлишь. Мне даже напрягаться не придётся.       Миранда успевала лишь уходить от его атак, пытаясь достать с неожиданных сторон, но он с лёгкостью отбрасывал её оружия и саму её мощными потоками ветра. Последним ударом он сгибает пополам прутья стены, которую выстраивает Миранда для защиты, и её отбрасывает так, что она ударяется об пол головой, чуть не теряя сознание.       - Ты должна целиться прямо в меня, чтобы победить. Так ты только зря тянешь время, - самоуверенно заявляет Рик, но осекается, когда замечает, как разбросанные вокруг него прутья встают вертикально и заключают его в ловушку. Миранда тихо называет печать, и стержни начинают искрить электричеством, но противник не теряется. – Печать 75. Присвоение.       Электрические разряды мигом тухнут, а сами палки уменьшаются в размерах и с лязгом падают на пол. Миранда округляет глаза, не понимая, что сейчас произошло. Бой уже должен был закончиться, но противник каким-то образом остановил действие её печати.       - Удивлена, что фокус не сработал? – с довольным видом спрашивает Рик. – Я просто присвоил твоё оружие себе, и все твои печати сами спали.       - Моё оружие? Но как? – продолжала озираться в растерянности Миранда.       - Что упало, то пропало. Слышала такую поговорку? Я могу накладывать печати не только на своё оружие, - стучит он по полу массивной подошвой, - а вообще на всё, что окажется поблизости от меня в непосредственном контакте с полом. Бойцы Третьего уровня так расширяют свои возможности. Но ты ведь даже не знаешь, какой у тебя уровень, уличная крыса. Судя по тому, что я увидел, не больше Второго. Со мной тебе не потягаться.       Он усмехнулся, глядя прямо на Миранду, и та резко подскочила вверх, повиснув на шесте, что застыл в воздухе. Как раз вовремя, потому что под ней в это же время по полу проходит едва заметная рябь, что кругами шла от противника.       - Быстро соображаешь. Но тебе это уже не поможет.       Миранда дёрнулась в сторону, но слишком медленно, и получила удар коленом под дых, а затем тяжёлым ботинком по рёбрам. Опрокидываясь на пол, она, кажется, даже слышит их хруст, а следом громкий свист, но уже не понимает, что это значит. У неё не оставалось сил, чтобы подняться. Когда слышится взрыв, она поднимает голову, но из-за вспышки и дыма не сразу получается что-то разглядеть. Сначала она замечает труп мужчины, продырявленный, словно решето, и истекающий кровью, а затем – своего весьма потрёпанного напарника.       - Миранда! Что я говорил о том, чтобы убивать противника без промедления! Если бы я опоздал хоть немного, - кричит Сэм, но тут же затихает, когда видит, в каком она состоянии. – План провалился, мы уходим.       - Почему? Что случилось? – держась за бок и чуть морщась от боли, Миранда тут же поднимается на ноги. В глазах её вспыхивает тревога. – Где Волчок, почему он не с тобой?       - Он… они все… они уже не вернутся, - с трудом проговорил он, опуская взгляд и укладывая ладонь ей на плечо. – Пошли отсюда, мы уже ничего не сможем сделать. Я сказал всем отступать.       - Нет. Нет! Не может быть, чтобы его… так просто. Он ведь, - Миранда запинается, и Сэм замечает, как её плечо дрожит под его ладонью. Она вдруг решительно вскидывает голову, глядя на напарника. – Мы должны завершить начатое. Чтобы его и их жертва не оказалась напрасной.       - Мы не успеем. Они разбили весь диверсионный отряд. Если продолжим, только больше наших положим. Они уже идут сюда, и кто знает, сколько ещё у них первоклассных воинов, - пытался образумить её Сэм. – Мы проиграли. Здание должно взлететь на воздух через пару минут, нам не хватит этого времени. Я обезвредил бомбы. Сейчас мы должны собрать всех, кого можем, и уходить. Ещё успеем с ними поквитаться.       Миранда пыталась сопротивляться, но у неё даже не оставалось сил, чтобы сражаться. Сэм вытащил всех, кто был в здании. Остатки «Ревущих комет» на байках доставили их на базу, их даже не пытались преследовать. Так закончилась их первая встреча с воинами Штаба, и лучше бы она оказалась последней.       - Мы уходим. Нам есть где спрятаться, так что можете за нас не волноваться, - девушка с короткой стрижкой ярко-лиловых волос вышла вперёд, чтобы высказаться за всех своих товарищей. – Мы никогда особо не хотели всех этих бесславных подвигов, но не могли оставить на вас этого придурка. Фернандес был нашей звездой, и он погиб так, как и хотел бы. Но всё же нам больше с вами не по пути.       - Понятно. Очень жаль, что так вышло. Простите нас, - повторяла, словно мантру, Миранда, провожая взглядом спины уходящих «комет». Они были не единственными кто пожелал уйти. Она рухнула в старое, изъеденное молью кресло и повесила голову. Ей не нравилось их новое место и то, что они, как крысы, были вынуждены снова скрываться и менять пристанище. Это первое их выступление должно было увенчаться успехом, чтобы у них возникла так необходимая им уверенность, но они оказались слишком самонадеянны.       - Зачем ты извинялась? Ты перед ними ни в чём не виновата. Каждый шёл сюда по своей воле, никто никого за руку не тянул, - Сэм подошёл к ней, умостившись на подлокотнике, недовольным взглядом буравя дверь, через которую только что ушли остатки «комет».       - Как нам быть дальше? Что нам теперь делать, собирать людей заново? Но что мы им скажем? – Миранда подняла взгляд на напарника, ища в них поддержки.       - Кира уже ведёт поиски. Нам всё-таки повезло с ней, - сказал Сэм, играясь с любимой зажигалкой, что только что достал из кармана. – Эй, у нас всё получится. Нам просто надо стать сильнее.       - Да, ты прав, - тихо отозвалась Миранда, отводя взгляд. – Сила должна быть полезной для народа. Мы должны стать сильнее тех, кто просто использует её для укрепления своих позиций. Мы делаем хорошее дело и не должны так просто опускать руки.       - Вот и отлично. Теперь это та самая Миранда, которую я знаю, - просиял Сэм.       - Но мы до сих пор так ничего и не добились. За два с лишним года, - снова с горечью произнесла Миранда.       - Неправда. Ты зажгла многих, и этот запал так просто не угаснет. Мы окрепнем и придумаем план получше, - Сэм встряхнул её за плечо. Он сам видел, как рушится карточный домик, но не мог позволить своей подруге сдаться. – Вот увидишь, мы ещё засияем так, как этой дыре и не снилось. Волчок будет нами гордиться.       Ещё одна ночь, на сей раз совершенно безлунная, потому что этот налёт следовало провести максимально бесшумно. Им нужно было взять одного очень важного заложника и сразу вернуться на базу, но что-то, очевидно, шло не по намеченному сценарию. Дребезжание разбитых стёкол в окнах и автоматные очереди явно говорили о том, что их снова ждали.       “Но почему, они не могли ничего знать. Остаётся надеяться, что воинов здесь нет”, - размышляла Миранда, перебегая за фасад одного из зданий заброшенной промзоны. На ней был полностью закрытый кожаный защитный костюм, даже голова прикрыта капюшоном. Она тут же забывает о своей последней надежде, когда всё небо вокруг вспыхивает огнём.       Она сворачивает за угол и видит, как по заднему двору здания бегут кто куда остатки их мятежной группы. Сверху падали огненные шары, разрываясь, словно боеголовки. Несколько человек разлетелись в стороны, кому-то оторвало ногу. В глазах каждого неподдельная паника – никто не ожидал такого исхода, план обещал обойтись малой кровью. Миранда задирает голову вверх, ужасаясь. Небо над ней озаряется вспышками десятков огненных шаров.       “Даже если они тут, что там делают Сэм и остальные? Они должны были их хоть немного задержать. Неужели...” – она решительно мотает головой, не желая об этом думать, сейчас были более срочные дела. Она срывается на бег, выпуская в воздух палку, что распадается на множество копий, каждая из которых переламывается и формирует плоскую замкнутую фигуру.       - Печать 74. Барьер, - выставляет вперёд дрожащую руку, заполняя плотной синей световой энергией внутреннее пространство фигур и закрывая всех, кого только успевает. – Бегите! Я задержу её.       Она знала, чьих это рук дело, это была убийца Фернандеса, та самая, которую Сэм советовал опасаться. Если даже он не был уверен, что справится с ней… Нет, сомневаться сейчас нельзя, всё равно она сама хотела с ней поквитаться, и это был отличный шанс. Её товарищи удирали со всех ног, пока она прикрывала их от града огненных шаров, что сыпался сверху без остановки, но враг не собирался так просто их отпускать. Звонкий смех раскатился по небу, и из темноты показалась человеческая фигура в ореоле пламени, очень быстро приближаясь. Огонь вокруг летящей бестии раскатывался от неё во все стороны гигантской волной, принимая форму летящего многоголового змея. Впечатляющее зрелище. Ничего удивительного, что они размещают свои объекты так далеко от города.       Огненная волна приближалась, но отступать далее было некуда – вокруг высокий забор с колючей проволокой, но он же может сыграть ей на руку. Она раскинула руки, и перед ней от края до края забора вонзились в землю металлические штыри. Проволока сорвалась с креплений, разрослась густым переплетением и создала между штырями ещё одну колючую стену, что встретилась с огненной лавиной, горя бледным синим свечением. Барьер дрожал, и штыри глубже погружались в землю, чтобы их не снесло под натиском огненного вихря. Огонь менял форму, пытаясь пробиться через стену или перебраться через неё, но какая-то сила его отталкивала. Враг был так близко, но Миранда не могла ни на секунду потерять концентрацию.       - Ух ты, вы явно улучшили свои навыки с прошлого раза. Ты пытаешься перебороть мою атаку? – с усмешкой замечает Клэр, как огонь всё сильнее отступает от стены. Иностранный акцент в её речи был заметнее, чем у её погибшего напарника. – Зря ты решила жертвовать собой ради этих слабаков. Им-то тебя оставлять было совсем не жалко. Ты должна умереть ради них героической смертью, в этом твоя обязанность, если связываешься с горсткой трусов. Что же, каждый оценивает себя по своему достоинству. Видимо, ты считаешь, что большего не заслуживаешь.       Земля под ногами Миранды дрожит и как будто плавится, и в следующий миг она успевает только закрыть лицо, когда волна огня вырывается из-под земли охватывая её целиком и отбрасывая. Закрытая одежда спасает от немедленных ожогов, но капюшон слетает с головы, и волосы мигом загораются. Объятая пламенем фигура падает лицом в землю. Боль должна быть адской, но отчего-то жар вдруг словно отступил, хоть огонь никуда и не делся.       - О, а вот и крыса высунулась. Я всё думала, когда ты появишься. Совесть замучила? – усмехается Клэр, глядя куда-то в сторону, откуда появляется Кира, смотря с опасением на утихающий огонь вокруг противника.       - Вот чёрт. С вами не соскучишься, - Кира взмахивает рукой, и противник начинает задыхаться, удушаемый собственным чокером на шее, но после секундной растерянности атакует в ответ. Огненный луч пронзает ей бок, и она с коротким криком падает на землю, а огненный разрушитель снова смеётся, ощутив свободу от удушения.       - Почти достала, но и от тебя тоже уголька не останется, - выкрикнула она, делая взмах рукой, но в ту же секунду её запястье опутывает колючая проволока. – Что за хрень.       Она переводит взгляд вниз и смотрит на землю под ногами, откуда вырывается ещё несколько прутьев, опутывая её и поднимая высоко вверх, пронзая её тело насквозь в нескольких местах. Она истошно кричит, пытаясь расплавить прутья, но вскоре затихает, безвольно повиснув на верхушке терновника, капая кровью, что ручьями растекается по прутьям вниз.       - Мы стали куда сильнее, чем вы думали, - слабо произнесла Миранда, садясь на земле. Огонь погас, оставив на ней лишь парочку лёгких ожогов, зато волосы оказались сожжены дотла, лишь одна обожжённая прядь свисала на правую сторону лица. – Но спасибо за этот дельный фокус.       - Даже не думала, что получится с живой кожей. Легко отделалась, подруга. Но с волосами придётся попрощаться, - без особого сожаления произнесла Кира, стягивая свой раненый бок кожаным корсетом.       - Сейчас я рада уже тому, что осталась на этом свете, - тихо кашляет Миранда, но всё же натягивает капюшон обратно на голову. – Твой огнеупорный костюм меня спас. Что бы мы без тебя делали.       - Пойдём скорее, - не слушая её, Кира отвернулась, что-то высматривая. – У меня с самого начала было нехорошее предчувствие. Нужно найти Сэма.       - Но ты ранена, - поднялась на ноги Миранда, глядя на напарницу.       - Не переживай, мне уже лучше. Заживляющий пояс, - усмехнулась Кира, слегка поворачивая голову. – Поздравляю с первым убийством.       - Ну спасибо, - Миранду слегка передёрнуло. – Зато хоть кто-то успел спастись.       - Вон там на крыше, там кто-то есть, - внезапно показывает Кира наверх, откуда слышались чьи-то голоса.       Миранда закидывает её себе на спину и вместе они взлетают вверх на шесте. Им удаётся попасть на крышу незаметно. Выглядывая из-за своего укрытия, они видят несколько разбросанных мёртвых тел с винтовками, на противоположном краю кто-то разговаривал.       - Как будто вы бы не сделали потом то же самое. Что бы тогда с нами стало? – испуганно, дрожащим голосом кричал какой-то мужчина.       - А что с вами стало сейчас? Перебили, как мошек, но тебе-то плевать. Думал, что с тобой поступят как-то иначе? – отвечал ему другой мужской голос, в котором они сразу узнали Сэма. – Вы кучка простофиль. Она бы вас никогда не бросила, а я не бросил бы её. Так зачем? Скажи мне, зачем?!       - Конечно, вам легко красивые речи говорить, вы же особенные, - отвечает мужчина более спокойно. – А мы для вас просто расходный материал для ваших великих целей. Рано или поздно мы бы всё равно так закончили.       - Ну, раз так, то можешь присоединяться.       - Сэм, стой! – выкрикнула Миранда, выбегая к ним из укрытия. Тот на секунду действительно останавливается, оборачиваясь назад, но затем пинком ноги отправляет мужчину лететь с крыши.       - Они нас подставили, хотели сдать Штабу. Не знаю, сколько их участвовало в сговоре, и что им пообещали взамен, но их просто надули. Если бы это не сделал я, его бы всё равно убрали, - он разворачивается лицом к девушкам, глядя стылым взглядом и не замечая перемен во внешности своей подруги, скрытые от него под капюшоном.       - Всех, кто был с тобой, они тоже убили? – спрашивает Миранда, мельком глядя на трупы вокруг.       - Не успели, я их опередил.  Тут сидели только их снайперы и эта крыса, которая всё и устроила.       - Но зачем? – вздыхает Миранда. – Они ведь просто…       - Что просто, Искра?! – срывается Сэм. – Просто предали тебя, меня, всех нас? Они подохли заслуженно, в отличие от других «особенных». Мы трое – единственные, кто остались.       - Но так просто убить своих товарищей. Сэм, они ведь просто оступились.       - Товарищей? Ты вообще слышишь себя сейчас? Почему ты продолжаешь их защищать? – Сэм распалялся всё сильнее, и Миранда замолкла в растерянности.       - Эм, ребята, - привлекает к себе внимание голос Киры. – Не хочу отвлекать, но мы тут, кажется, уже не одни.       Реакция Сэма последовала моментальная – он резко развернулся, доставая револьвер, и взвёл курок, выстреливая залпом патронов в сторону появившейся на крыше фигуры.       Мужчина со светлыми рыжеватыми волосами, что пушились в обе стороны на его голове, напоминая львиную гриву, казалось, нападать не торопился. Он поднял руку, скатывая край рукава своего коричневого пальто и обнажая длинную перчатку, почти до локтя. Вокруг предплечья в неё были вшиты пластины, такие же поменьше имелись на фалангах и тыльной стороне ладони. Он растопыривает пальцы, и пули отскакивают от невидимого силового барьера, рассыпаясь по крыше. Не успевает Сэм опустить руку, как отброшенные пули оживают и летят в него. Он инстинктивно закрывается рукой, но пули летят мимо, только одна из них попадает в дуло револьвера, отскакивая. Через секунду он вскрикивает от того, что оружие в его руке резко накаляется, и отбрасывает его в сторону. Миранда выхватывает палку, но другая пуля ударяется об неё, и с той происходит то же самое.       - Не удивляйтесь, это лишь малая часть того, на что могут быть способны воины Четвёртого уровня, - произнёс мужчина, глядя на их поражённые лица, и опустил руку. – Меня зовут Джепард Райтор, и я не собираюсь вас убивать. Ваш потенциал имеет более высокую ценность, чем вы думаете.       - Четвёртого? – переспрашивает Миранда, напрягаясь. – Тот тип был Третьего и его подруга, видимо, тоже. По его словам, мы лишь на Втором. Если даже с ними было трудно справиться…       - Не дрейфь, нас тут втрое больше, - попытался успокоить её Сэм.       - Число здесь почти не имеет никакого значения. Поэтому все ваши друзья погибли, и только вы трое остались в живых. Но вы быстро растёте, - покачал слегка головой Джепард. – Сейчас вы почти наравне с Третьим уровнем. Третий класс Двоек, овладевших печатями до девяностого номера, но ещё не достигших владения «личным предметом».       - Что? Это ещё что за фигня такая? – не сдержал Сэм своего любопытства. Джепард довольно хмыкнул, но его перебила Миранда.       - Значит, для вас они все не того сорта? Вас интересуют те, у кого есть потенциал, а остальных можно и в утиль сбросить? От неё вы, между прочим, тоже когда-то отказались, - с жаром набросилась на него Миранда, показывая на Киру, молча стоявшую неподалёку, - а теперь вдруг потенциал разглядели. Откуда вам известно, кто чего стоит в этой жизни?       - Неизвестно, - коротко ответил Джепард, едва взглянув с равнодушным видом на Киру, отчего та лишь фыркнула. – По крайней мере, не мне точно. Ваш потенциал должен был раскрыться здесь, вот и всё. Для этого вас связала судьба, но ваш дальнейший путь уже определён. Вы должна стать частью Штаба.       - Стать частью «избранных», которые ни во что не ставят жизнь и проблемы обычных людей? Я ничем не отличаюсь от них и не собираюсь становиться частью вашей элиты, - горячо протестовала Миранда.       - Никто не говорит, что мы не считаемся с их проблемами, - с ноткой раздражения вздыхает Джепард, - но мы с ними не на одном уровне. Один воин стоит сотни обычных людей, воин с высоким потенциалом – десятка обычных воинов. Потому что один такой воин может спасти тысячи жизней.       - Так почему вы не спасаете эти тысячи жизней, что обрываются здесь и повсюду каждый день?! – уже кричала на него Миранда.       - Чтобы не поставить под удар ещё больше, держать контроль на всех территориях. Чтобы это было возможным, сила должна находиться в одних руках, в надёжных руках. Мы даём людям ровно столько свободы, сколько нужно, чтобы не начался полнейший хаос.       - Но тогда слабому вообще не остаётся места, - в отчаянии уже тише произнесла Миранда. – Нет, сила… должна быть в каждом. Если бы каждый имел эту искру внутри, не было бы столько ущемлённых и несчастных.       - И столько жалких предателей. Но ты говоришь об утопии, - вмешался в их разговор Сэм.       - Скорее, об антиутопии, - хмыкнул Джепард. – Переизбыток силы порождает лишние конфликты, и всё равно кто-то окажется сильнее, кто-то – слабее. Если сила будет разбросана, столкновений не избежать, поэтому мы и искореняем такие огни восстания, как ваш. Воинам нельзя быть разбросанными и неприкаянными. Мы должны держать контроль, должны быть единственным оплотом силы. Ради мира, которого мы все хотим достичь.       - Он прав. Нам тут не место, - неожиданно соглашается Сэм со словами Джепарда. – Среди тех, кто не примет нас, кто так и будет нас опасаться и точить нож, чтобы вонзить в спину. И мы ничего не добьёмся точно, если будем драться друг против друга. Там мы сможем добиться большего. Мы никого не спасли, а так… хоть кого-то сможем.       Миранда проглотила все слова, что ещё хотела сказать. Сэм понял, что его доводы прозвучали для неё достаточно убедительно. Так или иначе, они все трое в итоге сделали свой выбор, но Миранда так и не смогла полностью согласиться с позицией Одиннадцатого. Таков был личный двухзначный номер Джепарда, какой имели все Четвёрки. После того, как они получили свои трёхзначные номера, их понесло разными течениями, но оба решили твёрдо, что будут держаться подальше от того места, оплота Силы, которым Одиннадцатый был так увлечён. Сэм отправился своей дорогой, где встретил Нину и сильно изменился. Миранда пошла по своему пути и изменилась гораздо сильнее. Раньше она не терпела насилие и не разделяла с Одиннадцатым его идеалы, но что, если она всё-таки решила вернуться туда, откуда они оба начали свой путь. Эта мысль не давала Сэму покоя всю дорогу до аэропорта.

* * *

      Оплот Силы, Цитадель Первого, Мировая военная база, как только не окрестили это место за годы его существования. Для обычных людей это был просто Американский военный штаб, но даже им было известно, что нет в мире военной базы, что могла сравниться с её вооружением. Это легко объяснялось тем, что ОША являлись неоспоримым лидером в военном деле. Штабу нужно было, чтобы кто-то играл роль лидера, потому что всеобщее равенство лишь усугубит всесторонние конфликты. Могущество Кольца должно быть абсолютным, поэтому в его оснащении принимали участие учёные и конструкторы со всего света, сюда отправлялись лучшие кадры со всех точек планеты, и в строжайшей секретности сюда доставляли все самые новейшие разработки. Территория Кольца не принадлежала Америке, хоть и находилась на её землях, в одном из самых развитых штатов, буквально у всех на виду, но и непосредственно Штабу Кольцо тоже не подчинялось. Как особая территория, оно подчинялось только Первому, который редко появлялся тут лично, оставив управление доверенному лицу – воину номер 11. Для Джепарда Райтора это место было настоящим оплотом Силы, которое должно было не просто играть роль Лидера, а стать тем самым Лидером, который уничтожит любое сопротивление и установит единый режим для всех без исключения жителей этой цивилизованной планеты.       Со всех сторон окружённая бронированными стенами, оснащёнными самыми современными охранными системами, это была огромная территория, поделённая на тысячи секторов, в каждом из которых трудились сотни инженерных и военных кадров. Обычные люди здесь работали бок о бок с воинами, но задачи у каждого были свои. Лишь немногие, самые ценные кадры знали о существовании Четырёх Основ, но, как и все, кто работал в этом месте, должны были хранить военную тайну. Здесь же работали санатории, куда отправляли в отставку всех отслуживших свой срок рабочих и солдат. Здесь они живут до самой старости и здесь же умирают. Покидать Кольцо имеют право только воины. На огромных площадях раскинулись испытательные полигоны для новейшей техники, подземные тоннели соединяли между собой подземные хранилища и базы для размещения особо секретных моделей оружия и техники, а внутри зданий оборудована программная система, недоступная для взлома извне, в которой хранилась вся информация о мировом вооружении, в том числе все рапорты, приказы и планы военных действий, что передавались в Штаб через Первый Дом, что находился в одной из четырёх главных башен Штаба. Вся эта информация переводилась на международный язык и шифровалась кодами различного цвета.       В одном из самых больших зданий Кольца проводились тренировки и испытания особого оружия, превосходящего все возможные человеческие ухищрения. Оружие это было известно как боевые печати, и долгое время эксперименты проходили без особого успеха. Известно было ровно 100 боевых печатей, существующих в мире, созданном Четырьмя Основами. Почти все они, за исключением уникальных, так называемых «нулевых печатей», были протестированы, но никаких новых сведений о них получить не удалось. Кольцо было ориентировано на то, чтобы увеличить боевой потенциал воинов, и в частности, бойцов, чей собственный боевой потенциал считался самым высоким, но расширить возможности силы Источника в запечатанном виде никак не удавалось, даже с применением запрещённой нестабильной энергии «воинов побочной группы». Об этих экспериментах Первый ничего не знал, но их результаты уже успел увидеть весь мир, когда наконец они нашли нужный козырь.       Тренировочно-испытательный полигон представлял из себя закрытое со всех сторон высокопрочными прозрачными стенами пространство, внутри которого отобранная группа воинов должны была одолеть несколько десятков вооружённых до зубов управляемых роботов. Таким же образом на других полигонах тренировали боевых зверей. Особенность тренировки состояла в том, что группа воинов, состоявшая всего из пяти человек, была полностью безоружна, но не уступала роботам ни в манёвренности, ни в атакующей способности.       - Ого! Вот этот самый крепкий орешек. Броненосец, - ухмыльнулся Джепард, кивая в сторону одного из тестируемых, лысого парня, который только что оттолкнул от себя лбом робота размером с хороший танк. На лице Одиннадцатого добавилось шрамов и растительности в виде бакенбард, зато волосы были зачёсаны более аккуратно.       - Эти малыши предоставлены фабричниками, они усилены печатями, их не так просто пробить, - отозвался один из наблюдающих после того, как отдал честь командиру. – Эта партия новых воинов действительно показывает чрезвычайные успехи.       - Правда, не во всём пока удалось достичь столь же успешных результатов, - подхватил его коллега, показывая в сторону ещё одного подопытного, что полностью воспламенился и с криком упал на пол, прокатившись по нему. Пламя вскоре погасло, но парня обожгло весьма прилично. – Выдерживать очень высокие температуры, как и очень низкие, их тела так и не приспособились.       - Но даже так уже выглядит впечатляюще, - прорычал Джепард, наблюдая за парнем-тарзаном с хвостиком волос на макушке, со скоростью пули перемещающегося между роботами, заставляя их палить друг по другу, и за девушкой, что окутала одну железяку волосами, пуская по ним, как по проводам, мощный разряд тока.       - На этот раз даже никаких побочных эффектов. Когда вы уже собираетесь протестировать это на мне? – послышался женский голос, и к компании мужчин подошла Миранда, с ярко-синими волосами и чёрной прядью с левой стороны. Её решительный взгляд скрывал в себе отголосок ранее пылающего огня.       - Тебе вовсе необязательно быть частью экспериментальной группы, мы это уже обсуждали. Разве тебе недостаточно собственных навыков? – обернулся к ней Джепард.       - И я повторяю тебе, что дело не в недостатке навыков. Я хочу сделать это не для того, чтобы стать сильнее. Ни для кого не должно быть исключений. Мы рискуем все вместе, и если что-то пойдёт не так, я разделю общую участь, - твёрдо обозначила она своё решение.       - Ты ради этого отправилась за новобранцами вместе с теми, кого можно было в случае чего пустить в расход? Тебя могли схватить. Я знал, что Штаб мог отправить на это дело кого-то из нумерованных. Не думал, конечно, что именно его.       - Но не схватили же. Я бы не проиграла Сэму так просто, - Миранда слегка поджала губы. – Рано или поздно мы все попадём в расход. Я не считаю себя какой-то особенной.       - Если тебе и мне суждено пойти в расход, то уж не таким бездарным образом, - безжалостно отрезал Джепард, и Миранде не нашлось, что ответить. Она задумалась о другом.       - Зачем было устраивать всё это представление, сеять страх среди мирных жителей этими джунглями? Мы же могли сделать всё тихо, не сеять лишнюю панику.       - А как ещё мир должен увидеть, что Штаб не имеет контроля над ситуацией, что Сила не может быть вечно заперта в клетке. В нашем цивилизованном мире всё ещё работает закон джунглей. Мы должны открыть миру глаза на эту истину. Это ведь то, чего ты всегда хотела, разве не так? – искоса посмотрел на неё 11-ый, продолжая наблюдать за тренировкой. – Открыть всем правду о воинах и сделать так, чтобы мир в них больше не нуждался.       - И всё это благодаря силе одного мальчишки. Откуда он вообще взялся? – Миранда посмотрела на своего наставника пронзительным взглядом.       - Он не один, и само существование таких, как он, грозит всему тому хрупкому миру, что пытаются поддержать воины Четырёх Элементов. Только посмотри на то, чего мы уже добились, - кивает он в сторону тренировочной группы. – Перенос сознания между животным и человеком, обмен опытом. Ментальным и физическим. Сознание человека полностью подавляет сознание животного и может использовать его тело, как воин использует свой инструмент. И если сознание такого животного, получившего достаточно опыта, поместить обратно в воина, он сможет мутировать и использовать как инструмент своё тело. Не знаю, как это работает, но таким образом мы сможем передавать опыт и силу воина обычным людям. Не будет больше воинов от рождения. Силу будут получать достойные.       - Но сможем ли мы удержать контроль над этой силой, - мрачно отозвалась Миранда.       - Маршал, Штаб уже просит ответ. Мы должны выйти на связь, что им отвечать? – бойкая темноволосая девчонка подбежала к ним, незамедлительно рапортуя.       - Столько времени спали, и вдруг такая нетерпячка. Скажи, что нам нужно ещё немного времени, - махнул он ей, и та мигом испарилась. – Вот чёрт, я и забыл, что у нас сегодня гости.       - Что это значит, Джепард? Какие ещё гости? – всполошилась Миранда. Кольцо очень редко принимало в своих стенах гостей.       - А, тебе может быть приятно увидеться с ним. Вы же работали вместе, когда ещё ты была моим особым послом. Пошли, - он провёл Миранду через дверь по коридору, после чего они спустились в лифте на несколько уровней, где располагались камеры для нарушителей дисциплины. – Прошу.       Он открывает электронным ключом одну из камер, пропуская её вперёд. Миранда заходит и резко отшатывается, увидев перед собой двух прикованных к стульям мужчин. Один, белокурый и худощавый, был ей незнаком, второго же она узнала сразу.       - Ревенталь? – словно не веря, произнесла она, и ухоженный мужчина с лёгкой небритостью и слегка вьющимися волосами улыбнулся ей.       - Не думал, что ваш сервис дошёл до такого гротеска. Ты, видно, уже совсем заигрался Джепард? – он смотрит на 11-го, что появляется через какое-то время следом за Мирандой, и картинно зевает. – Я давно хотел, чтобы этот ваш муравейник расформировали, но до сих пор с трудом верю, что вы до такого докатились.       - Зачем ты здесь, Альберт? Кольцо – частная территория Первого, - строго взглянула на него Миранда.       - Территория Первого, всё верно. Вот только Первый никогда не интересовался, чем вы тут занимаетесь, а Третьему запрещали вмешиваться, - он мягко посмотрел на Миранду и вздохнул. – Никому не нравилась эта политика расширения влияния, даже Второй, а той вообще обычно всё по барабану. Кольцо захватывало все самые отдалённые уголки планеты, строило свои филиалы где только можно, заручилось поддержкой Четвёртого. Ещё бы, его фабричники от этого только в плюсе. Я не хотел в этом участвовать и был очень рад, когда Третий поручил мне более важную задачу.       Миранда вздрагивает, когда замечает, что в камере был ещё один посетитель. У дальней стены, почти слившись с ней, стоял кудрявый черноволосый юноша с густыми бровями и мечтательно-отсутствующим выражением лица. Его присутствие здесь её весьма насторожило, но она решила пока ничего не спрашивать.       - Более важную? – рассмеялся Джепард. – Следить за порядком на никому не нужном островке Объединённых Штатов? Он просто не хотел, чтобы ты тут наломал дров.       - Видимо, вам всё-таки оказался нужным, если вы устроили там такой шум ради парочки новобранцев, - цокает языком Ревенталь.       - Радуйся, что хоть ненадолго про вас вспомнили. Хотя теперь уже до вас снова никому нет дела, учитывая, что сейчас творится в мире, - снова расхохотался Джепард.       - Кольцо не могло устроить такой хаос. Это всё слишком паранормально, - нахмурился Ревенталь. – Даже принимая во внимание прошлые прецеденты.       - Что ты знаешь об этом? Кольцо всегда притягивало к себе силу. У нас есть хорошие союзники, - отвечает ему Джепард с самодовольным видом.       - Что ты имеешь ввиду? Только не говори, что ты про них? – глаза информационщика широко округляются. – Ты совсем ополоумел, Джепард?!       - Вы, детишки Третьего, только и умеете, что трястись от страха. Только Сила способна навести в мире порядок.       - Это, по-твоему, порядок? Ваша хвалёная Сила может только дестабилизировать всё вокруг себя. Вам просто нравится играть в свою бестолковую войнушку. Но что ты собираешься со мной сделать, убить? Или держать тут до последнего? В любом случае вам остаётся недолго. Так что давай уже заканчивать, - устало откидывается Ревенталь на спинку своего стула.       - Тут ты прав, пора бы. Каин, ты готов? – обращается Одиннадцатый к кудрявому пареньку, наконец его замечая.       - Думаю, что да, - запинаясь, отвечает парень, подходя ближе. – Но я не уверен.       - Набираться уверенности нет времени. Действуй, - отдаёт приказ Джепард, и паренёк подходит к двоим заключённым, вскидывая над ними руки.       Миранда напряжённо наблюдает за тем, как меняются выражения лиц обоих мужчин, и на какое-то время они погружаются в состояние наподобие транса. Она знала, что сейчас между ними должен был происходить обмен сознанием, и боялась даже дышать, пока всё не закончилось. Ревенталь первым оживает, нервно встряхивая головой.       - Надеюсь, я не застряну в этом теле навечно, - недовольно хрюкает он, ёрзая на стуле и искажая красивые черты лица ужасной гримасой. Джепард ликует, глядя на недоумевающие лица Миранды и очнувшегося Ревенталя в чужом теле.       - Кажется, обмен прошёл успешно. Иди, Монтигор, - освобождает он из кандалов своего подопечного. – Попробуй быть достаточно убедительным, чтобы тебя не раскрыли слишком скоро.       - Я знал, что амбиции Первого Элемента когда-нибудь вылезут наружу, и что начнётся всё именно здесь. Но то, что вы затеяли, слишком опасно. Я думал, что ты всегда была за разумное использование Силы, - горько усмехнулся Ревенталь, когда они с Мирандой остались наедине, но его обычно красивая улыбка в чужом теле выглядела слегка враждебно.       - Я за разумное её распределение. Мы уничтожим ШУМ и упраздним воинов, всё это ради лучшего будущего, - возразила Миранда.       - Говоришь, как конченый фанатик. Джепард, похоже, успел промыть тебе мозги.       - Он тут ни при чём, - резко отрезала Миранда, уязвлённая таким замечанием. – Но я кое-чего не понимаю. Почему ШУМ бездействует? Ведь вы давно должны были понять, откуда исходит угроза.       - ШУМ не может контролировать Кольцо, потому что оно не подчиняется даже Первому. Нельзя взять Силой то, что является воплощением Силы. Но Джепарду Кольцо тоже не подчиняется, и рано или поздно он не сможет удержать контроль. Эту машину хаоса остановить сможет лишь кто-то, родственный ей по духу, так мне рассказывал мой учитель. Такая же ситуация и с Островом, и с Фабрикой. Вот чёрт, этот болван вообще когда последний раз мылся, - брезгливо принюхивается он к воротнику рубашки на чужом теле.       Миранда разворачивается и выходит из камеры, решив прогуляться до лаборатории и узнать, как продвигается работа над стабилизирующей сывороткой. Её снова одолевают мысли о том, как мало она знает о ШУМ, прослужив ему двенадцать лет. В голове сама собой всплывает картинка, воспоминание о давнем разговоре, когда она была ещё глупа и наивна. Тогда она ещё только узнала о существовании ШУМ.         - Какого чёрта, откуда у неё всегда такие хорошие карты! – ругается крашеный паренёк, один из приятелей Фернандеса, бросая свои карты с досадой на стол под резвый девичий смех.       - Я не виновата, что мне так везёт сегодня, но я уже устала. Играйте дальше без меня, мальчики, - Кира грациозно выскользнула из компании парней за игровым столом и ушла в противоположный угол комнаты, где за похожим столом в одиночестве сидела Миранда, ещё совсем юная рыжая девушка, разложив перед собой несколько газет. – Я не помешаю?       - Нет, всё равно уже фигнёй страдаю, - отозвалась Миранда, тут же поднимая взгляд.       - Ох, как они мне надоели, - картинно вздыхает Кира, падая рядом на край дивана. – Между нами, девочками, эти распиздяи совсем играть не умеют. А ты тут что найти хочешь?       - Смотрю, не появилось ли что-то про нас. Судя по тому, что тут пишут, у полиции никаких зацепок. Получается, вашим воинам про нас тоже ничего неизвестно.       - ШУМ не обязан сотрудничать с полицией, у них хватает и своих источников информации.       - Но я всё равно не понимаю, - встрепенулась Миранда. – Ты говоришь, что они могут узнать о чём угодно, в любой точке мира, стоит лишь начать действовать, но каким образом? Если только у них нет повсюду своих шпионов.       - ШУМ и не нужно иметь никаких шпионов. Я сама не понимаю, как это работает, - покачала головой Кира, устало откидываясь на спинку дивана. – Я работала в отряде поддержки одного из отделов быстрого реагирования, эти ребята всегда были на шаг впереди тех, с кем им поручали разобраться. Они могли точно не знать, с кем конкретно имеют дело, но со временем и местом никогда не ошибались.       - Что-то вроде ясновидения? Они и такое могут? – растерянно предположила Миранда.       - Я не слышала о том, чтобы кто-то из воинов был способен на такое. Четыре Элемента наделяют нас способностью управлять определёнными материальными объектами и наделять их особыми свойствами. Как ты это делаешь с металлическими прутьями, а я – с изделиями из кожи.       - Но тогда как? – совсем запуталась Миранда.       - Говорю же, я не знаю. И вряд ли мы когда-то узнаем этот секрет, - Кира опускает взгляд на одну из газет на столе, ненадолго погружаясь в размышления. – Ясновидение это или нет, но складывается ощущение, что там есть кто-то, кто знает вообще всё. Заранее. Ещё до того, как это случится.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.