Глава рода Блэк

Джен
G
В процессе
1353
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 189 страниц, 33 части
Метки:
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1353 Нравится 178 Отзывы 1010 В сборник Скачать

Глава 3.

Настройки текста
— Вы не понимаете, в ее возрасте это слишком, я бы даже сказал, невероятно большая нагрузка! Тихий, но явно недовольный голос резко прервал говорившего, но тут же умолк под натиском первого. — Нет, я не собираюсь спорить с магией рода. Я понимаю, что она не сделала бы неправильный выбор, я просто говорю, что… В очередной раз прерванный, говоривший явно начал испытывать сильное раздражение, но постарался успокоиться и после вздоха продолжил: — Да послушайте, не сможет она участвовать завтра в ритуалах! С таким истощением хорошо, если она очнется через неделю. Я понимаю, что вам надо, но я, как целитель, отказываюсь помогать приводить ее в сознание, пока ее тело и магия не придут хоть в какое-то согласие — это просто опасно! Вы и представить не можете, что случится, если вся ее сила вырвется из-под контроля. Или вам надоел ваш мэнор? Она очнется тогда, когда сможет управлять своими новыми силами — и не раньше, иначе может их просто не сдержать, и в этом случае я бы хотел находиться где-нибудь в другом месте. В конце концов то, что ритуал главенствия всегда проходил в течение трех дней после выбора, не значит, что это обязательное условие. Все прежние Главы были гораздо старше, с уже сформировавшимся магическим ядром, они управляли им полностью, а после избрания у них лишь открывались дополнительные резервы, которые в обычной жизни никогда бы не были открыты. На момент ритуала они были полностью сформировавшимися магами. И то, некоторым из них, требовалось несколько дней, чтобы овладеть всеми этими силами и очнуться. Сейчас же, когда магия призвала ребенка, то ей для начала необходимо открыть те резервы, которые обычно открываются постепенно, по мере взросления. Это и без всяких дополнений невиданная нагрузка, а с учетом того, что необходимо еще и принять главенство над родом, я вообще не представляю, как ее организм и личность вынесут столь резкие изменения! Уже несколько поколений маги моей семьи являются целителями Блэков и не тебе, Вальбурга, так устрашающе на меня смотреть! Я помню, как ты родилась, поэтому успокойся и послушай. Это не моя блажь и не перестраховка старого целителя. Очнуться она должна самостоятельно, иначе не укрощенная никем магия рода просто уничтожит все вокруг. И нечего об этом говорить тысячу раз! Два дня, три, да хоть десять! Пока не придет время, я не позволю приводить Беллатрикс в сознание. А теперь выйди, здесь и так достаточно неспокойно, это может повредить ей. Этот и подобные разговоры я слышала как в тумане, сознание то возвращалась ко мне, то исчезало. И все это время я пыталась понять, кто же я? Меня приводили в замешательство несоответствие всплывающих воспоминаний. Вот я обнимаю высокого светловолосого отца… нет, папу — и он нежно называет меня котенком, рассказывая о далеком космосе, звездах, сидя с большой книгой в руках, и мне кажется так неважно, о чем он говорит, просто главное, что мы сидим вот так рядом, а мама готовит обед, и смеясь отвечает на его шутки. А вот другое воспоминание: девочка лет восьми входит в большой обеденный зал и лишь после того, как пара взрослых — отец и мать — проходят к столу, она и еще две ее сестры могут сесть за стол. Или маленький загородный домик в летнюю пору и бабушка, испекшая блины на завтрак, а в следующую секунду чинный реверанс перед почему-то движущимся портретом сурового мужчины, ответы на его вопросы без всякого проявления эмоций, хотя и от скупой похвалы хочется гордо улыбаться. И вот наконец-то все больше и больше воспоминаний обрело логическое объяснение: два сознания сливались в одно, и теперь разум пытался разложить по полочкам свои знания. Я — Беллатрикс Блэк, именно так в этом мире звали девочку, в теле которой я сейчас находилась. И в то же время я — Виктория Белова, и судя по моим новым знаниям, еще не родившаяся — потому что сейчас на дворе идет 1965 год, а я родилась в 1980. И в своем времени я погибла. Погибла нелепо, хотя какая смерть, кроме как смерть от старости в своей постели в окружении внуков и правнуков, может быть не нелепой? А потом захотелось завыть от страшного осознания того, что там остался любимый человек, от мыслей о несостоявшейся свадьбе, до которой оставалось всего несколько недель. Хотелось скрести по груди, пока не доберешься до сердца, чтобы вырвать его и избавиться от внезапно накатившейся боли. И только очередной провал в спасительную темноту не позволил разуму взорваться от невыносимой боли. Очнувшись в следующий раз, я поразилась, все ощущения связанные с моей прошлой жизнью и с близкими мне людьми как будто заволокло туманом, легкой дымкой. Нет, все они остались, только я на них смотрела как бы со стороны, понимая, что всего этого еще не произошло и даже точно не зная, произойдет или нет, ведь события уже изменены. Но сейчас у меня не было сил об этом думать, до этих событий еще долгие и долгие годы, а я здесь и сейчас должна была решать те проблемы, которые свалились мне на голову. Я не понимала, откуда вдруг взялась подобная рассудительность и спокойствие, но понимала что в данный момент это лучшие чувства для меня. Итак, что мы имеем? Какая-то группа людей, вероятно магов, так как это единственное что могло объяснить произошедшее, пытаясь спасть свой род, от деградации и вымирания решила вмешаться в судьбу. При этом, надо заметить, что эти маги давно должны были покоится с миром и не высовываться, однако вместо этого они решили заменить одного из своих потомков на кого-то, кто, по их мнению, лучше справиться со сложившейся ситуацией. Вроде бы и похвальное желание, если бы этим кем-то, они не выбрали меня, ничем на первый взгляд не примечательную жительницу крупного мегаполиса, в котором ты уже ничего не знаешь о человеке, который живет на несколько этажей выше, не говоря о соседнем подъезде. Где каждый живет в своем меленьком мирке и не желает никого впускать в него. Где большинству откровенно безразлично с кем и что происходит. И даже если ты понимаешь неправильность сложившейся ситуации, то ничего не можешь, да и, наверное, не хочешь сделать, ибо это означает необходимость бороться с системой, а всем известно, что нет ничего более неблагодарного, чем это. Вот ты и живешь в своем маленьком мирке, окруженный безликой толпой, которой до тебя нет никакого дела, да и тебе по большому счету до них тоже. Даже если иногда тоненький голосок пытается тебе напомнить что ты в мире не один, серые будни и серые люди, которые тебя окружают, заставляют его быстро замолчать. И вот меня, ребенка этой системы, выдернули в мир, где благополучие многих зависит от благополучия одного, где с молоком матери впитывают такие понятия, как долг перед родом, семьей, отодвигая на третье, а то и более далекое место свои личные интересы. Где семейные ценности и ответственность перед родом не пустой звук, а вполне четкие требования к жизни. Кроме того, не маловажным является и ответственность сильного перед слабым, и чем сильнее маг — тем больше от него требуется. Нет, их намерения благородны и даже оправданны в какой-то мере, я даже не могу их осуждать. Но именно тут встает классический вопрос: а собственно, почему я? И именно в этот момент два не до конца объединенных сознания, а точнее даже мое сознание и знания девочки, чье место я заняла, вступают в сильнейший конфликт. Мое сознание, та часть, которая хоть и считает себя честной и благородной, но на самом деле является такой лишь в своем маленьком мирке, а на самом деле всего лишь единица безликой серой массы пытается противостоять искренней вере в необходимость подобных действий на благо рода. Когда конфликт в моей голове, в очередной раз, грозит перейти в жесточайший срыв, я опять проваливаюсь в спасительную темноту. При новом пробуждении все предыдущие метания кажутся смешными, так как в мыслях царит абсолютный порядок, а очередной кусок моей памяти покрыт легкой дымкой. В первое мгновение когда я поняла, что это не просто случайность, а кто-то или что-то целенаправленно на меня влияет хочется разозлиться. Злость даже начинает подниматься где-то в глубине меня, но как-то вяло, как бы нехотя, и в итоге сходит на нет. Почему? На заданный самой себе вопрос я моментально нахожу ответ, потому что сделано это лишь ради того, что бы мне было легче адаптироваться в новой реальности и когда придет время, я смогу вернуться к этим воспоминаниям. Абсолютная уверенность в правильности этого знания, позволяет отнестись к произошедшему с некоторой долей спокойствия. В этом спокойствии всплывает еще один важный вопрос, почему довольно значительные различия в двух мирах я их воспринимала вполне спокойно. Несмотря на то что в голове было множество знаний и понятий никогда ранее мной не изучавшихся, объединение моего сознания и знаний которыми меня наделили, помогало мне почувствовать себя в этом мире своей, но не объясняло то знакомое, почти родное ощущение от новых знаний. Оказывается, этот мир, для меня не такой уж непонятный, точнее я с ним вполне знакома — это мир книги. Да-да, именно книги, и очень популярной в моем прошлом. И я, как большая любительница чтения, разумеется, не могла пропустить ее. Причем эта книга была настолько популярна, что фанаты не просто ограничились ее прочтением, но и развили многочисленные продолжения сюжета, а зачастую и придумывали альтернативную реальность для полюбившихся героев. И хотя время, описываемое в этих книгах и ее альтернативах, чаще всего было ближе к моему, но, тем не менее, это был именно этот мир, мир Гарри Поттера. На самом деле я, как человек думающий, в оригинале видела множество нестыковок и нелогичностей, и поэтому была фанатом именно альтернатив с хорошо продуманным сюжетом и более реалистичным и логичным поведением героев. И, разумеется, среди этих альтернатив я не раз и не два находила варианты с попаданием обычных на первый взгляд людей в этот придуманный мир. Хотя мир оказался не настолько уж и придуманным, а попадание и вообще оказалось реальной вещью. Конечно, меня немного нервировало, в КОГО я попала. Но при здравом размышлении я поняла, что переживать по этому поводу смысла как раз таки и нет, от меня тут явно ничего не зависело. К тому же на данный момент моему нынешнему «я» было всего десять лет, и я надеялась, что до этого времени Беллатрикс еще не успела стать окончательно свихнувшейся маньячкой. А сейчас это все равно я, так что и дальнейшие поступки будут полностью моими. Да и в принципе переживать сейчас о своем психическом здоровье было глупо, потому что допусти я раньше, что такое возможно, комната с мягкими стенами была бы мне обеспечена. Несмотря на то, что мир оказался знакомым, как говорится, в каждой бочке меда есть ложка дегтя, а даже на первый взгляд я их видела сразу три. И теперь хотелось надеяться, что бы при ближайшем рассмотрении вся бочка не оказалась с этим самым дегтем. На данный момент меня волновали три момента. Во-первых, какая именно из реальностей была в данном мире правдой или, как говориться, мы попали в канон? Хотя в это верилось с трудом, но необходимо было разобраться с исходными данными как можно быстрее, чтобы понимать, в каком направлении можно совершать движения, а в каком лучше вообще не дергаться. А во-вторых, все знания, которые у меня были, касались будущего, причем довольно далекого, о настоящем я имела смутное представление. Из второго вытекало не менее не радующее третье, а именно, с учетом того, что я это будущее знала, и оно мне не нравилось, вероятность того, что я своими действиями это будущее изменю, приближается к ста процентам. Следовательно, эти самые знания о будущем уже не играют такой уж большой роли, хотя, разумеется, не будут лишними. И тут круг замкнулся. По большому счету, именно для этого я и оказалась тут, чтобы не допустить того, что произошло в известных мне книгах. Нет, речь идет отнюдь не о предотвращении истории Мальчика-Который-Выжил, или первой и второй магической войны. Я прекрасно знала, для чего я появилась в этом мире, моей целью было не допустить исчезновения рода Блэк, и при возможности, многих других древних родов. Я, можно сказать, сейчас стояла в начале конца, конца магического мира, и мне надо было не допустить развития мира по известному мне сценарию. А это значило, что после нескольких шагов будущее становилось таким же неизвестным, как если бы я ничего и не знала изначально. Видимо, от большой перегрузки мое сознание снова стало уплывать. Все дальнейшие мои провалы в целительный сон и пробуждения проходили в таком же русле. И вот видимо на третий день я услышала тот разговор. Голоса всех этих людей вились вокруг моего сознания. К этому моменту память Беллатрикс настолько объединилась с моей, что голоса я узнавала на уровне рефлексов, я просто знала кто говорит, что целитель Эдриан, чья семья уже несколько поколений лечит всех Блэков, в жизни спокойный и покладистый человек, о благополучии своих пациентов будет заботься, как мать о своем ребенке, и также защищать их интересы. Что тетка Вальбурга, спорящая сейчас с ним, настолько верит в, по большому счету, самой собой же придуманные правила, что считает себя, чуть ли не самым великим знатоком канонов, по которым должны жить чистокровные. А вот отец внешне строгий и холодный, но так гордо улыбающийся, когда у дочерей получалось выполнить особо сложное задание. Или мать, прячущая смешинки в глазах, наблюдая как домовые эльфы, дергая себя за уши за то, что в очередной раз не уследили за молодыми леди, вытаскивали их в помятых и рваных платьях из зарослей ежевики в самой дальней части сада. В тот момент когда я поняла, что уже большую часть времени провожу в сознании, чем в забытьи, хотя до сих пор внешне переходы между этими двумя состояниями никак не проявлялись, я обратила внимание на физический дискомфорт, который ощущало мое тело. При этом понимание того что со мной происходит было скорее на подсознательном уровне, похожим на то, как ты понимаешь почему у тебя болит палец после укола иглой. Ритуал, который меня — взрослого человека — поместил в тело маленькой девочки, а к тому же признание меня Главой рода Блэк, заставил мою магию развиваться значительно быстрее, так как воспринималась я уже как взрослый человек или, по крайней мере, готовый к таким изменениям. Магия живым огнем разливалась по венам. Я ощущала себя сетью сухих русел рек, заполняющихся в сезон дождей. Это открывались магические силы, и окончательно формировалось магическое ядро. И каждый рубеж, который должен был открываться в свое время, по мере моего взросления, открывался уже сейчас, отзываясь во мне сильнейшими болезненными всплесками. Наконец, последний уровень, которого я должна была достичь в семнадцать лет, в момент становления, был открыт, а после этого началось преобразование моей магии под нужды Главы Рода. Уже сейчас я знала что основными обязанностями Главы Рода является связь между магией и семьей, а самый верный способ достичь этого является проведение ритуалов. Каналы, отвечающие за ритуальную магию, значительно расширялись, обретая новые притоки и становясь полнее, так же как и отвечающие за родовые способности. На самом деле далеко не каждый маг мог проводить ритуалы, для этого у него должны быть или врожденные способности или, как у меня, полученные от магии по необходимости. Поэтому раньше маги, которые могли проводить ритуалы, очень ценились, так как без них нельзя было ни принять в род новорожденного, и связать себя узами брака, ни умереть. Слишком многие аспекты жизни магов были связанны с ритуалами. Сейчас же министерство магии старательно подменяло понятия и суть ритуалов простой формальностью, а ритуалисты остались только в старых семьях. Неожиданно поверх всего этого как будто накинули легкое кружево, сплетающееся в причудливый узор-созвездие, каждый из узелков-звезд которого был одним из членов моей новой семьи. И что самое удивительное, я прекрасно знала их всех и, не задумываясь, могла сказать, кто есть кто. Вот почти белая, светящаяся ровным теплым светом звезда моей сестры Нарциссы, а вот звезда второй сестры Андромеды, светящаяся приятным шоколадным светом. А вот звезда Сириуса, мерцающая синим цветом, переменчивая, как и он сам, и гораздо более спокойного и глубокого синего цвета звезда его отца Ориона. А вот несколько серых, почти бесцветных звездочек — я поняла, что это сквибы нашего рода, о которых до этого я не имела никакого понятия. Но в этот момент у меня не было возможности долго задумываться, с этим я буду разбираться позже и более подробно, но не сейчас. И тут я поняла, что я могу не только видеть, но и чувствовать их, знать, что с ними происходит и в каком они сейчас состоянии, и не угрожает ли им опасность. Это открывались во мне силы Главы Рода. Мое формирование практически закончилось. Та мощная сила, что открылась во мне, уже не могла меня радовать, она пугала. Как я смогу справиться с ней? Даже если мой разум взрослого человека может хоть как-то попытаться с этим совладать, то мое тело все так же остается телом маленькой десятилетней девочки. Сомнения все сильнее поглощали меня. Но магия — это очень тонко чувствующая мать для своих детей. Будто поняв причину моего беспокойства, она как бы укутала мое уже сформировавшееся магическое ядро в многослойные покровы-ограничители, которые должны были спадать тогда, когда мое тело будет способно справляться с данными мне силами. Да, это будет происходить быстрее, чем у обычных детей магов, но все же не так ошеломляюще, чем это было бы, если бы все открылось одновременно. Именно в этот момент я поняла, что мое появление в этом мире завершено. Сколько бы я не рыдала и не проклинала судьбу, изменить уже ничего невозможно. Пути назад нет. Мне предстоит новая, нелегкая жизнь и только от меня зависит, насколько она будет счастливая. Но уже сейчас я знала, что сделаю все возможное, чтобы выполнить то, зачем меня сюда призвали. Постараюсь вернуть суть магии в этот мир. И возможно когда-нибудь я узнаю, как мне вернуться в мир, откуда я пришла, я не отрекусь от него, не забуду. Но сейчас меня ждал мой новый мир и новая судьба…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.