Глава рода Блэк

Джен
G
В процессе
1364
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 189 страниц, 33 части
Метки:
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1364 Нравится 180 Отзывы 1023 В сборник Скачать

Глава 4.

Настройки текста
Глава 4. Я открыла глаза. Комнату, в которой я находилась, заполнял приятный полумрак, и хотя сквозь тяжелые темно-синие портьеры пробивались тоненькие лучики света, они тут же, как будто пугаясь, растворялись в общем сумраке. Пересохшие губы давали ясно понять, что пробыла я тут довольно долго. Рядом с широкой кроватью, на которой я лежала, стоял небольшой столик, инкрустированный драгоценными камнями, на котором стоял хрустальный бокал и графин с водой. Я попыталась потянуться к нему, но от резкого движения мир перед моими глазами тут же пошатнулся. Хлопок, а потом писк из угла заставил дернуться еще сильнее. А когда какое-то непонятное лопоухое создание маленького роста, закутанное в полотенце, запричитало рядом со мной, я в шоке вновь откинулась на подушки, с которых только что пыталась подняться. Попытка сразу же понять, что же происходит, не увенчалась успехом. — Маленькая госпожа проснулась. Тилли сейчас скажет об этом господину и госпоже. Что Тилли еще может сделать для маленькой госпожи? Не заметив никакой реакции на свои слова, существо — судя по всему домовой эльф, по крайней мере, именно это название всплыло в моей голове — начало выкручивать себе уши. — Прекрати сейчас же, — мой голос был хриплым от сухости во рту, но я точно не собиралась смотреть на бессмысленные самоистязания Тилли. — Позови моих отца и мать, и дай мне воды. Получив точные указания, эльф радостно заулыбался и у меня в руках практически мгновенно оказался стакан с прохладной чистой водой, после чего эльф с хлопком исчез. Выпив почти всю воду и перестав ощущать чудовищную жажду, я постаралась поднять подушки так, чтобы находиться хотя бы полусидя, когда ко мне придут. Но я не успела даже нормально сесть, когда дверь в комнату открылась и в нее, отбросив все манеры, практически вбежала мать, а за ней более спокойно, но не на много медленнее, вошел мой отец. Сейчас я осознала, что многие вещи делаю автоматически, абсолютно не задумываясь, и честно говоря, это меня радовало, потому что я понятия не имела, что же делать дальше. Постаравшись максимально расслабиться, я позволила своему подсознанию вести меня. В моих воспоминаниях… Точнее в воспоминаниях, которые мне достались от настоящей Беллатрикс, Сигнус и Друэлла Блэк всегда выглядели спокойными и даже, можно сказать, холодными людьми, которые и в свете и в личной жизни носили маски аристократов, к чему и дочерей приучали с детства. Но сейчас, увидев их, я поняла, что равнодушием это могло казаться только ребенку. Да, это были аристократы, которые подчинялись множеству правил и привыкли не показывать свои истинные эмоции. Но все же это были люди. Люди, которые, несмотря ни на что, даже не зная, как это показать, любили своих детей, любили меня. Отец — высокий кареглазый шатен, представлял собой образец главы аристократического семейства. Несмотря на то, что он обладал спокойным, вдумчивым характером, а также не позволял себе спешки или излишней суетливости и, по сути, был одним из самых спокойных представителей Блэков, фамильная вспыльчивость и гордость все же были ему присущи в не меньшей степени, чем тетке Вальбурге. Брак с моей матерью, чистокровной волшебницей из рода Розъе, был основан скорее на политике, чем на страсти, но, как оказалось, по прошествии времени они вполне неплохо ладили и в их отношениях появилась та нежность, которая бывает в парах, связанных не страстью, а взаимным уважением и самым ценным в жизни любого мага и человека — семьей. Мама же была не столь красива, сколь элегантна, и эта ее черта позволяла во многих случаях затмевать признанных красавиц. Именно умение подать себя позволяло ей уже много лет носить негласный титул королевы светского общества. Что бы в свое время ни свело этих двух людей вместе, сейчас они были единым целым, заботящимся о своей семье и своих детях. — Как ты себя чувствуешь, Беллатрикс? Целитель Эдриан должен быть через несколько часов, но если тебя что-то беспокоит, то мы можем послать за ним сейчас, — голос отца был приятным, а беспокойство, которое пробивалось сквозь привычные уверенные интонации, заставляло тепло растекаться по телу. — Все хорошо, я хотела только пить, но Тилли уже дала мне воды. Что произошло? И сколько я тут лежу? Я плохо помню, — мне пришлось немного соврать, но было бы странно, если бы десятилетний ребенок сразу смог бы понять суть случившегося в Ритуальном зале. — Моя девочка, все хорошо, не волнуйся, — вот тут я действительно была удивлена, моя всегда строгая мать, откинув всякие маски, нежно обнимала меня, а потом, даже отстранившись, все равно не выпускала моей руки. — Все хорошо, — после выпитой воды голос перестал напоминать скрежетание плохо смазанных петель на двери, а в горле пропало ощущение наждачной бумаги. — Мне кажется странным то, что я помню. Может ли быть такое, что именно меня магия выбрала Главой Рода? Отец опустился в кресло которое стояло недалеко от кровати. — Беллатрикс, я хочу, чтобы ты послушала меня предельно внимательно, — в голосе отца была какая-то неуверенность, как будто он сам не знал точно, что сказать. — Да, магия рода действительно выбрала именно тебя. Это странно, я ни сколько не умаляю твоих сил, милая, но выбор был из многих сильных и состоявшихся магов, однако выбрали тебя. Возможно, точнее я уверен, что раз это произошло, значит, именно ты нужна нашему роду. Но в то же время, раз потребовался столь неординарные выбор, значит, есть какие-то серьезные причины, о которых мы пока не знаем. — Тетя Вальбурга сильно бушевала? — Вальбурга, как и все мы, понимает, что выбор не мог быть случайным, и если выбрана ты, значит так и должно быть. Она примет выбор магии, хотя возможно смириться с ним ей будет тяжелее, нежели остальным, — я не могла не заметить усмешку в голосе отца. — Но главное не переживания Вальбурги. Белла, ты еще не задумывалась, но Глава Рода это не только всеобщий почет и уважение, это еще и серьезные обязанности. Я, как и любой отец, не останусь в стороне, я буду помогать тебе, но некоторые вещи можешь и должна будешь делать ты и только ты. Кроме этого я хочу, чтобы ты уже сейчас поняла одну важную вещь: обязанности Главы Рода — это то, что останется с тобой до конца твоих дней, ты не сможешь отказаться от этого или заняться чем-либо еще. Мы будем говорить на эту тему еще не раз и не два, возможно, сейчас ты еще не поймешь до конца, о чем я говорю, но чем раньше ты осознаешь это, тем тебе будет легче, во многом твоя будущая жизнь уже решена. Теперь твоя жизнь навсегда неразрывно связанна с родом Блэк. Даже будь мой разум разумом маленькой девочки, та серьезность, с которой говорил мой отец, не могла не привлечь внимание. А поскольку я все же была не ребенком, из того что он сказал я прекрасно поняла, что кроме кучи бонусов, став Главой Рода, я получаю ту самую незабвенную бочку дегтя. Сейчас, однако, разбираться и раздумывать над сложившейся ситуацией у меня явно не было времени. Дело в том, что последние минут пять я начинала ощущать растущую потребность совершить что-то. Нет, разумеется, не подвиг, но я чувствовала, что мне надо куда-то пойти, совершить ритуал… Ритуал! Эта мысль как будто взорвалась в моей голове. Я знала, что это так, что ничего не может быть так важно, как окончательное принятие главенства, это было в моем подсознании, как и знание о том, как надо это сделать. — У нас мало времени, надо закончить ритуал, — эта попытка подняться далась мне гораздо легче. — Возможно все же стоит дождаться целителя, ты так слаба, ты больше трех дней провела без сознания, — именно то, что мама до сих пор так и не смогла окончательно взять свои эмоции под контроль сказало мне, что сложившаяся ситуация действительно серьезна. — Мама, я понимаю, что ты переживаешь, но есть долг и обязательства, которые необходимо выполнить. Но после я буду строго следовать указаниям, твоим и целителей. — Хорошо, раз ты настаиваешь, будь по-твоему. Я распоряжусь, чтобы все собрались в Ритуальном зале, через полчаса все будет готово. Я зайду за вами, — с этими словами отец стремительно вышел из комнаты, и только то, что я пристально следила за ним, позволило мне рассмотреть, как он расслабился по мере того, как понял, что со мной все более-менее нормально. И так как он понимал, что значит выполнять свой долг, он не стал спорить со мной и пошел готовиться к ритуалу. Мать же осталась со мной. Вызвав домового эльфа — на зов явилась все та же Тилли — она приказала наполнить ванну, добавив в воду ароматные травы, которые росли вокруг нашего поместья. Эти травы собирали женщины нашего рода в строго определенные даты, и считалось, что их целительная сила для Блэков просто уникальна. Когда ванна была готова, Тилли помогла мне перейти в нее. Действительно, все мое тело практически сразу начало ощущать прилив энергии. Сначала расслабились мышцы, которые, как оказалось, были сильно напряжены, а потом из них ушла боль, во всем теле появилась невероятная легкость. Мысли как будто очистились, в них появилась четкость. Пока я наслаждалась ванной, в голове обосновался один важный вопрос, который необходимо было решить как можно раньше: кто же я теперь? Одно я знала точно — я уже не та Виктория Белова, это было бы просто невозможно после того, что со мной произошло, слишком сильно было влияние тех знаний, которые я получила, находясь там. Я до сих пор так и не могла понять, что же это было за место, где я совершила переход из одной жизни в другую. Но, что пугало намного больше, я достаточно сильно чувствовала в себе новой влияние Беллатрикс, слишком многие ее мысли и суждения были переданы мне. На мгновение я даже испугалась, не вытеснит ли она меня, но тут же успокоилась. Просто сейчас ее знания были более необходимы мне. Единственный вывод, к которому я пришла — мне необходимо стать кем-то новым, человеком, совмещающим в себе два диаметрально противоположных мира. Переход, который я совершила из одной жизни в другую, знания, которые были вложены в меня в той бескрайней пустоте, и три дня, которые я провела в этом мире, наполненные различными мыслями и рассуждениями, все это приводило лишь к одному. Решено, новая жизнь — новая я. Через десять минут выходя из ванны я была полна сил и уже не чувствовала ни слабости, ни усталости. Меня, завернутую в полотенце, Тилли усадила перед зеркалом, а мама, отобрав у нее расческу, начала сама расчесывать мои волосы. Это было непривычно, но очень приятно, и дало мне время рассмотреть себя в зеркале. То, что я видела, казалось мне странным. В конце концов, я много лет привыкла видеть в зеркале другое лицо. А сейчас на меня смотрело лицо ребенка, даже сейчас обладающего необычайно яркой внешностью, возможно даже слишком яркой для девочки десяти лет. Кожа словно алебастр без единого изъяна, огромные темные глаза, почти черные, затягивающие в свою глубину. Яркие полные губы и волосы, блестящая темная непокорная масса, спускающаяся почти до талии, немного присмиревшая под заклинаниями моей матери, перехваченная темно-синей лентой. Наряд был уже готов и лежал на кровати. Взглянув на него, я поняла, что раньше ничего такого в моем гардеробе не было. Все это было пошито за те три дня, которые я провела без сознания. На высказанное удивление мать сказала мне, что обновился весь мой гардероб, так как теперь он обязан соответствовать требованиям. Ушли в прошлое легкие детские платья, и теперь вся моя одежда должна подчеркивать мой новый статус Главы Рода. И хотя это довольно необычно, для девочки моих лет иметь полный взрослый гардероб, однако именно так и должно быть. Сейчас передо мной лежал наряд, состоящий из длинного темно-синего нижнего платья самого простого кроя, с вырезом «лодочкой» и длинными узкими рукавами, только по подолу его украшала серебряная вышивка. На это платье одевалось верхнее. Оно было более яркого синего, почти сапфирового цвета, застегивалось спереди и имело чуть более глубокий вырез. Рукава, расширяющиеся от локтя, были богато украшены, как и само платье, а так же имели небольшие застежки чуть выше локтя что бы закреплять их во время ритуалов. Руны вышиты драгоценными камнями и серебряной нитью, они складывались в причудливые узоры. В то же время, с первого взгляда было видно, что это не просто наряд модницы, а ритуальное платье. Также к наряду прилагался широкий пояс, в котором было предусмотрено место для крепления кобуры для волшебной палочки и ритуального кинжала. Кинжал находился тут же, ему минула уже не одна сотня лет. Узкий стилет, выкованный из неизвестного, чуть светящегося металла, длинная ручка с орнаментом из рун, украшенная камнями. Говорили, что его выковали темные альвы специально для нашего рода. Туфельки, обитые тканью того же цвета, что и верхнее платье, на невысоком каблучке, завершали образ. Сейчас я выглядела не столько старше своего возраста, сколько словно девочка, принадлежащая не этому миру. Стоило мне закончить одеваться, пришел отец. Я накинула простую черную мантию, и мы вышли из комнаты. Длинный коридор с рядом дверей по обе стороны уходил вглубь дома. Портреты, висящие на стенах, молча, провожали нас взглядами. Дойдя до центральной лестницы, мы спустились на первый этаж, оказавшись в огромном холле, освещенном тысячами висящих в воздухе свечей. Зайдя за лестницу, мы остановились перед массивными двустворчатыми дверями, за ними была еще одна лестница, ведущая в нижние помещения. Первые два уровня предназначались для хозяйственных нужд, тут располагались основные лаборатории, тренировочные залы и кладовые. Еще два уровня — темницы и различные оружейные помещения. И наконец, пятый, самый нижний уровень, опускающийся невероятно глубоко — Родовой зал с высокими потолками, освещенный факелам на стенах и свечами, висящими в воздухе. Он располагался в природной подземной пещере, в дальнем его конце журчал подземный родник, а через несколько естественных переходов было подземное озеро и родовое хранилище, где собирались вещи, которые нельзя доверить на хранение даже в Гринготтс. Тут же располагались самые страшные темницы. Судя по ощущениям, знания об этом принадлежали не Беллатрикс, а появились в моей голове недавно, что указывало на то, что это информация доступна только для Главы Рода и избранных его членов. Именно это подземное озеро было местом силы, на котором строился Блэк-мэнор, именно его воды были напитаны магией. Хотя на поверхности было еще одно озеро, питающееся водами подземного, и многие считали, что именно из-за него, для постройки Блэк-мэнора, было выбрано это место. В верхнем озере не было магии, но никто никогда не пытался кого-либо разубеждать в обратном. Войдя в двери зала, я увидела всех членов своего рода, находящихся здесь, и звезды на паутине-кружеве в моем сознании ярко вспыхнули, а потом приветливо замерцали, чувствуя родственную энергию. Самым интересным было то, что я смогла ощутить, что чувствовал каждый из них. Нет, это было не так как будто я знала, кто о чем думает, но если очень прислушаться и если те чувства достаточно сильны, тогда я могла бы сказать, какие они. Самым ярким было глухое раздражение, испытываемое тетей Вальбургой, удивленная заинтересованность дяди Поллукса и, как ни странно, облегчение, исходящее от моих сестер, они действительно были рады, что со мной все более-менее в порядке. Ради интереса я прислушалась к Сириусу, почему-то меня не удивило обычное чувство скуки и нетерпеливого ожидания конца церемонии, исходящее от него. Как ни обидно, но для единственного потенциально-светлого Блэка, мое избрание было не больше, чем очередным скучным заворотом от его семейки. Ситуация однако не располагала к долгим размышлениям и я постаралась переключиться на более насущные вещи. Это получилось сделать довольно просто, и я с радостью поняла, что шквал эмоций моего семейства мне абсолютно не угрожает. И хотя все дальнейшие действия казались немного вычурными и напыщенными, на самом деле они были проверенны и отточены веками существования рода. Отец вышел вперед, все разговоры сразу стихли. Даже если кто-то не понимал, почему была выбрана именно я, или были не согласны с этим выбором, они ни на секунду не показали своего отношения. Пока я шла в центр Ритуального зала, все, мимо кого я проходила, склоняли голову в знаке почтения. Подойдя к Ритуальному Камню, я заметила, что с другой стороны от отца ко мне подошел дядя Поллукс, еще больше я удивилась, когда он, сделав шаг вперед, заговорил: — Сегодня мы приветствуем новую Главу нашего рода. Надеюсь, что процветание рода продолжится и в будущем. Мы должны сделать все для этого, и первым нашим шагом будет обещание верности новому Главе. Приветствуйте Беллатрикс из рода Блэк. Все присутствующие опустились на одно колено и склонили головы, а через несколько секунд поднялись назад. Знания, которые я получила от предыдущих Глав Рода, позволили мне ни на секунду не задумываться о том, что необходимо делать. Я скинула мантию. Выйдя к Родовому Камню, я сняла с безымянного пальца правой руки кольцо Главы и положила его в центр Камня. Рядом с Родовым Камнем стоял ритуальный кубок и простой глиняный кувшин, наполненный водой из источника. Наполнив кубок на треть этой водой, я поставила его на Ритуальный Камень и, стилетом сделав надрез на руке, позволила крови свободно стекать в кубок, пока он не стал заполненным на две трети. Только после этого я начала читать слова древнего ритуала — слова, которые не менялись уже несколько сотен лет. — Магия рода моего, прими меня как продолжение твое перед родом моим. Обязуюсь силой своей служить роду твоему, и кровью своей защищать детей твоих, и волей своей наставлять их, и разумом своим обучать их, и болью своей искупать за них, и жизнью своей отвечать за них. Когда кубок был заполнен на две трети, по поверхности пошла рябь, как будто кто-то перемешал кровь и воду, над кубком появилось свечение. Взяв кубок в руки, я повернулась к членам рода и они по одному стали подходить ко мне в той же последовательности, что и три дня назад, когда клали камни. Делая небольшой надрез на ладони, они позволяли нескольким каплям крови упасть в кубок с ритуальными словами: — Принимаю тебя над собой как продолжение магии рода моего. Защищай меня, наставляй меня, воля твоя как закон для меня. Каждый из членов рода таким образом показывал магии свою готовность принять меня как Главу. И я не чувствовала никаких сомнений в их словах, все знали, что выбор магии рода не может быть ошибочен. Все понимали, что мой возраст не позволит сразу полностью возглавить род, но во всех чувствовалась надежда, чтобы со временем я стала достойной Главой Рода, и эта надежда передавалась мне и давала силы. Когда последние слова клятвы были произнесены, а все своей кровью приняли выбор магии, кубок был полон до краев. Сейчас наступал самый важный момент, и самый ответственный для меня. Обхватив кубок двумя руками я, закрыв глаза, начала искать в себе ту силу, которая должна была помочь мне в проведении ритуалов, а точнее силу, отвечающую за ритуальную магию. Найдя необходимый мне поток силы, я начала постепенно мысленно наполнять из него кубок, и в этот момент линии, связывающие меня с членами рода, начали наливаться светом и крепли, так что разорвать их будет очень тяжело, практически невозможно. Кроме этого я ясно видела, как каждый из семьи воспринял необходимость подчиняться мне и признать меня Главой Рода, но как бы тяжело для некоторых это ни было, все клятвы были даны искренне. Я понимала, что сейчас это отношение во многом обусловлено той силой, что витала в воздухе, она облегчала это принятие. Что станет потом, и как будут складываться отношения с каждым из этих людей, предсказать невозможно. Те нити, что связали меня с членами рода, действительно практически невозможно порвать, если только не ими самими, я же буду отвечать за этих людей всегда. Свечение все увеличивалось, и сейчас жидкость в кубке казалась серебристой. Аккуратно вытянув руку, я тонкой струйкой стала выливать эту жидкость на середину Родового Камня, прямо на кольцо Главы Рода. И вся жидкость попадала точно в центр кольца и как будто впитывалась в него. Когда последняя капля упала и исчезла в кольце, факелы на стенах вспыхнули ярче, осветив самые дальние уголки зала. Магия рода скрепила договор между его Главой и членами рода. К этому моменту я чувствовала себя полностью выжатой. Надев кольцо, чуть пошатываясь, я сделала несколько шагов и поняла, что сейчас ноги перестанут держать меня. Но тут мой отец подхватил меня под руку, не позволив упасть. Я не очень хорошо помню, как оказалась в комнате, в которой очнулась за несколько часов до этого.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.