Глава рода Блэк

Джен
G
В процессе
1353
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 189 страниц, 33 части
Метки:
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1353 Нравится 178 Отзывы 1011 В сборник Скачать

Глава 6.

Настройки текста
Спустя несколько дней жизнь приняла свой обычный монотонный характер. Я и Нарцисса занимались положенными для леди нашего возраста занятиями, такими как музыка, танцы, история, иностранные языки. Несмотря на то, что мы не были ровесницами, и Цисса действительно сильно отличалась от остальных Блэков, мы с ней неплохо ладили. Если прошлая Беллатрикс не особо старалась общаться с младшей сестрой, то мне это было довольно приятно. Она была веселой и явно любила своих старших сестер, а мне было нетяжело полюбить эту светлую девочку. К тому же она явно старалась не отставать от меня, поэтому практически все занятия у нас проходили вместе. Сириус же хоть и был ровесником Нарциссы, к занятиям особо не стремился, хотя дядя Орион собирался настоять на том, чтобы он присоединился к нам после Самайна. Отец начал рассказывать нам более глубоко о так называемой темной магии, так как именно эта магия является близкой нашему роду, а также о том, почему магию делят на темную и светлую, и в чем суть этого деления. Дядя Орион обучал нас основам экономики, и под его руководством мы делали первые шаги в мире инвестиций и бизнеса. В нашем роду считалось, что каждый должен уметь управлять своим состоянием. В этом мне было гораздо проще, так как и в прошлом, я была довольно тесно связана с экономикой. К тому же более взрослый разум позволял мне гораздо быстрее вникать в суть его объяснений. Основу благосостояния семьи составляли крупные землевладения. Ирония ситуации была в том, что если не учитывать магические способности у магов, как и у магглов, земля была самым большим богатством. Она давала зерно и различные травы, на ней выращивался скот и магические животные, и из ее недр добывали различные металлы, а также магические кристаллы и руды. Вторым богатством семьи было участие в различных предприятиях, вложения во многие из них приносили неплохой доход, а некоторые разработки хоть и были на данный момент убыточны, в перспективе своей могли принести семье значительную прибыль. Мои успехи в изучении дел семьи просто восхищали дядю Ориона, причем настолько, что через несколько занятий мне пришлось даже начать немного скрывать и занижать свои знания. Все эти занятия носили теоретический и, я бы сказала, почти не магический характер, что, надо заметить, меня немного разочаровало. Однако этому быстро нашлось объяснение. В нашем обучении отказались от магической нагрузки в связи с тем, что меня начинали готовить к проведению Самайна. Я даже не сразу поняла это. Но когда третий день подряд на обед подали только самую легкую пищу, в основном овощи и рыбу — это заставило меня оглядеться. Как оказалось, мой рацион был заметно скуднее, чем у остальных, и он продолжал уменьшаться. Взглянув на календарь, я обнаружила, что до Самайна осталось пять дней. Внезапная паника даже заставила меня на несколько мгновений заметаться по комнате. Проведение ритуалов, особенно на главные магические праздники, было не простой задачей. К тому же от них во многом зависело благополучие семьи. Судорожно пытаясь извлечь из памяти хоть какие-то сведения о том что мне предстоит, я с удивлением поняла, что это не вызывает такой уж сильной проблемы, и это позволило мне немного успокоиться. Уж если каждый год из века в век Главы моего рода проходят через подобный ритуал, значит, есть шанс, что все будет хорошо. Однако то, что это мой первый серьезный ритуал, заставляло волноваться. По крайне мере стало понятно, почему мой рацион так стремительно уменьшается. Залогом удачного проведения многих ритуалов является очищение организма, перед многими праздниками этого добивались, принимая легкую пищу. А именно перед Самайном это было наиболее важно, так как считалось, что магу, проводившему ритуал, приходится оберегать род от жителей потусторонних миров или общаться с сидами, а значит, частично переходить в иные миры. Легче всего этот переход давался тем, чье тело было так же легко, как и его дух. За три дня до празднования занятия отменили и вовсе. Все эти дни я проводила практически одинаково. Тилли, которая оказалась моим личным домовым эльфом, будила меня на самом восходе солнца, после чего я проводила около получаса в ванной с травами, благодаря этой процедуре мои чувства неимоверно обострялись. После ванной я ела то, что мне приносила Тилли. В основном это были лепешки из пресного теста, холодное мясо и травяной чай. Затем первую половину дня я, как и остальные женщины, находящиеся в доме, в простых одеждах занималась сбором трав на полях недалеко от поместья. Немного удивляло, что те травы, которые собирала я, складывались в отдельную корзину, в то время как то, что собирали остальные, складывалось вместе. Объяснение этому было довольно простое, травы собирались только женщинами, а травы собранные Главой Рода считались более целебными и сильными магически, по этому, так как Глав Рода женщин было не так много, все собранные ими травы хранились отдельно и использовались только в особых случаях. Как только солнце поднималось достаточно высоко, я спускалась к Родовому Камню. Эти часы были самые удивительные. Первое время я не понимала, зачем это необходимо, и бесцельно бродила по Ритуальному залу. Однако позже я начала ощущать странные потоки. Я не могла понять, что это за потоки, и даже как-то систематизировать их направление, поэтому я просто сидела рядом с Ритуальным Камнем и наблюдала за ними. Позже я с удивлением обнаружила, что могу любоваться ими несколько часов подряд. Только на третий день я поняла, что все они пропадают в одном месте, как вода, исчезая в портале-воронке. Выйдя из Ритуального зала, я ощутила такие же потоки, которые кружили в саду, за поместьем. Разница была лишь в том, что тут они возникали из такого же портала. Эта поляна за домом была рядом с небольшим озерцом, я была почти уверена, что она находится точно над Ритуальным залом. Она была такой же формы и размера, как зал внизу, но в середине поляны находилось кострище, на нем зажигался ритуальный огонь, а немного сбоку было еще одно кострище и небольшое сооружение, напоминающее печь. Перед заходом солнца я вновь принимала ванну с травами, а потом Тилли опять приносила мне еду. Обычно это были овощи и легкая рыба или птица. Даже такую нехитрую еду эльфы готовили просто великолепно. Сразу после захода солнца я ложилась спать. Мужчин за это время я практически не видела. Они все эти три дня ездили на охоту. И если день женщин проходил практически в полной тишине, то их день был наполнен скоростью и шумом. Проснувшись на четвертый день, я поразилась чувству легкости, которое было в моем теле. Приняв ванну и получив ставший уже обычным легкий завтрак, я спустилась вниз. И поразилась тому количеству людей, которые там находились. Многие из нашего рода прибыли, чтобы отпраздновать этот праздник под покровительством главной семьи. День был суматошный и пролетел в одно мгновение. Когда солнце начало садиться, практически все разошлись по своим комнатам готовиться к празднику, который начнется поздно вечером. Я же спустилась в Ритуальный зал, где Тилли уже ждала меня около подземного озера. Раздевшись, я вошла в озеро. Вода только вначале казалась ледяной, через секунду мне стало очень тепло. Немного постояв, я оттолкнулась от берега и поплыла. Очень странное ощущение. Мне казалось, что я плыву не в воде, а в какой-то магической субстанции, и хоть вода и была пресная, она держала меня на своей поверхности, как в самом соленом море. Я точно знала, что тут я не смогу утонуть. Несколько раз окунувшись, я вышла на берег. Тилли подала мне ритуальное платье, которое я уже одевала несколько недель назад. Выйдя из Ритуального зала, очищенной как телом, так и духом, я поднялась на поляну около верхнего озера. Ощущение легкости было настолько невероятным, что казалось, захоти я сейчас взлететь, это получилось бы у меня без малейших усилий. Солнце уже село, а члены семьи собрались около поляны. Я первая ступила на поляну и высекла новый огонь, как еще недавно обучал меня отец; разгорелся ритуальный костер, от этого огня были зажжены факелы, которые держали мужчины. Отойдя от костра и сосредоточившись, я постаралась уловить то место, где образовывался портал. Сейчас я поняла, что он почти закончил свое формирование и готов был открыться. Мурашки побежали у меня по спине, когда я стала осознавать, что то, что может пройти через этот или тысячи ему подобных порталов, открывающихся в эту ночь во всем мире — отнюдь не мирное, и к тому же обладает такой неимоверной силой, что я и все маги, собравшиеся на этой поляне, могли быть сметены одним дуновением этой силы. Но, стоя перед порталом и держа ритуальный клинок, я была готова в любой момент своей кровью защитить свой род. И вот свечение возникло передо мной в воздухе, и я, надрезав ладонь и собрав пригоршню крови, плеснула ее на открывающийся портал. Кровь исчезла в нем как вода, пролитая на землю в жаркий день. — Мы дети магии, мы ваши братья и сестры. Примите наши жертвы и радуйтесь с нами, а потом вернитесь в свой мир и не оставьте нам ни печалей, ни горестей, лишь свое благословение. Образовавшаяся арка засветилась мягким светом, что означало, что мир сидов принял нашу семью. Кроме собравшихся на поляне членов семьи, вместе с нами Самайн встречали все те, кто находился под покровительством Блэков: крестьяне, живущие на наших землях, рабочие, работающие на наших предприятиях. Нет, разумеется, не все были именно здесь, в каждом из наших поместий разводили священный огонь и был праздник. Но было понятно, что все эти люди принадлежат одному клану. Части всего того, что было получено за год, приносились в жертву. Не только животные и растения, что были выращены или собраны на наших землях, но и то, что было создано на наших предприятиях. Все это было либо сожжено в ритуальном огне, либо предано земле. Особое место в ритуальной трапезе занимал хлеб. Месилось тесто, и готовились обрядовые лепешки на овечьей шкуре, обладавшей магическими свойствами оберега и плодородия. Этот хлеб ели все члены семьи. А после подношений обрядовой пищи начался пир. Не было и намека на ту утонченность, которая присутствовала на трапезах в обычные дни. Где те изысканные леди и лорды? На этом празднике были лишь потомки великих воинов и крестьян, живших на этих землях и возделывающих ее много веков назад, когда они были благословлены магией. Появились столы и лавки, покрытые шкурами, все садились кругом, ближе к середине сидели члены рода, а дальше простые люди. Пища подавалась на глиняных, бронзовых и деревянных подносах. Как у наших предков, на столе была та дичь, которую добыли на охоте мужчины, и те продукты, которые были выращены в наших поместьях, а также молоко, масло, сметана, сыр, яблоки, орехи. Сам пир знаменовал собой окончание плодородного года. А то, что мы собрались вместе, говорило о том, что род силен и сплочен. В этот день мы показывали, что род — это единое целое, и нельзя навредить кому-то одному, потому что за ним стоит сила рода. А самое главное, на пиру ощущалось присутствие гостей из мира сидов. Но мирных гостей, не желающих навредить, а лишь, возможно, давших благословение нашей семье или кому-то из ее членов. Уже начинало светать, костер горел далеко не так ярко, как в начале вечера, когда Тилли аккуратно тронула меня за плечо. — Госпожа, пора, — ее шепот был чуть слышен. Оглянувшись, я поняла, что почти все, кто был на поляне, дремлют или негромко разговаривают. Домовые эльфы уже проворно наводили порядок. Осознав, зачем меня потревожили, я встала с довольно жесткой лавки, на которой я, видимо, дремала некоторое время. Подойдя к костру, я взяла немного ритуального хлеба и одну из специально приготовленных веток. Она была не обработана, но подобрана так, чтобы служить факелом. Я зажгла ее от костра и направилась в Ритуальный зал. Затекшие ноги сделали спуск достаточно трудоемким, однако пока я дошла, сон практически полностью прошел. Поток рядом с порталом-воронкой был уже практически неощутим. Гости с той стороны покидали наш мир. Остановившись прямо напротив портала, я установила факел в специальную напольную подставку, которую заранее приготовили. В глиняную миску я положила хлеб, из кувшина налив немного воды из подземного источника, я, опять сделав надрез на руке и собрав пригоршню крови, также добавила ее в миску. Отец, который сопровождал меня, быстро прошептал заживляющее заклинание, и на руке вновь не осталось ни шрама. Хлеб в миске впитал воду и кровь и стал мягким, вновь похожим на тесто. Даже зная, что надо делать, я плохо представляла сам процесс, однако, вновь решив просто отдаться на волю инстинктов, я закрыла глаза и стала искать те невидимые для остальных нити, которые для меня олицетворяли всех членов моей семьи. Найдя и поймав их все, я открыла глаза и взглянула на хлеб, и постаралась направить эти нити на него. В этот момент тесто поднялось в воздух и, медленно кружась, начало менять форму. Этот процесс требовал много сил. Сначала было мало понятно, во что же превращается эта бесформенная масса, но через некоторое время перед моими глазами в воздухе висела небольшая фигурка. И то, с каким искусством и точностью деталей была она выполнена, просто поражало. Адская гончая — символ нашего рода. Эти мифические стражи загробного мира, они были нашими покровителями. Еще немного полюбовавшись на творение магии, я взяла факел и поднесла его к фигурке. И она вспыхнула. Горела она завораживающе, пламя полностью повторяло ее очертания и казалось, что перед тобой и есть та самая адская гончая, объятая пламенем и замершая в преддверии дикой охоты. Внезапно пламя полыхнуло в последний раз, и фигурка взорвалась облаком пепла, которое зависло, а потом, подхваченное последним потоком, устремилось в портал между мирами, после чего он исчез. Так как празднование Самайна длилось всю ночь, на следующий день в поместье царила необыкновенная тишина. Однако уже поздним утром следов самого праздника не осталось, поляна была чистая, и только ярко-черное кострище указывало на то, что еще недавно тут разжигали огонь. * * * И опять несколько дней — и все вошло в привычную колею. Хотя конечно были и некоторые изменения. Во-первых, к нам присоединился Сириус. Первое впечатление о нем практически полностью подтвердилось. С одной стороны, он был непоседливым мальчишкой, хотя ничего другого я от него в этом возрасте и не ожидала. Однако кроме этой непоседливости в его характере было множество черт, сформированных под влиянием непростых отношений между Орионом и Вальбургой. Слишком требовательная мать и нежелающий лишний раз вступать в конфликт, а чаще и не знающий о нем, отец развили в нем стремление не только противостоять всему, но и самому идти наперекор им. Наличие младшего брата и желание его оберегать, пусть и отвлекая внимание матери на себя, развили в нем привычку жертвовать собой ради блага тех, кого он решил защищать. Это же породило нетерпимость к тем, кого он относил к противоположной стороне. В общем, его характер был сложен и противоречив, врожденные черты менялись под жизненными обстоятельствами, что превращало его в заряд замедленного действия. Во-вторых, к обычным спокойным теоретическим занятиям наконец-то добавилась практика, или правильнее было бы сказать подготовка к ней. Дядя Поллукс начал преподавать нам основы магического боя, разумеется пока без применения магии, а также боя с оружием. Хотя требовали от нас умения владеть различным оружием и даже использовать для боя просто попавшие под руку вещи, больше всего мне полюбился легкий недлинный клинок, выкованный альвами. Он казался продолжением моей руки, и хотя сейчас он для меня еще великоват, вскоре я смогу использовать его полноценно. Сейчас же эти занятия были больше похожи на занятия физкультурой и направлены на развитие наших физических сил. Сколько я себя помнила до того, как я попала в этот мир, я не была слишком спортивной, скорее наоборот, немалая доля лени сделали из меня крайне неспортивного человека. Тут же я для себя открыла целый новый мир. Магический бой напоминал мне танец, где тебя и партнера связывают неимоверно сильные чувства, а ваша магия переплетается, превращаясь в единое целое. Также нам начали преподавать основы зелеварения, к которому, у меня особых способностей не обнаружилось. И хотя и полной бездарностью в этом предмете я не была, маловероятно, что я когда-нибудь пойму прелесть нарезания скользких и противных ингредиентов. Хотя четкость и аккуратность этой науки мне импонировала. Кроме этого, лично со мной разбирались все действия, которые принимались от моего имени, как от имени Главы Рода, что тоже занимало немало времени. Таким образом, мои дни были расписаны с утра до позднего вечера, а постепенно я стала даже получать удовольствие от этого плотного графика.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.