Глава рода Блэк

Джен
G
В процессе
1353
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 189 страниц, 33 части
Метки:
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1353 Нравится 178 Отзывы 1011 В сборник Скачать

Глава 5.

Настройки текста
Сказать, что целитель Эдриан был недоволен, значит ничего не сказать. Даже через плотно закрытые двери я слышала, как он выговаривал моим родителям и тетке Вальбурге за то, что мне не просто позволили подняться с постели, но и проводить тяжелый ритуал. И действительно, слабость преследовала меня еще несколько дней. Ни о каких серьезных занятиях и речи не шло, так что все это время я в основном общалась с сестрами, размышляла или спала. За эти дни я постаралась систематизировать все те знания, которыми обладала, основываясь на прочитанных книгах и историях. А также разобраться с тем, что требовалось от меня как от Главы рода Блэк. Мне было десять лет и, значит, через год я должна получить письмо из школы волшебства и чародейства Хогвартс. До этого никаких возможностей близко изучить сложившуюся в стране ситуацию у меня не было. Как и у большинства детей из аристократических семей, круг общения у меня был крайне невелик, и в основном состоял из родственников и людей, близких семье. Объяснялось это тем, что дети магов до начала формирования магического ядра были очень уязвимы к внешнему воздействию. Нет, магия, разумеется, защищала, но в основном это касалось роста и развития ребенка, но если бы кто-то захотел навредить ему, например, проклясть — это могло иметь достаточно серьезные последствия. Именно поэтому в Хогвартс принимали только тех, кому на первое сентября исполнилось одиннадцать лет, и соответственно, хоть какая-то защита у них уже была. Даже если ребенку одиннадцать исполнялось первого или второго сентября, его принимали уже на следующий год. В общем, именно поэтому в настоящий момент все мое окружение состояло из немногочисленных близких родственников. А среди них моих ровесников или близких по возрасту детей было и того меньше. В свое время этот вопрос вызывал большие споры в нашей семье, так как мой день рождения был в конце августа. И хоть на первое сентября мне уже и исполнится одиннадцать лет, мое магическое ядро было бы сформировано не до конца, обычно на это уходит около двух недель. Конечно, в связи с последними событиями этот спор потерял свою актуальность. Будучи Главой рода Блэк я с одиннадцати лет могла фактически претендовать на полную самостоятельность. На самом деле мне даже повезло, что я попала в тело Беллатрикс, до ее одиннадцатилетия. Это давало мне время разобраться в себе и в том, что происходит, прежде чем кто-то начнет ожидать от меня каких-то действий. Дело в том, что, кем бы ни был ребенок, по всем законам до одиннадцати лет, когда начинается первое открытие магического ядра и когда маг получает свою первую волшебную палочку, он был полностью зависим от родственников или опекунов и даже в моем случае это не отменялось. В дальнейшем, в зависимости от обстоятельств, ребенок в том или ином возрасте мог претендовать на самостоятельность, в основном это касалось сирот и несовершеннолетних глав семей или родов. Поэтому до одиннадцатилетия никаких особых действий от меня как от Главы Рода не ожидается. Также до одиннадцати лет я не могу заключать или подтверждать какие-либо договоренности ни от своего имени ни от имени рода, значит, и с этой стороны у меня есть время во всем спокойно разобраться. Следовательно, в ближайший год я должна была провести лишь несколько ритуалов на крупные магические праздники, такие как Самайн или Йоль. Эти мысли напомнили мне, что до Самайна оставалось не так уж и много времени, поэтому подготовкой к нему надо было все же заняться серьезней. В свете этого я думала, что в основном пока все мои обязанности возьмет на себя мой отец или другой маг, который станет моим негласным наставником, он должен будет объяснить мне все тонкости и нюансы дел. А я буду тихонечко набираться опыта. Однако потом я узнала, что это, мягко говоря, не соответствует истине. На самом деле большую часть то, для чего избирается Глава Рода, невозможно переложить ни на чьи плечи, так как суть действий Главы Рода исходит из взаимодействий с магией. То что я не смогу по тем или иным причинам сделать сейчас будет откладываться до того момента когда я не смогу исполнить свои обязанности, а это значит что дела будут просто копиться как снежный ком чтобы потом, в один момент обрушиться на ленивую Главу Рода. Обязанности Главы Рода можно условно разделить на две части. Первая часть заключается в проведении ритуалов, просто на данный момент я буду проводить минимально возможное количество, только то, что необходимо для поддержания рода, а постепенно буду увеличивать их количество и силу. Вторая часть больше связанна с политическим положением семьи, многие эти вопросы будут решаться представителями семьи, либо позже, либо с советом наставников, однако ни одно из этих решений не может считаться окончательным до тех пор, пока я не смогу принять так называемый «совет магии». «Советом магии» называется ритуал, который я смогу проводить для получения некого одобрения наших действий, но только после того как мне исполнится четырнадцать. Это означает, что сейчас меня будут обучать, чтобы потом я могла решать путь нашего рода. В любом случае у меня есть чуть меньше года, дабы освоиться в этом мире. И начать я решила со сбора сведений о проблемах, которые я должна была решить — по мнению Глав Рода, отправивших меня сюда. Во-первых, насколько обоснованно было их беспокойство. А во-вторых, также надо было определить, в какой именно мир я попала, и какие знания у меня есть о вероятном будущем этого мира. На основании этих двух условий надо было составить хоть небольшой, а лучше все же подробный план действий. А первым делом все усилия надо было направить на собственное восстановление. * * * Через три дня я смогла уже встать с постели и присутствовать на общем завтраке. Большинство родственников уже разъехались. В поместье же остались только близкие мне люди и главы семей, входящих в род. Андромеда уже вернулась в Хогвартс, Нарциссу вместе с кузенами Сириусом и маленьким Регулусом отправили в дом тетки Вальбурги, из детей за столом была только я. Завтрак проходил в довольно чувствительном напряжении, все были в небольшом замешательстве. Сейчас я с удивлением поняла то, что никогда не приходило мне в голову в детстве. Взрослых гораздо сильнее выбивает из колеи необычные ситуации. Никто до конца не понимал, как они должны себя вести вроде с ребенком, а вроде и с главой клана. Несмотря на то, что домовики, как всегда, были на высоте и блюда, поданные к столу, просто таяли во рту, от такого пристального внимания я едва смогла проглотить несколько кусочков. Хорошо, что память моей предшественницы позволяла абсолютно не задумываясь вести себя в обществе и знать кто есть кто. Блэк-мэнор всегда в большей мере выполнял функции резиденции и принадлежал Главе Рода. То есть, как только избирался новый Глава, семья предыдущего должна была покинуть поместье. Разумеется, проблем с этим не было, Блэки был крайне состоятельны и у каждой семьи был не один дом, однако, это все же накладывало некую напряженность в отношения, хотя все понимали необходимость данного поступка. Объяснялось это довольно просто: именно Глава Рода должен был иметь доступ к Родовому Камню и источнику силы. Когда после завтрака отец, дядя Поллукс и дядя Орион попросили меня пройти в кабинет, это не стало неожиданностью. Кроме них там присутствовали еще несколько магов и ведьм нашей семьи и, к явному неудовольствию дяди Ориона, тетя Вальбурга. Кабинет, в который мы прошли, еще недавно был кабинетом предыдущего Главы. Как любая комната, где человек проводит много времени, он был просто пропитан духом и магией дяди Арктуруса. Темные деревянные панели на стенах, массивная мебель и плотные темно-коричневые портьеры, которые не позволяли свету проникать в комнату, массивные бронзовые подсвечники и стол, на котором в абсолютном порядке лежали бумаги. Этот кабинет казался его продолжением. Все вели себя со мной подчеркнуто вежливо и по-деловому, практически как с равной, понимая, что через несколько лет я сама буду принимать решения, ни с кем не советуясь. Именно поэтому сейчас они явно пытались занять место наставников, чтобы влиять на дела рода. Когда все расселись, первым заговорил дядя Поллукс. — Беллатрикс, я хочу еще раз поздравить тебя с тем, что магия сочла тебя достойной стать Главой нашего благородного рода. Этот кабинет вскоре станет твоим, именно поэтому мы решили, что разумнее всего будет собраться здесь. В этот момент возникла небольшая пауза, вызванная внезапно упавшей книгой из небольшого книжного шкафа. В таких шкафах хранились те книги, которые часто требуются хозяину кабинета, дабы он не брал их постоянно из хранилища. Этой паузой воспользовалась тетя Вальбурга. Встав передо мной она, не обращая на раздражение остальных, начала свою, явно подготовленную и отрепетированную речь. — В ближайшие годы тебе придется много понять и изучить, мы собрались здесь для того, чтобы помочь тебе стать достойной Главой Рода Блэк. Ты должна понять, что быть Главой Рода, такого как наш, это не просто большая честь — это постоянное совершенствование и неустанное следование кодексу чистокровных. Мы поможем тебе осознать свой долг перед родом и понять, как стать великой Главой Рода, — голос тетушки никогда не был особо приятным, скорее можно было его назвать мощным. Эта ведьма всегда считала, что именно она представляет из себя истинную Блэк. Она была высокого роста, почти черные глаза и темные волосы, убранные в тугую прическу, при всей красоте тети придавали ее образу мрачность. Кроме этого, ее жизненные взгляды и твердая, до нетерпимости, приверженность им не добавляла ее образу привлекательности, особенно для детей. Хотя прежняя Белла общалась с тетушкой довольно неплохо, можно даже сказать, она во многом старалась быть на нее похожей. Но это скорее объяснялось тем, что Вальбурга не делала различий между детьми и взрослыми, когда вопрос касался обсуждения чистокровности и позиции магов в мире. Возможно, Беллу зачаровывала та уверенность, с которой она говорила о превосходстве магов и обещания тех знаний, которые в свое время сулила ей тетя. Именно на этом сейчас и хотела сыграть Вальбурга. На самом деле ее радикальная позиция не находила сильного отклика в семье. Если сейчас Глава Рода окажется под ее влиянием, это сулило большие перемены в жизни Блэков. На самом деле ее уверенность в том, что именно она больше всех сможет повлиять на Беллатрикс, больше всего сейчас волновала семью. Все видели тот интерес, который до этого она проявляла к разговорам тети о превосходстве чистокровных магов над полукровками и маглорожденными, а тем более над маглами. Из-за этого опасения, что семье придется занять более радикальную позицию, выглядели вполне реально. Одно дело, когда речь идет просто о ребенке — это проблемы его родителей, а вот когда такая же ситуация касается Главы Рода, волнений становится значительно больше. И только довольно спокойное поведение Беллы после ритуала, на которое, разумеется, все обратили внимание, немного успокаивало магов. Они увидели явную возможность ослабить влияние Вальбурги. Просто же не подпускать к ней Вальбургу невозможно, несмотря ни на что, она имела такие же права, как и остальные. — В первую очередь надо решить, какой особняк выделить для семьи Арктуруса. — Вальбурга продолжала вести себя так, будто она является председателем этого импровизированного собрания. — Я думаю, что дом в Уэльсе прекрасно подойдет, — Орион, всегда немногословный, предпочел предложить наиболее лучший вариант, чтобы сразу решить этот вопрос. Он всегда отличался тем, что решал все вопросы быстро и четко, не пытаясь юлить и перебирать варианты, и чаще всего все его предложения оказывались оптимальными. А сейчас это одним махом перечеркнуло все старания его жены взять ситуацию в свои руки. — Тем более именно там предпочитает проводить время Лисандра. Все обернулись ко мне. В моей памяти сейчас же всплыл образ этого поместья: красивый дом, большое количество земли, прекрасные конюшни. Я не видела никаких причин отказывать, к тому же пока было страшно принимать такие решения, но глубоко вздохнув, я кивнула. С этого мгновения вопросы понеслись, как снежный ком. Я только успевала хоть немного вникать в их суть. Кто будет решать вопросы с гоблинами? Кто займет место в попечительском совете Хогвартса? Кто будет представлять род в Визенгамоте? Кто будет заниматься делами и жалобами крестьян? И еще множество иных вопросов, которые решал Глава Рода и которые необходимо разделить между взрослыми до тех пор, пока я не смогу ими заниматься самостоятельно. Отец и дядя Поллукс виртуозно обходили все попытки Вальбурги выдвинуть свою кандидатуру, а также отводили огонь от дяди Ориона, когда она пыталась решить вопросы с его помощью. Все и так понимали, на что он идет, отказываясь в открытую поддерживать супругу. Я пока не могла сказать точно, что за коалиции собирались вокруг моей персоны, но уже сейчас было видно, что эти трое мужчин объединены каким-то договором. Я не знала их, да и память Беллы не могла мне помочь, так как и она знала их не иначе как родственников, которых видишь лишь на большие праздники, и отца, с которым так же общаешься на довольно большой дистанции. Все же в благородных домах детьми, особенно девочками, до определенного возраста чаще всего занимались матери или воспитатели и домовики. Решение присмотреться к ним повнимательнее на тот момент показалось самым оптимальным. Отстраненно я заметила, что если оценивать все мои поступки и мысли с момента появления в этом теле, то все они в основном сводились к решениям осмотреться и изучить. Действительно, что я могла сделать сейчас, не зная ни этих людей, ни того, что от меня требуется? Также поднимался вопрос о брачных договорах, но я отказалась пока это обсуждать. Я в принципе старалась не трогать пока те вопросы, которые касались известного мне будущего, потому что не знала что нужно сделать так же, а что необходимо предотвратить. Решение всех вопросов заняло несколько часов, так что, когда я после обеда вышла в сад, моя голова напоминала мешок сена — большой объем, абсолютная легкость, и ни одной весомой мысли. В середине октября еще бывали дни, когда солнце вдруг вспоминало, что еще недавно было лето, и пригревало достаточно жарко. Присев на лавочку, я и не заметила, как задремала. Проснулась я, когда рядом со мной на скамейку сел отец. Почему-то именно в этот момент я почувствовала к нему такое необычайно сильное доверие, что, абсолютно не задумываясь, сказала: — Я не знаю, как я справлюсь, — я действительно была растеряна. — Не переживай, мы поможем тебе, я всегда буду рядом, — эти простые слова как будто придали мне сил. — Мы ведь понимаем, что ты не можешь сразу отвечать за все, мы будем поддерживать и обучать тебя. Магия не делает ошибок, ты станешь прекрасной Главой Рода, и я очень горд, что ты моя дочь. — Но ведь все ожидали другого выбора. Неужели так просто приняли такой? — Разумеется, не просто. Особенно твоя тетка Вальбурга. Но мы не можем знать всего, возможно, именно такой путь должен привести к процветанию рода. Не сомневайся в себе и никому не позволяй сомневаться. Это выбор магии, нашей матери и покровительницы, не нам его оспаривать. — А ты? Как ты относишься к тому, что произошло? — Знаешь, Белла, я буду с тобой откровенен, — отец как-то странно на меня посмотрел. — Возможно, ты поймешь меня не сразу, однако это хорошо, что ты задала такой вопрос. Ни одному своему ребенку я не пожелал бы такой судьбы. Хотя это может показаться странным, ведь это напрямую говорит о том, что наша семья сильна, и поднимает ее на новые высоты в обществе. Да, твое избрание Главой Рода говорит, что ты сильная и талантливая ведьма, это сулит почет и уважение, уже сейчас ты магически сильнее многих своих сверстников, а вскоре станешь ровней и взрослым магам, с твоим мнением будут считаться и уважать его. Однако у всего в мире есть две стороны. Сейчас ты этого еще не можешь прочувствовать до конца, но вскоре поймешь, что такое высокое положение принесет в твою жизнь и множество отрицательных моментов. Большая сила и власть всегда привлекает множество подхалимов, которые надеются на что-то для себя, они могут прикрываться личиной друзей, но на самом деле будут обычными лицемерами. И распознать их в своем окружении — неимоверно сложная задача. Но даже это не самая главная причина того, почему я не рад тому, что Главой Рода стала моя дочь. Ты знаешь, сколько из Глав нашего Рода имело семью? — Нет, я никогда особо не рассматривала семейный гобелен. — Вообще-то это плохо. Я был уверен, что вас лучше учат истории рода, — отец задумчиво замолчал. — Так какой же ответ на твой вопрос? — На самом деле, не так уж много, даже среди мужчин, а из женщин ни одна. Чаще всего для Главы Рода именно род становится семьей. Слишком много ответственности и забот ложится на него. Глава заботится обо всех членах рода, они все, от мала до велика, его дети и во всех этих заботах чаще всего даже не возникает мысли о какой-либо другой семье. И даже если мужчина еще может жениться или был женат до того, как стал Главой рода, то для женщины это практически невозможно. — Но почему, ты считаешь, что никто не захочет взять меня замуж? — Ты задумывалась над тем, из кого выбирают Главу Рода, кроме мужчин? — Ну, из девушек. — Да, из девушек, рожденных Блэк. Жены хоть и вошли в род, но все же несут в себе кровь другого рода, а когда девушки, например твои сестры, выйдут замуж, они перестанут быть полностью Блэк. Эта двойственность всегда будет у замужних женщин, они всегда, хоть немного, но принадлежат двум родам. Для тебя же этот путь закрыт. Нет, ты можешь выйти замуж, но ни при каких условиях Глава Рода не может войти в другой род. А значит надо, чтобы мужчина вошел в наш род, но вероятность этого крайне мала. Магов, даже не являющихся прямыми наследниками, воспитывают так, что они крайне редко соглашаются перейти в другой род. Для подобного должны быть очень веские причины, чтобы их магия не сочла это предательством. Поэтому сразу, как только ты стала Главой рода Блэк, все брачные обязательства, если бы такие были, аннулировались бы. И хотя ты, возможно, еще не задумывалась над этим, но боюсь, твоей семьей навсегда останется род Блэк, а это не та участь, которой я бы желал для своей дочери. Наверное, это был самый сложный разговор, который когда-либо приходилось вести моему отцу. Говорить с маленькой девочкой о том, что она теряет, хотя возможно она еще не до конца понимает это. Я сама же напротив, прекрасно понимала перспективу. Видеть, как все твои сестры и подруги влюбляются, обзаводятся семьями, практически не имея надежды обрести все это для себя, действительно было не весело. Но сделать с этим я ничего не могла. Сейчас же более важным казалась необходимость поддержать отца, который, несмотря на внешнюю холодность, действительно сильно переживал за свою дочь, поэтому я сделала вид, что эта проблема не затронула меня очень сильно, и постаралась переключить его внимание. — В таком случае, мне надо много учиться, чтобы не обмануть ожидания рода. Ты поможешь мне? — Конечно, ты же моя дочь. Я бы помог тебе в любом случае. А уж помогать Главе моя святая обязанность. Но это не значит, что я буду позволять тебе отлынивать от обычных твоих занятий. Я знаю, как ты не любишь занятия музыкой с сеньором Фочетти. Однако ты должна стать не просто Главой Рода, но и истинной леди. Надеюсь, что завтра утром нам не придется как всегда разыскивать тебя по всему поместью, — несмотря на серьезный вид отца я слышала смех в его голосе. — Конечно, я понимаю, сеньор Фочетти остается, несмотря ни на что, будь то пожар, наводнение или избрание меня Главой Рода. Хотя наша нелюбовь взаимна. Мама все еще надеется сделать из меня великого музыканта, или хотя бы прилично играющую леди. Увы, Нарцисса в этом случае для нее гораздо большая отрада, чем я. Легко поцеловав отца в щеку, я побежала переодеваться к ужину. Так как количество людей в поместье еще было достаточно велико, ужин накрывали в большом зале, и наряд должен соответствовать.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.