Таинство в незнакомом

Kuroshitsuji, Bungou Stray Dogs (кроссовер)
Слэш
PG-13
Завершён
9
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Метки:
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 0 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Рукописи его не законченные, да и рукописями их нельзя было бы назвать, скорее отголоски образов, беспокойно вьющиеся на бумаге, что полны мрачными думами: склоняющихся ветвей над могильными плитами, темного пасмурного неба, оплакивающее очередную потерю дорогого для кого-то человека или быть может напротив одинокое захоронение, со старыми давно пожухшими цветами, стоящее поодаль, словно на каторге. Множество строк было исписано, ровным и аккуратным каллиграфическим почерком, но по итогу ничего кроме образов и идей не возникало.       Эдгар Аллан По никогда не считал себя человеком, что может впасть в творческий кризис. Всегда было напротив, его мысли блуждали, цвели алыми розами на старых оградах, придавая жизни толику нехватающего цвета. Его мысли всегда были полны идей и сюжетов. Его мысли всегда были глубоки и ненастны в своей абсурдности и мистификации.       Сейчас же не было ничего. Эдгар ощущал, что тело его иссушается, глаза его слепнут от взгляда на столь пугающий мир. Он не видит ничего того, что мог видеть ранее. Нет той таинственной красоты.       Его душу окутывало уныние. Оно когтями впивалось в тонкую материю и выло пронзительным плачем на ухо.       Ему ничего не оставалось, кроме как вылезти из своего собственного склепа, под названием дом, на улицу в поисках желаемого вдохновения.       Творец без вдохновения может ли он считаться творцом?       Поэтому он оказывается на кладбище. В окружении гнилых тел и вечной трагедии. Он сканирует взглядом все, вдыхает полной грудью воздух ледяной и непривычно влажный, в такой то душный день. И все же кладбище, словно отдельный мир, понимает писатель, прогуливаясь меж надгробий и скользя взглядом по именам умерших.       Но даже тогда он не ощутил ничего, что могло бы развеять его страдания.       Так было до того момента пока взгляд его не упал на одинокую фигуру в черном плаще и причудливой шляпе, словно ведьминской. Фигура была стройна, облачена в черное, и волосы, о, эти волосы подобны лунному свету—серебристые длинные. Эдгар не заметил как руки его потянулись к записной книжке, черной кожаной, что было в какой то степени даже иронично. Ох, если бы он был художником...он смог бы написать такой портрет. Что бы дух захватывало у посторонних, чтобы мурашки бежали по спинам. Но он всего лишь писатель, имеющий при себе одно оружие—слова.       А после фигура обернулась. У Эдгара в груди сжалось сердце от волнения. Глаза незнакомца, сияли ядовитым зеленым. Когда писатель моргнул призрачной тени больше не было. В его блокноте вырисовывались слова.       В эту ночь ему снятся сны о тенях и зеленых глазах. Эдгар просыпается, его руки дрожат, а в голове так вдруг много-много мыслей. Он бежит в кабинет и хватается за перо.       Мрачный образ не отпускает его еще долгое время. Он цепляется за него, как за спасательный круг от напасти и пишет, пишет, пишет пока за окном не разливается алый рассвет, словно кровь растекшаяся по полу.       Таинственный человек даже спустя неделю не покидает его голову. Этот человек загадка, понимает Эдгар. А как писателю и вместе с тем детективу, загадки прельщают, интригуют. Их хочется раскрыть. Поэтому он так слепо и в какой-то мере глупо надеется еще хоть раз встретить того человека. Высматривает на улицах людей, что довольно необычно для него ввиду собственной скромности и страха, но никого даже отдаленно похожего не видно. Со временем Эдгару приходиться смириться с мыслью о том, что возможно просто не судьба.       Творческий кризис вновь подступает к дверям дома. И вместе с этим настойчиво стучаться издатели.       Единсвенное, что пополняется это кружки кофе и измятые листы на столе.       Он выбирается на улицу уже поздно ночью, когда людей мало или вовсе совсем нет. Его сопровождает звездное небо и Карл, снующий рядом.       Смотря на него Эдгару всегда хочется улыбаться. Его верный друг всегда такой забавный в своей вечной суетливости.       Эдгар вглядывается в улицы, фонари одиноко горящие вдалеке и редкий свет домов. Он дышит воздухом полным свежести.       Писатель останавливается на мгновение, пригвожденный к земле каким-то странным чувством, что морозит кости. Он оглядывается, но не видит никого и ничего подозрительного. Быть может ему просто показалось и все это не более чем последствие недосыпа?       Карл скребется о ноги, перебирает лапками и пищит. Эдгар отвлекается от размышлений. —Что, дружочек, уже хочешь домой? — добродушно улыбается он и протягивает руки к питомцу. В этот момент с боку он замечает тень у фонаря. Она мелькает на доли секунды, но это настораживает. Возможно Карл тоже это чувствовал—опасность? Обычно он не волнуется...       Эдгар решает не испытывать судьбу. Он поворачивает назад.       На плечо ложится белая, словно у трупа рука с длинными черными ногтями. От неожиданности Эдгар подпрыгивает и думает обернуться. —О, нет-нет, вам нельзя оглядываться,—шепчет незнакомец. Голос у него приятный, такой насыщенно глубокий, —Ночью обычно опасно, вы не знали? —он хихикает,—Как хорошо, что я подоспел. Было бы жаль потерять такую любопытную душу. О, кажется, все, ушло. Теперь вы можете идти.       Ощущения уходят и также исчезает человек, остановивший его. Эдгар оглядывается, пытаясь найти хоть одну подсказку того, что не его мозг виной всему этому, что это все не галлюцинация. Но улица все так же пуста и спокойна.       Его тело вязкое, какое-то слишком чужое и в тоже время тяжёлое, налитое свинцом. Эдгар ступает домой, не понимая что произошло и о ком таком опасном говорил незнакомец?       Но быть может это не так важно? Руки его вновь тянуться к перу и листам.       Слова вновь текут сами собой, так же как и течет река —плавно.       Здание темное, черное. Окна выглядят пыльно и чуть потресканно, а вывеска съехала набок. Эдгар смотрит на фасад, напоминающий скорее старый кукольный дом, нежели полноценное здание. И черт возьми, он совершенно не знает как оказался у похоронного бюро. Словно мягкой, но настойчивой силой невидимой рукой, его тянуло сюда. И в воздухе было что-то этакое. Странное. Еще пару кварталов назад, не было ощущения мороза и запаха свежевскопанной земли,—что так напоминает запах смерти. Еще совсем недавно, по коже его не бежали мурашки и сердце не заходилось в неровных толчках, таких взволнованных.       Эдгар ежится и хочет вернуться домой. Вновь войти в уютный кабинет, с раскиданными листами, погладить Карла по мягкой шерстке. Просто вновь побыть одному. Но он стоит здесь.       Какого черта его рука тянется к двери и почему он заходит внутрь Эдгар не понимает. Это должно было насторожить. Конечно, еще как. Но он просто оглядывает помещение. Оно темно, напоминает его собственный дом, пахнет пылью и вокруг множество гробов, стоящих в ряд. Он прослеживает как блестят их лакированные крышки.       Эдгар дышит. И все же делает шаг назад. Нет, все таки не стоило приходить сюда. —Охо, неужели клиент,—раздается знакомый голос с боку отчего Эдгар подпрыгивает, —Ну-ну, что же это вы пугаетесь, дорогой. Вам нужен гроб? Я могу предложить вам отличные варианты!       Эдгар оборачивается. И тут же столбенеет. Этот тот самый человек, что был на кладбище, правда сейчас у него глаза прикрыты челкой. И голос слегка другой. Не такой глубокий и приглушенный. Или быть может ему кажется? —Я-я...п-просто... —Ну что это вы трясетесь, —незнакомец оглаживает его плечи,—я ведь не смерть какая-то или призрак, вполне осязаемый и вполне себе человек, ну насколько это возможно,—мужчина хихикает. Это странно, думает Эдгар. —Я..ошибся, д-да. Прошу п-прощение, —писатель чуть отодвигается от незнакомца и готов уже вылететь из бюро. Что-то его тревожило, настораживало. Что-то не давало ему покоя. Но вот что именно? И это пугало, незнание причины.       План его проваливается, цепкие длинные пальцы хватают за запястье и тянут в глубь помещения. Эдгар прослеживает блеск паутины в углу.       Он все еще думает, что это чертовски странно, когда его усаживают на крышку гроба. —Ну куда же вы, я так давно ждал нашей встречи! —Что? — Эдгар вздергивает голову и тут же попадает в хватку холодной руки. Эдгар Аллан По перестает понимать что-либо совсем. —И как же мне не желать встречи с душой, что так тонко чувствует смерть! Знаете, я читал ваши работы и на удивление они все довольно точно описывают сущность дел. Это так интригующе. Не считаете?       Писатель лишь дергает плечом. И еще больше он дергается, когда чужие руки проходятся по его волосам и человек наклоняет свое лицо еще ниже, почти к самому носу. —Знаете, это не честно то, что я не вижу ваших глаз, когда вы видели мои. Не считаете так? —челку отодвигают и Эдгар морщится от непривычных ощущений. Мужчина молчит, вглядывается в глаза и усмехается. —Прекрасно,—напевает он. Воздух становится холоднее. Эдгар замечает проблески зелени. Человек отстраняется, он больше не улыбается, а скорее выглядит задумчиво. —И все же вы так любопытны, от вас ведь тоже веет смертью, Эдгар. —О-откуда вы знаете мое имя? —О, я много чего знаю. Хи-хи... Но не волнуйтесь вреда я вам не причиню. Не в моих принципах ломать то, что мне нравится.       Становится душно, писатель встряхивает головой, вновь скрывая глаза. —М-мне пора.       На удивление мужчина кивает и элегантно протягивает руку, помогая подняться. Так же элегантно он целует костяшки пальцев, отчего Эдгар краснеет. Незнакомец смеется. Уже перед выходом он получает в след: —Я буду с нетерпением ждать следующей нашей встречи!       Эдгар не оборачивается. И уже дома он пишет как не в себе, не прерываясь ни на что, кроме редких поглаживаний Карла.       Эта история получается еще более мрачной чем обычно, он пишет о вечности, смерти и тоскливых кладбищах. Он пишет, так, словно ему просто диктуют то, что стоит написать. Эдгар Аллан По погряз в грезах о тайном.       Еще через несколько дней он прогуливается мимо знакомых улиц, раздумывая о том человеке, имя которого он так и не узнал. Но подходя к месту, где находится похоронное бюро...Эдгар в шоке замирает.       Его нет. Место пусто.

—Прошу п-прощение, здесь было похоронное бюро, г-где оно? —Похоронное бюро? Прости, вы что-то путаете. Никакого такого бюро здесь и подавно никогда не было.

Его новая книга получает большую популярность, чем все предыдущие.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Kuroshitsuji"

Ещё по фэндому "Bungou Stray Dogs"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.