Посторонняя

Фемслэш
NC-17
Завершён
292
Пэйринг и персонажи:
Размер:
83 страницы, 10 частей
Метки:
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
292 Нравится 65 Отзывы 67 В сборник Скачать

Часть 2⭕✔️

Настройки текста
Зайдя в склеп, Реджина открыла потайную дверь и, спустившись по небольшой винтовой лестнице, оказалась в подвальном помещении. Имитация камина, диван, полки с различными шкатулками и книгами, сундуки и ящики — всё это и было хранилищем. Рана сильно болела, не давая нормально сосредоточиться. Голова начинала раскалываться, но упёртый характер не давал уйти. — Кто же ты? — задумчиво спросила королева, с трудом нагибаясь к сундуку и выуживая нужную книгу, среди многих прочих. Девушка не выходила из головы Реджины всю ночь. Бледность кожи, красивое лицо, опасная улыбка и необычный цвет глаз с безумием в чёрных зрачках — завораживали. Она долго вспоминала, где могла видеть подобную одежду и как только переступила порог склепа, пришло осознание. Ведьмина Печать — книга в зелёном переплёте, которую она забрала у останков старой монашки в очень странном месте. Даже тогда, в будни Злой Королевы, ей показалось это странным. В тот день она мчалась по следам падчерицы и когда её экипаж перепутал поворот — оказалась в дремучем лесу. Карета проехала достаточно много пути, прежде чем брюнетка выглянула в окно и приказала остановиться. Тогда она отчитала сопровождающее войско и, убив одного из несмышлёнышей, приказала развернуться, но в последний момент зацепила взглядом странное строение. Повернувшись, королева взмахнула рукой, убирая лишние ветки со слабо протоптанной дороги, и грациозно прошла в глубь чёрного леса. Пройдя несколько метров по заросшей тропинке, Реджина вышла к странному зданию без дверей, лишь с выжженными арками. Пожар оставил свои отметины на белых кирпичных стенах, выбил пламенем своих языков окна и при помощи ветра снёс крышу. Брюнетка встала на первую ступень и заинтересованно застыла. В центре разрушенного здания сидела монашка. Она еле дышала, сидя на коленях, и прикасалась одной рукой к полу, засыпанному пеплом, а голова её была опущена. Реджиной овладело любопытство, и она шагнула вперёд. Монашка тут же подняла голову, и её неестественно светло-карие глаза встретились с коньячными глазами королевы. Женщина в чёрной рясе открыла рот, но оттуда полились лишь болезненные стоны и крики. Низ её одеяния начал тлеть, очень быстро тлеть и загораться лёгким огнём, что удивило королеву, ведь она ни разу не наблюдала такую смерть. Сделав пас рукой, она попыталась помочь, но ничего не вышло. «Warsatay»* — прокричала монашка, извергая кровавые сгустки из своего рта, и обессилено упала вперёд. Реджина не знала, что это за язык, но такая смерть зажгла коньячные глаза нездоровым блеском лишь только от одного представления, что так может умереть и Белоснежка. Метнув взгляд на гору красно-чёрной жижи и костей в окружении слабого огня, она заметила книгу в зелёном переплете и взяв её, равнодушно развернулась и пошла к своей карете. Миллс помнит, что много времени потратила, чтобы разгадать хотя бы название книги, не говоря уже о самом тексте. Но она не могла ни сама этого сделать, ни найти того, кто бы знал этот необычный язык. Обратиться к Тёмному за помощью означало бы признать свою слабость, поэтому она не стала этого делать. Так иногда по вечерам пролистывала страницы, пропускала непонятный ей текст и долго останавливалась на рисунках дев в странных одеяниях и с яркими огнями вместо глаз. Однако после, когда Румпельштильцхен поманил Злую Королеву проклятием, эта книга была названа «Ведьмина Печать» и закинута в сундук. Сейчас же, мадам мэр листала давно забытую книгу и когда остановилась на середине, нашла сходство картинки с её вчерашней незнакомкой. Книга была раскрыта. На правой странице была нарисована эта девушка, а на левой стороне — текст, который Реджина не понимала. Психанув, мадам мэр собиралась перенестись к Тёмному, но побоялась. Она не знала, ей не стоит применять магию заживления или магию в общем. Поэтому, поднявшись с болезненным стоном, брюнетка пошла к лестнице. Её ждала долгая дорога к лавке ростовщика. Ступив на зелёную траву, королева попыталась глубоко вздохнуть, но тут же гримаса боли окрасила её лицо. Разозлившись, Реджина сжала зубы и, сунув руки в карманы пальто, пошла к машине. В своей злости, в своей боли и в своих мыслях она не заметила, как серо-зелёные глаза следят за её передвижением. ** — Что это? — укладывая книгу перед Голдом, озадаченно спросила Миллс. — И Вам добрый день, Ваше Величество, — съязвил Тёмный, но когда его глаза опустились вниз, он расширил глаза. — Откуда она у тебя? — Долгая история… Ты можешь её перевести? — Хм, — подняв подбородок, хмыкнул мужчина. — Неужели ты не выучила такое простое заклинание? — с издёвкой в голосе спросил он. — Сам попробуй! — не сдерживая эмоций, практически прорычала мэр. — Странно, — прошептав нужные слова и не получив результат, произнес Голд. — Подожди-ка… тебе поставили метку? — расширив в изумлении глаза, пропел маг. — Ясно… ты бесполезен! — потянувшись за книгой, зло отчеканила Миллс. — Ну что же Вы, Ваше Величество, — упивался положением Румпельштильцхен. — А вдруг я единственный, кто может помочь Вам выжить? Реджина на мгновение замерла и, почувствовав приступ тошноты от жжения на грудной клетке, моргнула, всматриваясь в глаза бывшего учителя. — Ты мне поможешь? — Покажи метку. Расстегнув пуговицы, Миллс распахнула пальто и, сглотнув, взялась за низ серой футболки и аккуратно потянула вверх, поднимая ткань до самого подбородка. Последнее, что её сейчас волновало, так это, что Голд увидит её оголённый торс и грудь, скрытую спортивным лифчиком. Она носила подобную одежду лишь на занятиях по йоге, но сегодня это было самым безопасным для её кожи одеянием. — Знаешь, что самое интересное во всей этой ситуации? — заключил Тёмный после непродолжительного молчания. — Что? — То, что в этот раз ты точно умрёшь, и никто не сможет обвинить меня в этом, — лицемерно улыбнулся мужчина, ненавистно посмотрев в карие глаза. — Пошёл к чёрту! — выпалила Реджина, спуская футболку и медленно застёгивая пальто. — Я и так дома, милочка… — Когда она узнает, что ты лицемерный червь, который не способен на изменения — бросит тебя! — Ох, и как же она это узнает? — издевательски прошипел Тёмный. — Твоя жизнь утекает слишком быстро, чтобы ты тратила время на меня, а не на прощание с сыном, Ваше Величество. — Она и сама поймёт, — всматриваясь в глаза напротив, очень спокойно и искренне сказала брюнетка, чем заставила его сомневаться, но он не спустил маску надменности со своего лица. — Надеюсь ты успеешь сказать сыну, что любишь его. Реджина «прожгла» его ненавистным взглядом и, развернувшись, быстро вышла. Оставив его задумчиво смотреть на то место, где только что лежала древняя книга, в которой было точно расписано, как можно убить Тёмного, да и любую ведьму. Румпельштильцхен слышал об этой книге и сейчас вспомнил, что ни один тёмный представитель магии не сможет расшифровать текст. Также он знал, что если на маге появляется метка, то это означало лишь один исход — смерть. Расплывшись в предвкушении отмщения за Белль, Голд коварно улыбнулся и, присвистывая, отправился в подсобку. Оставалось лишь дождаться кончины королевы, забрать книгу, а дальше он найдёт способ, как уговорить Спасительницу перевести страницы. Реджина практически вывалилась из лавки ростовщика и была на грани истерики. — Простите, мадам мэр, — испугано промямлил рабочий, который чуть не сбил главу города с ног. Это подействовало на неё своего рода холодным душем. Её также толкнули и вчера. Седеющий мужчина со светло-карими глазами. Открыв дверцу авто, брюнетка уселась и, прокручивая ключ, завела мотор. Ей срочно нужно было найти этого человека. Нарушая всевозможные правила дорожного движения, Миллс мчалась в участок. Дэвид ведёт учёт всех новопоступивших в город, и именно он ей и нужен. «Чёрта с два я так легко сдамся!», — думала она, выжимая педаль газа. Шериф, которая за ней следила, так же нарушала, пытаясь нагнать мэра, и не понимала, что происходит с приёмной мамой Генри. Остановившись у нужного здания, Реджина оставила дверцу машины открытой и, выбежав, скрылась в участке. Чем ещё больше озадачила Спасительницу. — Дэвид? — крикнула Миллс, врываясь в офис шерифа. — Где пожар, Реджина? — попытался сострить Прекрасный. — Все новые жители города внесены в новый реестр? — не обращая внимания на его слова, брюнетка бросилась к большой папке на столе и начала просматривать список новопоступивших. — Эй, что происходит? — прижимая ладонью лист к столу, искренне запереживал мужчина. Подняв на него взгляд, Реджина подумала, что Дэвид никогда не вызывал у неё таких негативных эмоций как Снежка, и он всегда был крайне рассудительным. — Мне нужна помощь… вчера, у закусочной, я столкнулась с одним мужчиной: высокий, седовласый, со светло-карими глазами… он украл кое-что из моего кармана, — нагло соврала женщина, что непременно почувствовала Свон, которая стояла позади неё и молчала. — Я видел его, но он быстро исчез… — Его зовут Валариус, он ночевал в моём лагере… утром ушёл, — послышался голос Робина, на что Миллс тут же развернулась и увидела мужчину, рядом с Эммой. — С тобой всё хорошо? — заметив несвойственную бледность кожи и синяки под глазами, заволновался он. — Да, простыла. Он не говорил, куда направляется? — как можно отстранённей спросила брюнетка, пытаясь абстрагироваться от жжения на коже и боли в самом сердце. — Нет, я не особо с ним общался… но я расспрошу своих людей и как только что-то выяснится, дам тебе знать. «Чёртовы бесполезные кретины!»,— вскипела Миллс и кинула лист на стол. Протиснувшись между разбойником и Спасительницей она прошла к выходу. — Реджина, — позвал Гуд, нагоняя её на улице и разворачивая к себе. — Давай поговорим? — Иди к жене и сыну, Робин, — отмахиваясь и пытаясь выкрутится с захвата, сказала Миллс, после чего зашипела, когда он положил свои огромные ладони ей на ключицы. — Отвали от неё! — выходя из участка, рявкнула Свон, толкая его в плечо. — Я ничего такого не сделал! — Я видела! И вообще, она дело говорит, Мэриан там одна. Ей нужна помощь в изучении нашего мира. — Реджина слышала это отдалённо, так как была уже в своей машине. Прокрутив ключ в зажигании, она хлопнула дверцей и с громким звуком отъехала. — Чёрт! — выругалась блондинка и, оставив Гуда, побежала к своей машине. Попробовав завести мотор, она ещё пару раз выругалась и, прикрыв глаза, представила лицо королевы. — Ты с ума сошла? — резко нажав на тормоза, крикнула Миллс испугавшись и крутанув руль, она не справилась с управлением. Мерседес вильнул. Оставляя чёрные следы от колёс на асфальте, задрифтовал и, перевернувшись два раза в воздухе, влетел в холодное озеро. Эмма пришла в себя, когда вода полностью заполнила салон. Повернувшись, она увидела опущенную голову Реджины и поняла, что та без сознания. Подняв руку, Свон попыталась дотянуться до неё, и как только пальцы прикоснулись к плечу, она тут же перенесла их на берег. Там уже собралось немало зевак, но на это было всё равно. Забравшись сверху на мэра, Эмма наклонилась к её губам и прислушалась. Дыхания не было. Разорвав пуговицы, она распахнула пальто и начала делать непрямой массаж сердца. Сделав пару толчков, она уже готова была наклониться и приступить к искусственному дыханию, как из губ брюнетки хлынула вода. Повернув её на бок, шериф слезла, села на траву и начала постукивать ей по спине, придерживая при этом голову. — Ты в порядке? — Спросила Эмма, когда Реджина попыталась встать, но не смогла. — Тебе нужно в больницу. — Нет! — почти касаясь грудной клетки, сказал Миллс. Глаза Спасительницы устремились туда и только сейчас она заметила кровавый след на футболке. — Да! — хватая королеву за локоть, Свон перенесла их в больницу и как только они там появились, услышала крик Реджины, а после еле успела подхватить её, когда та потеряла сознание от болевого шока. — Вэйл! — крикнула девушка, укладывая её на кушетку. Что было дальше, она плохо помнила. Мэра увезли в операционную, а её отправили в палату. Два треснутых ребра, рассечение брови, губы и переносицы, закрытый перелом левой руки — вот последствия использования магии, к которой Эмма прибегла. Девушка сидела в палате и, глядя в одну точку, корила себя за это. Мало того, что она себе навредила, так ещё и подвергла жизнь Миллс опасности. Теперь она уж точно убеждена, что магия не несёт ничего хорошего и использовать её не стоит. В голову залетел видеоряд из прошлого: Они с Реджиной сидят в её вычурном мэрском кабинете на полу, облокотившись о стол, и допивают очередную бутылку вина. Королева хоть и сидит расслаблено, но вот её осанка ровная, голова слегка отклонена назад и затылком упёрта о деревянное основание стола. Глаза прикрыты, а на лице мягкая улыбка. Эмма сидит также, но голова направлена в бок. Она любуется женщиной перед собой и сгорает от желания нарушить все рамки и поцеловать её, но не делает этого, а лишь зовёт: — Реджина? — Ум? — не открывая глаз, отвечает королева. — Ты когда-нибудь целовалась с женщиной? — Что? — распахнув ресницы, Миллс поворачивает голову и смотрит на неё хмельным взглядом. — Ты когда-нибудь целовалась с женщиной? — повторяет свой вопрос Спасительница. — Так, мисс Свон, тебе достаточно, — улыбается брюнетка и пытается забрать бутылку красного у шерифа. — Ну я серьёзно. Всегда было интересно! — хнычет блондинка, отодвигая бутылку подальше. — Свон, мало того, что ты явилась в мой офис, споила меня, так ещё и решила поднять неуместные темы? — немного отодвинувшись, спросила Реджина, приподняв бровь в манящем фирменном движении. — Вообще-то, у тебя сегодня день рождения, и это неправильно, что ты решила провести его за своими скучными бумагами! Если бы я оставила всё как есть, какой бы я тогда была подругой, а Миллс? — Так ты для этого со мной сдружилась? Что бы устраивать свои попойки? — расхохоталась Реджина, задевая этим звуком каждую частичку души шерифа. — Говори что хочешь, но я знаю, что ты тоже рада, что мы нашли с тобой общий язык! Кстати, звучит, как тост! — говорит Эмма, наполняя свой бокал, а затем пытается дотянуться до бокала Миллс. — Нет, я больше с тобой не пью, — не переставая заливисто смеяться, мадам мэр пытается закрыть бокал ладонью. — Ты не хочешь поднять тост за столь прекрасные слова? — дуется изрядно выпившая девушка. — Ладно, но только это последний и расходимся! И это был не последний тост и даже не последняя бутылка. Они уже успели перебраться на диван, ибо у королевы затекли мышцы сидеть на полу. Реджина сидит на своей левой ноге, а правую согнула в колене и опёрла стопу о диван. Её левая рука лежит на верхней части дивана, а другая рука на правом колене удерживает полупустой бокал. Эмма сидит близко, закинув ноги на журнальный столик она смотрит на свою подругу. — Ты так и не ответила, — задерживая взгляд на губах, на которых уже стёрлась красная помада, сказала девушка. — Свон, что за нездоровый интерес к этой теме? — беззлобно спросила брюнетка самым расслабленным своим тоном. — Трудно ответить, Её Величество стесняется? — Вот ещё! Ничего я не стесняюсь! Да, целовалась. Довольна? — приподнимая брови, поинтересовалась Миллс. — Я так и знала! — воскликнула шериф. — Тебе это зачем, Спасительница? — не замечая флирта, спрашивает бывшая Злая Королева. — Всегда мечтала хоть раз поцеловаться с девушкой, — облизывая губы, произнесла Эмма, поворачиваясь всем корпусом. — И… — О нет, мисс Свон! Даже не мечтай! — Почему? Это же всего один поцелуй, — прикусывая губу, практически мурлычет она. — Да что б тебя, не отстанешь ведь, — закатывает глаза Миллс и ставит бокал на деревянный подлокотник. Прикоснувшись рукой к щеке блондинки, Реджина подтягивает податливое лицо к себе и прикасается губами к нижней губе Эммы. После чего переключается на верхнюю. Свон сразу же размыкает губы в немой просьбе углубить поцелуй. Наглый, надменный и дерзкий язык королевы проникает вглубь и делает это так лениво-превосходно, что не остаётся вопросов, кто же тут главный. Спустя пять минут брюнетка перекладывает ногу и оказывается сверху на Спасительнице. Впутавшись в её волосы, она творит что-то невероятное своими пальцами. Горячий воздух обжигает обеих, но как только руки Эммы пробираются под рубашку и обосновываются на голой коже, Реджина отстраняется. Держа свои руки на щеках Свон, она хлопает ресницами, пытаясь понять неправильность всей ситуации. Сглатывая, Эмма улыбается ей и делает единственную правильную вещь в данной ситуации, убирает руки, поправляет рубашку мэра и восхищенно произносит: — Вау… ты шикарно целуешься, Реджина… — С-спасибо, — кашлянув, отвечает она и слезает с ног девушки. — Реально… мне бы так научиться! Это же так… вау! — Надеюсь ты запомнила, повторного урока не будет, — сказала мадам мэр, после чего опустошила свой бокал, подставляя его Эмме, чтобы та наполнила его вновь. — Запомнила… Видишь, а ты боялась, — подтрунивает Эмма, хотя у самой поджилки трясутся от этих эмоций, и она до сих пор ощущает губы королевы на своих. — Какая же ты… задница, Свон, — не сдерживается брюнетка, разливаясь очередным приступом смеха. — Ага, — поддерживает её блондинка, пытаясь унять волны возбуждения внизу живота. ** Эмма прекрасно помнит тот вечер и сейчас вновь пережила те эмоции. И, сжав кулак, треснула им по железному основанию кушетки. «Как я могла всё это просрать?», — горько подумала она и ещё бы долго возилась в этих самопоедающих мыслях, если бы не медсестра, которая зашла в палату. — Мадам мэр пришла в себя и хочет Вас видеть, шериф. Подорвавшись с места, девушка не проронила ни слова и помчалась в палату Миллс. — Прости меня, — сказала Свон, когда они остались наедине. Реджина выглядела ещё хуже, чем вчера вечером. Бледная, с синяками под глазами, с повязкой на лбу и пластырем на нижней губе. — Если я не найду вчерашнего незнакомца, то жить мне осталось мало. — Что? — округлив глаза, опешила Свон. — Он что-то со мной сделал, вчера… — Как он выглядел? Особые приметы какие-то помнишь? — пропустив волнительные уколы сердца, серьёзно спросила Эмма. — Лет пятьдесят, седеющий, светло-карие глаза и… и у него был не большой шрам под правым глазом… — Я найду его! — сжимая руку королевы, твёрдо заявила блондинка. — Надеюсь, мисс Свон, — измученно улыбнулась Реджина. — Генри уже в пути… — Нет, я не хочу, чтобы он видел меня такой…слабой, — выдёргивая руку, твёрдо сказала мадам мэр. — Мама, я так за тебя переживал! — ворвался в палату Миллс младший и крепко прижался к брюнетке. — Милый, — заметив слёзы сына, она сдалась и что было сил обняла его. Эмма кивнула и развернувшись, покинула палату, намереваясь найти подонка. Спускаясь на первый этаж больницы, Спасительница скользнула глазами по зеркалу, остановилась и обернулась. Ей показалось, что она видела за собой кого-то ещё, прям впритык за спиной. Но рядом никого не было. Поэтому, отмахнувшись от этой мысли, девушка пошла к выходу. В отражении зеркала появились солнечно-золотые глаза, которые были распахнуты в предвкушении. **
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.