Посторонняя

Фемслэш
NC-17
Завершён
153
Пэйринг и персонажи:
Размер:
83 страницы, 10 частей
Метки:
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
153 Нравится 61 Отзывы 32 В сборник Скачать

Часть 5

Настройки текста
— Она его… убила? — падая коленями на пол и снимая кляп, еле слышно спросила Френч. — Да, — усаживаясь на кушетку, в своей больничной палате, бесцветно ответила обладательница серо-зелёных глаз, потупив взгляд в стену. — Я её уничтожу! — поднимаясь сказала девушка, полна решимости сделать то, сама не зная что. — Давно пора было убить Злую Королеву! — Это не она. — Ты…ты сейчас серьёзно будешь её выгораживать, Эмма? — не веря своему слуху, спросила Белль. — Ты видела всё своими глазами! — Она перед тобой, мисс Френч! В моём теле другой человек! — Ч-т-то? Что ты несёшь? — Она очень быстро поймёт, что к чему… На моей почте есть фотографии книги… — размышляла вслух Реджина, которая находилась сейчас в теле Эммы. — А вдруг книгу может расшифровать только светлый маг?!… я сейчас в теле Свон, а значит… У вас в лавке есть компьютер? — повернувшись спросила блондинка. — Мисс Френч! Очнись, нужно остановить чудовище, которое в моём теле! — Есть, — потерянно ответила девушка. — Хорошо. Через секунду палата опустела. Будучи в лавке Голда, Белль наблюдала за Эммой. Блондинка сразу же прошла в подсобку и включив ноутбук, прищурилась. — И где я достану кровь Золотого Лиса?! — с психом откинув мышку, выпалила девушка. — Как ты можешь быть Реджиной? — Ведьма, которая сейчас в моём теле поставила на мне метку и завладела моим телом, — отчуждённо сказала она. — Только на днях, он говорил, что судьба наконец-то ему улыбнулась… как же так? — усаживаясь на край пуфика, горько заплакала Белль. — Мы отомстим за него, слышишь? — присаживаясь на корточки и прикасаясь к руке, сказала девушка в красной куртке. — Но, только если ты будешь сильной и поможешь мне. — Она убила самого Румпельштильцхена! Что мы с тобой сможем ей противопоставить… если даже он не смог, — шмыгая носом и вытирая слёзы с щёк, спросила Белль. — Помнится, ты не так давно хотела убить Злую Королеву, ну же мисс Френч, возьми себя в руки, и разозлись уже, в конце концов! Она убила твоего любимого, и ты собираешь спустить ей это с рук? Представь, сколько она натворит бед, обладая его силой. — Нет! Что от меня требуется? — вытирая нос рукавом, сказала девушка, чьи глаза светились горьким гневом. — Мне нужна кровь Золотого Лиса, камень Страдания, и… — блондинка взглянула на монитор и нашла третий ингредиент. — И Пыльца Северной Бабочки. Хоть что-то из этого есть в запасах Голда? — Северная бабочка! Есть она целиком, но не пыльца. — Неси! — серо-зелёные глаза устремились в одну точку, как вдруг перед ними предстала истинная Спасительница, в платье и со связанными руками. — Нет-нет, Эмма — нет! Ты не сможешь с ней справиться! — поднимаясь, выставляя ладонь вперёд и делая шаг назад, испуганно прошептали тонкие розовые губы. Сейчас Свон была ещё красивей, чем Реджина могла бы вспомнить. Жёсткий корсет сдавливал талию, выпячивая грудь и делая её на размера полтора больше, что не скрывало глубокое декольте. Распущенные волосы вились мокрыми кудрями по плечам. Лицо шерифа хоть и было сейчас злым, но это не делало его менее красивым. Сделав два уверенных шага, Эмма схватила руку Миллс, которую та прятала за спиной и больно дёрнув, соприкоснула их ладони и произнесла заветное слово. Именно то слово, которое сказала королева, перед тем, как завладела её телом. — Mehrar! Вошедшая Белль открыла рот в удивлении. Она видела странно одетую Эмму, которая выталкивает Реджину со своего тела. После чего Миллс предстала в этом платье и за секунду растворилась. — Зря я сомневалась… — Что я здесь делаю? — непонимающе спросила Свон. — Реджина… точнее та, кто в её теле, — поправила себя девушка. — Убила моего… убила Румпеля и забрала его силы себе, а Реджина, которая была в твоём теле, собиралась с ней покончить… — Он правда мёртв? — расширив глаза, спросила Эмма, и заметив кивок, подошла и обняла Белль. — Мне жаль… — Не надо, — выкарабкиваясь из таких желанных утешающих объятий, сказала Френч. — Королева права, сейчас не время горевать, нужно остановить её… кто бы она не была. — И что Реджина собиралась делать? — растерянно спросила Спасительница, понимая, что нужно было её послушать и не возвращаться в своё тело. «Чёртова идиотка!» — выругала себя блондинка. — Она прочитала что-то на экране и сказала, что ей нужны ингредиенты… но у меня есть только один, и то не полноценный, — показывая банку с красивой бабочкой, промямлила девушка. Эмма села на стульчик и уставилась в монитор, на фотографию страницы из какой-то книги. — Вроде ничего сложного… нужно просто начертить магический круг, прочитать вот этот текст и заставить выпить зелье из… крови Золотого Лиса и пыльцы Северной Бабочки? — А для чего нужен камень страдания? — Сейчас, — сказала блондинка и перечитав текст заново, повернулась. — Тут не сказанно. — Зря ты вернулась, Эмма… теперь мы в тупике… «Знаю!» — огрызнулась про себя Свон. — Подожди… тот старик, который столкнулся с Реджиной… я сейчас! — сказала девушка и растворилась в дыму своей магии. Когда Миллс попала в больницу, Эмма обрыскала весь Сторибрук, но так и не нашла его, однако сейчас, её голову посетила одна очень интересная мысль. — «А вдруг он вернулся обратно к Гуду?» Переместившись в лагерь Робина, она пошла к главной палатке и не церемонясь влезла в неё. — Какого чёрта, Свон? — воскликнул Локсли, когда та растормошила его, дёргая за плечо. — Он здесь? — Кто? — Валариус. — Да… в соседней палатке. Что случилось, Эмма? — поднимаясь и следуя за незваной гостьей, возмущался полураздетый шатен. — Валариус, просыпайся! — громко кричала Спасительница, чем спровоцировала лесной народ. Шайка Робина Гуда повыползала со своих палаток и каждый вооружился факелом. — Кому я понадобился в столь позднее время? — недовольно бурчал старик, выбираясь со своей палатки. — Она на свободе! — Откуда ты знаешь? — став абсолютно серьёзным, и сообразив о чём идёт речь, спросил седовласый мужчина. — Она вселилась в тело моей… в тело моей подруги и убила Тёмного! — Она не могла выбраться… если только… нет, я ведь был аккуратен… — Как видишь — ни черта подобного! — Подожди… если я жив, значит сила Тёмного… Если не поглотить сердце любимого человека мага, чью силу ты забираешь, всё будет бессмысленно. — Белль! — хватая за руку охотника на ведьм, Эмма пробует переместится обратно в лавку, но её силы на исходе. — Чёрт! — доставая телефон, она набирает номер отца. — Дэвид, у нас полная задница! В общем, долго объяснять, тебе нужно защитить Белль… она у себя. Пожалуйста, только успей! — Уже выхожу, — на ходу одеваясь, и хватая меч, серьёзно сказал Прекрасный. — У кого-то есть машина? — поворачиваясь, спросила Эмма и поймав взглядом поднятую руку одного из пухляшей, кинулась к нему. — Это всё бесполезно, — сдаваясь сказал Валариус и поймав вопросительный взгляд блондинки, добавил: — У меня нет пыльцы Северной бабочки. Без этого, мы не завершим ритуал. — Целая бабочка подойдёт? — быстро спросив, Эмма «вцепилась» в его глаза немигающим взглядом. — Да! — кивнув при этом головой, спохватился он и быстро достав рюкзак с палатки, направился за девушкой. ** Ехали они очень быстро, нарушая все возможные правила, но сейчас это никого не заботило. Оказавшись в лавке Голда, они застопорились. Всё вокруг было раскиданно и побито. На полу виднелась красная лужа, а под одним из стеллажей, лежала серая куртка Белль. — Она забрала её к ритуальному кольцу, где убила Тёмного, — подытожил мужчина. — Белль, какая ты умничка! — крикнула Эмма, доставая из-под куртки, банку с бабочкой. — Замечательно! Дайте это мне, — протягивая руку и беря баночку, сказал Валариус и бережно убрал её в рюкзак. — Лучше смешать зелье сейчас, — взглянув на рюкзак, сказала Эмма. — В машине будет неудобно. — Точно, — спохватился мужчина, доставая необходимые ингредиенты. Пару секунд и бабочка превратилась в пыльцу. Он безжалостно прихлопнул её. После чего потряс колбочкой в воздухе. — Готово! Вы знаете, где она его убила? — Нет… могу только предположить, — задумчиво сказала девушка, забирая из его рук колбу. — Это лучше, чем ничего… Вернувшись обратно в старое авто, Свон завела двигатель и направилась в уже знакомый ресторан. Роскошное здание пугало своей тишиной. На парковке стояли пять дорогих машин, но их никто не охранял. Остановившись у самого входа, блондинка достала пистолет и клацнув предохранитель, вошла в парадные двери. В центре, где раньше были столы, она увидела большой круг, в котором лежала лужица пепла, а рядом с ним, стояла на коленях Белль. Повернув голову немного влево, Спасительница встретилась с карими глазами, но не смогла сосредоточиться, ведь услышала, как кто-то мычит. Обратив внимание на сцену, она увидела связанного отца, который пытался выплюнуть кляп. Его мычание и испуганный взгляд заставили девушку обернуться. — Ты нам не помешаешь! — сверкнув солнечно-золотистыми глазами, сказал Валариус и прокрутил рукоятку ножа, который вонзился в грудную клетку Спасительницы. Свон практически не чувствовала боли. Ноги вдруг стали ватные и она начала падать. Затылок ударился о пол, глаза автоматически стали закрываться, и Эмма практически видела, как силы покидают её тело. — Н-н-не-ет! — мычал Прекрасный, падая в бок вместе со стулом. — Любимый! Как же я скучала! — кинулась ему на шею псевдокоролева. — От тебя смердит другим мужчиной! — отстранив её от себя, резко заявил Валариус. — Мне пришлось играть свою роль! — ощетинилась брюнетка, но мгновенно взяла себя в руки. — Прошу, давай без ревности… сейчас нам нужно закончить то, что я начала, — переплетаясь с ним пальцами, произнесла особа в чёрном платье и потянула его к ритуальному кругу. Происходящее Эмма лишь слышала, так как её веки были через чур тяжелыми. Повернув голову набок, она уставилась на парадные двери. Глаза прикрылись и под веками встало воспоминание из прошлого: Уже больше двух месяцев, Эмма проводит субботние вечера в компании своей «подруги», говоря всем, что учится магии. То, что происходило между ней и Реджиной, тоже можно было бы назвать магией. Такой страсти у шерифа не было никогда и ни с кем. Необузданной, животной, всепоглощающей страсти. Вот и сейчас всё идёт к самому сладкому. Королева восседает на бёдрах Спасительницы и неистово целует её. Они всё ещё одеты, но блузка Миллс уже расстёгнута на пять пуговиц. Брюнетка отрывается от её губ и начинает оставлять засосы на длинной шее. — Это безумие, — шепчет Реджина ей на ухо. — Почему? — сжимая задницу мэра, с придыханием спрашивает Эмма. — Потому что, мы играем с огнём… — Почему? — вторит шериф, исследуя руками такое желанное тело. — Потому что, я влюбляюсь в тебя, Эмма… Эти слова разбивают что-то внутри Свон, и она, слегка отстраняясь, таращит глаза. — Ты ведь шутишь? — С чего бы мне шутить на такую тему? — выпрямляясь, спрашивает ошеломлённая Реджина. — Ты не можешь в меня влюбиться! — повышая тон говорит блондинка и скидывая с себя ногу Миллс — встаёт. — Такое впечатление, что я тебя чем-то смертельно обидела, а не призналась в чувствах, — всё ещё не понимая происходящего, тихо произнесла Реджина. — Мы просто трахаемся, Миллс! — выпаливает девушка и поправляя одежду, добавляет: — Я пойду, — не дожидаясь ответа, она уходит, оставляя брюнетку сидеть с открытым ртом. Сказанное, болью отдаётся в груди королевы, но она не бежит за Эммой, хоть всё её нутро подбивает к этому. Вместо этого, она берёт уже налитый стакан со скотчем и осушивая его, наливает ещё. Скатившаяся слеза сразу же была поймана дрожащими пальцами. Запретив себе плакать, Реджина делает жадные глотки. Выбежав на улицу, Спасительница нащупывает ключи, в боковом кармане куртки, и быстрым шагом доходит до служебной машины. «Она не может меня любить!» — крутится в голове шерифа, когда та превышает скорость, проезжая мимо одинаковых домов. Её путь лежит в «Кроличью Нору», где она до полуночи надирается так, что бармен, вместе с официантом, относят её в машину. Просыпается девушка ближе к рассвету и заводя мотор, отправляется на набережную. Ей срочно нужен был свежий морской воздух. Через десять минут, она уже сидит на деревянной лавочке у причала и смотрит вдаль, на спокойные волны холодного моря. Лишь звонок отца, ближе к десяти утра, заставил её встать и отправиться домой. Два дня шериф не выходила не то чтобы из квартиры, а даже из комнаты, чем заставила близких волноваться. Лишь на третий день она уговорила себя на пробежку и решила, что обязательно поговорит с Миллс. Через полчаса, от начала пробежки, шериф сидит на деревянной лавочке, около того же причала и попивает сок. Всю дорогу мысли роем кружились в голове и заставили сделать перерыв. Где-то в глубине души, Эмма не понимала своё поведение, но голос в голове твердил, что она на правильном пути. Она никогда не хотела даже думать о том, что происходило между ней и Реджиной. Она не понимала, для чего вообще провоцировала Миллс на поцелуй, а потом и дальше. Вдыхая прохладный воздух, Спасительница также не могла понять, как вообще они перешли от шаткого мира, до крепкой дружбы, а после и до всего этого. Но одно девушка знала точно — королева достойна обрести своё «Долго и Счастливо», как никто другой, и это уж точно не Эмма Свон. «Я не люблю её…это только секс» — убеждала она себя, прокручивая в голове их первый вечер, когда она подбила Миллс на действия. Если бы она не думала тем, что ниже пояса, то никогда не стала бы себя так вести. Да, между ними всегда была эта странная химия, тягучее притяжение, но нарушила его именно Эмма. Целовалась ли она раньше с девушками? Да. Спала ли она раньше с девушками? Да. Зачем тогда лгала Реджине — Спасительница даже себе ответить не может. И даже то, что после поцелуя, всякий раз, когда она оказывалась рядом с королевой — её мозг переставал думать, Свон списывала на желание. Просто в какой-то момент её голова напрочь отключились. Вот и всё её объяснения. »Нужно с ней поговорить и всё объяснить. Она поймёт» — придя к выводу, подумала шериф, и поднявшись с лавочки, продолжила пробежку. В тот день она так и не встретилась с мэром. Самые незначительные дела вдруг оказывались во внимании шерифа Сторибрука. Лишь через пару дней их взгляды пересеклись, когда они собрались «У бабушки» на праздновании дня рождения Генри. Эмма даже дар речи потеряла, когда увидела эту женщину в шикарном тёмно-красном платье, которое облегало королеву, выгодно подчёркивая идеальные изгибы тела. Не выдержав игнора в свою сторону, Свон подошла к Реджине и облокотившись о барную стойку, сказала тихое «Привет». — И тебе привет, — отпивая глоток красного вина, сухо поздоровалась брюнетка. — Можем отойти? Нам нужно поговорить… — О чём? — Всё слишком сложно… давай не здесь? Может лучше отойдём? — затушевалась Эмма. — Если есть что сказать — говори, а если нет, то не надоедай мне, мисс Свон. — Прости, — поворачиваясь, проговорила блондинка, жалостливо заглядывая в карие глаза. — Я просто не думала, что ты можешь меня полю… — Знаешь, — делая паузу на глоток, протянула королева. — Я рада, что всё так вышло. Благодаря твоему поступку, я перестала думать о глупостях. О какой влюблённости может идти речь, если дело касается тебя, Эмма? — улыбнувшись продолжила Миллс. — Не стоит путать любовь с удовольствием, не так ведь? — Да! Именно! И я так думаю! — облегчённо вздохнув, обрадовалась Эмма, совершенно не понимая, что делает своей реакцией больно. Реджина поставила себе пятёрочку, за актёрское мастерство и не обращая внимания на боль в сердце, весело продолжила: — Но я была немного удивлена твоей реакции, дорогая. Ты сбежала, как маленькая девочка. — Прости… не знаю что на меня нашло, — поджав губы, сказала Свон, всматриваясь в безупречное лицо напротив. — Не думаю, что смогу это сделать так скоро, — честно призналась Миллс. — Понимаю. На этом их разговор и закончился. В последующие дни они виделись мельком, в закусочной. Каждый раз Эмма хотела заговорить с брюнеткой, но та слишком быстро уходила со своим кофе. Каждый день Свон чувствовала непонятные для себя чувства. Она безумно скучала, постоянно думала о королеве и не могла выкинуть её из головы. «Ты её любишь» — однажды вечером пронеслось в её мыслях. Психанув, девушка вышла на улицу и направилась в бар. Там она увидела постоянного посетителя, и подсев к нему за столик, заказала себе выпить. Алкоголя в тот вечер было много, но Свон помнила всё. Помнила, как сама поцеловала Киллиана, помнила, как парень пригласил её к себе в номер. Также помнила, как отвернула голову, когда почувствовала его в себе. Одинокая капелька скатилась с уголка глаз прямо на простыни, и она поспешила смахнуть остальные слезы. Помнила, как выпуталась из его объятий и, подбирая одежду, прокралась на цыпочках в холл гостиницы «У Бабушки». Она надеялась избавиться от чувств, при помощи обычного траха, но получилось только наоборот. Наконец-то она осознала, что влюблена в Миллс. На следующий день, пришло известие о новом заклятии и Мэри Маргарет попросила Реджину, поднатаскать Эмму в магии, пока они пытаются понять, что там за угроза из вне. Мэр нехотя согласилась. Оставлять их наедине было плохой идеей. Через десять минут, после начала урока по магии, Эмма уже лежала на Реджине и не говоря ни слова, молила её о прощении — лаская губами так, как никогда до этого. Каково было её сожаление, когда родители вернулись слишком быстро, ещё и пирата с собой притащили. Эмма сразу же убежала в ванную. Умыв лицо, почистив зубы и ополоснув руки, она вернулась обратно. Всё было бы замечательно, если бы не Киллиан, который резко притянул её к себе и поцеловал. В глазах королевы, в этот момент, можно было увидеть самую настоящую боль, но лишь на несколько мгновений. Потому что она скрыла свои настоящие эмоции за маской безразличия. У шерифа не было времени поговорить с мэром и сказать, что любит её. Ей пришлось покинуть Сторибрук вместе с сыном. Сказочные герои отправились в Зачарованный Лес, а Свон и Генри в новую жизнь. Спустя год, Эмма вернулась в город и как только встретилась с Миллс, то полностью осознала, что любит её. Сказать о своих чувствах не представлялось возможности. Ведьма Запада занимала всё их свободное время, подкидывая проблемы за проблемами, а когда память, за утерянный год вернулась, Спасительница увидела, как королева целуется с Робином Гудом. В тот момент она впервые осознала, что своими же руками разрушила своё счастье. ** Воспоминания об собственных ошибках, заставили Эмму открыть глаза. Перед которыми появилась Реджина, со связанными руками. Она смотрела на неё со слезами на глазах. — Прости, — прошептала Спасительница, прикрывая глаза обратно. Но тут её будто бы ударило током. Миллс вытеснила её из тела и заняв его, схватилась за светлую магию, и силой мысли, вытолкала нож с грудной клетки. Затем сжала кулаки и призвав силы, залечила рану в груди невидимыми серебряными нитями. Поднявшись, разьярённая королева в теле шерифа, внезапно оказалась около своего тела и сделав резкое движение рукой, выбила дух Касандры, — прожигая ткань на собственном теле и соприкасаясь правой ладонью с прежним ожогом. — Kenu meku walkum uk shiksha* — сказала Реджина, и сорвав кулон, кинула его в центр магического круга рядом с Белль. Подняв левую руку в воздухе, она сжала кулак, раздавила колбу с зельем и притянув к себе сущность ведьмы, затолкала содержимое той в рот. После чего, цепляя колдунью незримыми нитями, кинула её в кулон, и прошептала: — Mi samaum undi*. — Что ты с ней сделала?! — диким голосом закричал Валариус, забегая в магический круг и хватая кулон. — Если ты с ней что-то сделала, то она не выживет! — тыкая пальцам на Эмму, которая стояла босыми ногами на холодном полу, в платье и со связанными руками. — Поздно, — промолвила королева, оказавшись в своём теле и посмотрела на Свон, которая в тот час же оказалась в своём. — Н-н-не-е-ет! — прокричал мужчина, и развернувшись, метнул острый нож в грудь Прекрасного, который только встал, распутавшись от всех верёвок. — Дэвид! — крикнула Свон и кинулась к отцу. Реджина «метнула» в Валариуса полный ненависти взгляд и быстрым движением пальцев в воздухе, сломала его шею. ** В тот вечер Дэвида забрала скорая. Нож попал немного выше сердца, что собственно и спасло ему жизнь. Ни у Реджины, ни у Эммы не хватило сил, исцелить мужчину. Если Свон просто немогла дотянуться до своих сил, чувствуя лишь остатки магии в теле, то Королева немогла даже почувствовать магию в крови, слишком затратной вышла битва. Белль похоронила Голда, и была благодарна Миллс не только за помощь, но и за то, что она спасла ей жизнь. Полторы недели Эмма не виделась с Реджиной и лишь, когда Дэвида выписали, она набралась смелости и поехала на Миффлин-Стрит. — Эмма? — открыв дверь, удивилась брюнетка. Свон «прошлась» взглядом по её наряду и что-то в её сознании стало подталкивать к тревоге. Чёрные джинсы, высокие сапоги, красная водолазка и чёрное короткое пальто — далеко не повседневный наряд мэра. — Я зайду? Ответом ей послужил кивок и приоткрытая дверь. Пройдя в гостиную, Эмма увидела два больших чемодана и одну среднюю сумку. — Что-то случилось или это визит вежливости? — спросила Реджина, облокачиваясь о стену плечом. — Ты уезжаешь? — поворачиваясь, с тревогой в глазах, спросила Спасительница. — Да, — неохотно ответила брюнетка. — И когда ты собиралась мне сказать? — А с каких пор я перед тобой должна отчитываться, шериф? — ощетинилась Миллс, сложив руки на груди. — Ты собиралась уехать, даже не попрощавшись с сыном?! — пропуская колкость мимо ушей, негодовала Свон, пытаясь остановить внутреннюю истерику. — Я с ним попрощалась ещё вчера. И я очень рада, что он не Снежка и умеет хранить секреты. — Ты ведь не серьёзно? — тихо спросила девушка, усаживаясь на верхнюю часть дивана. — Ты не можешь уехать… — Могу и уезжаю! — рассердившись, рявкнула королева и взяв два чемодана, вышла с ними из дома, а сложив их в багажник, вернулась за сумкой. Эмма пребывала в шоковом состоянии, она так и сидела, уставившись на открытую дверь. — Не делай этого, — вставая и нагоняя брюнетку у машины, сказала блондинка, схватив её за руку. — Я уже всё решила, мисс Свон, — выдёргивая руку, отчеканила женщина, кидая сумку на заднее сидение. — Я люблю тебя, — прошептала Спасительница, вглядываясь растерянным взглядом в карие глаза. — А я тебя уже нет, — абсолютно серьезно ответила Реджина, обходя её и усаживаясь на сидение. — Я просто испугалась…тогда… — Знаю. Эмма наблюдала, как чёрный мерседес отдаляется всё дальше и дальше, и убеждала себя, что она сама виновата в том, что её сердце разбилось на сотни мелких осколков.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.