A God and a Ghost discuss their dinner plans /Бог и Демон обсуждают свои вечерние планы

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
201
переводчик
qing-keqing бета
Автор оригинала: Оригинал:
Пэйринг и персонажи:
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
201 Нравится 13 Отзывы 48 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
      Все началось одним прекрасным вечером в храме на горе Тайцан. Атмосфера была слишком ленивой, чтобы что-то делать, так что после ужина Се Лянь и Хуа Чэн устроились на кровати, втиснутой в угол комнаты. Они устроились поудобнее — принц лежал позади демона, обернув вокруг него свои руки, и целовал его спину. До какого-то момента они сидели тихо.       Затем, когда Князь Демонов весьма мило свернулся калачиком на кровати, Се Ляню совершенно случайно в голову пришла мысль: — Сань Лан так мил сегодня, — беззаботно пробормотал он, не задумываясь, — Настолько, что я мог бы просто съесть его.       Обычно, когда Се Лянь давал совершенно легкомысленные комментарии вроде этого, Хуа Чэн говорил еще один, точно такой же. Однако сейчас стояла гробовая тишина.       До определенного момента. — А гэгэ бы хотел? — тихо спросил Хуа Чэн.       В это время мысли Се Ляня уже ушли в другое русло. — Хм? Хотел бы чего?       Ответа не последовало, а потому принц нахмурил брови. Он приподнялся и лег подбородком на плечо Хуа Чэна. — Сань Лан, «хотел бы» чего? — переспросил Се Лянь, — …съесть тебя? — Ага, — согласился демон, кончики ушей у него слегка покраснели, — прости за столь странный вопрос.       Наследный принц захлопал глазами, заметив слабый румянец, переползающий на скулы Хуа Чэна. Это определенно был не просто спонтанный глупый вопрос, учитывая такую реакцию.       Подумав, Се Лянь вздохнул и погладил волосы Князя Демонов. — Это не странный вопрос. Съесть тебя? Хм… Ты имеешь ввиду, как Черновод? — Не-а, — сказал мужчина. Было очевидно, что он пытается сохранить внешнее спокойствие, — Черновод не ест кого-либо по-настоящему. Он скорее питается энергией. Не то чтобы он жует демонов в прямом смысле этого слова. — О, — принц подумал еще немного, — как Ци Жун? — Фу. — Тогда как кто? — Как ты. — Сань Лан, я не ем людей.       Хуа Чэн сомневался, выглядел неуверенно. Его глаза скользили по направлению ниток в вышивке на покрывале. Затем он угрюмо пролепетал под нос: — Сегодня утром гэгэ ел пирожное со сладкой бобовой пастой. — Правда? — принц нахмурил брови. — Да, — мгновенно ответил Градоначальник Хуа.       Се Лянь удивленно захлопал глазами, но подождал до тех пор, пока демон не продолжил свою мысль.  — Именно так, — с трудом выговорил он, — Я прошу, чтобы гэгэ съел меня именно так, как то пирожное. — И как я его ел?       Князь демонов закрыл глаза, притворяясь уставшим. — Неважно, это лишь глупые небылицы. Давай лучше отдохнем… — Сань Лан! — воскликнул Наследный принц с долей любопытства и шока. — Очевидно, ты хочешь это обсудить это! Ну, и как я его ел?       Вздохнув, Хуа Чэн сдался. — Гэгэ смотрел на это пирожное с того момента, как слуги накрыли стол. — О? — Пока завтракал, ты время от времени возвращал взгляд на него. Будто ждал, когда, наконец, сможешь его съесть.       Щеки Се Ляня порозовели. Принц вдруг осознал, что за ним столь пристально наблюдали. Он почесал лоб и спросил: — Неужели я…? — Ага, — буркнул демон, надувшись, — ты покраснел. — Ах-ха-ха-ха… — Закончив с едой, гэгэ пододвинул пирожное поближе к себе и засунул в рот так, будто это наипрекраснейшая вещь в мире. Так ты его ел.       Се Лянь поморгал несколько раз. Кто лучше него мог знать… — Сань Лан, ты что… ревнуешь?       Хуа Чэн издал тихий смешок. — Немного…       Его муж такой приставучий! Пришлось постараться, чтобы эта его сторона себя проявила, при этом она не была слишком доминантной, так что не сильно беспокоила принца. На самом деле, Се Лянь даже находил ее довольно милой. Чувствуя себя окрыленным, хоть и в какой-то степени смущенным, принц решил подыграть демону. — Что ж, — решительно сказал он, — я сделаю это.       Хуа Чэн застыл. — Но Сань Лан не может оставаться таким большим, — продолжил принц, — иначе это ничем не будет отличаться от трапезы Ци Жуна, выглядеть будет отвратительно. — … — Хуа Чэн все еще прятал лицо от Се Ляня, невозможно было понять эмоции Князя Демонов, однако он тихо промолвил, — И как же гэгэ собирается меня съесть? — Ну, ты должен быть поменьше размером. Вот таким, — принц выставил руку перед собой, указав размер двумя пальцами. — По крайней мере. — Мгм. — Самый удобный размер, как раз на один глоток, чтобы не пришлось жевать.       Градоначальник Хуа немного сдвинулся, притихнув. Се Лянь подавил улыбку, заметив его покрасневшие уши.       Хуа Чэн прочистил горло и сказал: — Гэгэ наивно полагает, что я дам съесть себя столь легко и без сопротивления. — Хм? Разве ты не сам этого захотел? — спросил Наследный принц. — Конечно, нет. Как я смогу защитить тебя, если буду съеден? — Это не имеет значения, — сказал Се Лянь, приобняв демона. Он потерся щекой об его красные одеяния и улыбнулся. — Сейчас, благодаря тебе, я так силен, что мне не нужна никакая защита. — Возможно, Вашему Высочеству больше не нужна защита, — признал Князь Демонов, устроившись на груди своего собеседника, — но ему все еще требуется прислуга.       Принц отодвинул воротник Хуа Чэна и оставил легкий поцелуй в задней части шеи. Тот покрылся мурашками. — Сань Лан может оказать мне хорошую услугу, спокойно лежа и давая мне возможность насладиться трапезой. — Это вряд ли. Прости, гэгэ, но я буду сопротивляться, — усмехнулся демон. — Ты проиграешь.       Хуа Чэн выглядел задумавшимся. Принцу даже показалось, что тот тяжело сглотнул. Позже, он сказал более нормальным голосом: — Что ж, если я проиграю, то так тому и быть. Однако, я хотя бы попытался. — Нет, — возразил Се Лянь, — если ты вздумаешь сразиться со мной, я буду груб в своих действиях. — О? — демон, будто чем-то заинтересовавшись, повернулся к мужу. В его глазах сияли озорные искорки. — Каким же образом ты можешь быть груб со мной? — Я приготовлю из тебя лапшу и скормлю Фэн Синю или Му Цину, — сказал принц суровым голосом.       Хуа Чэн сделал обиженное лицо. — Нет. — Я могу дать выбор, кому из них тебя скормить. — Нет разницы. — Это не вопрос, я поставил тебя перед фактом, — парировал Се Лянь, после чего задумался. — Фэн Синь чавкает при приеме пищи, почти не жует еду, это может быть неприятным, однако Му Цин наоборот тщательно все прожевывает, возможно, подобное даже более мучительно. — Гэгэ, — жалобно отозвался демон, — давай без них. — Сань Лан не дает мне себя съесть, что же еще я могу предпринять? Услышав это, Хуа Чэн тяжело вздохнул, приняв поражение от принца. Он прильнул щекой к кровати. — Это не больно, — успокаивал Се Лянь, целуя демона в шею. — Было бы похоже чем-то на объятья и поцелуй вместе взятые.       Хуа Чэн снова вздохнул. — Не то, чтобы я был против, но утратить возможность помогать гэгэ — горе для меня. — Ты будешь очень полезен, так как я голоден. К тому же, если тебе такое по нраву, то зачем волноваться о чем-либо еще? Ты прекрасен во многом, не только в искусстве боя. Я знаю, что ты хорош на вкус, к тому же наполнен духовной энергией — разве не полезный прием пищи? — Мгм, — уклончиво ответил Градоначальник Хуа, — то есть, я могу быть, по крайней мере, «полезным приемом пищи»? — Нет, я просто запихну тебя в тесто как начинку для булочки на быстрый перекус. — Гэгэ! — пожаловался Хуа Чэн. — Бедный Сань Лан даже ничего не поймет, — продолжил Се Лянь, целуя демона в плечо. — Он будет просто лежать, ничего не подозревая, а я съем его.       Князь демонов немного поежился от поцелуев, но все же ответил: — Нет. — Какой же ты придирчивый. Тогда измельчу тебя и буду пить вместе с отваром по утрам, сонно поедая тебя каждый день ложечкой. — Я бы просто держался подальше от ложки. — Поймаю тебя. — Я быстро плаваю. — В конце концов, Сань Лан все еще будет в кружке, так что ты лишь несущественно выиграешь время. Хуа Чэн ничего не ответил, но можно было почувствовать, как он задышал чаще. — К тому же, отвар остынет, Сань Лану будет очень холодно, и он сам поплывет ко мне. — Допустим. Но я все еще хочу быть чем-то более важным.       Наконец, принц смягчился. — Хорошо-хорошо, — вздохнул он, — я подержу тебя в клетке какое-то время… — М? — …накрою стол…       Хуа Чэн одобрительно кивнул. — …а также покормлю сладостями. — Зачем? — Будешь слаще. Я бы везде таскал тебя с собой, постоянно проверял на вкус. Поцеловал бы, чтобы ты не сопротивлялся. — Ладно. Но я убегу, после того как ты меня поцелуешь. — Сань Лан! — раздраженно вскрикнул Наследный принц. — Ты же сказал… — Конечно, я солгал. Неужели гэгэ наивно подумал, что этот недостойный верующий позволит помешать его цели? Очевидно, если ты меня выпустишь, я сбегу. — Ты бы не стал, — устало констатировал Се Лянь. — Я не хочу… Внезапно, принц обхватил Хуа Чэна ногами и перевернул, зажимая руками, чтобы заблокировать движения. — Как жаль, — ласково сказал он, — но Сань Лан все равно будет съеден, хочет он этого или нет.       Пауза. — Нет, я не позволю, — демон покачал головой и его дыхание снова участилось. — У тебя нет выбора.       Хуа Чэн издал смешок, извиваясь в объятиях Се Ляня и шутливо вздыхая.  — Гэгэ, не ешь меня. Я буду вести себя хорошо. Я даже буду заниматься каллиграфией. — Слишком поздно, — Се Лянь покачал головой и только крепче обхватил его руками и ногами — сильной рукой он обхватил горло демона, мощные ноги скрестились на бедрах. — Сань Лан будет съеден в любом случае. — Я буду мил с друзьями гэгэ, даже с теми, кого я ненавижу до мозга костей. — Все равно. — Если гэгэ положит меня в рот, я буду плакать. — Тс-с, — Се Лянь запечатлел еще несколько поцелуев на плечах Хуа Чэна, поднимаясь вверх по линии шеи. — Все равно съем.       Хотя дыхание Хуа Чэна прерывалось из-за поцелуев, и он, казалось, еле сдерживает жалобные стоны, а движения его тела неконтролируемо слабеют — Градоначальник Хуа все еще делал вид, что пытается вырваться из рук принца, дергаясь и извиваясь. Наконец, Се Лянь потерял терпение. — Я пытался сделать все по-хорошему, но ты ужасно себя вел, — холодным тоном сказал он. — Перестань двигаться. Если я хочу съесть тебя, я съем тебя. Не думай, что я остановлюсь, если ты затеешь бой.       Услышав это, Хуа Чэн застыл. Все его тело напряглось, и он резко втянул воздух, как будто его ужалили.       Затем по телу Князя демонов пробежала дрожь, и он издал тихий стон. Се Лянь прижал его к себе сильнее.  — Что это было? — Мне очень жаль, — выдохнул Хуа Чэн — Хм? — Простите, Ваш Высочество, я буду послушным. Я сделаю так, как просит гэгэ. — Хорошо, — тихо согласился принц. Он призадумался.       Затем сказал: — Повернись.       С этими словами Се Лянь мягко отпрянул Хуа Чэна. Кто же знал, что когда тот повернется к нему лицом…       …Он будет в таком состоянии.       Лицо было красным, почти лихорадочным. Демон тяжело дышал, глядя на принца так, словно тот был единственным в этом мире для него человеком. Стыд и желание смешались на его лице, затмевая привычную уверенность; было видно, что он смущен, но ничего не мог с собой поделать.       Се Лянь был поражен. Как долго Хуа Чэн…       Что ж, прекрасно, раз он уже в нужном состоянии. — Стань меньше, — тихо приказал Его Высочество. — Ты все еще большой для меня. Глаза Хуа Чэна расширились. Он замер.  — Гэгэ…? — Я имел в виду твою другую форму, — быстро сказал Се Лянь. — Не нужно на самом деле… — А, — сразу же понял демон, на его лице отобразилось что-то между облегчением и разочарованием. Затем Хуа Чэн принял облик Сань Лана. Два глаза с расширенными зрачками наблюдали за Се Лянем; Хуа Чэн немного зарылся на кровати, будто побаивался.       Эта форма действительно была такой милой… — Сними свою одежду и украшения. Я не хочу подавиться.       Кое-как, лежа на боку, Хуа Чэн разделся. Его руки дрожали, когда он снимал свои аксессуары. Они тихо звенели.       Как только Князь Демонов был полностью обнажен, Се Лянь протянул руку и прижал его к своей груди, заставив буквально зарыться лицом в одеяния принца. Хуа Чэн издал еле слышный стон. — Перестань кричать, — проворчал Се Лянь ему на ухо. — Меня не волнует, что ты боишься. Ты так плохо себя вел, а потому должен понести наказание. — Да, должен, — вздохнул Хуа Чэн, тщетно пытаясь скрыть свое лицо. — Можно еще один поцелуй, прежде чем… — Нельзя. — Ваше Высочество! — крикнул демон на грани отчаяния. — Ты все равно попадешь мне в рот. Зачем тебя целовать?       А после…       Се Лянь медленно обхватил ногами тело Хуа Чэна и сжал его.       Обнаженный член Сань Лана был прижат к мягкому халату, прикрывающему твердеющий орган Се Ляня. От соприкосновения Градоначальник Хуа дернулся. — Я собираюсь проглотить тебя всего, — сказал Се Лянь так равнодушно, как только мог; его собственное лицо горело огнем. — Если… если ты начнешь пинаться, то я откушу тебе ноги по колени. — Я не смею, — захныкал Хуа Чэн ему в шею. — Гэгэ, я обещаю, я не буду. — Хороший мальчик, — выдохнул Се Лянь, протягивая руку вниз.       Он взял подергивающийся член демона, начав медленно двигать рукой — Мгх, — заскулил Хуа Чэн. — Я медленно проглочу тебя, снизу вверх. Я сделаю это медленно. Я хочу, чтобы Сань Лан узнал, каково быть съеденным. — Пожалуйста… — Ты в моем рту уже по колено. Помни — не пинаться. — Гэгэ… — Добираясь до бедер Сань Лана, я провожу между ними языком. — Гэгэ, гэгэ… — Перестань ерзать. Я действительно укушу, без шуток.       Настойчиво ласкаемый сильной рукой, Хуа Чэн, тяжело дыша, уткнулся в плечо Се Ляня. — Хорошо, не буду. Я… — Талия Сань Лана столь приятно ощущается на моих губах, будто я могу раскусить твое тело пополам. — Я не буду! Правда, не буду! — кричал демон.       Се Лянь вздохнул.  — Но задница Сань Лана такая мягкая, словно у меня на языке маленький персик… Я хочу укусить его, ничего не могу с собой сделать. Хуа Чэн покачал головой.  — Ваше Высочество… Ах…       Затем Се Лянь наклонился и ущипнул Хуа Чэна за ягодицы, которые весьма соблазнительно сжимались от извиваний Хуа Чэна. В истинной форме ягодицы Князя демонов были мощными и мускулистыми, даже немного костлявыми; но в его форме Сань Лана они были мягкими и округлыми, потряхиваясь от щипков, словно желе. — Может быть, я только лишь откушу небольшую ее часть, — задумчиво произнес принц.       К этому времени Градоначальник Хуа уже заливался слюной, уткнувшись ему в шею. — Ты можешь делать все, что хо… — Сань Лан, я уже у твоей шеи. Может, сейчас откусить? — Ты можешь… Ах…       Се Лянь начал покусывать и целовать шею демона. — Ах, гэгэ, гэгэ… — Тсс, — рука на члене Хуа Чэна была уже очень влажной и издавала скользкие звуки, пока двигалась вверх-вниз. — Ты течешь, Сань Лан.       Было очень трудно сосредоточиться от невыносимой жары. Принц глубоко вздохнул, прежде чем продолжить свою речь и обхватить затылок демона. — Я… касаюсь тебя здесь и… окончательно съедаю.       Хуа Чэн зажмурил глаза, пытаясь представить это, отчего уткнулся лицом в тепло шеи принца. — Вкусно, — пробормотал Се Лянь. — Это как… Сань Лан, смешанный вместе со своим предэякулятом.       Градоначальник Хуа прикусил губу и задрожал, но ему не дали передышки. Се Лянь стал зацеловывать его лицо, шею, плечи, при этом крепко удерживая всеми конечностями; поцелуи эти были небрежные и беспорядочные, в случайные места — в щеки, челюсть, макушку.       Не в силах вынести чувства, что его медленно пожирают, Хуа Чэн тихо вскрикнул — звук получился довольно слащавым и визгливым. — Ты… — принц начал терять самообладание, держа в руках столь милого извивающегося демоненка; он начал задыхаться. — Я хочу проглотить тебя, но мне нужно, чтобы ты кончил.       Было немного неловко говорить такое, но Его Высочество старался побороть себя. — Я бы хотел сначала попробовать тебя на вкус. Сань Лан же сможет оказать мне услугу? — Да, конечно, что угодно…       С помощью нескольких быстрых движений, от которых губы Хуа Чэна затрепетали…       Он стремительно кончил, скрипя зубами и забрызгав собственную грудь и одеяния Се Ляня. Бедра еще пару раз дернулись, заканчивая извивания одним большим и долгим толчком; за этим последовало несколько хриплых, громких вздохов. Затем он сразу же уткнулся лицом в плечо принца, подрагивая.       Се Лянь позволил ему передохнуть немного, а затем крепко сжал в руках. — Сейчас я тебя проглочу.       Хуа Чэн уткнулся носом в шею принца, все еще дрожа.  — Мгм…       Се Лянь сглотнул один раз, просто для вида, причем настолько медленно, насколько было способно его горло. Хуа Чэн слушал эти звуки с закрытыми глазами. — Теперь ты мой навсегда, Сань Лан, — выдохнул Се Лянь. — Ты всегда будешь внутри меня — моей частью, и мы никогда не расстанемся. Разве не чудесно? — Ммм… — выдавил из себя демон. Когда он приоткрыл глаза, в них были видны слезы. — Тсс. Не волнуйся, сейчас больше не о чем беспокоиться, — Се Лянь похлопал себя по животу, — послушай. Хуа Чэн немного сдвинулся вниз, пока его голова не оказалась на одном уровне с животом принца. Затем, он прижал к нему ухо и прислушался к звукам внутри. Они, казалось, успокоили его; губы приоткрылись, а выражение лица смягчилось. Однако через несколько мгновений его глаза распахнулись, когда он заметил натяжение на одеяниях Его Высочества. Он потянулся. — Сань Лан, ты у меня в животе, — упрекнул Се Лянь. — Положи руку на место. Хуа Чэн посмеялся и расслабил конечность.  — Но гэгэ… — Тсс… Просто отдохни. Я сам этим займусь.       Вытащив член из-под складок халата, принц взял его в руку и стал поглаживать. Хуа Чэн только ошеломленно поглядывал вверх, пока его голова покоилась на животе Се Ляня. Огонь свеч создал тень от органа принца на его лице. Градоначальник сонно наблюдал за рукой Его Высочества с каким-то благоговением. Когда головка члена начала выделять предэякулят, Князь Демонов высунул кончик языка. Это чуть не довело Се Ляня до оргазма, но он все же сдержался, содрогаясь. Затем, приложив голову Хуа Чэна к своему животу, он сказал: — Продолжай. Можешь взять в рот.       С благодарностью смотря на принца, полусонный Хуа Чэн взял в рот член Се Ляня. От нежного давления губ вокруг, тот кончил.       В течение нескольких секунд демон посасывал головку, глотая сперму маленькими порциями, пока член не перестал пульсировать. Со спокойным сердцем он снова уткнулся носом в живот принца и закрыл глаза. Рука Его Высочества поглаживала Князя Демонов по голове. Он почти заснул.       Однако, прежде чем сделать это, он лениво пробормотал: — Гэгэ. — Хм? — Я твое любимое блюдо, ведь так? — Мгм, — Се Лянь погладил его, нежно улыбаясь, — отдохни немного. — Я лучше, чем то пирожное с бобовой пастой. — Лучше. — Хорошо, — Хуа Чэн поцеловал принца в живот, затем улыбнулся, устраиваясь поудобнее. — Спокойной ночи, гэгэ.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Мосян Тунсю «Благословение небожителей»"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.