ID работы: 12211494

Хорошо?

Слэш
R
Завершён
174
автор
Размер:
8 страниц, 2 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
174 Нравится 13 Отзывы 32 В сборник Скачать

I.

Настройки текста
— Племя драконов радо приветствовать вас, — невысокий мужчина еле кивает, хоть в глазах его едва ли есть капля уважения. Они всегда считали себя умнее, хитрее, злее и, конечно же, сильнее. Алтан за всю его жизнь встречал только пару представителей вида, чьи манеры хоть немного смахивали на планку общепринятых. Может быть, все так и было: драконы были одними из самых умных существ на планете, опустив подробности, что это лишь из-за того, что были они словно киты: такие же большие, несуразные и бесполезные, а еще жили и набирались опыта по тысячи лет. Насчет хитрости змея бы искренне поспорила: племя лис во многом обходило всех вокруг, оставаясь одним из самых ненадежных, да и змеи своей скользкой натурой нисколько не уступали, а сила была только из-за размеров. Что же о злости, то Алтан не мог знать наверняка, но искренне считал это все полным вздором. Юма бы сказала, что он недолюбливает драконов из-за их посла, несколько месяцев проживающего на землях змей, но и с этим Дагбаев согласиться едва ли мог. Вадим, являющийся голосом драконов на всеобщих собраниях, последние два месяца проходивших преддверье поселения змей, был не самым худшим представителем летающих ящериц. Ехидничал он как настоящий дракон, как и хвастался своей силой, в которую Алтан едва верил, хоть и не раз замечал, как то и дело Вадим помогал с построением шатров, таская тяжелые стволы деревьев. А уж насмешливый тон, с которым он разговаривал даже с высокопоставленными главами, как и взгляд из-под длинных ресниц, так и говорящий: «я знаю все твои мысли наперед, даже не пытайся меня перехитрить», сомнений не оставляли. Но даже он, стоявший сейчас позади и наслаждающийся заходящим солнцем, не раздражал так сильно. Было в драконах что-то такое, что отталкивало и заставляло чешую щетиниться от одного только взора, так что сейчас ощущалось это в несколько раз острее. Хотелось убежать и спрятаться где-то глубоко под землей, пока не устаканится внутри сердце. В подготовленной заранее юрте едва отдает какими-то травами и горелыми поленьями. Запах был настолько специфичным, что даже от Вадима, прожившего с ними не один месяц, Алтан то и дело улавливал горьковатый шлейф. Открывать сундуки и раскладывать по местам одежду не хочется совершенно, в конце концов Дагбаев искренне надеется, что праздник не затянется надолго. Каждые пять лет происходило всеобщее празднование объединения всех племен и мирного неба над головой без междоусобиц вокруг, вспоминались погибшие, замаливались грехи. В этом же году жребий вытянули именно драконы, которые и принимали все племена у себя на земле, в качестве уважения. Традиции Алтан искренне чтил, но покидать дом не любил. В большинстве своем, потому что дома всяко было лучше: теплее, красивее, можно было не стесняться особенностей чешуи, расползавшейся по всему телу вместе с едва светлыми участками кожи, да и пораненные еще в детстве ноги болели не так сильно. Ничего, конечно, не мешало превратиться в змею полностью, но, как говорил дед, они в первую очередь люди на виду всех остальных, хоть в самом племени не было редкостью находиться в обличиях змей недели напролет, особенно когда холодало. — Золотейшество, а я Вас обыскался, — привычная ухмылка вместе с какой-то травинкой заставляет тяжело вздохнуть. — Ночью холодает, держите покрывало, а то совсем прозябнете. Вадим кладет его на край наваленных в кучу одеял, которые собой и олицетворяли то ли большую кровать, то ли лежанку. Скорее всего в юртах у драконов такие были даже больше, учитывая их размеры, поэтому на ум приходит, что в тех, которые поменьше, живут новорожденные, либо же специально для гостей со всех земель были построены новые. — Насколько холодает? — настороженно уточняет змея, потому что в ином случае он не станет пренебрегать здоровьем и обернется, а с последствиями будет разбираться уже утром. Обычно после таких перекидок чешуя какое-то время могла оставаться и на лице: на лбу, скулах, даже на крыльях носа, из-за чего приходилось вставать раньше обычного и дожидаться пока все вновь станет как прежде. — Не волнуйтесь, в любом случае всегда можете прийти ко мне, моя юрта дальняя, — Вадим подмигивает ему насмешливо и тон его не скрывает то, как он забавляется особенностями строения чужого организма. Шкура у драконов была толстой, ее не брали ни стрелы, ни копья, поэтому и до холодов им не было дела, в отличие от тех же змей, у которых хоть и была чешуя, но тоньше. Особенно хорошо Алтан ощущает это с наступлением сумерек, когда все наконец расходятся и делать вид, что он очень рад здесь находиться не приходится. В юрте довольно тепло, но даже под дополнительным покрывалом кожей можно почувствовать сквозняк, как бы сильно он ни запахивал тяжелые шкуры импровизированного входа. Слова Вадима о том, что он может прийти к нему в юрту теперь не кажутся шуткой, потому что с каждой минутой словно становится все холоднее, а сам Алтан начинает мелко дрожать. Чешуйки сейчас больше напоминают кольчугу, сложившись вместе и почти не двигаясь, словно сохраняя накопленное внутри тепло. Когда же холод становится слишком колючим, а сам Дагбаев перебирается ближе к теплому огню, накрывшись вместе с этим двумя одеялами, план в голове звучит не так уж и плохо. Перекинуться змеей, пожертвовав одеждой, а после в траве доползти до юрты Вадима. Можно и по тихой улизнуть, если там будет кто-то посторонний, а можно и остаться на ночь. Одежда скользит по телу, которое тут же берет в свои цепкие лапы холод, когда Алтан складывает ее на сундук и переступая с пятки на пятку глубоко вздыхает, чувствуя, как постепенно чешуей покрывается каждый миллиметр кожи. Сначала шея, затем руки и впалый живот, кости теперь намного гибче, передвигаться на уровне инстинктов удобней, а сам он становится меньше и все больше хочется найти источник тепла. Юрты драконов внутри поселения действительно больше, чем он ожидал увидеть. Высокие и переливающиеся под луной они навевают страх, Алтан рассматривает расшитые, а иногда и просто укрытые шкурами постройки, едва боязливо шипя. Когда же видит последнюю, неосознанно замедляется. Привыкшая к холоду чешуя помогает мыслить трезво, теперь до этого идеальная во всех смыслах идея кажется глупой, а предложение не более чем насмешкой, вот только додумать ничего не дает Вадим, появившийся около входа в юрту и задумчиво рассматривающий небо. В позе его нет насмешливого превосходства, какое было обычно, а взгляд кажется серьезным. Алтан даже не успевает припасть к земле, чтобы скрыться в высокой траве около тропы, когда ловит на себе недоверчивый, а после и удивленный прищур. — А я уж думал сам к тебе идти, — Вадик расплывается в улыбке, и она уже не кажется такой ехидной, а дымка многолетнего дракона рассеивается. Алтан заползает внутрь любезно приоткрытой юрты, а после опасливо осматривается. Здесь все обустроено куда лучше, лишь тяжелые сундуки, как в юрте змеи, намекают на то, что хозяина долго не было дома. Лежанка больше и точно теплее, даже костер кажется ярче, а пахнет намного приятней, ведь к запаху трав и костра примешался аромат хвои. Алтан даже не сразу замечает, как Вадим пропадает из его вида, а уже после в юрту просовывается драконья голова, прихватывая его клыками за тело, от чего первые пару секунд Дагбаев цепенеет, но уже вскоре его опускают на середину покрывал, а сам дракон сворачивается вокруг него кольцом, придавливая своим жаром. Лежать так интимней некуда, но от тепла натурально ведет. Они не спали вместе и уж тем более Вадим его не согревал холодными ночами до этого, хоть и были зарвавшиеся поцелуи в темноте шатров и переходящие все границы прикосновения. Алтан считал это не более чем мимолетным увлечением, поэтому происходящее сейчас пьянит и мешает рационально думать. Мешает шипеть на горячий скользкий язык, который проходится по кончику его носа, согревая от холодного путешествия до юрты, и мешает укусить за лапу, придвигающую его ближе к драконьему животу, где, как замечает Дагбаев, чешуя мягче и теплее, меньше риска порезаться. Змеиное тело развозит, из-за чего он почти не размыкает глаз и носом роется куда-то ближе, хоть уже давно не холодно. Теплый выдох напоминает ему знакомую усмешку, которой Вадим награждал его каждый раз, когда сам Алтан забывал о рамках приличия и невинные поцелуи становились кусачими, а отталкивающие секунду назад руки, притягивали ближе. Запах потухшего костра Дагбаев чувствует не сразу, как и не сразу понимает, что меж тем, как Вадим накрыл его тяжелым крылом и он уснул, прошли секунды. Спать без сновидений, кошмаров и не просыпаясь пару раз от холода, что случайно сбил ногами одеяло в кучу где-то внизу, было неожиданно. Его словно затушили уставшим, а проснулся Алтан уже бодрым и вновь полным сил. Драконьи глаза медленно открываются следом, когда змея начинает копошиться рядом, то ли пытаясь обползти здоровую лапу, то ли разбудить, чтобы выпустили. Однако, Вадим, даже после того, как понимает что к чему, этого не делает. Врожденная вредность или попытка заставить Алтана прекратить ходить вокруг да около, приводит к тому, что перекидывается Дагбаев прямо в драконьем кольце, резво прикрываясь покрывалом. — Неужели еще есть что скрывать? — издевательский голос звучит через пару секунд совсем рядом. Вадим даже не пытается прикрыться, хоть взгляд Алтана сейчас прикован к медленно растворяющейся чешуе на шее, которая постепенно переходит в гладкую кожу. Он явно не стесняется трансформаций своего тела, отчего становится даже завидно, но Алтан быстро отгоняет такие мысли и удивленно ловит себя на том, как рука Вадика ложится на его щеку, оглаживая остатки обсидиановой чешуи под глазами. Прикосновения осторожные и даже ласковые, из-за чего змея теряется, тяжело сглатывая и дыша через приоткрытый рот. Кожа покрывается мурашками, когда Алтан чувствует, как ветер начинает блуждать в юрте, но уже через секунду Вадим отвлекается от своего занятия, убирая покрывало и вновь придавливая своим теплом Дагбаева, но на этот раз уже почти человеческого тела. — Хорошо? — Вадим переворачивает их на бок, подхватывая одеяло, и накрывает сверху. Голова вновь тяжелеет, а от жара ведет, как впервые. Кожа к коже намного лучше, можно прижаться щекой к чужому плечу и носом уткнуться в шею. Может быть, Алтан поэтому и не знал злобы драконов. На него она никогда направлена не была. — Хорошо. Вадим довольно хмыкает, зарываясь носом в распущенные кудри и мельком целуя куда-то в макушку, когда на его бедро уже смело закидывают ногу, а чужие пальцы водят лишь Алтану одни известные узоры на спине. Вот так точно хорошо.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.