ID работы: 12215392

бессмысленность

Джен
R
В процессе
10
автор
Размер:
планируется Миди, написано 5 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
10 Нравится 1 Отзывы 1 В сборник Скачать

I

Настройки текста
Примечания:
      — Вы предлагаете нам сотрудничество? — Настороженно спрашивает мужчина.       — Да! — Воодушевлённо восклицает Джунко, — я обеспечиваю вам охрану, безопасность и строжайшую секретность, а вы просто соглашаетесь на моё предложение. Более того, мне кажется, что слишком многого я от вас не требую — наоборот, предлагаю свою помощь. У меня сейчас даже есть особа на примете, которая может вам приглянуться.       — Покажите её фото, — всё тем же настороженным и непонимающим голосом просит мужчина, совсем не понимая чего от него и от его деятельности хочет эта взбалмошная девица. Она практически бескорыстно предлагает свою помощь его делу, обещает обеспечить их при необходимости всеми комфортными условиями, если им что-то потребуется. Конечно же, мужчина пытается найти в этом какой-то подвох, ведь ничего никогда просто так не бывает. Но подвоха нет.       — Да, секундочку, — Джунко тут же вытаскивается из сумочки телефон, включает его, быстро что-то ищет, а затем поворачивает светящимся экраном к собеседнику. — Я чуть позже сброшу вам информацию о ней, а сейчас вы хоть будете иметь визуальное представление о ней. На дисплее, слегка рассеивающем темноту неуютного кабинета, тут же высвечивается фотография юной девушки с рассеянным выражением лица и мягкой, доброй улыбкой. Мужчина теперь впал в ступор ещё больше: девочка на фото выглядит добрым и беззлобным человеком, поэтому он совсем не понимает, почему Эношима предложила именно её в качестве кандидатуры для их деятельности. Он думал, что Джунко предлагает им сотрудничество из, так скажем, мстительных соображений. Ну, мало ли, вдруг у неё есть враги, которым она сознательно хочет причинить вред и превратить их жизнь в ад, но эти округлые, мягкие и детские черты лица заведомо создают впечатление доброго и абсолютно беззлобного человека. Хотя Эношима может преследовать и другие мотивы, непонятные мужчине. Однако ему всё же любопытно.       — Хорошо, я вас понял, но… Почему именно она? Если вы не держите эту информацию в секрете. Изящные и пухлые губы собеседницы напротив тут же растягиваются в опасном и пугающем оскале, не предвещающем ничего хорошего.       — У-пу-пу… А это вас уже не касается. Вам ведь нужны только люди, верно? Поэтому мои мотивы не должны вас интересовать. Ну так что, вы соглашаетесь на мое предложение? Мужчина вздыхает. От такого удобного предложения и чужой помощи отказываться было бы очень странно. Особенно с тем учётом, что Джунко предлагает им то, о чем мужчина и его коллеги могли только мечтать. А что насчёт этой девушки… Его и вправду не должны касаться личные мотивы Джунко и её отношения с этой девушкой. Да и не то чтобы ему было вообще какое-то дело и сильный интерес до этого, он в любом случае просто будет выполнять свою работу, заниматься привычной ему деятельностью. Мотивы Эношимы ни на что не влияют и ничего ему не дадут.       — Да.

***

Яркое солнце слепит глаза, щекочет своими лучами лицо, заставляет забавно щуриться и судорожно искать хоть какое-то деревце, чтобы спрятаться в его тени, которая в такую отвратительно жаркую погоду напоминает собою оазис в пустыне. Однако веселящимся школьникам, кажется, совсем нет дела до противной жары и слепящего солнца: они компаниями снуют по всему школьному двору, бегают, разговаривают, смеются, о чём-то кричат друг другу. Все эти звуки, голоса счастливых учеников, наслаждающихся школьными днями и своей быстротечной юностью, сливаются в единую какофонию под названием «перемена». Кажется, почти все кем-то или чем-то заняты, и обычно одиноко стоящих в сторонке тихонь и затворников в этот раз почти не видно. Воистину хороший день. Даже асоциальная Чиаки Нанами смогла найти себе компанию.       — И снова я победила! — Горделиво задирает нос Чиаки, нацепив наигранно-высокомерную гримасу на свое лицо. — Не дотягиваешь, Хаджимэ. Хаджимэ тяжело вздыхает, откладывая игровую приставку в сторону.       — Ладно, хорошо. Ты победила. — Он тепло улыбается, понимая, что у него, впрочем, с самого начала не было шансов против Абсолютного Геймера. Однако Чиаки, помня о переживаниях Хинаты насчёт таланта — его отсутствия, если быть точнее — также тепло улыбается в ответ, чтобы ненароком не задеть резервного.       — Когда-нибудь ты сможешь взять реванш. Надо только постараться. Нанами кладёт маленькую ладошку на колючую макушку Хаджимэ и осторожно, шутливо гладит, словно несмышлёного котёнка. Хаджимэ несколько смущённо отводит взгляд и кратко кивает, словно не желая продолжать этот диалог, который снова неустанно клонится к одной надоевшей теме. Надо наслаждаться тем, что у него есть. Надо наслаждаться компанией Нанами, которая сидит рядом и никуда не уходит, не тычет в него пальцем, не перешёптывается о его отсутствии таланта с одноклассниками за его спиной. Чужие голоса и счастливые крики вокруг вдруг становятся просто фоновым и совершенно неважным шумом.       — Я знаю. С тобой всё равно очень приятно играть. Нанами убирает руку и молчаливо устремляет взгляд куда-то в небо. И друзья могли бы просидеть так ещё долгое время, если бы не назойливый и настойчивый звонок на урок. Толпа учеников тут же редеет: кто-то торопливо бежит на урок, прощаясь со своими друзьями, а кто-то — видимо, те классы, у которых уже закончились уроки — покидает школьный двор, также попрощавшись с друзьями. Хаджимэ, воодушевлённый разговором с новоиспечённой подругой, также отправляется в резервный корпус на свои занятия. В голове у него всё ещё приятная и лёгкая пустота, спокойствие и хороший настрой на оставшийся день.

***

Оставшиеся занятия проходят отлично. С тех пор как классное руководство над разобщённым классом, полным эксцентричных и по-разному ярких личностей, перешло в руки Чисы Юкизоме, отношения между одноклассниками улучшились. Раньше бо́льшая их часть прогуливала уроки, (хотя можно ли это назвать прогуливанием, если сама администрация считает их посещение необязательным?) толком никак не контактировала и не общалась, ограничивались они только, скажем, инертными взаимодействиями. Между кем-то даже были конфликты и напряжённые отношения, — например, между Хиёко и Микан, а Комаэда и вовсе смотрел на всех свысока — но приход Чисы к классному руководству как-то сгладил острые углы. Удивительно, но Юкизоме полюбили все, — вероятно, из-за её харизмы и добродушия по отношению ко всем — и это частично сплотило их класс. Она даже вселила в асоциальную и не привыкшую к контактам с людьми Чиаки надежду. Надежду на то, что она, даже несмотря на свой тихий характер и натуру интроверта, сможет найти друзей и сплотить свой класс. Нанами начала прилагать к этому усилия: проводила с классом воодушевляющие беседы о юности, дружбе и надежде, приносила свои любимые игры для совместного времяпрепровождения и старалась помогать Юкизоме. К тому же, у Нанами наконец-то появился первый, единственный и настоящий друг. Поэтому воодушевлённая Чиаки стала лидером и старостой их класса. Её полюбили так же, как и Чису, почти все начали относиться к ней с теплом и радушием. Большинство конфликтов исчезло само собой, наверняка из-за неравнодушия к Нанами и её стараниям. Никто не хочет, чтобы труд старосты и попытки сплотить их класс оказались очередной бессмыслицей. Поэтому последнее время их школьная жизнь… изменилась. Мягко говоря. Если раньше на уроках присутствовало от силы человек пять-шесть, то сейчас прогул занятий считается чуть ли не преступлением, и Чиса не отстанет от тебя со своими нравоучениями о пропущенных днях юности, если ты совершишь это самое преступление. Поэтому теперь уроки посещает весь класс. И на всех уроках теперь витает атмосфера дружелюбия, радости и счастья. Все конфликты будто испарились, превратились в безобидные дружеские подколы и подшучивания. Поэтому Нанами, выходя из школы с удивительным спокойствием на душе, пытается подвести итоги сегодняшнего дня. Вспоминает, что Гандам дал Соде подержать на руках его хомяков четверых Ангелов Разрушения, а Хиёко сдержалась от оскорблений в сторону Цумики, как и самовлюблённый Фуюхико. По сравнению с тем, что было раньше, это явно можно назвать прогрессом. И Чиаки верит, что это ещё не конец. Что всё у них только начинается, что все приятные общие моменты у них ещё впереди. А сейчас Чиаки идёт на очередную встречу с Хаджимэ. Их встречи у фонтана, совместные прогулки до дома и прохождение игр уже почти стали привычкой, переросли в приятную рутину, несмотря на то, что общаются они не так долго. И компания Хинаты совсем не утомляет Нанами, которая привыкла жить в одиночестве. Казалось бы, сейчас всё повторится: Чиаки придёт к фонтану, встретит там Хаджимэ, и они вместе отправятся домой. Это уже стало частью привычного распорядка дня Чиаки. Но, кажется, не сегодня.       — Эй, — Нанами слышит звонкий женский голос откуда-то со стороны, — можно тебя на секунду? Чиаки с недоумением поворачивает голову и замечает приближающуюся к ней блондинку экстравагантной внешности: огромные хвосты, чёрные очки, широкий вырез декольте на рубашке, мини-юбка и сапоги на высоких каблуках, которые выглядят несколько угрожающе. Однако выражение лица у нее совсем не угрожающее. Наоборот, даже какое-то растерянное или взволнованное. Девушка кажется знакомой, но Нанами никак не может вспомнить где она могла её видеть. Вероятно, это одна из Абсолютных, коих в Пике Надежды очень много — каждого запомнить не получится. Так или иначе, Чиаки, цокая маленькими каблучками и ни о чём не подозревая, направляется к этой девушке.       — Я Джунко Эношима, Абсолютная Модница. Первогодка. – Голос у неё такой же растерянный, задумчивый как и её выражение лица. – Мне очень нужна твоя помощь.       – Какая? – Интересуется Нанами.       – Понимаешь ли, у меня есть домашнее животное. Котёнок, – Джунко указывает на небольшую переноску в её руках, – и я такой занятой человек, что у меня нет большого количества времени для его ухода, поэтому я иногда ношу его с собой. Ну, знаешь, чтобы и покормить, и погулять, и всегда быть рядом с ним, и знать что ему нужно. А сегодня этот маленький проказник из моих рук выскочил! – Голос Эношимы становится напуганным и будто бы дрожащим, словно девушка вот-вот заплачет, – выскочил и убежал, а я его теперь найти не могу. Можешь мне помочь с его поисками? Школьный двор большой, все ушли, и ты единственная, кого я тут встретила... Пожалуйста, мне очень нужно его найти! Глаза Модницы тут же наполняются слезами, и Чиаки уже готовится её успокаивать:       – Конечно, мне не сложно... Только не плачь, пожалуйста, – обеспокоенно отвечает Нанами, – а как он выглядит?       – Светло-рыжий с белыми пятнами. Ты его сразу заметишь. Я зову его Сэм, если что. Думаю, он может откликнуться на своё имя.       – Поняла... Где мне начать поиски?       – Думаю, около резервного корпуса. Я пока поищу здесь, и таким образом мы осмотрим большую территорию. И это... – Джунко смаргивает крохотные слезы и растягивает яркие алые губы в благодарной, печальной улыбке. – Спасибо тебе. Нанами, заверив незнакомку в том, что её Сэм обязательно найдётся и ей не стоит переживать, тут же отправляется на поиски потерянного животного. У нее самой в голове всплывают различные ситуации из жизни, когда домашние животные, потерянные и напуганные, по воле злодейки судьбы оказываются на улице. Голодные, напуганные, вынужденные искать еду на помойках, убегать от озверевших бездомных собак... Нанами аж самой стало жутко, и она даже успела забыть о том, что её, вообще-то, на скамье у фонтана ждёт Хаджимэ. Чиаки даже не успела его предупредить, а теперь он сидит там в одиночестве, дожидаясь свою подругу. Вот только в один момент на Чиаки нападает кто-то сзади. Ей резко зажимают рот ладонью в перчатке, крепкой хваткой прижимают к груди, обездвиживая девушку. Паника комом поднимается к горлу, и Чиаки, моментально среагировав, пытается мычать, кричать, звать на помощь и выбраться из захвата, но бесполезно – человек за ее спиной, похоже, в разы сильнее хрупкого Геймера. Горячий страх охватывает всё тело, заставляет беспомощно озираться по сторонам, надеясь заметить хотя бы кого-то. Но школьный двор пуст, уроки закончились, учителя также разошлись по домам, и теперь Нанами окружает только тишина опустевшего двора. Из глаз льются горячие слёзы паники, отчаяния, бессилия и страха перед ближайшим, неизвестным, но очень пугающим будущим. Её попытки сопротивляться тщетны. Кто этот человек за её спиной? Зачем? Почему именно она? Что они хотят сделать? Нанами душат, давят на шею, и совсем скоро реальность перед её глазами покрывается чёрными пятнами, расплывается и ускользает от неё. Сознание мчится прочь, подальше от Чиаки, и она безвольной тряпичной куклой повисает в руках неизвестного. Хаджимэ покорно дожидается свою подругу всё у того же фонтана, пока солнце неумолимо плывёт за горизонт, намекая, что пора бы уже идти домой: на улице совсем скоро стемнеет. Без Чиаки. Расстроенный Хината вскоре так и сделает, но он ещё совсем не знает, что сегодня он в последний раз видел Чиаки Нанами, Абсолютного Геймера.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.