Флидтс бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
14 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Лила считает, что она хорошая актриса: подвижная мимика, яркое выражение эмоций, если требуется, — всё в чём мог нуждаться парижский социум. Поверхностные эмоции, оставленные маской.       Посмертной маской.       Она снова стучит шпильками по паркету. Сутки спустя её до сих пор рвёт при одной лишь мысли... Лила хочет наконец перестать ощущать себя сентиментальной клушей, развесившей нюни от вида бездыханного тела, — уж не таким она предвидела состояние после планируемого убийства: может что-то вроде душевной лёгкости как после аборта, — раздробленные перепонки еще не восстановились после криков у клиники. Но теперь они абсолютно правдивы. Теперь она точно убийца: с кровью на руках и желчью в уголках узких губ.       Перед глазами всё ещё стоит вид пропитанного кровью твидового пиджака — возможно, у Лилы не всё потеряно, раз подобное зрелище не довело её до оргазма.       Феликс снаружи кажется более спокойным, не считая подрагивающих рук.       Воздух накаляется, когда Феликсу приходит приглашение на похороны. Слишком светское мероприятие, слишком помпезное. Ещё и буквально со всей родословной Агрестов — это заставляет невольно напрячься. И это напряжение возрастает в геометрической прогрессии:       — Тебе тоже придётся пойти.       Голос Феликса сдавливает горло, ломает трахею. Не хватает ещё, чтобы её вырвало прямо на труп, лежащий в гробу, спасибо.       — Нужно, чтобы к нам было минимально подозрений, — поясняет Феликс скорее себе, — твоя сочувствующая мордашка будет как раз кстати.       — Что-то не вижу на себя пригласительного, — фыркает Лила. — Видимо, Натали забыла как много я для них сделала.       — Ты пойдёшь со мной, — его заметно передёргивает. Голос скользит скрежетом, отражаясь от стен: в качестве невесты.       Лила распахивает глаза — утрировано, нереалистично, сквозя фальшью в каждом блике.       — Если ты так изощрённо делаешь предложение, минуя признание хотя бы в симпатии, то я пас, — Лила дёргает головой в попытке пафосно смахнуть прядь волос со лба. — Или я в очередной раз не понимаю твоего «высокоинтелектуального» юмора?

***

      Лила стоит в дверном проёме, состроив лицо, словно сейчас заплачет.       Платье. Чёрное, до самых ямочек на коленках, до самых ключиц.       — Оно никакое, — пренебрежительно-плаксиво выплевывает она, впиваясь наращёнными ногтями в ладони. Феликс молчит, закрывая лицо книгой: его мало волнует, что она думает по поводу наряда; Лила реагирует так, будто впервые видит стандартное деловое платье.       «Давай, вырядись на похороны как на трассу. Будет очень в тему» — мысль разбивается о факт: Лила, несмотря на свой образ жизни, никогда как шлюха не одевается, — «Ничего личного. Запачканная репутация испортит жизнь нам обоим.»       Его пальцы внезапно останавливаются, когда создают иллюзию переворота страницы. Лила усаживается ему на колени, задирая узкий подол платья на уровень бёдер. Феликс усердно концентрирует внимание на строчках. Но она замедленно охватывает ладонями его за шею, ногтями больших пальцев касаясь его подбородка и вынуждая поднять на себя взгляд.       — Если ты не оставишь меня в покое, я наживую сниму с тебя скальп, — Феликс усмехается, разглядывая её недовольное лицо.       — Думаю, с тебя одного убийства в этом месяце хватило сполна. А то устанешь руки отмывать, — Лила вгрызается в его ухмылку, раздирая нижнюю губу и раздражая её шероховатым кончиком языка. Феликс ловит её язык, впиваясь резцами так сильно, что у Лилы едва ли не сыпятся искры из глаз.       Книжка из рук валится на пол, смачно шмякаясь раздолбанным корешком.       Феликс хватает её за запястья, отводя подальше от линии челюсти, — а то в запале распорет ему лицо. Растянутый подол скрипит у бёдер, но Лила нарочно это игнорирует, упираясь коленом ему в пах, — звенящая тишина; жаль, что это не порно со вскакивающими членами от одного намёка на близость.       Комнату застилает душный туман. Лила дышит рвано, с привкусом ещё не отступившей злобы, но уже без стремления выжечь ему глазницы.       Не расстегивая молнию, она стягивает платье с плеч; ткань ворота скрипит с риском разойтись по швам. Ключицы за последние дни словно стали ещё острее, точно сейчас прорежут Феликсу глотку не хуже разделочного ножа.       — И зачем? — он оглядывает плечи: ей не на что надеяться. — Никаких следов.       — Оно тесное, — тянется руками к его галстуку, не торопясь развязывая. — А вот у тебя следов видно не будет.       — Не смей. Знаю я, как ты кожу раздираешь — от отека пуговицы не сойдутся.       — Я аккуратненько, — Лила натянуто-ласково улыбается и, вытащив ногтями пуговицы, наслаждением впивается под ключицы. Зубы словно пробивают кожу, режут мышечные ткани до самых лёгких — даже дыхание перехватывает; злость от боли подходит вибрацией по языку.       Лила отстраняется, дрожащими руками держась за рукава его рубашки. Рука Феликса твёрдо скользит по её спине, расстегивая молнию, оголяя грудь, рёбра и живот. На рёбрах до сих пор незажившие жёлтые синяки-засосы с тонкой огранкой по форме прикуса. Феликс прихватывает кожу поверх следов, уточняя клейма-печати; Лила почти что похабно визжит и вырывается, пока его пальцы сжимают талию, мешая лишний раз вдохнуть.       Она ловит себя на мысли, что его брюки всё также сидят свободно, и дёрганно пытается оттянуть подол платья ниже. Впрочем, Феликс отсутствие нижнего белья всё равно замечает.       Ясно-понятно, значит искать новое платье всё же не требуется.       Подниматься из сидячего положения с висящей на его бёдрах и плечах Лилой было нелегко с учётом, что ему не приходилось держать ничего тяжелее шахматного коня. Она пытается вцепиться в его плечи так сильно, что едва не рвёт очередную рубашку. Её небольшое тельце приземляется на диванчик в гостиной ударом костей и безвольно болтающимся на талии платьем.       — Стресс, — вырывается у него оправдание вопреки голосу гордыни. — Просто стресс у нас разный.       Лила зажимает рот двумя руками, сдерживая болезненный визг, пытается сжать ноги лишь прижимая плотнее его голову, когда он прикусывает половую губу; вздрагивает всем телом, словно боится очередного «удара» по слабым местам.       — Неприятно, когда кто-то манипулирует твоим телом? — Феликс утыкается носом в её лобок. — Не чувствуешь власти над процессом?       — Да, чёрт возьми! — она вопит, порываясь оттолкнуть его.       В этот раз Лила зажимает рот уже не от боли. Укусов не следует, хоть она и ощущает себя словно в тисках — он всё ещё держит зубами её клитор в районе капюшона, будто тот куда-то убежит, проводя по чувствительной головке шершавым языком.       — Стой, — она цепляется в залаченные пряди. — Это не приятно, а больно.       Феликс не отвечает, зато у Лилы вырывается оборванный вздох: нужная точка без царапающих касаний.       Пальцы на ногах непроизвольно сжимаются. Лила раздрабливает выдохами стены комнаты, пока не перестаёт дышать на пару секунд, расслабляя руки, затискавшие платье.       Феликс отстраняется, почти что брезгливо вытирая пальцами смазку с губ, — напрочь забыл о латексных салфетках. Лила подскакивает, не позволяет ему ни привести в порядок лицо, ни вымыть руки, затягивает в скользкий поцелуй. От резкого подъёма в глазах темно и голова тяжёлая, коленями на диване она балансирует через силу.       — Испачкаешь диван — достану фамильный пистолет, — Феликс уходит в ванную, расстёгивая запонки.       — Чёрт, — Лила поднимается с дивана — чистый, но по ноге предательски течёт и падает на пол капля смазки.       Лила аккуратно (будто это что-то изменит) стягивает платье и осматривает: слегка растянутые подол и ворот — в целом, если прогладить, то станет как было; сразу видно — фирма.

***

      Шпильки неприятно цокают по мрамору; Лила вплывает в зал вслед за Феликсом, нервно теребя на пальце кольцо «не взаправду». Не нужно было приходить. Ощущение, будто её сейчас поймают на перекуре в школьном туалете. Публичные мероприятия — сильная сторона Лилы; игра с обществом пропитана фальшью, но сейчас её руки по локоть в крови, и никакие чёрные перчатки это не спрячут.       Дежурно-вежливой натянутой улыбкой её встречает Маринетт под руку с Адрианом:       — Кхм, как тут шумно. Какими судьбами?       — Как порядочные родственники погибшего провожаем мсье Агреста в последний путь.       — Успели породниться..?       Феликс невежливо её перебивает.       — А, да, — он театрально оборачивается в сторону Лилы, — позвольте представить — моя невеста.       Лила строит утрировано-сочувствующий вид лица.       — Так жаль, что мсье Агреста больше нет с нами, — из её левого глаза стекает одинокая выдавленная слеза, — Благодаря ему мы познакомились. Всё другим — ничего себе.       Возле открытого гроба Лилу потряхивает, и она пытается имитировать беззвучный плач, прикрывая рот ладонью. Кровь на руках ощущается буквально, восходя к острым локтям.       Перед глазами лежит мертвец. Пока ещё не труп.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.