Фэндомы или ориджиналы? Узнай кто победил в нашем телеграм-канале!
Присоединяйся!

Снежное Рождество

Слэш
NC-17
Завершён
39
автор
Daylis Dervent бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
21 страница, 2 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
39 Нравится 6 Отзывы 5 В сборник Скачать

1. В участке

Настройки текста
Когда ребята привезли его и закинули в клетку, Джек практически не обратил на него никакого внимания. Мало ли воришек попадаются порой на ярмарке? Этот городок был маленьким и тихим, но пару раз в году полицейские имели себе головную боль в виде ярмарок на Рождество и на День Благодарения. Тогда в городок стекались из окрестных поселений не только торговцы, фермеры и любители выпить, но и такие вот мелкие воришки. Сегодня был предпоследний день рождественской ярмарки, и в этой клетке успели побывать уже несколько таких же юных искателей приключений на свою пятую точку. Им было лет по четырнадцать-пятнадцать, где-то их ждали родители, отпустившие своих чад с друзьями развлечься на празднике, и Джеку не хотелось ломать им жизнь, отправляя за решетку за украденные конфеты и леденцы. Продержав каждого приличное время, обычно до вечера, Джек, заметив, что новоиспеченные воришки уже начали задумываться о своей дальнейшей судьбе, открывал клетку, входил и присаживался рядом. Часто эти дети вели себя вызывающе, стараясь за напускной наглостью спрятать свой страх, но это обычно быстро заканчивалось, когда они понимали, что он не собирается проводить с ними работу школьного психолога. Джеку не нужно было уговаривать этих недорослей не ступать на скользкую дорожку. В соседних клетушках всегда грелась парочка местных бомжей, которые порой специально на глазах дежурных полицейских воровали какую-нибудь мелочевку, чтобы пару суток посидеть в тепле да похлебать готовой горячей еды. И на их фоне сам Джек — молодой, подтянутый мужчина в форме — выглядел очень презентабельно. Так что он просто говорил этим подросткам, что у них всегда есть выбор: становиться такими, как он, на радость и гордость родным и близким, или сидеть в грязных обносках в соседней клетке. — Или все девушки твои, или твоя рабочая рука привыкнет делать одно и то же движение, — с усмешкой заявлял он подросткам, пока дежурный впускал их родителей, которых вызвали за ними. Сколько тут обычно начиналось слез, угроз, причитаний. Но Джек уже не слушал семейные разборки, ему было не до них — нужно было писать очередной отчет. Вот и сейчас год подходил к концу, а отчет сам себя писать и не собирался, и Джек с головой ушел в работу, но вдруг услышал странный звук. Какое-то бурчание. Он совершенно забыл о новом арестованном, а потому не сразу понял, что это просто бурчит у того в животе. Джек поднял голову и внимательно посмотрел на него. А тот только еще сильнее съежился в углу на скамейке, стараясь не поднимать глаз на полицейского. Несколько минут Джек молча рассматривал его. Потом встал и так же, не говоря ни слова, отправился на кухню, разогрел в микроволновке неприхотливый готовый обед, после чего вернулся и, поставив обед на стол, подошел к клетке. Урчание в животе раздалось громче — видно, парень учуял запах съестного. Джек хмыкнул и открыл дверь. — Выходи, — позвал он, но паренек не пошевелился. Джек удивился, но виду не подал, а просто шагнул внутрь, подходя поближе. — Ты хочешь есть тут? Я не против, но сначала пойди помой руки и умойся — от тебя воняет, — спокойно проговорил он и заметил, как парень возмущенно вскинулся… почти вскинулся. Он дернулся, словно собравшись возмутиться, но тут же снова сжался, будто сам испугался своего порыва. Джеку это не понравилось. По всему было видно, что паренек уже бывал в полицейском участке, и, кажется, принимали его там вовсе не по-доброму. Такое бывало, но в его округе такого не случалось, он точно знал ребят, которые работали в полиции, и знал, что никто из них не стал бы чесать кулаки или запугивать иначе любого из арестованных. А это значило, что парень прибыл издалека. Джек присел на корточки рядом с ним и заговорил тихо, заставляя поневоле прислушиваться к своим словам. — Послушай, я не знаю, кто так сильно напугал тебя, но здесь не нужно бояться. Никто не причинит тебе вреда, кроме тебя самого. Сейчас я проведу тебя в туалет, ты приведешь себя немного в порядок и поешь. А вечером сходишь в душ. Он поднялся и, взяв парня за плечо, подтолкнул его к выходу. На самом деле тот не был уж очень грязным. Его одежда явно знавала лучшие времена, как и волосы. Скорее всего, паренек просто долго не менял одежду и не мылся. Если он так всего боится, то вряд ли согласился бы на попутку, а значит, он пришел… В округе было несколько таких же мелких городишек, как и этот, в котором жил Джек, но все они находились довольно далеко друг от друга для того, чтобы путешествовать между ними пешком. Стоя за закрытой дверью и слушая, как его подопечный возится в туалете, он прикидывал, сколько бы ему понадобилось времени, чтобы пешком добраться от одного городка к другому пешком. И расчеты его явно пугали. Парень должен быть на грани истощения и валиться с ног от усталости. Между городками изредка встречались фермы, но и только, а по дороге не было мест для отдыха — только каменистая пустыня, вся занесенная снегом. К тому же сейчас очень холодно, особенно ночами, а у мальчишки джинсовая курточка, хоть и на меху, но явно сильно изношенная, а под ней обычное худи. И кеды. Совсем не зимняя обувь. И как он до сих пор не заболел? Дверь осторожно приоткрылась, и Джек с удовольствием заметил, что паренек не только основательно вымыл руки, но и попытался почистить хоть немного одежду, а также волосы — их он явно пытался вымыть, но кран был слишком низко над раковиной, и вымыть голову там не удалось бы и ребенку, а потому мокрые пряди свисали и с них капала вода — бумажные полотенца не были предназначены для высушивания такой гривы и явно не справились с поставленной задачей. Джек протянул руку и вытащил кусок мокрой бумаги из густых волос парня. — Не стоило этого делать, — он показал ему обрывок бумажного полотенца. — Иди ешь, — добавил Джек и провел его в клетку, закрыл, снова подогрел обед и вручил ему еду. А сам отправился за полотенцем — не сидеть же пацану с мокрыми патлами до вечера. Все вещи промокнут, и вообще… Джек снова занялся отчетом и так заработался, что не заметил, как пролетело время. Дежурный принес ужин арестованным бомжам и пареньку — в этот раз был сухой паек, и дверь не открывали. Вскоре стихло даже бормотание бомжей, и Джек поймал себя на том, что клюет носом. Он потянулся, разминая затекшие мышцы, и поднялся пройтись и взглянуть на своих подопечных. Оказалось, что все спали. Бомжи привычно и с комфортом развалились на лавках. А паренек свернулся калачиком и спал, подложив под голову локоть. Хотя в помещении было довольно тепло, он не снял куртку, и, судя по его виду, жарко ему не было. Это заставило Джека задуматься, и он открыл дверь, тихонько подошел к парню и осторожно коснулся его лба. Теперь все встало на свои места — лоб был очень горячим. Приняв решение, Джек быстрыми шагами вышел из клетки, даже не запирая ее за собой, и взял с полки папку с бумагами, которые паренек заполнял, когда его привели. Информации было крайне мало. Имя: Билл Смит. Возраст: 19 лет. Джек хмыкнул — парень выглядел едва ли на шестнадцать. Родителей нет. Телефона нет. Адреса постоянного проживания нет. Образование — пусто. Никаких сведений о хронических болезнях тоже не указано. В графе дополнительной информации значился приют имени какого-то святого на другом конце страны и несколько приемных семей. В голове Джека сразу сложилась цельная картинка — парень натерпелся и в приюте, и в семьях. Он знал о таких вещах не понаслышке, сам прошел через это, только его приют не был связан с религией. Что ж, как этого Билла с такой «уникальной» фамилией занесло к ним, еще предстояло узнать, а пока его нужно было поставить на ноги. Джек достал аптечку, нашел жаропонижающее и приготовил горячий чай. Решение для себя он уже принял — оставлять парня здесь на праздники он не собирался. Рождество — время чудес. Так пусть хоть отоспится в теплой чистой постели и поправит здоровье, а там — как получится. Джек сунул папку с документами Билла в свой рюкзак, взял лекарство и чай и пошел будить своего подопечного. Билл просыпался неохотно, с трудом разлепляя слипшиеся ресницы. Кто-то тряс его за плечо и что-то говорил тихим, уверенным голосом. Но Биллу было не до разговоров — его жутко знобило. Еле-еле поднявшись, он увидел уже знакомого полицейского и хотел было снова шарахнуться от него, даже дернулся, но понял, что даже на это сил его не хватит. Он тяжело сглотнул, увидев в руках у полицейского кружку с чаем — пить хотелось очень. Джек явно заметил его взгляд и протянул ему кружку. — Осторожно, чай горячий. И выпей вот это, — он протянул Биллу какие-то таблетки, — у тебя поднялась температура, нужно сбить. Температура. Так вот почему ему так холодно, несмотря на то, что в участке было даже жарковато. Билл осторожно взял таблетки, вчитался в название — обычное жаропонижающее. Кружку полицейский уже поставил рядом с ним на скамью. — Выпьешь лекарство, чай, дождемся, пока спадет жар — и поедем, — спокойно сказал он и вышел, не запирая за собой дверь клетки. Билл удивленно уставился ему вслед. "Поедем? Куда поедем?" Он никуда не собирается ехать с этим мужчиной. Потом растерянно посмотрел на чай, взял в руки стаканчик и стал пить маленькими глоточками, стараясь успокоиться. Джек видел, как напрягся парень после его слов, но не стал ничего уточнять. Пусть переварит информацию, а дальше посмотрим. Он делал вид, что продолжает что-то писать за своим столом, и украдкой следил, чтобы Билл выпил лекарство. В то, что паренек может решиться на побег, Джек не верил. Во-первых, на выходе сидит дежурный, а во-вторых, у него просто не хватит на это сил. Кстати, о дежурном — надо бы предупредить, что он забирает арестованного с собой. Джек лениво поднялся, неспешно двинулся к выходу, спокойно сообщил дежурившему на выходе из участка Нортону, что забирает сегодня новенького арестанта домой, и, не услышав никаких вопросов на этот счет — весь их коллектив как-то сам собой подобрался из таких парней, для которых не было удовольствием сажать за решетку невиновных, а паренек и украл-то от голода кусок пирога — и так же неспешно вернулся назад. И, уже сделав несколько шагов к своему столу, вдруг заметил, что клетка пуста. Замерев на секунду, Джек метнулся к туалету и сразу облегченно выдохнул — из двери ему навстречу выходил Билл. Увидев его, он замер, и вдруг кинулся обратно и захлопнул за собой дверь. Джек опешил, но потом до него дошло, что парень рассчитывал вернуться обратно в клетку до его прихода и попросту испугался нагоняя. Он подошел к двери и легонько стукнул по ней костяшками пальцев. — Билл, выходи, я не сержусь, — тихо проговорил он, надеясь, что дежурный его не услышит. За дверью раздалось шуршание, потом все стихло. Джек приложил ухо к двери. — Выходи, не заставляй меня ломать эту чертову дверь. Она и так держится на честном слове. Ты же понимаешь, что ведешь себя смешно? За дверью послышался тихий вздох, потом ручка повернулась и дверь приоткрылась. Джек подавил рефлекторное желание рывком распахнуть ее, понимая, что так он напугает парня еще сильнее. Он просто отошел в сторону, давая тому возможность выйти в коридор, чем тот и воспользовался. Он осторожно вышел и почти бегом кинулся к своей клетке, но Джек окликнул его. — Погоди, нужно измерить температуру, садись, — он указал рукой на небольшой диван и кресла, стоящие у окна для удобства посетителей, а сам пошел к аптечке и достал градусник. Температура немного упала и, поняв, что скоро она может снова начать расти, Джек решил поскорее отвезти Билла к себе домой, а там у него был весь арсенал лекарств холостяка: мед, лимон, коньяк. И водка. И… Джек мотнул головой и решил, что по дороге нужно заехать в аптеку и прикупить каких-то нормальных лекарств, а еще лучше — заехать в больницу или хоть позвонить знакомому врачу. Захватив рюкзак и ключи от машины, Джек присел рядом с Биллом. — Сейчас мы поедем ко мне домой, — сказал он. Билл удивленно посмотрел на него и отрицательно мотнул головой.. — Послушай, скоро Сочельник, потом Рождество. А ты болен. Здесь будет только дежурный, и ему не нужен больной арестант. А у меня ты сможешь нормально выкупаться, выспаться и поесть горячего. Домашнюю еду не обещаю, но из соседнего ресторанчика закажем — там вкусно готовит мой знакомый повар. Я не буду приставать с разговорами или еще как, у меня только одно условие — пообещай мне, что не станешь пытаться сбежать. И еще, чего бы ты так сильно ни боялся — я не маньяк и не насильник, и после выходных верну тебя сюда целым и невредимым. И, может, даже здоровым. Так что давай, бери себя в руки и поехали, нам еще надо в аптеку заехать — лекарства тебе прикупить. Он встал, закинул на плечо рюкзак и протянул Биллу руку. Тот замер, испуганно глядя на нее. В нем явно боролись желание пожить в нормальных условиях и страх перед неизвестным. И он уже хотел отказаться, как бомж из клетки, наблюдавший за их разговором, вдруг хрипло прокаркал: — Да что ты с ним возишься, Джек. Закинь мальца к нам — мы с ним хорошо время проведем на праздник, хоть вспомним, каково это. Он такой беленький, чистенький — чисто девка. Джек отмахнулся от этого зубоскала, а Билл похолодел и ухватился за его руку чисто инстинктивно. Полицейский хмыкнул. — Ну вот и хорошо, пошли. Они спокойно прошли мимо дежурного, Джек пожелал ему тихого праздника и повел своего гостя к машине. Билл кутался в куртку и ежился, натянув капюшон кофты на самые глаза, и Джек поспешил усадить его и включить обогреватель. — Пожалуйста, пообещай мне, что не доставишь неприятностей побегом из машины или из дома, — попросил он. — Со своей стороны клянусь, что не причиню тебе вреда. Обещаю — все будет хорошо. Билл стянул с головы капюшон и повернулся к Джеку. В его глазах плескались страх и надежда. — Я… — он поперхнулся и закашлялся, от долгого молчания перехватило горло, — я не сбегу. Обещаю. — Ну, значит договорились. Сейчас заедем в аптеку и домой. Есть что-то, что я должен о тебе знать? И, может, тебе какое особое лекарство нужно? Билл просто помотал головой, глядя в пол. — Ладно, значит, лечим простуду.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.