Свободна

Гет
R
Завершён
86
Размер:
12 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
86 Нравится 10 Отзывы 16 В сборник Скачать

***

Настройки текста
      Мне следовало понять, что ситуация выходит из-под контроля, еще когда и без того неестественная веселость Джессики приняла форму маниакальной.       Поначалу казалось, что все почти в порядке, пользуясь редкой солнечной погодой, мы решили провести ланч на старых скамейках, которые вынесли из кладовок, чтобы водрузить на трибуны стадиона к открытию сезона. Было на удивление тепло, хотя ветер, трепавший волосы, порой заставлял зябко вздрагивать. Джесс, как обычно трещала без умолку, а потом вдруг мимоходом объявила, что накануне они с Майком расстались. Переглянувшись с Анджелой, я поняла, что она удивлена не меньше меня. Даже тонкие светлые брови Лорен резко взметнулись вверх.       — И не надо строить такие траурные лица! — воскликнула Джесс, тряхнув волосами. — Страница перевернута, да здравствует новая глава!       Она засмеялась, но звук ее смеха повис в тишине, пока мы пытались обличить в слова вопросы, теснившиеся в голове. Первой это удалось Анджеле:       — Джесс, ты в порядке? — спросила она, протягивая руку, будто хотела погладить Джессику по плечу, но та увернулась от ее прикосновения.       — Конечно!       — А что случилось-то? — меланхолично жуя жвачку, поинтересовалась Лорен.       — Ничего. Я не собираюсь из-за этого хандрить, что бы вы там ни думали. Вместо этого я буду праздновать.       — Праздновать что?       Она вдруг наклонилась ко мне, приблизив свое лицо к моему. Я инстинктивно отшатнулась назад. Солнце светило ей в спину, и ее лицо, укрытое тенью, обрамленное буйными кудрями, показалось мне пугающим.       — Свободу, — выдохнула она, широко распахнув глаза.       Мое возражение, что Джессика меньше всех, кого я знаю, походила на пленницу так и растаяло на губах не высказанным. Я хотела сказать, что, если ей грустно — это нормально, что ей не обязательно держать лицо перед нами, но она вдруг поморщилась, глядя на меня, и отвернулась, с энтузиазмом зазывая нас провести вечер в Порт-Анджелесе, просто потанцевать и покричать вдоволь там, где это нормально и даже приветствуется. Анджела уже обещала родителям остаться вечером дома, чтобы присматривать за младшими, Лорен лишь равнодушно пожала плечами. Еще раз взглянув в лихорадочно блестящие глаза Джесс, я согласилась, решив, что покричать ей действительно нужно.       Джессика носилась по небольшому клубу тайфуном, успев стащить шляпу у кого-то с головы, поменяться майками с какой-то девицей и заполучить целую охапку светящихся бус. Я не заметила, кто первый купил ей выпить, только обратила внимание, что глаза ее начали слегка косить, когда она пыталась смотреть прямо на меня.       — Джесс, — позвала я, видя что ее слегка ведет вправо.       Она обняла меня за шею, смачно целуя в щеку. Мое лицо окутало плотное облако паров алкоголя.       — Ох, — вырвалось у меня.       Рассмеявшись, Джессика вернулась на танцпол, прыгая с остальными в ритме оглушающей музыки.       — Она пьяная, что ли? — крикнула мне в ухо подошедшая Лорен — тоже румяная и тяжело дышащая, но с ясным взглядом.       Я кивнула в ответ.       — Ну, класс.       — Думаю, нам пора домой.       Лорен раздраженно закатила глаза, но пошла вперед, первой протискиваясь сквозь потные скачущие тела. Джессика восприняла это как забавную игру и устремилась в противоположную сторону, еще больше разозлив Лорен. Кто-то задел меня рукой по голове, когда я проходила мимо, о чью-то ногу я споткнулась сама, вслед за этим получив тычок локтем в бок. Воздух казался густым от пыли, жары, чужого дыхания и запахов, источаемых беснующейся толпой. Вкупе с мигренью от громкой музыки, все это походило на пытку. Судя по растрепанной шевелюре Лорен и пылающему гневом лицу, она тоже не нашла эту игру в догонялки приятной. Первой добравшись до Джесс, Лорен схватила ее за локоть так, что побелели ногти. Она явно пыталась что-то говорить, но смысл ее слов не достигал ни меня, ни Джессику, сосредоточенную на том, чтобы не разлить содержимое трех узких шотов в руках.       — Давайте так: вы кричите «Джессика», а я — «Свободна!». Готовы?       Мы отошли к дальнему краю барной стойки, где музыка не была такой оглушающей. Джесс поставила свою ношу, часть все же расплескав.       — Ленс научил меня игре, — объявила она.       — Какой еще Ленс?       — Ленс — это… — она обернулась, покачнувшись от резкого движения. Я поймала ее под руку, помогая устоять на ногах. — Да какая разница? Короче, каждый выпивает шот, — объяснила она, придвигая рюмку с кислотно-зеленой жидкостью ко мне. — Опрокидывает его над головой, — ей пришлось прерваться на икоту, мне показалось, что лицо ее в этот момент позеленело, тяжело сглотнув, она продолжила, — А потом разбивает его о пол. У кого не разбился — пьет штрафную.       — Сдурела? — возмутилась Лорен, отталкивая от себя протянутый напиток. — Мне еще вести вас домой.       — И когда тебя это останавливало?       — Если родители меня еще раз поймают — отберут машину.       — И тебе тоже хватит, — вставила я, пытаясь вытащить шот из цепких пальцев Джессики или хотя бы разлить его содержимое. Холодная жидкость потекла по пальцам, оставляя липкие следы.       — Нет-нет-нет-нет! Еще одну, — возразила она. — Ты выпьешь со мной и все! Поедем домой, обещ… — закончить ей не дала вернувшаяся икота, справиться с которой на сей раз ей было сложнее.       Я посмотрела на Лорен, но та только пожала плечами.       — Ладно, — согласилась я. — Но потом сразу домой.       — Да! — закричала Джесс, тут же опрокидывая уже полупустую стопку. После чего с размаха кинула ее на пол.       Не знаю, что это был за напиток, но запах от него исходил неприятный, как от травяной настойки. Быстро его проглотив, чтобы не почувствовать вкуса, я совершила глупость, выдохнув через нос. От жжения в носоглотке глаза заслезились, желудок неприятно обожгло. Я закашляла, поставив рюмку на стол.       — Нет! — возмутилась Джессика. — Поднять ее над головой. Вот так, — она схватила третий шот, видимо, забыв, что он почти полон, и подняла над головой Лорен, выливая содержимое на платиновую макушку подруги.       Та взвилась мгновенно, разразившись нецензурной бранью, что вызвало у Джессики только новый приступ смеха, смешанного с икотой. Бросив что-то вроде «Хватит с меня», Лорен ураганом умчалась в сторону уборных.       — Все, дай сюда! — я забрала у Джессики рюмки, пока она их не разбила, и сдвинула в сторону, поднимая руку, чтобы привлечь внимание бармена. Пока Лорен будет вымывать из волос алкоголь, я бы могла успеть влить в Джессику немного не содержащей алкоголя жидкости.       — Повторить? — спросил подошедший бармен.       — Наоборот, нужно что-то отрезвляющее.       — Пара часов сна? — предложил он, бросил взгляд на Джесс, рисующую смайлики из лужицы на стойке.       — А он есть в меню?       — Тогда чай, — фыркнул он.       — Два, пожалуйста, — попросила я, чувствуя, небольшое головокружение от выпивки на пустой желудок.       Вскоре перед нами возникли два запотевших стакана с крепким сладким чаем со льдом. Я успела полностью выпить свой и убедить Джессику проглотить половину второго, но Лорен так и не вернулась.       — Сиди здесь, — велела я.       Джессика выглядела сонной. Она положила голову на руки и только слабо качала ногой. Понадеявшись, что ее вялости хватит на несколько минут, я пошла в уборную, но Лорен там не оказалось. Тревожно оглядев зал, где так и не увидела ее, я вышла на улицу. Холодный воздух приятно обступил кожу, но насладиться этим чувством не удалось. Машины Лорен не было на парковке.       — Черт возьми!       Я потерла шею, приподнимая прилипшие к ней волосы, скрутила их в тугой жгут, натянув почти до боли, прежде чем отпустить и повернуть обратно. К счастью, хотя бы Джессика все еще была там, где я ее оставила.       — Джессика, — позвала я, тряся ее за плечо.       — Свободна, — невнятно пробормотала она, не поднимая головы.       — Ты помнишь телефон Эрика? — у Анжелы не было машины, позвонить Майку или кому-то из родителей я не могла, так что вариантов оставалось немного. Ответа не последовало.       — Джессика!       — Свобдна.       Я вздохнула, потерев рукой лицо.       — Простите, — прокричала я бармену. — Можно от вас позвонить?       Парень кивнул мне с другого конца бара и указал пальцем на телефон чуть в стороне. Видимо, работая в таком шуме невольно учишься читать по губам.       Пальцы слегка дрожали, пока я набирала один из немногих номеров, которые знала на память. Гудки прервались раньше, чем я успела передумать и повесить трубку.       — Да? — едва расслышала я за шумом и тут же зажмурилась, кусая губу. — Вас не слышно.       — Эм, привет, — выдавила я, боясь, что он повесит трубку, пока я собираюсь с мыслями.       — Белла?       — Ты не мог бы мне помочь?

***

      — Когда это я ела орешки? — хрипло спросила Джессика после очередного рвотного спазма, заставившего ее согнуться и извергнуть в кусты часть выпитого.       — Не надо это разглядывать!       Я оглянулась по сторонам, ища глазами Эдварда. Он приехал довольно быстро, не задавая лишних вопросов просто закинул Джессику на плечо и вынес на улицу, где в спешке поставил на ноги, видимо, поняв, что ее сильно тошнит. Я хотела принести воды, но он велел мне остаться, и быстро скрылся в темноте, так что теперь я следила, чтобы Джесс не упала в собственную рвоту и не перепачкала в ней волосы.       — Ты как? — спросила я.       Ответом мне был возобновившийся булькающий кашель. Я отвернулась в надежде вдохнуть свежего воздуха, насколько это было возможно, держа ее волосы. Кажется, тогда я приняла решение никогда не водить дружбу с алкоголем.       Со стороны клуба раздалось улюлюканье.       — Давай, детка не держи в себе! — крикнул кто-то.       — Ох, заткнитесь, — пробормотала я.       — Эй, помощь не нужна? — услышала я совсем рядом.       Подняв голову, я увидела парня, хмуро косящегося на Джесс.       — Не нужна, — ответил другой голос, и я тут же облегченно перевела дух.       Подойдя, Эдвард передал мне бутылку с водой и какое-то полотенце, прежде чем обжечь взглядом замершего рядом самаритянина.       — Спокойно, парень, — поднял руки тот. — Я только помочь хотел.       — Иди отсюда, — ровным тоном проговорил Каллен.       Помогая Джессике прополоскать рот и умыть лицо, я не видела большую часть этой сцены, только услышала удаляющиеся шаги.       — Ну, как вы тут? — спросил Эдвард, пытаясь поймать взгляд Джесс.       — По крайней мере ее больше не рвет.       На щеках Джессики горел нездоровый румянец, она тяжело дышала и явно с большим трудом держала глаза открытыми.       — Разве ей не должно быть лучше после этого? — спросила я.       — Должно, — нахмурился Каллен. — Джессика…       — Свободна! — перебила она его.       — … ты сможешь дойти до машины?       На это ответа он не получил.       — Будем считать, это значит «да».       Придерживая ее с двух сторон, мы вскоре подошли к Вольво, приветливо мигнувшему нам фарами, и усадили Джесс на заднее сидение.       — Джессика, — позвал Эдвард, наклонившись к ней.       — Свободна, — ответила та.       — Почему она так делает?       — Эта такая игра, как Марко-Поло, — попыталась объяснить я.       Он изогнул бровь, показывая, что объяснение показалось ему недостаточным, но пока проявлять любопытство не стал.       — Мы отвезем тебя домой, — сказал он, не обращаясь больше к ней по имени. — Но если тебе снова станет плохо, пообещай мне воспользоваться этим, — попросил он протягивая ей бумажный пакет.       — У тебя такие длинные ресницы, — ответила она, протягивая руки к его лицу. Он перехватил ее запястья, не давая достигнуть цели.       — Едва ли она понимает, — сказала я.       — Да нет, она понимает больше, чем хочет показать. Возьми пакет, или я засуну тебе в рот кляп, — с доброжелательной улыбкой сказал Эдвард.       — Это шутка, — вставила я.       — Да? — полувопросительно сказал он, с задумчивым видом оглядывая красивый чистый салон своей машины, будто взвешивая в уме, перспективу позволить ей уляпать кожаные сидения или захлебнуться в собственной алкогольной рвоте. Я ткнула его локтем под ребра. — Да, — уже увереннее подтвердил он, — Шутка.       На пару мгновений взгляд Джессики прояснился, она сосредоточенно смотрела в его лицо несколько долгих секунд, прежде чем все же взять в руки пакет и улечься на сиденье. Фыркнув, Каллен захлопнул за ней дверь. Я недовольно поджала губы, глядя на него.       — Что? — невинно спросил он.       — Рада, что тебе весело.       — Я стараюсь быть оптимистом.       Он довольно улыбнулся, и я отвернулась, чтобы обойти машину, зная, что не смогу всерьез сердиться на него.       — Садись вперед, — сказал он, когда я уже потянулась к двери, планируя положить голову Джесс себе на колени. — Лучше пусть пускает слюни на сиденье.       — Перестань говорить о ней, как о собаке.       — Я не это имел в виду, — серьезно ответил он. — Правда. Но может быть, она уснет. Тогда дорога пройдет для нее легче.       Тут он был прав и, вздохнув, я сделала, как он сказал. Сев в машину, Эдвард перевернул висящую на зеркале бутылочку с сандаловым маслом, чтобы оно попало на деревянную пробку, распространяя запах по салону. Я прикусила губу, думая, была ли это бутылочка, купленная мной, или он уже заменил ее на новую, но так и не спросила. Мы немного приоткрыли каждое окно, и кисло-алкогольный запах почти не ощущался, но холодный ветер сводил на нет все старания печки. Выпитый мной шот давно выветрился. Стараясь не шмыгать носом, я засунула руки в карманы ветровки. Эдвард протянул ко мне руку.       — Потяни, — попросил он в ответ на мой вопросительный взгляд.       — Не надо, все нормально.       — Давай, — настоял он. — Сейчас ты единственная из нас, кто способен чувствовать холод. Но запах убьет нас быстрее.       Он улыбнулся, сказав последнюю фразу, хотя вполне мог сердиться необходимости потом как-то выветривать следы нашего приключения из машины. Улыбнувшись в ответ, я взялась за рукав, помогая ему вытащить руку. Быстро сняв куртку, под которой оказалась простая футболка, он отдал ее мне.       — Спасибо, — сказала я, набрасывая ее сверху.       Знакомый сладковатый аромат пощекотал нос, согревая куда приятнее алкоголя. Каллен кивнул в ответ.       — Итак, — через пару молчаливых минут снова заговорил он, но этим и ограничился.       — Что «итак»?       — По какому случаю гуляем? — он бросил взгляд на зеркало, пытаясь разглядеть Джессику.       Я подумала, что раз ему выпало выручать нас практически среди ночи, мы задолжали ему хотя бы какое-то объяснение.       — Похоже, у них с Майком что-то стряслось, — вздохнув, ответила я.       — Козел, — донеслось сзади.       Я оглянулась, с удивлением понимая, что Джессика не только не спит, но, кажется, даже следит за нитью разговора.       — И что? Решили залить горе?       — Ты же знаешь Джесс, горевать — это не про нее, так что она решила это отметить.       — Отметить что?       — Свободу, — просипела Джессика.       Я протянула ей бутылку воды.       — А, так вот, какой в этом смысл, — качнул головой Эдвард.       — Напиваться в планы не входило.       — Ну, похоже, планы у вас были разные. А что потом?       — А потом Лорен психанула и бросила нас там, мы приехали на ее машине, так что пришлось звать на помощь.       — Лорен нас кинула? — удивленно воскликнула Джессика, появившись между сиденьями и разливая воду. Я забрала у нее бутылку, чтобы закрутить крышку.       — Да, после того, как ты вылила выпивку ей на голову.       Джессика нахмурилась, словно пыталась вспомнить, но, видимо, ей это не слишком удалось.       — Козлиха, — вынесла вердикт она, и снова задумалась. — Нет, козлина… Как правильно? — спросила она, оборачиваясь к Эдварду.       — Коза, — подсказал он.       — Точно! — порадовалась она, снова скрываясь в темноте салона.       — Прости, что свалились тебе на голову, — сказала я. — Я просто не придумала, кого еще могу попросить.       — Перестань, — поморщился Эдвард. — В конце концов, это даже забавно. Джессика! — внезапно крикнул он.       — Свободна! — последовал бодрый ответ.       Я засмеялась и не сразу заметила, что она открывает шире окно, чтобы высунуться наружу.       — Нет!       — Свободна! — прокричала она, размахивая руками, пока я пыталась за шиворот затащить ее обратно.       Когда мне это наконец удалось, Эдвард закрыл ее окно водительским пультом, на всякий случай заблокировав управление окнами на пассажирских дверях, после чего я услышала, как щелкнули замки. Сердце еще испугано билось где-то в горле, пока я пыталась развернуться, понимая, что застряла кверху задом. Джессика дернула меня за волосы в попытке обнять за шею.       — Ты хорошая, — пробормотала она. — Хотя как же ты порой бесишь, Святая Изабелла! — закончила она еще сильнее потянув меня за волосы, будто хотела вырвать их.       — Да ради Бога! — я попыталась выпутаться из ее рук, отталкиваясь и извиваясь.       Машина сбавила скорость, и кресло Эдварда отъехало назад, освобождая меня. Когда мне удалось отцепить от себя сжатые пальцы, холодная рука обвила мою талию, помогая снова перебраться вперед.       — Спи уже! — бросила я, пытаясь пригладить гнездо на голове.       Джессика снова села посередине, протискиваясь между сидениями, но Эдвард резко нажал на газ, и ее отбросило назад.       — Полегче с ней, — попросила я. — Иначе ее снова стошнит.       Каллен поджал губы, сверля зеркало недобрым взглядом, а потом едва слышно пробормотал что-то вроде «уж лучше бы собака». Джессику Эдвард всегда недолюбливал, хотя старался быть вежливым, но в этот раз, похоже, она его всерьез разозлила.       — Я всегда хотела, — как-то совсем нежно по девичьи промурлыкала Джесс, пристроив голову на спинке моего кресла. — Можно потрогать? — спросила она, указывая на всклокоченную шевелюру Эдварда.       — Нет, — твердо ответил он.       Джессика надула губы, но действовать без разрешения не стала.       — Они выглядят мягкими. Они ведь мягкие? — спросила она, повернувшись ко мне. Я не стала отвечать. — У Майка волосы всегда были будто деревянные из-за геля. Довольно противно. Чем ты их укладываешь?       — Ничем, — так же коротко ответил он.       — Врешь! Козел, — после паузы добавила она.       — Джессика, — позвала я, нащупав в кармане бумажную упаковку.       — Свободна, — уже не так радостно ответила она.       — Хочешь мятную конфетку?       — Мятную?       — Да, держи, — я протянула ей пачку, но она, вместо того, чтобы ее взять просто открыла рот, как голодный птенец. — Ладно, — вздохнула я, доставая леденец и надеясь, что она не откусит мне пальцы. Все прошло благополучно, и я погладила ее по голове. — Молодец.       — Вы все постоянно врете, — пробормотала она, прежде чем улечься обратно.       Эдвард повернулся ко мне, я вопросительно подняла брови, безмолвно спрашивая, что она имеет в виду, но он покачал головой.       — У нее какой-то пунктик на волосах? — вместо этого спросил он.       — Даже знать не хочу.       Конфета пролетела между нами, ударилась о лобовое стекло и затерялась где-то на полу.       — Не вкусная, — вяло пожаловалась Джесс.       Когда я повернулась, она почти спала, положив ладошку под щеку, как ребенок, которым по сути еще была. Ребёнок, который поверил кому-то, и которому причинили боль.       Холодные пальцы погладили меня по щеке, убирая за ухо растрепанные волосы. Я перевела взгляд на Эдварда, и он убрал руку.       — Прости, — сказал он, отвернувшись.       Я покачала головой в ответ, ему было не за что извиняться.       В доме Джессики не горел свет, было темно и тихо, но, когда машина остановилась, она все равно проснулась и попыталась открыть дверь. Эдвард нажал кнопку разблокировав замки, и ей удалось выйти, правда она тут же опустилась на землю.       — Джесс?       — Все нормально, — ответила она. — Я просто посижу здесь. Так хорошо.       Она потянулась, чтобы захлопнуть дверь.       — Отвести тебя домой? — предложил Эдвард.       — Я, наверное, останусь, — ответила я. — Похоже, ее родителей нет дома.       — Справишься?       — Думаю, да. Даже Джесс когда-нибудь устает, — я улыбнулась, и он кивнул в ответ. — Спасибо.       — Для тебя — что угодно, — кривовато улыбнулся Эдвард, позволяя мне самой решать, сколько в его словах шутки, а сколько правды.       Я потянулась поцеловать его в щеку и только потом подумала, что от меня, должно быть, тоже пахнет не слишком приятно. Но, если он и был чем-то недоволен, то никак этого не выказал, только снова улыбнулся.       Когда я вышла из машины, Джесс уже добралась до крыльца и сидела, тяжело свесив голову вперед. Я помахала Эдварду, когда Вольво тронулся с места, и присела рядом, пряча в карманы руки. Свет задних фонарей почти неслышно скрылся за поворотом.       — Уехал? — спросила Джессика.       — Да.       — Меня на него вырвало?       — Нет.       — Жаль, — вздохнула Джессика, поднимая голову.       — Жаль? — удивилась я.       — Ну, да. Когда еще будет такая возможность? Тогда он бы меня запомнил. Я бы даже в его выпускном альбоме это написала.       — Но ты назвала его козлом, — попыталась утешить ее я.       — О, ну, хоть что-то.       Я фыркнула, даже не пытаясь постичь ее загадочную логику. Джессика слабо улыбнулась.       — Он сказал, что так и не увидел во мне кого-то, кроме друга, — вдруг сказала она. — Сказал, что мы выжимаем помидор, пытаясь получить авокадо, что мы два одинаковых пазла. Понимаешь? Будто начитался советов, как порвать с девушкой, а потом все перепутал, а ты ведь знаешь, как он читает.       Я кивнула, понимая, к чему она ведет.       — Он же даже «Ромео и Джульетта» только в кратком изложении прочитал. А сколько там страниц-то? То есть, он готовился, понимаешь? Делал вид, что строит со мной планы, как мы поедем в колледж на день открытых дверей, а сам думал, как бы порвать со мной.       Я не придумала, что ответить, и просто обняла ее за плечи, притягивая ближе к себе. Джессика опустила голову мне на плечо. Растрепанные кудри щекотали мне лицо, я пару раз провела по ним рукой, погладив Джесс по голове.       — Может, если бы он сказал все сразу и честно, не было бы так паршиво.       — Наверное, — ответила я. — Но плохо все равно было бы.       — Фигово.       — Да, но это часть выздоровления. Как зашить рану — больно, но так нужно, чтобы не осталось шрама, когда заживет.       Джессика вздохнула.       — А у тебя не остался шрам?       Настала моя очередь вздохнуть. Джесс подняла голову, чтобы взглянуть мне в лицо, и, ничего не сказав, опустила ее обратно.       — Холодно, — сказала я, поднимаясь и помогая встать Джессике. — Пойдем, смоем с тебя этот вечер.       Джессика протяжно застонала, с трудом выпрямляясь и ища в карманах ключи. Мне показалось, я снова услышала, как зашуршали шины неподалеку, но, обернувшись, так никого и не увидела.
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.