Лисьи Звезды

Джен
PG-13
В процессе
6
автор
Размер:
планируется Миди, написано 12 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
6 Нравится 8 Отзывы 3 В сборник Скачать

Танец

Настройки текста
Глава первая. Танец. 23 октября 1954 года. Лондон. Сити. Пересечение Дистафф-лейн и Кеннон-стрит. Чайный домик “Под крылом Ворона” Осенний день уже перевалил за середину, и Мориону хотелось поскорее закончить с бумажной работой и сдать отчеты в банк. С тех пор как он купил этот чайный домик, прошли три года. Три года самой насыщенной, безумной и попросту непредсказуемой жизни. Да, со стороны многим людям могло показаться: “что же такого сложного, в управлении чайным домом «Под крылом Ворона»?” Сложность была в том, что теперь Морион являлся официальным эль мэнторэ, и ему приходилось не просто “следить” за Миррой Сальери, “учить и наставлять” её, но и так же держать за нее ответ. Любой проступок девушки сказывался на Морионе не самым благополучным образом. Два слушания в Суде, в которых Морион был обвиняемым, не прошли даром для его репутации. Благом было то, что репутация эта распространялась лишь на лиц, облеченных властью. Нексус, Палата Лордов, Сад Самородков, Королева… все они пристально следили за сенсус и их опекунами. Но вот простые жители Лондона... по крайней мере, большинство жителей Сити поддерживали Мориона. В народе знали его как человека чести, слова и дела. Он всегда был готов прийти на помощь любому, кто просил его и действительно нуждался в помощи. Перебрав и заполнив половину из нужных бумаг, Морион отпил чаю, что был доставлен вчера. Превосходный аромат и удивительный привкус муската и цветов воистину поражали своим сочетанием. Бывший консильери раздумывал стоит ли добавлять этот чай в меню, или же подождать несколько дней, и убедиться, что больше ни у кого в районе нет такого чая. Ведь за эксклюзивный чай можно запросить более высокую цену. Стук в дверь прервал его размышления. Три коротких стука и, спустя три секунды, одиночный. Так мог стучать лишь Энтони Карлайл. Юноша, что проживал вместе с Миррой на втором этаже чайного дома. - Входи, Энтони. Войдя в кабинет Мориона, юноша поклонился хозяину кабинета, которого считал настоящим рыцарем. – Сколько раз, я просил не кланяться мне? - Простите, Сэр Морион, но иначе не положено. По правилам этикета я обязан таким образом приветствовать Вас, своего Наставника. Семнадцатилетний парень был похож на ребенка комплекцией и внешностью, но его суровый, внимательный и цепкий взгляд выдавали в нем человека, много повидавшего за свою жизнь. Тонкие, сжатые в линию губы редко озарялись улыбкой. А подчеркнутая краткость и холодность в общении создавали впечатление, что парень и вовсе лишен эмпатии. Одевался Энтони всегда вычурно: белая рубашка свободного кроя, обрамленная черной жилеткой в серую полоску и дополненная галстуком. Всегда чистые, отутюженные черные брюки, до блеска начищенные броги. Серый плащ с множеством внутренних карманов, который он заказал портному, и рапира дополняли его образ элегантного джентльмена. Энтони всегда носил её на своем поясе, и создавалось впечатление, что парень не расставался с ней и ночью. Смотря на юношу, Морион подумал, что тот однажды сможет занять первое место на Турнире Трех Рапир. - Ты не исправим, мой юный друг, - Морион улыбнулся, хотя улыбка и вышла тусклой. Отложив очередную бумагу, Морион поморщился и потер глаза от усталости. Ему не хотелось ошибаться в отчетах, ведь тогда пришлось бы подавать их заново. – И, помнится, я запретил тебе носить рапиру на поясе, разве нет? - Сэр Морион, согласно «закону о ношении оружия», который был принят чертову дюжину дней назад, я могу носить турнирную рапиру при себе! – с готовностью выпалил Энтони. - Достаточно иметь при себе разрешение от “бобби” Монтара Биглина, констебля, и карточку участника Турнира. К тому же, эта рапира, купленная мною в прошлом месяце, сильно отличается от прежней. – Поправив рапиру, юноша улыбнулся. – Поэтому, я должен постепенно привыкать к ее длине и весу. - Вижу, уроки лексики и риторики, которые мы с тобой посещали, не прошли даром. – хохотнул Морион. Ему нравился тот факт, что из колкого и ершистого мальчишки, Энтони становится достойным жителем Лондона. Хотя не со всеми его решениями эль мэнторэ соглашался, но всё же плюсы с лихвой перевешивали минусы. - Итак, что привело тебя ко мне? – Морион откинулся на спинку кресла и расправил плечи. - Сэр Морион, в общей зале клиентка дала мне это. – Энтони положил на стол Мориона маленький клочок бумаги вырванный из блокнота, на котором карандашом была нарисована звезда с лисьей мордочкой внутри. – И она… настаивает на том, чтобы Вы приняли её немедленно, так как, по словам леди, проблема не требует отлагательства. - Хм, – повертев в руках бумажку с рисунком, Морион взвешивал все за и против. С одной стороны, пара проблем из-за Мирры уже была, и им лишь чудом удалось избежать серьезных последствий и не попасть в тюрьму. Однако, наряду с ошибками Мирра помогала многим людям решить их затруднения. – Как ты считаешь, Энтони, у нас могут быть неприятности с этой клиенткой? - Если судить по моему впечатлению о ней, то она кажется довольно требовательной и властной леди, – юноша немного замялся, прежде чем продолжить, – можете мне не верить, но я чувствую, что её тревога не стоит того, чтобы привлекать сестру Мирру. - Я учту твое мнение Энтони, но, как ты знаешь, решение принимаю не только я. Последнее слово останется за Миррой. – Хрустнув суставами пальцев, Морион продолжил. – Приведи сюда клиентку, и начнем стандартный опрос. Юноша поклонился и уже хотел уходить, как Морион окликнул его: – Да, и не забудь: будь осторожен с рапирой. И еще. Я хочу, чтобы сегодня это новое дело вёл ты. - Я? Но… - Энтони судорожно схватился за спинку кресла, стараясь унять нервную дрожь в руках - Хорошо, Сэр Морион! – вытянулся по струнке и снова поклонился. – Я не подведу Вас! - юноша вышел из кабинета строевым шагом. Подготовив необходимые для заполнения бумаги, Морион оставил их на втором столе. Когда-то тут работала миловидная Эмили, помогая ему освоиться в причудах экономики, делопроизводств и отчетностей Лондона. С той поры прошло полгода, а руки всё не доходили избавиться от пустующего стола, печатной машинки, и прочих канцелярских принадлежностей. Теперь этот стол будет принадлежать Энтони. Морион окинул взглядом свой офис. Многим чиновникам и инспекторам он казался…пустым. Да, вполне так можно было сказать, учитывая что вся обстановка состояла лишь из двух столов с двумя вычурными стульями, красивого кресла для важных гостей, находящегося перед столом Мориона. У дальней стены несколько запасных стульев для комиссий, проверяющих его работу, уныло собирала пыль. На них надменно взирали три книжных шкафа ручной работы из черного дерева с витражными створками. Они были получены в дар от Нексуса Служителей и Сада Самородков за его работу по патронату над Миррой, заботой о ней и обучению человечности. Эти шкафы были гордостью Мориона. Мирра недолюбливала их и хотела от них избавиться, но Морион всячески протестовал. Он видел в шкафах первый признак того, что этот город его признал, как одного из своих. Вежливый и краткий стук в дверь дал знать Мориону, что Энтони привел клиентку. Вернувшись за свой стол, Морион разрешил им войти в кабинет. Пропустив даму вперед, Энтони по привычке застыл было у двери, но, заметив на столе бумаги, которые теперь должен вести и заполнять он сам, счастливо улыбнулся, присел за стол и тут же принялся настраивать печатную машинку. А клиентка, тем временем, смиренно дождалась приглашающего жеста присесть в роскошное кресло напротив хозяина кабинета и кротко улыбнулась. Отстукивая каблучками по деревянному полу, изящно прошла по кабинету и мягко опустилась в кресло, словно утонув в нём. - Итак, что привело Вас ко мне, мисс… - Миссис, я попрошу. Миссис Сессилия Каббинс. – Легкая тень раздражения, пробежала по лицу клиентки. Морион приподнял бровь, а Энтони слегка напрягся. На вид этой девушке было не более двадцати пяти лет. Ложное каре с выгнутыми наружу концами светлых волос только входило в моду и смотрелось не как прическа, а как головной убор. Да и одета была клиентка по самому последнему “писку” современной моды. Темно-вишневый теплый свитер под горло был изготовлен явно не из дешевой шерсти. “Мерино, не меньше”, - подумал Энтони уважительно. Плотная юбка кофейного цвета едва ли закрывала колени. Мягкие и легкие туфельки не вязались с сухой, но довольно прохладной погодой. Хотя кто сейчас поймет эту модные тенденции. Во всяком случае, миссис Сессилия была не из бедных, скорее всего, даже выше среднего класса. Да и внешностью она могла легко затмить многих фотомоделей. Правильные черты лица, аккуратный носик, тонкая линия губ, слегка выделенных помадой, и очень выразительные глаза. И всё было бы в ней идеально, если бы не надменный, цепкий взгляд, которым она то и дело одаривала Мориона. - Хорошо, миссис Сессилия. Какое дело привело Вас ко мне? - Я слышала что тут, - она сделала акцент на последнем слове, - проживает Сенсус, к которой можно обратиться по… деликатному вопросу. - Да, Вас не обманули. – Морион жестом попросил Энтони приготовиться, но юноша уже успел настроить пишущую машинку и документы. – Однако прежде чем Вы сможете встретиться с Сенсус, я должен задать Вам ряд вопросов. И попрошу Вас не лукавить. - Лукавить? Ряд вопросов? - миссис Сессилия поджала губы и гневно сдвинула брови.- Что Вы себе позволяете, мистер?! Я пришла сюда к Сенсус, и у меня мало времени… - Да, миссис Сессилия, я в курсе, зачем Вы пришли ко мне. – Морион убрал лишние бумаги и теперь смотрел клиентке в глаза. Игре в «гляделки» его научила прежняя семья, и он по праву мог гордиться тем, что в ней его ещё никто не побеждал. Фыркнув, Сессилия нехотя отвела взгляд. Энтони злорадно ухмыльнулся. – Прошу также учесть, что я являюсь патроном данной Сенсус и несу полную ответственность за неё и её деятельность. Так же я обязан предоставлять в Нексус Хранителей всю информацию о каждом клиенте, с которым работает моя подопечная. Потому прошу Вас быть со мной честной. - Ну, хорошо, - сказала Сессилия, словно бы сделала огромное одолжение. Достала из сумочки серебряный портсигар, ошпарилась от взгляда Мориона, раздраженно кинула его обратно. – Что именно Вы хотите знать обо мне? - Если Вы не готовы или не желаете проходить опрос, прошу Вас покинуть мой кабинет и обратиться за помощью в Нексус Служителей, или в Сад Самородков. Женщина стиснула пальцы, опустила глаза в пол. - Н-нет, к ним я точно, не готова обратиться, - пробормотала она. Энтони удивленно вскинул брови. После такого заявления многие высокородные клиенты Мирры уходили в раздражении, и того же он ожидал от гордячки Сессилии. - Простите, я немного… не в себе последние дни, - слова извинения, казалось, ей дались с трудом. - Понимаю, однако, вынужден попросить Вас постараться держать себя в руках. Вы наверняка знаете общепринятые правила обращения к Сенсус. – Сессилия кивнула. – Хорошо, пожалуй, мы начнем. Энтони – приступай. - Миссис Сессилия Каббинс, первый вопрос, который нас интересует, каково Ваше эмоциональное состояние на данный момент? – Улыбнувшись, Энтони тут же напечатал те данные, которые уже знал. - Я не могу сказать. Сама не знаю, что у меня в душе, – ничего не выражающим голосом ответила она, удостоив взглядом Энтони. – Если Вы можете понять – скажите мне. - Запишем «нестабильное». - Стук печатной машинки немного оживил тишину кабинета, ранее прерываемую лишь голосами людей. – На данный момент с какой проблемой Вы обратились к нам? - Я…я не могу справиться сама с проблемами, что навалились на меня за последние три месяца. Потому я и обратилась к вам за помощью. - Но всё же, миссис, поймите, без этого ответа Сенсус не сможет помочь, и мы будем вынуждены отказать Вам. – Морион позже сказал, что порадовался, как Энтони строит линию общения с клиенткой. Будь парнишка в семье Сальери, он стал бы её ценным членом. – Поэтому я снова прошу Вас ответить на заданный ранее вопрос. Клиентка молчала с минуту, а после ответила: - Меня… меня бросил жених прямо перед свадьбой. Он не пришел на третье оглашение имен, – с каждым словом голос Сессилии становился тише, в нем пробуждалась ярость и горечь обиды. - Просто взял и не пришел. Впрочем, чему я удивляюсь, если большинство мужчин - трусы! - Запишем – проблема личного характера, связанная с любовью и свадебной церемонией. И Вы пришли к Сенсус, чтобы…? - Я хочу… - было видно, что миссис Каббинс не привыкла говорить в таком ключе. Словно бы каждое словно для неё было сущей пыткой. – Я хочу попросить её о помощи. - Хорошо. Итак, следующий вопрос… Спустя пятнадцать минут и семнадцать вопросов, Энтони подготовил бумаги и, заполнив их, передал клиентке на подпись. Пока она изучала заполненные юношей документы, он передал Мориону еще один лист. Быстро прочитав и одобрительно улыбнувшись, Морион вложил его в папку, на которой написал данные новой клиентки. Придирчиво изучив бумаги, миссис Сессилия взяла у Мориона перо, подписала документы в нужных местах и вернула их Энтони. А юноша, удостоверившись, что подписи стоят в нужных местах и все документы заполнены верно, вложил их в папку, которую ранее подписал Морион и, забрав её, вышел из кабинета. - А куда ушел Ваш помощник? - Он вернется через несколько минут. – Морион посмотрел на часы. – Ему нужно отнести подписанные Вами бумаги Сенсус. Мы с Энтони не можем принять окончательное решение о том, сможет ли Сенсус помочь Вам. – Поднявшись из-за стола, Морион подошел к окну и посмотрел на осенний город. – Лишь сама Сенсус принимает решение взяться за Ваше дело, или нет. - Как это так?! – Возмутилась клиентка. – То есть я пришла сюда к Вам, рискуя репутацией, своим положением и мнением своих родных, чтобы мне помогла Сенсус, а сейчас выясняется, что она ещё может и отказать мне в помощи?! Это возмутительно! Услуги Вашей Сенсус не стоят тех трех сотен фунтов, о которых мне говорили! - Миссис Сессилия, позволю себе напомнить, - Морион повернулся и, вмиг став суровым, уставился на клиентку, – это Вы обратились к нам за помощью. Если Вас не устраивает то, как мы ведем дела, Вы всегда можете обратиться к Нексусу Хранителей, или же в Сад Самородков. – Сессилия резко вскочив с кресла, открыв рот, но Морион жестом заставил её замолчать. - Там Вас примут с радостью и помогут более… квалифицированные Сенсус, но и возьмут вдвое дороже, чем мы. – Сессилия сжалась, но Морион неожиданно дружелюбно улыбнулся и обезоруживающе поднял руки: – Впрочем, мы готовы выслушать Ваше предложение. Однако, отступать от буквы закона и нарушать её ни я, ни мой помощник – не будем. - Я… понимаю. Простите за мою вспышку эмоций. - Хм… - Морион сладенько улыбнулся: - и я приношу свои извинения за излишнюю резкость. Вернувшийся в кабинет Энтони немного разрядил обстановку. – Энтони, что решила Мирра? Она примет миссис Сессилию? - Да, она будет готова буквально через три минуты. Отдав Мориону папку с документами, Энтони подошел к Сессилии и жестом попросил её следовать за ним: – Я отведу Вас к Сенсус. - Благодарю, юноша, – ровным тоном ответила клиентка, наигранно улыбнувшись. *** Стоило им двоим покинуть кабинет, как Морион устало выдохнул и позволил себе расслабиться. Интересно, обойдется ли в этот раз без скандалов и судов, или снова ему придется под конвоем ехать в Скотланд-Ярд? Оставалось лишь надеяться, что в этот раз всё пройдет гладко. Пройдясь по кабинету, он посмотрел в окно на вечерний и хмурый Фестивал Гарденс, тянущий спутанные ветви к небу в мареве моросящего дождя. Казалось, стоит протянуть руку сквозь стекло, и ты погрузишься в липкую и гнетущую атмосферу осени. Внезапный хриплый крик заставил Мориона вздрогнуть. Молчавший до сей поры черный ворон, находившийся в незаметной нише, внезапно решил подать голос, напомнив о себе. Видимо, пришло время кормить пернатого гостя, что жил в кабинете уже второй год. Морион обнаружил его, когда тот, пробив стекло в окне, оказался внутри помещения. Поймать птицу со сломанным крылом оказалось не сложно, но вот вылечить - невозможно. “Ворон вряд ли проживет более года, а если и проживёт, то летать никогда не сможет, - вынес вердикт ветеринар, когда осмотрел птицу, - и лучше бы, даже если выживет, лишний раз его не тревожить”. Купив просторную железную клетку, он поместил её в нишу рабочего кабинета, и оборудовав её сосновыми ветвями и прочими удобствами, поместил в неё ворона. С тех самых пор, птица стала одним из жильцов этого заведения. Подойдя к нише и зачерпнув корм из мешочка длинной ложечкой, Морион осторожно и аккуратно просунул её в отверстие клетки. Едва половина корма оказалась в кормушке, ворон вновь оглушительно каркнул. От неожиданности Морион выронил ложку с кормом.Тихо выругался и принялся за уборку корма, который просыпался не только на пол клетки, но и на паркет кабинета. Благо, мусора оказалось немного. - Ну что, мистер Кроули? – Сказал человек, с легкой улыбкой наблюдая за жадностью питомца. Ворон одним глазом любопытно глянул на хозяина. – Всем ли ты доволен? - Интересно, - прошептал Морион, - смогу ли я… Морион подошел к клетке и медленно протянул руку к ворону. Спутник Одина резко вскинул голову: - Кроу… Морион отпрыгнул. *** Спустившись на этаж ниже по самой обычной лестнице, Энтони и его спутница вошли в неприметную дверь. Но стоило им открыть эту дверцу, как они будто оказались в сказке. Стены украшали необычные узоры: на небесной лазури ярко-желтые круги, изображавшие солнце, отражались в бушующих волнах океана, готовых обрушиться на скалистые горы. В спирали чернильного цвета водоворотами, влетали стилизованные стаи белых птиц. А вокруг моря колосились поля пшеницы, или просто высокой травы абсолютно нереальных цветов. Пейзаж казался чем-то неземным. Проходя мимо узоров, созданных безумцем или гением, по длинный коридору, пол которого был стилизован под желтый кирпич, Энтони то и дело ловил себя на мысли, что Мирра не зря до хрипоты спорила с Морионом, упрашивая заказать очень дорогую краску, которая может светиться в темноте. Теперь зажженные свечи создавали потрясающую картину. Однако клиентка заметно нервничала. Она даже не смотрела по сторонам, а лишь в пол, погруженная в свои раздумья. Энтони прошёл мимо двери справа и кратко постучал три раза в дверь, находящуюся в в самом конце коридора. А спустя секунду ещё раз. - Да, Энтони, входи, – раздался из-за двери звонкий девичий голос. Открыв дверь, Энтони отошел в сторону, чтобы пропустить клиентку вперед. Едва они оба вошли внутрь, Сессилия восторженно вздохнула. Да, удивляться было чему. Несмотря на то, что Энтони сам принимал участие в создании Мирриного убежище, он каждый раз приходя сюда, испытывал тот же восторг, что и клиенты. Визуально, оно казалось очень маленьким и сокровенным. Приглушенный свет от трех электрических ламп придавал легкий налет мистицизма происходящему. Их стеклянные колбы были выкрашены в разные цвета. Мягкий красный свет лился из-за спины Сенсус, которая, сидя за низким столом, смотрела на вошедших. Слева и справа от неё светили лампы, выкрашенные в серый цвет, из-за которых комнату расчерчивало множество причудливых и изломанных теней. Удивительно, но серые лампы давали больше света, чем красная. Энтони не раз говорил Мирре, что эти сочетания цветов скорее отпугнут клиента, чем позволят ему расслабиться и довериться ей. На что Мирра с легкой, едва ли не детской улыбкой отвечала: - Братец, я делаю рабочую зону уютной и комфортной для себя, а не для клиента. – Наклеивая черные обои, Мирра искренне веселилась: – если клиенту действительно нужна моя помощь, то ему будет без разницы, как выглядит комната. А если ему важнее услада для глаз - то он не наш клиент! И действительно за всё это время лишь два клиента, недовольные “негативной атмосферой и причудами Сенсус”, отказались от услуг Мирры и ушли ни с чем. Остальные же, кому действительно требовалась помощь, совсем не обратили внимания на цветовую гамму. - Миссис Сессилия, прошу Вас, присаживайтесь, – указав рукой на стул напротив, Мирра лучезарно улыбнулась и едва заметно шевельнула ушками, – Энтони, ты можешь быть… - Прости, сестра, но Сэр Морион сказал, что данное дело веду я. - Хорошо. – Мирра ничуть не смутилась и переключилась на клиентку: – итак, я слушаю Вас. - Я уже говорила, что мой жених бросил меня, и я даже не знаю, как мне быть теперь… Тем временем, Энтони занял место за небольшим столиком в углу комнаты и стал что-то записывать в тонкую тетрадочку. - Вы хотите, чтобы я помогла Вам принять решение? – с лаской и пониманием в голосе Мирра заглянула в глаза Сессилии. - Нет, – она помотала головой. – Нет. У меня есть на примете два решения, но я не могу выбрать. Я мечусь между ними и не знаю, какое из них верное, и моя… неуверенность… Я хочу отдать её. - Вы знаете правила? – дождавшись кивка от клиентки, Мирра протянула ей руки. – Итак… Сложив руки в молитвенной позе, Сессилия выпрямила спину и посмотрела в глаза Мирре. Накрыв руки клиентки своими руками, Мирра закрыла глаза и опустила уши. - Я отдаю тебе своё сомнение, – прошептала Сессилия, и в этот момент между их руками начало наливаться разноцветное сияние. Энтони уже видел как работает Мирра и не высказал даже тени удивления, лишь вносил в листок тетради всё что видел. Иногда юноше хотелось самому попробовать этот ритуал на себе, однако он понимал, что каждый сеанс серьезно истощает Мирру. Клиентке, казалось, не было дела до того, что творится сейчас с ней. Она попросту не открывала глаза с того момента, как Мирра накрыла её руки. Не прошло и пяти секунд, как с тыльной стороны ладоней Мирры вырвались десятки тонких щупалец темно-вишневого цвета с белой, полупрозрачной оболочкой. Осторожно ощупав пространство около себя, они осторожно и, как говорили Энтони, неосязаемо для клиента густо оплели руки девушек. Постепенно, интенсивность сияния нарастала, казалось светилась сама кожа, а щупальца, один за другим, стали просто испаряться. Целую минуту их руки переливались разными цветами радуги, пока Мирра, шумно выдохнув, не отстранилась от клиентки. Откинувшись на стуле, Сенсус обхватила себя руками, словно пытаясь согреться от холода. - Что, уже всё? – неуверенно спросила Сессилия: – Могу уже открыть глаза? - Д-да… м-можете… - стуча зубами, ответила Мирра. Энтони всегда было жаль Сенсус после сеансов. Она выглядела очень уставшей и истощенной, а её глаза цвета чистого изумруда моментально тускнели. Три часа нервной дрожи, больше похожей на лихорадку, были платой за помощь людям в решении их проблем. И теперь, как только уйдет клиентка, Мирра скроется за дверкой, что находится за её спиной и ляжет в кровать. А когда Энтони сдаст документы Мориону, юноше нужно будет приготовить для Мирры легкий ужин. Именно поэтому он и не хотел напрягать её и никогда не обращался к ней за помощью, а предпочитал справляться сам. - Ого, я думала, будет нечто… - разочарованно протянула Сессилия. И такие реакции, увы, не были в новинку для юноши. Каждый раз, он тихо посмеивался над клиентами, чьи ожидания и фантазии были разбиты реальностью. На раскрытых ладонях Миссис Сессилии Каббинс лежал небольшой камень неправильной формы и совершенно разных цветов. Казалось, в этом камне сочетаются совершенно несочетаемые цвета. Пока клиентка вертела его в руках, Энтони удалось не только увидеть все оттенки и вписать их в тетрадку, но и заметить, что одна из сторон камня была похожа на вытянутую каплю, которая вот-вот сорвется с поверхности и полетит вниз. Описать его внешний вид и оттенки было важно как можно скорее, иначе через десять-двадцать минут камень начнет тускнеть. Нексус Хранителей и Сад Самородков установили строгие правила на этот счет. Положив камень на стол, клиентка улыбнулась, словно с её плеч упал огромный груз, что тяготил ее. Хотя, почему словно? Так и было. Миссис Сессилия Каббинс, избавилась от сомнений, что терзали ее душу, и теперь, в полной мере, могла насладиться своей свободой и радоваться этому. - Я провожу Вас, Миссис. Поднявшись из-за стола, Энтони забрал камень и положил его к себе в шкатулку на стол. - Да, спасибо. Спасибо Вам, Мирра! – Миссис Сессилия было кинулась пожать руки Мирре, но девушка испуганно отшатнулась от неё. Сессилия нахмурилась: – А? - Миссис Сессилия, попрошу Вас покинуть кабинет и не тревожить Сенсус. Извините, но ей нужно время, чтобы прийти в себя. – Ровный и хорошо поставленный голос Энтони заставил клиентку обратить внимание на юношу. – Пройдемте. *** С того дня прошли две недели. Относительно спокойные, и ничем не отличающиеся от прочих. И сегодня, в единственный выходной день, вся троица собралась в игровой комнате на втором этаже. Хоть Мирра с Энтони и делали её для себя, чтобы проводить там свободное время, но в выходные дни, когда чайный домик был закрыт, а все работники отпущены по домам, Морион частенько проводил свое время вместе с ними. Вот и сегодня, в очередное хмурое и туманное утро, Морион смотрел за тем, как Энтони в очередной раз обыгрывает Мирру в шахматы. Она из-за нервов и обиды от пяти поражений кряду раздраженно подергивает своим рыжим, с белым кончиком, хвостом. Мориону доставляло удовольствие наблюдать за их игрой. В какие-то моменты ему даже хотелось дать пару советов Мирре. Однако Энтони, умоляющим взглядом и жестами, на которые Мирра не обращала внимания, просил Мориона молчать. Такие дни Морион очень ценил. Не так часто ему удавалось сидеть в чудесно обставленной комнате, спокойно пить чай и наслаждаться искренним весельем. В очередной раз Мирра оказалась проигравшей. Она понимала, что Энтони намного лучшее неё в шахматах, и, не смотря на это, девушка всё равно села с ним играть. Проиграв партию, она гордо подняла голову и удалилась в свою комнату. - И не стыдно тебе, юноша, обыгрывать нашу Мирру? – с легкой тенью улыбки, спросил Морион: – ты же понимаешь, что она куда слабее тебя как игрок? - Сэр Морион, Вы несправедливы! – В тон ему ответил юноша. – Мирра сама захотела научиться играть, а мне было скучно. Я и предложил ей пари. Если выиграет – буду учить её бесплатно игре в шахматы. А проиграет… ну, Вы сами увидите, – хитро улыбнулся Энтони. - Надеюсь, ничего такого, за что мне придется краснеть? - Ну-у… - Энтони на пару секунд поднял взор к потолку, а после улыбнувшись ответил: – Вам, Сэр Морион, точно не придется краснеть. Не успел Морион уточнить у юноши, что тот имел ввиду, как дверь в игровую залу открылась и на порог шагнула Мирра. Правда, в несколько… необычном виде. Вместо обычной закрытой одежды, которую Морион заказывал у одного знакомого портного и которую Мирра использовала в повседневной жизни и работе, она была одна в нечто… шокирующее. Первое, что бросилось Мориону в глаза – волосы. Обычно они были собраны в один тугой и упругий хвост, или несколько косичек разной толщины. Частенько их украшали разные мелкие побрякушки, похожие на те, что использовались маленькими девочками. А сейчас Мирра, впервые за три года, вновь предстала перед Морионом с распущенными волосами. Едва ниже поясницы, ярко рыжие волосы, были красой и гордостью Мирры. Сейчас они ниспадали огненным водопадом на плечи, ключицы и грудь девушки. Впервые, на памяти Мориона, Мирра отказалась от мелких украшений в волосах. Второе – одежда. Сегодняшний наряд Морион видел впервые в жизни. Легкая и едва ли не искрящаяся своей белизной юбка была сшита из нескольких слоев воздушной ткани. Морион терялся в догадках, что это был за материал. Юбка, была довольно…вызывающей. Длиною до колен и с разрезом на левом бедре, создающим довольно пикантный образ. А если учесть еще и тонкие, черные чулки в мелкую сеточку… У Мориона перехватило дыхание, и он снова поднял взгляд. Верх наряда представлял собою белоснежный, короткий топик, выгодно подчеркивающий грудь девушки и её плоский живот. А поверх топа Мирра надела невесомый, полупрозрачный жилет с завязками на плечах из атласной ленты зеленого цвета. Морион не мог отвести взгляда от девушки. - А я говорил тебе, сестра, что Сэра Мориона твой новый наряд шокирует! – Энтони подмигнул Мирре. – Ты еще сомневалась! - Энтони! – Румянец мгновенно залил лицо Мирры. – Я тебе это еще припомню, братец. - Девушка сказала это таким тоном, что Морион не сомневался: Энтони получит хорошую выволочку за своё поведение. - Да ладно тебе! – Юноша искренне веселился и радовался. – Ты и правда, выглядишь в этом наряде бесподобно! - Мэнторэ Морион… - Мирра на секунду замялась и, теребя ворот жилета, посмотрела в глаза бывшего консильери. – Что Вы скажете? - У меня нет слов, Мирра, чтобы описать ту красоту, что я сейчас вижу перед собою. – И Морион не лукавил и не кривил душою, искренне говоря это девушке. - Однако, я попрошу тебя надевать его лишь в самых особых случаях. Энтони продолжал веселиться, да так, что, размахивая руками, случайно сшиб с игральной доски парочку фигурок. А Мирра, красная от кончиков ушек до колен, бросала на братца не предвещающие ничего хорошего взгляды. - Ну, сестра – твой выход! Не успел Морион спросить у Энтони или Мирры, в чем была суть их спора, как девушка, нацепив на руки и ноги тонкие браслеты с маленькими колокольчиками, прошла в центр залы и, закрыв глаза, начала что-то тихо напевать. Не прошло и трех секунд, как Мирра пустилась в танец. Ни Морион, ни Энтони, не издали ни звука и во все глаза созерцали её движения. Это был завораживающий танец огня и снега, перемежающийся звоном колокольчиков. Когда Мирра взвинтила ритм до самого пика, неожиданно для всей троицы раздался требовательный стук во входную дверь. Морион вздрогнул, будто на него вылили ушат ледяной воды после сладкого сна в теплой постели. Восторг, затаенное дыхание и радость мгновенно улетучились из игровой залы. - Кто-то кого-то ждет? – спросил Энтони прямо перед повторным, более требовательным стуком. Так стучат лишь те, кому нужна помощь, и кто ищет спасения. Либо, облеченные властью жители Лондона. Или же городские безумцы, что, увы, не было редкостью. - Похоже, придется открыть, – неуверенно сказала Мирра, и ушла к себе в комнату. «Скорее всего, хочет переодеться, прежде чем выходить. Или же, просто решила не показывать носа из комнаты», - подумал Морион. Спустившись вниз, Морион зажег свет в чайной зале, где проводили время гости его заведения, и увидел, что Энтони уже был в трапезной и держал руку на эфесе рапиры, готовый в случае чего пустить её в ход, защищая себя, названную сестру и своего Наставника. Мориону одобрительно кивнул юноше. Четвертый стук в дверь ознаменовался громогласным криком одного старого, но не очень доброго знакомого Мориона и Энтони – Констебля Монтара Биглина. Это был тот самый Констебль, которого бессчетное количество раз оставляли с носом Энтони и Мирра, когда жили бродяжничеством. - А ну, открывайте немедленно! – Вновь требовательный стук, и казалось, что сейчас дверь не выдержит такого напора и попросту будет снесена с петель. – Я знаю, что Вы не спите и слышите меня! Открывайте немедленно! Я по делу “Пламенного Клинка”! Теперь, не имело значения, чего хочет Морион. Открывать придется в любом случае, или же Констебль, имея на это право, отдаст приказ о взломе замка и тогда проблем будет больше. Дав знак Энтони не делать глупостей, Морион достал ключи из-под стойки и пошел открывать двери. Как оказалось, Биглин был не один. Вместе с ним пришли и двое других влиятельных личностей Лондона. Мудрейший из Нексуса Служителей и старейший из ныне живущих Сенсус - ему было сорок семь, а выглядел он на тридцать – Дратог Крыло. Невысокого роста, с вечно недовольным бульдожьим лицом и хриплым, едва слышимым голосом. Одет он был в парадный белый хитон, подпоясанный золотым кушаком. Несмотря на поздний осенний вечер и явную прохладу, Дратог не ощущал холода и держался с кошачьей грацией так, словно бы ему принадлежит всё и вся в этом городе. Отчасти это и было правдой. Нексус Служителей, если верить Дратогу, затрагивал интересы половины города. Мать-наставница Кэлэн Анрэл являлась главой Сада Самородков едва ли не дольше, чем Дратог. Она единственная из Сенсус сохраняла добродушную улыбку даже в самых тяжелых жизненных моментах и выездных судах. Кэлэн принадлежала к ветви Патера Уника, или же – снежных ирбисов. Как правило, ирбисы имели небольшой рост и крепкое телосложение, но мать-наставница была высокой и худощавой. Как и её коллега, она знала, что имеет влияние на половину города. Если уж Констебль объявил о выездном суде над Сенсус, то должны присутствовать и потерпевшие по этому делу. А вот и они: скромно и тихо стоят за спиной Монтара и смотрят со смесью ненависти, страха и… ехидства? “Так, Сессилия… а второй, очевидно. её жених?” – О, Морион за всю жизнь множество раз видел таких людей. И понимал, что сейчас будут огульные обвинения вплоть до откровенной лжи. Не пустить их Морион не мог и потому, отойдя на шаг вглубь помещения, распахнул дверь и сделал приглашающий жест. Констебль, не удостоив Мориона взглядом и кивком, прошел внутрь. Дратог и Кэлэн поступили иначе. Первый степенно кивнул и протянул Мориону руку. Не став огорчать единственного, как ему хотелось верить, друга, Морион ответил на крепкое рукопожатие. Конечно, до улыбок дело не дошло, всё же повод был неподходящим. А вот Кэлэн удивила всех: пройдя внутрь помещения, мать-наставница приподняла край длинного темно-синего платья, и, прикрыв глаза, сделала шутливый реверанс. Затем протянула Мориону руку для поцелуя, а потом заглянула в глаза мужчине и порывисто обняла его словно старого друга. Не ожидавшие такого Констебль и «потерпевшие» растерялись. Дратог же откровенно веселился. - Я так рада, Морион, что вновь тебя вижу! – В голосе Кэлэн всегда играли нотки нежности и доброты даже с теми кто её огорчил. – Как поживает наша Лисичка? - Кхм… Леди Кэлэн, мы пришли сюда по другому делу, более важному, - привлекая к себе внимание, Монтар неодобрительно смотрел на Мориона. До сих пор обижается, что из-за помощи Эль Мэнторе местным жителям, его едва не уволили? – и оно не подразумевает дружеское общение, а тем более объятия с преступ… - Сэр Монтар! – Но, когда было нужно, Кэлэн могла добавить изрядную толику стали в голос. – Я. Осведомлена. Для чего. Мы пришли сюда. И Вы, кажется, забываетесь, как следует обращаться ко мне. Я подобного отношения не потерплю. - Я солидарен с госпожой Кэлэн. – Дратог подчеркнул голосом слово “госпожа” – было видно, что он не особо любил свою коллегу. – Вы слишком много позволяете себе, Констебль. - Прошу простить мне мою дерзость. – Констебль нехотя низко поклонился. - Хорошо, в этот раз мы прощаем. Но впредь я требую от Вас уважительного отношения к Мориону Сальери и к тем, кто живет в этом доме. - Морион удивленно приподнял бровь. - Они - достойные жители Лондона и уже не раз доказывали свою полезность Нексусу Служителей. - И Саду Самородков тоже. Лицо Кэлэн озарилось радостной улыбкой, едва она увидела Мирру, спускающуюся по лестнице. - Простите, но мы здесь… - Да-да, - Дратог небрежно махнул рукой, словно отгоняя назойливое насекомое, - мы слышали ваши слова, Констебль. Достаточно! Морион, будь любезен, организуй нам столик, за которым мы можем все обсудить. - Заметив Энтони, Дратог на секунду задумался. - Юноша, можно Вас на секундочку? Пока Морион был занят подготовкой большого стола, Мирра вместе с Кэлэн ушли на кухню заваривать чай, а Дратог отошел с Энтони и о чем-то увлеченно беседовал с ним. Не успел Морион расставить стулья, как его помощник зачем-то убежал наверх. Констебль и “потерпевшие” прямо таки источали ледяную и открытую неприязнь, да и ехидство, что так и танцевало в глубине глаз Миссис Сессилии, никуда не делось. Что же они задумали? Размещая вечерних посетителей, Морион всё пытался понять, почему к нему и его друзьям такое отношение со стороны Драгота и Кэлэн. В том году, когда проходило подобное “выездное слушание”, с ним были подчеркнуто вежливы и даже холодны. А теперь чуть ли не лучшие друзья… -.. говорю тебе, Мирра, это стоит твоих усилий! - Внезапный смех и мелодичный голос Кэлэн, раздавшийся в зале, отвлек Мориона от размышлений. - А, уже все готово? Морион, ты просто поражаешь меня! Чудесное заведение! - Благодарю Вас, Мать… - Ох, оставь это! - она так легко и искренне рассмеялась, что Морион даже на краткий миг растерялся, не понимая: это радость, или издевка? - Как скажете, Миледи Кэлэн, - кратко поклонившись, Морион дождался, когда Мирра разольет всем чай и присел за стол самым последним, - я… - Попрошу подозреваемого помолчать! - Поднявшись со стула, Констебль Монтар порылся в своем портфеле и извлек оттуда ослепительно белый листок бумаги, сквозь который просвечивали строки текста. - Итак, - нацепив пенсне он продолжил: - вы, Морион Сальери, и Сенсус, что находится под Вашим патронажем, обвиняетесь в том, что не собрали достаточной информации о своей клиентке. Далее, Вы не согласовали свою новую работу ни с Нексусом Хранителей, ни с Садом Самородков. - Сейчас Констебль был похож на гончую, что взяла след добычи. - А также, Ваша Сенсус виновна в непрямом причинении вреда здоровью Сессилии Киртс! Вам есть что на это возразить? - он обратил свой взор на Мориона. - Я не согласен с обвинениями в адрес меня и Мирры Сальери. - Морион был абсолютно спокоен – сказывался его опыт из жизни консильери. - Какие у Вас, Констебль, есть доказательства нашей вины? Вся документация по этому делу была передана моим помощником Энтони Карлайлом точно в срок. - Первое. Показания потерпевшей и её жениха. Второе. Те самые “документы”, чьи копии были изъяты моей командой из канцелярии Нексуса и Сада. Третье. Показания личного врача Мисс Сессилии, который подтвердил, что ей нанесен вред здоровью. Сравнение с гончей Мориону показалось верным. Именно этим и занимался Констебль – загонял жертву. - Тогда я попрошу… - Подождите. - Констебль дернулся: реплика Энтони прозвучала для него как скрип пенопласта по стеклу. - Почему Вы назвали Сессилию “Мисс Киртс”, если нам она представилась как “Миссис Каббинс”? С Вашего разрешения, Мудрейший Дратог, я бы хотел, чтобы на этот вопрос ответила потерпевшая. - Дозволяю, - тот улыбнулся Энтони, - и слушаю Вас, юная леди. Сейчас, Дратог походил больше на горного орла, которого Морион однажды видел в книге. Суровый, внимательный и цепкий взгляд. - И мне будет крайне интересно послушать Вас, Сессилия. – Морион прекрасно знал эту улыбку Кэлэн. “Потерпевшей” было сложно выдержать взгляды обоих Глав Сенсус. - Я… я не понимаю, - Сессилия казалось растерянной, но быстро взяла себя в руки и перешла к атаке, - и вообще, почему я должна в чем-то оправдываться, если из-за этой стервы рыжей я лишилась ребенка и больше никогда не стану матерью?! Она разъярённо глянула на Сенсус. Если бы между ней и Миррой не было Энтони, Сессилия точно бы вцепилась ей в волосы . - Именно! - Наконец-то подал голос её жених: - я, Донован Каббинс, не готов терпеть подобное отношение со стороны каких-то… - Помолчите, молодой человек! - Мориону пришлось повысить голос. - Если я верно уловил мысль своего помощника, то Ваша невеста, Мисс Сессилия Киртс, утаила при нашем с ней разговоре, что она находится в положении. А также утаила свою девичью фамилию, верно? - Да! И что?! - разъярилась Сессилия. - Почему я обязана говорить о таких вещах первым встречным… - Итак, если я верно поняла, - Кэлэн хлопнула в ладоши, привлекая к себе внимание, - то Вы, юная леди, соврали Сенсус о Вашем общественном статусе и утаили свою беременность? - Мориону оставалось лишь удивленно смотреть на происходящее. - Констебль, подайте мне документы, которые Вы забрали у нас. - Кэлэн протянула руку и получив документы, внимательно их изучила. - Энтони, подай пожалуйста папку, которую я запросил - Морион смотрел на всё происходящее, словно во сне. Получив желаемое, Дратог также углубился в чтение. - Да что тут происходит?! - Донован прервал затянувшееся молчание. - Мы с моей невестой пришли сюда, чтобы эти преступники, - он поочередно кивнул на Мориона, Мирру и почему-то на Энтони, - были наказаны по всей строгости закона! Констебль, арестуйте этих преступников и посадите их лет на двадцать! А их имущество… - Дратог, ты видишь это? - Кэлэн показала коллеге документы которые читала. - А ну-ка…- а теперь она, видимо, сравнивала что-то: - вот оно как. Это же хорошо! - Да, вижу, хоть я и не согласен с тобою по многим вопросам, и нам крайне редко удается вот так посидеть, выпить чашечку чая и мило побеседовать, но в данном случае... - отложив документы, Дратог посмотрел на “потерпевших”, а Кэлэн, вернув бумаги Констеблю, наклонилась к Мирре и о чем-то зашептала. - Констебль, сколько по времени заняло Ваше “предварительное расследование”? - Как и положено - три дня! - Сказал Констебль, уверенным голосом. - Мы опирались на показания потерпевших и документы, что были получены от Нексуса и Сада. - Да? А почему тогда тут, - Дратог постучал пальцем по папке Энтони, - совсем иные сведения, чем в тех бумагах, что Вы подали нам на рассмотрение, как изъятые у нас? У Энтони Карлайла, что вел это дело, другие данные. И на них, в отличии от Ваших бумажек, есть печати наших с Кэлэн секретарей. - Э-э...я… - На Монтара было жалко смотреть. Он побагровел до корней волос. Можно сказать, что его, уже готового броситься на преступников и арестовать их, окунули лицом в грязь. - Констебль, - поднявшись со стула, Дратог сурово посмотрел на него, - я жду Вас и Вашу команду завтра к десяти утра у себя в Нексусе. Это приказ! - И я бы тоже хотела пообщаться с Вашей командой, - Кэлэн поднялась из-за стола, - и лично с Вами, Констебль. Скажем...завтра в полдень. Вы же не откажете в моей просьбе? - Н-нет, Мать Наставница, я прибуду в указанный Вами срок. - Низко поклонившись Кэлэн, Констебль обратился к Дратогу: - Прибуду вместе с командой ровно в десять утра, Мудрейший Дратог! - Отлично! - Веселье Кэлэн, казалось, передалось всем, кроме “потерпевших”.- Значит… - Да что Вы такое творите?! Почему Вы не арестовываете преступников и… - Замолчите! - Когда было нужно, даже Кэлэн могла стать суровой. - Вы оба сейчас же отправитесь вместе со мною в Сад Самородков, где будете работать на благо нашего общества. Дратог, ты согласен с этим? - Полностью. Я бы еще добавил, что срок отработки должен быть не менее тридцати дней согласно “Положению о обращении граждан к услугам Сенсус”, статья номер 135, пункт четыре: “Лица, обратившиеся за услугами означенных Сенсус, обязаны представить полную и правдивую информацию: а) о состоянии здоровья; б) о семейном статусе; с) о моральном состоянии на момент обращения; д)...” Ну, впрочем, это к делу уже не относится. И далее: “...в случае нарушения любого из пунктов, Сенсус освобождается от ответственности перед Законом за последствия произведенных манипуляций. Лица же, нарушившие хотя бы один из пунктов, указанных ранее “Положений”, должны быть привлечены к ответственности согласно перечню наказаний за нарушения “Положений”, принятому от 15 января 1901 года, с поправками от 1936 и 1948 годов”. Моё почтение, дамы и господа, засим разрешите нам откланяться. “Бедные Донован и Сессилия” - подумал Морион. Ему было искренне жаль обоих “потерпевших”. Похоже, они только сейчас осознали, что сами нарушили закон и теперь им никто не выплатит компенсацию, а у Констебля не осталось иного выбора, как забрать жениха и невесту к себе в участок, что он и сделал, насупив брови. Только, когда вечерние посетители покинули чайный домик, до его обитателей дошло: они только что избежали очень больших проблем. Посмотрев на довольного Энтони и смущенную Мирру, Морион невольно улыбнулся сам. - Я рад, что всё обошлось, - он начал было собирать грязную посуду, желая её вымыть, но Мирра и Энтони его опередили. - Ну хорошо, друзья. Приберемся, и можем, наконец-то, отдохнуть.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования