ID работы: 12221628

The last quarrel

Слэш
G
Завершён
16
Der Sonnenstrahl гамма
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
16 Нравится 2 Отзывы 4 В сборник Скачать

...

Настройки текста
Знал ли Юнги, что это их последняя встреча? Знал ли Юнги, что это их последняя сора? Нет, но ведь так всё красиво начиналось. Романтические свидания, подарки, тёплые объятия. Cвидания на побережье, прогулки под дождем, а потом кашель и температура. Зато вместе. Первые признания в любви и робкие поцелуи, которые позже стали смыслом существования. И невозможно было представить жизнь без друг друга: рука в руке, глаза в глаза и ладонь в ладонь. Знал ли Юнги, что его ревность поставит крест на их счастье? Всего один день смог изменить их спокойную жизнь на цветы возле могилы.

***

flashback

— Юнги, я дома! — сказал Чимин, переступая дверной порог. В ответ тишина. Нет радостного: «Ты вернулся!», что так радовало в грустный день. Неприятное чувство страха от которого на руках волосы встают дыбом, а страх заполняет лёгкие, не давая дышать. Обычно Юнги отвечал мгновенно, чем бы не занимался, всегда в ту же секунду откликался на любимый голос: писал тексты песен по два дня подряд, работал с бумагами, ругался с кем-то или готовил на кухне. Это было что-то вроде рефлекса — как отдернуть руку от горячего. Но не в этот раз. Тишина. Вот, что встретил Чимин. Их общий дом, что так переполнен счастливыми воспоминаниями, сейчас был таким холодным. — Юнги? — уже более настороженно. Снимая обувь и проходя на кухню, чтобы отнести немного продуктов, которые купил по дороге домой, Чимин прокручивает все исходы данной ситуации. Поставив пакет на стол, он начал осматривать дом на наличие своего парня. Из кухни дверь вела в просторный коридор, цвет покраски которого пара выбирала по меньшей мере месяц, но все же остановились на светло-бежевом. Далее гостинная в серо-черных оттенках минималистично стиля. Все вокруг было заставлено совместными фото, но которых либо оба выглядели хорошо, либо это были нелепые, но очень милые, наполненные душой и тихим спокойствием. Подходя к последней комнате, которая являлась их спальней, внутренний голос Чимина, что не давал успокоится спросил: «Где он? Может, опять уснул за бумагами? Он так устаёт в последнее время. Или, или…» Толкнув дверь рукой, он видит своего Юнги. Домашнего Юнги. С растрепанными волосами, в футболке с пятнами кофе и шортах, что они вместе купили на распродаже урвав последние. — Юнги? — спросил Чимин, — почему ты сидишь в спальне и, — взгляд приковывает маленькая ручка, отчаянно сжимающая что-то, — держишь… что это? Фото? В ответ молчание. Пак понимает, что его парень дома и с ним всё хорошо,( а хорошо ли?) — Юн… — Чимин, что это?! — крикнул Мин, кидая в лицо фото, что так пристально рассматривал. Присев на корточки, и взяв несколько фото, Чим немного напрягся. Соры были редкостью в их доме, но те которые были заканчивались обидой, негативными воспоминаниями, даже в редких случаях дракой, но мирились они достаточно быстро, чтобы после сесть на диван в обнимку смотреть кино. — Фото? — с опаской проговорил Чимин, подняв голову. Видит налитые злобой, сверкающие от подступающих слез глаза, кофейного отлива, на дне которых плескалось недоумение в перемешку с неверием. — Объяснись! — злобно прорычал Юнги, — что ты делаешь с этим…

end flashback

И конец. Чимин вздрагивает. Просыпаясь, потирает затёкшую шею. Пейзаж за окном автобуса так и не изменился. Все те же поля и домики вдалеке. В один из таких они приезжали летом, на выходных. Гуляли по полю и устраивали пикники на свежем воздухе. Когда любовь заполняла сердце, и в мыслях было только имя любимого, весь мир был в розовых очках. Рассветы и закаты вместе, завтраки и ужины на природе, которые наполняли такое чудесное время года волшебством и чувствами. Правда грустно наблюдать за этим всем в одиночестве, что обволакивает сердце и ударяет по тебе сильнее кувалды. Пейзаж стал ускоряться и мелькать в разы быстрее чем до этого. Пассажиры, не понимая, что происходит, начали волноваться и поднялся гул. Но услышав крик водителя, наступила гробовая тишина: «Тормоза отказали». Скрип колес, удар о сидение и потеря сознания. Открыв тяжелые веки, что так не хотели открываться, будто гири приклеились к векам. Чимин видит… Ничего. Все в тумане, перед глазами двигаются пятна, а на отголоске сознания слышаться голоса и крики. Но их перекрывает появившиеся из неоткуда тепло, что обволакивает фигуру и потихоньку уничтожает её, оставляя после себе лишь воспоминания.

***

Юнги, проснувшись после соры с Чимином, включил телевизор и направился на кухню за водой. Но услышав об рейсе автобуса, на котором они с Паком часто ездят за город, остановился в дверном проёме. Прислушался. — Экстренные новости! На перекрёстке в трех километрах от Пусана. В аварию попал автобус под номером 472, в данный момент спасатели работают на месте. А?! Только что сообщили, автобус загорелся. Бензин из топливного бака в результате падения вылился в салон. В выживших пара человек, что успели выскочить из огня. Сейчас им оказывается медицинская помощь. На экране вы видите список людей, что находились в автобусе, но на данный момент не были найдены. Если вы знаете этих людей, сообщите их родным или позвоните в полицию по номеру… На экране появляется список, и в Юнги теплица надежда не увидеть его имя. 1. Мун Набом 2. Кан Сынхо 3. Пак Чимин 4. Чхве Сони... Внутри что-то щелкнуло, наверное, это осознание. Осознание потери — падая на пол и зарываясь пальцами в волосы волна боли распространяется от сердца в конечности ударяя молотком по сознанию. Юнги вспоминает их сору. То как выглядел Чимин, выходя из их квартиры, их уютного дома, что наполнен воспоминаниями. Прозвучал душераздирающий крик осознания потери. Потери кого-то родного в этом мире.

***

В тот злополучный день уже под ночь Юнги позвонил сотрудник морга и сообщил о нахождение тела погибшего. Только услышав просьбу приехать на опознание, Мин тут же сорвался с места, начал собираться и пулей выскочил из квартиры. Только уже прибыв на место, он встретил медбрата, что проводил его до нужной комнаты. В помещении Юнги ощутил ещё больший холод, чем раньше. Покачиваясь он подошёл к телу, накрытому простыней. Страх и боль током прошлись по всему телу. Его Чимин, его любимый и самый близкий человек сейчас лежит на кушетке в этом холодном месте. Он больше некогда не откроет глаза, не улыбнётся так сладко и трепещуще и не обнимет в трудную минуту. Сейчас он лишь ждёт момента, когда отправится на место своего будущего прибывания в течении многих веков. Юнги падает на колени, дрожащими руками со слезами пытается дотронуться до обугленного тела. Но тихий голос сзади шепчет не прикасаться к телу, и Мин повинуется, не желая тревожить усопшего. Только сотрудники с грустными лицами выходят потихоньку, оставляя Юнги наедине с телом. В день похорон тихо шёл дождь, будто небо тоже оплакивало потерю. Все приглашённые, которых и так было немного, уже ушли, а Юнги так и остался сидеть на холодной земле оплакивая потерю.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.