ID работы: 1222438

Копетан Звездновойщик

Джен
NC-17
Завершён
Размер:
98 страниц, 5 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
Нравится Отзывы 520 В сборник Скачать

Деревянные солдаты Галактической Республики или Ангелы и демоны мира подлунного. Эпизод II.

Настройки текста
      Солдаты выгорали, как спички в подожженном коробке. Раненые продолжали прибывать и конца и края этому не было видно. Операционная, за которую готовы были удавиться самые современные и дорогие больницы Земли, теперь напоминала настоящий полевой госпиталь во Вьетнаме. Бесконечный поток абсолютно идентичных тел, искалеченных миллиардом различных способов, наводил на мысли о том, что это наш персональный круг Ада. Ощущение крепло из-за лютой жары и духоты, криков и стонов умирающих, лютой вони. Я и хирурги Ремсо-7 были по колено в крови, моче, дерьме и хрен знает в чем еще. Мы все работали не покладая рук, но клоны умирали, несмотря на все наши усилия. За последние полчаса я потерял пятерых, а Джос - шестерых, потому что шеф-хирургу, как более опытному, доставались самые тяжелые случаи. Хотя на войне легких случаев не бывает. Сюрреалистический кошмар казался бесконечным, новые раненые оказывались передо мной, кого-то удавалось спасти, но большую часть забирала костлявая старуха с косой, смеясь оскаленным черепом над врачами, которым смотрела в глаза черными провалами глазниц через пустой взгляд мертвых. По крайней мере теперь их страданиям приходил конец.       Я с трудом заметил, как поток мертвых и умирающих прекратился. Клон-санитар сказал, что партия, которую мы обработали, была последней. Я встретился с усталым взглядом Джоса Вондара, со стола которого убирали мертвого клона. К сожалению последнего пациента, как и многих до него, кореллианец не смог спасти. Все были вымотаны до предела, физически и морально, однако я не показывал усталости, пусть мне пришлось тяжелее, чем врачам. Ведь с теми, кого мы судорожно вытаскивали с того света, мне пришлось несколькими часами ранее отправлять на тот свет сепаратистских наемников. И все же на моем лице не дрогнул ни один мускул, а движения по-прежнему были быстрыми и точными. Эта привычка выработалась у меня за годы войны, привычка не показывать свою слабость и усталость солдатам, ведь командир должен быть примером для них. И поэтому, стянув с рук, живой и механической, кожеперчатки и отправив их в урну для мусора точным броском, я отправился в раздевалку, где сменю загаженный хирургический костюм на не менее загаженные доспехи.       Взгляд снова зацепился за черно-золотой протез с заостренными когтями на пальцах. Сначала они показались мне просто элементом декора, однако их применение не ограничивалось украшением. Острые когти на пальцах кибернетической руки позволяли производить невероятно точные манипуляции с очень мелкими объектами, что мне как механику было крайне полезно, да и в полевой хирургии тоже. Вообще рука была универсальным инструментом, особенно после того, как я её немного докрутил. Прочный корпус и недюжинная сила позволяли мне использовать кибер-руку как кувалду, а сервоприводы с шарнирами, позволяющие вращать кисть с очень высокой скоростью как Гривусу, превращали её в заменители дрели, шуруповерта и гаечного ключа. А благодаря Молнии Силы еще в электросварочный аппарат и резак. В общем, применение ограничивалось только моей фантазией.       Мысли о том, что моя рука - универсальный инструмент, отвлекали меня от более мрачных мыслей и воспоминаний, порожденных суровой реальностью. Это сраное болото все сильнее напоминало мне Джамбиим и чем сильнее я старался об этом не думать, тем навязчивей становились мысли. Снова бой, снова кровь и смерть, и снова я абсолютно один на планете, где идет очередная бессмысленная мясорубка. Эх и почему сторонам просто не договориться о совместном использовании Дронгара? Но нет, так же как на Джамбииме сепаратисты и республиканцы увлеченно режут друг друга и всем абсолютно насрать на погибших тут работников Ремсо, а жертвы среди персонала баз пусть и редки, но они имеются. Клонов и дроидов, по традиции никто даже не считает. И самое главное все наживаются на этой мясорубке, по давней традиции войны, что пошла с древнейших времен. Наемники и контрабандисты поднимают неплохой доход на этом болоте, да и на всей войне в целом, что уж говорить об условно-нейтральных и поддерживающих стороны корпорациях, вроде Банковского клана, Торговой Федерации и Куата с Техносоюзом. Для большинства граждан Конфедерации и Республики эта война происходит где-то там, далеко, до тех пор пока сама не постучится в двери и на тех кто в ней воюет всем по большей части похер. Тысячи раненых и убитых, тысячи искалеченных судеб, но это не судьбы обывателей, а каких-то джедаев и клонов, к которым все относятся с опаской и недоверием, проклиная "мясными дроидами" и "фанатиками-детокрадами". Может в чем-то их суждения и справедливы, в конце концов Орден совершил множество ошибок за тысячу лет и ранее, а клоны, выращенные искусственно, для большинства от дроидов не отличаются.       И все же те, с кем я имел дело не были ни машинами, ни фанатиками. Даже Луминара, со своими заскоками, все же не являлась упоротым фанатиком, готовым сжигать на кострах за иную точку зрения. А клоны, несмотря на отсутствие страха, в разумных пределах, верность Республике и беспрекословное, что впрочем тоже далеко не всегда бывает, подчинение, были таки людьми. Они чувствовали боль, они тоже боялись, пусть влияние стресса на них сведено к минимуму, злились и шутили, радовались победам и скорбели о павших братьях. Пускай они прекрасно знали, для чего их создали, знали что они всем обязаны Республике и должны отдать долг даже своей жизнью. Пускай они не боялись идти на смерть и выполнять самые безрассудные приказы, людьми от этого они быть не переставали.       Я не жалел солдат и прекрасно понимал, что на войне потери неизбежны и сами клоны это понимают и принимают. Но я никогда не относился к ним как к машинам, как к вещам, что можно сломать и выбросить. И не кривил душой, называя своими братьями. Как братьев я берег подчиненных, защищал их и поддерживал всеми силами, но как генерал и офицер я понимал, что это война, а на войне солдаты умирают. Поэтому я хоть и планировал операцию заранее, но сам шел в первых рядах, потому что за свои ошибки предпочитаю платить сам. Пусть это не слишком мудро с точки зрения военной науки, но таковы мои принципы. К тому же любой план живет до первого выстрела, не важно с какой стороны он произведен и из чего.       От мыслей меня отвлекла встреча с клоном, который стоял снаружи операционной. Это не было каким-то редким явлением, несмотря на то, что все клоны - братья, некоторые более дружны. Точно также как и в обычной армии, есть просто сослуживцы, а есть близкие друзья. Отделение, взвод, рота и реже более крупные подразделения срабатываются и сдруживаются, а то, что клоны идентичны, внешне и в каких-то чертах характера, только способствует этому. Разные вариации одной личности, выращенные и обученные вместе. Вместе сражаются и вместе умирают. Поэтому неудивительно, что этот боец пришел проведать своего товарища. Или узнать о его кончине. Скорее второе, потому как наш госпиталь больше напоминает цех переработки, чем лечебное учреждение. Таковы реалии битвы за Дронгар, и всей Войны Клонов. Впрочем любой войны тоже. - Чего хотел, боец? - обратился я к клону. - Сэр, - солдат выполнил воинское приветствие, на которое я ответил. - рядовой CT-914, прибыл для уточнения состояния рядового СТ-915, он все еще на операции, сэр.- боец меня узнал, поэтому обратился по форме. - Вольно, рядовой, можно без формальностей. - я попытался вспомнить солдата с таким номером и на душе резко стало паршиво. Этот клон был последним пациентом Джоса, тем самым которого хирург, несмотря на все усилия не смог спасти. 914-й похоже только что потерял своего хорошего друга и сказать ему об этом придется мне. Я положил рядовому на плечо свою кибернетическую руку, от чего он напрягся, предчувствуя плохие новости.- СТ-915 не выжил. Прости, брат, мы не сумели его спасти. - лицо клона не изменилось, но в Силе меня окатила волна скорби и сожаления. Она была столь сильна, что я даже не заметил Баррис, вышедшую вслед за мной. Уверен, мириаланка ощутила то же, что и я. - Бедняга... Он был... - паузы в речи солдата растягивались, видимо он пытался подобрать правильные слова. - ...хорошим солдатом и потеря такого ценного бойца... печальна. - СТ-914 пытался скрыть свое горе за каменной маской лица и общими фразами об утрате ценных кадров армии. Я понимал его, наверно, как никто другой, ибо мне тоже приходилось терять друзей и терять много. Я убрал руку с плеча солдата, дабы почтить память павшего молчанием. Разумеется погибшего клона я не знал и не горевал о всех убитых на операциях солдатах, прекрасно осознавая, что в работе солдата смерть - дело случая. Но когда умирают те, кого ты знал, кем дорожил, те, кто разделял с тобой все невзгоды и радости жизни, это понимание резко испаряется и слова о случае уже не помогают. И думая о том, как тяжело сейчас этому бойцу, я вспоминал о своих утратах, вспоминал о тех, кто навсегда ушел в край остывшего солнца. Вспоминал лица, имена, голоса... невыполненные обещания и нарушенные клятвы. И эта память рвала так и не зажившие раны на сердце. Однако время вновь перевязывало их, а понимание того что я не должен сдаваться, потому что другие дорогие мне люди погибнут, заставляло меня дальше нести свой крест.       Баррис встала позади меня, вглядываясь в лицо клона. Последние несколько часов ей пришлось нелегко и она наверняка запомнит этот день на всю жизнь, ведь даже мне было тяжко, что уж говорить про Оффи. Я почувствовал еще одну личность в коридоре перед операционной, а именно Джоса Вондара, который наверняка слышал наш разговор. - Ты знал 915-го? - поинтересовался хирург. - Да,- отвечал СТ-914. - нас извлекли одновременно. Мы вместе учились и служили тоже вместе. Он был... моим братом. - Но вы все и так братья, в некотором роде. - непонимающе ответил кореллианец. - Это точно. Спасибо вам доктор и вам генерал, за ваши усилия. И спасибо за участие, сэр. - клон удалился, провожаемый удивленным взглядом шеф-хирурга. Причину своего удивления Вондар тут же озвучил. - Если бы не знал, что такого быть не может, подумал бы что он сильно расстроен смертью сослуживца. - С чего вы взяли, что этого не может быть? Как вы бы себя ощущали, если бы ваш брат погиб? - тут же возмутилась Оффи. Она даже не скрывала эмоций, её недовольство словами Джоса буквально можно было пощупать. Кореллианец однако нахмурился, и похоже призадумался. - Он ведь клон, Баррис. Он на генном уровне лишен этих чувств. - точнее должен быть лишен. Может это просто производственный брак, может следствие эксплуатации клонов-солдат, но эмоций они не лишены и ничто человеческое им не чуждо. - Лишен? Кто вам сказал такое? Они не какие-нибудь дроиды, у них такая же плоть и кровь, такой же разум, как и у нас. Да они стандартизованы, обучены и закалены, но они живые разумные существа. Они кровоточат при ранениях, они чувствуют боль и не только физическую. СТ-914 скорбит о брате, пускай он хорошо это скрывает, но в Силе это ясно видно. - пламенная речь целительницы ошарашила Джоса, будто его окатили холодной водой. По крайней мере мне так показалось. - Но... я... - мямлил хирург пытаясь подобрать слова. - Клонов создали для боя, Джос. Они рождены войной для войны, не будь её не было бы их, а нелегкая солдатская доля лучше, чем отсутствие жизни. - снизила тон Баррис. - СТ-914 скорбит, даже не обладая даром Силы вы это почувствовали. Скорбит об утрате друга и своего брата. Вы наверняка вообще об этом факте ни разу не задумывались.- хирург смущенно молчал. Разумеется не задумывался, будь тут обычные, "натуральные" люди, он бы не особо задумывался, военному хирургу проще считать, что перед ним мешок мяса и костей, а не живое разумное существо, так меньше копания в себе будет, когда эти существа пачками дохнут. Новобранцев в армии тоже учат считать, что перед ними не люди с автоматами, а мишени в тире, так легче жать на триггер. Пройдут первый бой и привыкнут. Защитная реакция, иначе совсем чердаком поедешь. Но иногда, даже очень часто, защита превращается в патологию.       Баррис все же стало стыдно, потому что джедайка вновь дала волю эмоциям, затмившим разум, и она извинилась. Джос вымученно улыбнулся и удалился. Я с Баррис двинулся следом к раздевалкам. Все же, несмотря на то что Джос полевой медик, отношение к клонам у него как и у всех граждан Республики. Самое удивительное, что служа с клонами, я находил в них и джедаях все больше общего. И отношение граждан Республики было самой одинаковой чертой в них. На джедаев Республике глубоко насрать, она любит прикрываться ими и спихивать на них вину, хотя Орден сам далеко не без греха, такое отношение к защитникам этой самой Республики и её граждан мне было противно. Когда начинается дерьмо о джедаях сразу вспоминают и бросают в это самое дерьмо. А когда они его с большим трудом разгребают еще оказывается, что они же в нем и виноватые, недоглядели, не среагировали и так далее. И гражданам Республики плевать на убитых и покалеченных, на загубленные жизни десятков не самых плохих людей, которые добровольно впряглись защищать этих самых граждан, в ответ получая только плевки, но утираясь, продолжали делать дело. И среди них есть ублюдки, в семье не без урода, и они ошибались иногда, но все равно сделали больше хорошего, чем плохого. Но хорошее имеет свойство забываться, в отличие от плохого, и припоминают Ордену только ошибки, называя лицемерами, говоря что нет плохих и хороших, а на самом деле просто перекрашивая стороны и ища оправдания этому перекрашиванию. А джедаи хранят верность стране, которой до них нет дела и умирают за людей, которые им в спину плюют. Всем все равно, "мы вас туда не посылали", "мы вас не заставляли"... Вот ей богу напоминает мне это все Вьетнам и Афган. Там тоже народ пачками помирал и сколько потом было разрушенных судеб... а всем похер и на умерших и на судьбы. Ох ну это все нахер... чует мое сердце, я в очередной раз буду много пить, так и не напившись. От моего кошмара нет спасения и истину на дне бутылки мне так и не найти. А может и нет её вообще, этой истины.       Баррис шла в кантину вместе с командой полевых медиков. Пусть джедайка не употребляла алкоголь, сегодня ей впервые хотелось надраться до беспамятства. Надраться для того, чтобы забыть весь этот кошмар. Она не впервые сталкивается со смертью, но увиденное на Дронгаре мириаланке было в новинку. Оффи никогда не видела войну с такой стороны, ведь в горячке боя, каким бы жестоким он не был и какими бы страшными не были его последствия, ты не думаешь ни о чем, кроме схватки, выполнения приказа и выживания. А после - возвращаешься в штаб, практически не слыша криков умирающих, не видя лица, искаженные страданием и не вглядываясь в пустые глаза мертвых. Тогда намного проще уйти от этого, забыться, впрочем, Баррис никогда не кидало в самые жестокие бои и рядом с ней всегда была мастер Ундули, поэтому джедайка не могла говорить наверняка. Все же, Оффи считала произошедшее сегодня своим испытанием, которое ей удалось пройти. А дальше будет легче.       Врачи и медсестры заняли свои места за столиками и заказали выпивку. Все было так же, как и обычно, кто-то пил, понемногу или заливая в себя литры алкоголя, кто-то курил или употреблял спайс. Эта обыденность, в сочетании с парой стаканов горячительного, лучше всего позволяла забыть об ужасах войны. Работники базы играли в карты, вели задушевные разговоры или слушали дребезжания музыкального автомата. Оффи присоединилась к своим коллегам - Джосу Вондару и Зану Янту вместе с Толк, репортеру Дену Дхуру и психологу Кло Мериту. Мириаланка припомнила даже, как её зазывали поиграть в саббак всей дружной компанией, и сейчас джейдайка решила согласиться на следующее предложение. Однако сегодня, вернувшиеся из душного, зловонного ада военные хирурги, просто молча пили, думая о своем. По крайней мере капитан Вондар сейчас был крайне задумчив, даже несмотря на жуткую усталость, которую ощущала Баррис в каждом из медперсонала Ремсо-7, включая и себя саму. Похоже слова джедайки не прошли мимо ушей кореллианца, открыв ему истину, требующую осмысления. И от того как он осмыслит полученное знание, будет зависеть его дальнейшее отношение к себе, своей работе и окружающим. Сегодняшний день для каждого был полон открытий и стал тяжким испытанием, а не только для самой Баррис.       В это момент в кантину вошел Энакин Скайуокер, однако появление высокого начальства на удивление не вызвало никакого ажиотажа, словно генерал был частым посетителем здесь. Широким шагом рыцарь в бело-красной броне, уже вычищенной от грязи Дронгара, двинулся к барной стойке. Молчаливый ортоланин-бармен мгновенно достал восемь темных бутылок крепкого кореллианского виски, словно командующий сил Республики наведывался к нему не в первый раз. Достав из кармана на поясе несколько кредитных чипов, Скайуокер так же молча протянул их ортоланину. Прихватив бутылки, джедай шумно выдохнул - Баррис это механическое дыхание, создаваемое вокодером шлема, всегда казалось странным, ведь Скайуокер в дыхательной системе не нуждался - и уже двинулся к выходу, как мириаланка решила позвать его присоединится к их компании. В конце концов, он тоже работал в операционной как и все, причем прямо после боя, что соответствовало рассказам о легендарной стойкости и выдержке Скайуокера, которой позавидовали бы и магистры Ордена. - Мастер Скайуокер? Может присядете с нами? - Баррис не могла точно сказать, что побудило её окликнуть генерала, желание помочь другу в тяжкий момент и факт того, что он скорее всего будет пить в одиночестве в своем жилом модуле и судя по всему не впервые, или же желание поговорить с кем-то, кто понимал её, кто смог бы разделить уже ношу самой Оффи, с тем, кто помог бы ей отрешиться от пережитого ужаса. Наверно обе причины имели место. - Отчего нет. - Скайуокер поставил бутылки на стол, заставив остальных подвинуть свою выпивку и потесниться, дабы достаточно массивный джедай смог сесть. Стянув с головы шлем, генерал открыл бутылку и сделал глоток, резко уменьшив количество жидкости в ней. - У вас хороший вкус, генерал, верно Джос? К тому же я вряд ли бы смог пить это как обычную воду. - произнес Янт, обращаясь ко все еще задумчивому шеф-хирургу. - На него это виски и действует как вода, приятель. Вот увидишь, он осушит все восемь бутылок и даже запаха не будет. - отвечал ему Вондар, невесело усмехнувшись. А генерал тем временем прикончил первую бутыль, поставив её под стол, так и не изменив своего мрачного выражения лица. Взгляд джедая был отрешенным, он явно блуждал где-то в глубинах своего разума, на автомате заливая в себя алкоголь. Вновь воцарилось гнетущее молчание и каждый погрузился в свои мысли. "Хотя скорее всего всем едва хватает сил думать, не то что говорить," - подумала Баррис. Молчание тянулось, бутылки пустели. Наверно встреча так и прошла бы в гробовой тишине, если бы не вопрос Джоса Вондара. - Генерал, вот вы более, скажем так, военный, чем падаван Оффи. Как вы относитесь к солдатам-клонам? - сам Скайуокер во время того разговора кореллианца и Баррис не проронил ни слова, только молча следил за дискуссией. Джедайка думала, что рыцарь вмешается, поддержит её в этом вопросе, но он просто промолчал. Генерал снова глотнул, уже правда из третьей бутылки, и ответил. - Падаван Оффи настолько же солдат, насколько и я, пусть она и младше по званию. Хотя она не носит броню, на счету Баррис и её наставницы больше десятка успешных боевых операций различной сложности. Что же касается вашего вопроса, капитан Вондар, я отношусь к ним так, как, по моему представлению, должен относиться командир к своим подчиненным. Мое мнение субъективно, поэтому может не совпадать с другими. - еще один глоток, осушивший бутылку еще на треть. - Встречный вопрос, если позволите. Здесь есть представитель прессы, поэтому мне интересно, как граждане Республики относятся к клонам? А к джедаям? Я спрашиваю всех вас, не только господина Дхура. - джедай прикончил третью бутылку и взялся за четвертую. Снова воцарилось молчание, но прежде чем кто-то ответил, Скайуокер сам начал говорить. - Это был риторический вопрос. Я не первый год живу на этом свете и воюю тоже не первый, много где бывал, много чего видел. Например позицию капитана Вондара я слышал пару часов назад. - шеф-хирург смутился, вспомнив тот разговор перед дверями операционной. - И врачам такое отношение простительно, ибо это защитная реакция, иначе чердаком поедешь от всего происходящего. - генерал вновь приложился к бутылке, на этот раз дольше, чем обычно. Баррис понимала, к чему клонит Скайуокер, в конце концов, она сама поняла, каково это - быть военным хирургом, всего несколько часов назад. Когда операционная превращается в эдакий "сборочный цех", гораздо проще считать что перед тобой машины, а не живые существа. И ты, как механик, латаешь поврежденные механизмы в поте лица, забыв о времени. Медицинской команде Ремсо-7 действительно можно простить такое отношение.       Джедай поставил бутыль на стол и осмотрел всех присутствующих внимательным, холодным взглядом. Баррис встретилась с этим пронзительным, заглядывающим в душу взглядом живого и кибернетического глаз, явно не свойственным выпившему несколько бутылок крепкого алкоголя человеку, и по её коже пробежали мурашки. Тем временем, генерал продолжил. - Однако, такое отношение я встречал и у личностей, далеких от военных реалий, и у некоторых командиров Великой Армии. Имен не назову, но такие были, можете верить, а можете не верить. Это не удивительно, большинство видит лишь белую броню с цветами подразделений, да черные визоры шлемов, поэтому посылая солдат на смерть, не задумываются, что под ней живой человек. Наверно, даже будь это не-клонированные солдаты, все равно бы не задумывались. - очередная склянка опустела, уступая место другой в дюрастальной руке генерала, затянутой в перчатку изолирующего костюма брони клонов. Вся компания молча сидела и слушала, а другие посетители не обращали внимания на разговор, занимаясь своими делами. Баррис так же внимательно слушала джедая, который явно хотел выговорится. Слишком долго он держал это в себе, и, в конце концов, его это доконало. Целительница только радовалась этому, ведь её старому другу полегчает, да и помощь другим отвлекала от собственных тяжелых мыслей. - Служа с клонами, я нашел много общих черт с нами, джедаями. И вот это отношение - одна из них. На рыцарей Ордена тоже много кто смотрит с опаской, недоверием, презрением и ненавистью. И я понимаю такое отношение, ведь джедаи много раз ошибались, да и среди нас, как и среди всех разумных, есть хорошие и порядочные ребята, а есть идиоты с раздутым самомнением или ублюдки, получившие, благодаря Ордену, силу и власть, подпитывая свои амбиции и самолюбие. О таких я слышал, таких я видел, и кого-то даже пристрелил. - сказал Энакин, глотнув виски. К своему сожалению, Оффи была вынуждена признать правоту джедая. Никто не идеален и среди членов Ордена, как бывших, так и, как в случае с Крэллом, действующих, были не самые хорошие представители разумных существ. И как бы Орден не боролся с этим, такие личности появляются, делая джедаям не самую хорошую славу. От ошибок никто не застрахован, их не совершает лишь бездействующий. Меж тем рыцарь продолжал. - Республика всегда использовала джедаев в своих целях. Даже сейчас сенаторы прикрывают свои задницы Орденом. И она же сваливает вину на джедаев, когда что-то идет не так, дескать защитники херово защищают. Для Республики её солдаты и джедаи всегда были поленьями, которые она бросала в топку войны, не заботясь о потерях. Вот такие мы, деревянные, которые гниют, которые не тонут, но хорошо горят. - снова глоток и речь рыцаря продолжается. - Многие говорят, что джедаи - лицемеры, дескать воевать за мир, все равно, что трахаться во имя девственности. Вот только мы не за мир сражаемся, а за людей, неважно бедных или богатых. За этих вот самых, которые нас лицемерами называют и в лицо плюют, чтобы они дальше могли называть и плевать. Мы утремся и все равно будем делать дело. Нашим долгом играют, нами пользуются в своих шкурных целях, но мы продолжаем защищать страну и народ, которым нет дела до защитников. И многие спрашивают нас - зачем? Затем, что кроме нас - некому. Мы не встанем - никто не встанет, даже не почешется никто. Джедаи не борются за мир, мы боремся за то, чтобы не было войны. Мы умираем, чтобы другие жили. И они живут, не задумываясь, что их дивный мир стоит на костях солдат, на костях их защитников. Как сказал клон-коммандер моего легиона: "Каждая капля пролитой солдатской крови предотвращает реки." - никто ничего не сказал на его слова. Со стороны могло показаться, что генерал перебрал, однако, его взгляд бы ясным, а негромкий голос был тверд, отчего становилось жутко. - Помнишь, Баррис, ты спросила меня, чем мы будем заниматься после войны? Есть еще и другой вариант. Мы исчезнем, потому что сделали все, как нужно, и перестали быть нужны. А сенаторы и генералы будут праздновать победу на наших могилах. И, знаешь, иногда я жду этот момент. Ведь может тогда Галактика наконец-то сможет сама решать свои проблемы и разгребать свое дерьмо. А до того дня, пока в нас есть нужда, мы будем. И если можем помочь кому-то - поможем. Ладно, пойду я. Да и выпивка кончилась. - сказал Скайуокер, встав из-за стола и покинув кантину. Слова генерала заставили каждого задуматься о своем. А Баррис впервые посетила дерзкая мысль: "А стоит ли Республика того, чтобы джедаи её защищали?" Впервые, она задумалась о том, что Ордену не следовало влезать в эту войну, не следовало подчиняться Сенату, который просто прикрывается джедаями, и не только в этой войне, но и в любой кризис. Мириаланка задумалась и о том, каким стал Орден Джедаев и почему. Многие мысли пронеслись в голове девушки и среди них была мысль о том, как тяжело сейчас её другу. Как и во время той беседы дождливым вечером в модуле Баррис. Целительница встала и попрощавшись, направилась в модуль генерала.       Мириаланка шла под проливным дождем к жилищу Скайуокера и размышляла. Скайуокер... воин, герой, "Несокрушимый Генерал", ставший символом Республики в этой войне. Однако многие не видят, что под сияющими белыми доспехами и безликой маской визора шлема республиканского солдата скрывается человек. Такой же, как и множество других. Со своими страхами, болью, пороками и добродетелями. Энакин прав, в джедаях и клонах действительно много общего. Большинство не видит в них обычных разумных, да и не хочет видеть, принимая за истинный облик доспехи и робы. Впрочем, джедаи, также как и клоны не открывают своих лиц другим, ведь им это ни к чему.       Если клон проявляет излишнюю самостоятельность, во всем винят производителей, а если джедай сбился с пути, то во всем винят Орден. Дефектные бросают тень на всех клонов, а оступившийся джедай - на весь Орден. Однако не всегда во всем виноват дефект производства или ошибки воспитания. Иногда жизнь сама меняет разумных, делая из них тех, кем они являются. Вот только понять, верные ли это изменения или нет, бывает сложно. Ведь может статься так, что дефектный клон поступит правильно, в отличие от образца без изъяна. Так же, как и оступившийся джедай может выбрать верный путь, в отличие от верного догмам Ордена. И снова дерзкие мысли о том, что Республика уже не стоит защиты джедаев, а сам Орден давно забыл, что должен из себя представлять. "Если мы станем солдатами - мы перестанем быть джедаями." - это слова магистра Винду. Два с лишним года прошло с тех пор, когда джедаи стали генералами Республики. Верен ли выбор Ордена?       Однако поток мыслей прервался, как только Оффи достигла апартаментов генерала. Джедайка постучала и из динамика донеслось: "Войдите." Нажав на панель, Баррис открыла дюрапластовую дверь, отъехавшую вправо, и вошла. Жилище генерала было типичным примером джедайского аскетизма - только самое необходимое. Койка, тумбочка, стол с терминалом. Несколько бутылок виски, давно пустых, стояли на полу. В комнате стоял специфический запах, такой же как и в любой мастерской. Металл, смазка, какие-то химикаты, по крайней мере именно эти запахи узнавала мириаланка. Еще пахло виски и потом. Генерал сидел на стуле и чистил дробовик, который в разобранном состоянии лежал на столе. - Привет. Извини, что не прибрался, ты не предупреждала о том, что придешь. Да ты проходи, садись, в ногах правды нет. Впрочем, нет её и выше. - обратился к вошедшей Энакин, не отрываясь от процесса. Целительница сняла балахон и присела на второй стул, рядом со Скайуокером. - Не помешаю? - спросила она, наблюдая за движениями рыцаря. - Нет, я уже заканчиваю. - генерал закончил чистку и собрал оружие. - Бластерное и массдрайверное оружие надежней огнестрельного. Минимум движущихся деталей, в бластере так их совсем нет, никакого нагара, засирающего ствол, поршень газовый не прикипает. Однако чистить и ухаживать надо даже за ломом железным, а то рассыплется. У бластеров и рельсотронов куча разных специфических деталей, которые тоже требуют тщательного ухода, а износ не менее сильный, чем у железяки на газах. Обычно я Силой меч со стволами разбираю и чищу, повышает концентрацию, и дефекты самые незаметные можно устранить. Пусть машина служит долго. Но иногда нравится это руками делать, это... успокаивает. Своего рода медитация. - Это подвижная медитация. Довольно распространенная техника. - отвечала Оффи. Она сама её практикует, только в виде упражнений и отработки боевых ката с мечом. Скайуокер тоже так поступает, судя по рассказам Асоки, которую этому тоже обучил. Тогрута говорила, спокойный голос наставника убаюкивал, уносил мысли куда-то далеко, во время таких тренировок. Тано не раз удивляло, как после таких нагрузок она ощущала себя отдохнувшей. - Баррис... прости что я наговорил всякого там, в кантине. Как-то накатило на меня все это... - начал извиняться джедай. В его живом глазу читалась какая-то тоска, напомнившая Баррис серое, дождливое небо Дронгара. - В этом нет ничего постыдного, Энакин. Иногда просто нужно выговорится, облегчить душу. Нельзя удерживать все в себе, рано или поздно, достигнув предела, оно все равно выйдет, только последствия будут гораздо хуже. Или удерживаемое съест тебя изнутри. - ответила Оффи, вспоминая наставления Луминары. Она и представить не могла, что будет давать наставления рыцарю, который сам является наставником и при том очень даже неплохим. - Да я в курсе, сам об этом Шпильке говорю постоянно. Просто... наверно я устал казаться каменным и незыблемым. Кремень дал трещину. А может просто надоело быть глыбой, хочу человеком побыть. - Скайуокер улыбнулся и посмотрел на Баррис. Добрая и теплая улыбка согревала, как домашний очаг и в небесно-голубом глазу джедая мириаланке виделся какой-то свет. Мягкий, успокаивающий свет. Целительница придвинулась ближе к генералу. - Даже камень может быть живым, а мы ведь не из камня. - философски заметила Баррис. - Это ты про шардов? Кстати говорил я, помнится, с одним Железным Рыцарем об универсальной совершенной платформе для них. ФЛИТЧ тоже неплох, но унификация, все дела... Его потом Гривус зарубил, как и многих до него. Печально, но такова судьба джедая - жизнь с мечом и смерть от меча. Мы все лишь гости в этом мире. - ответил Скайуокер. - Верные слова, однако, война собрала уже много жизней, а сколько заберет еще... - грустно заметила Оффи. Она своими глазами видела жатву смерти несколько часов назад. Генерал взял руку целительницы в свою, прикоснувшись холодным металлом к мягкой коже оливкового цвета. Это прикосновение вызвало у Баррис целую бурю эмоций, как и последующее прикосновение живой руки Скайуокера, легшей сверху на её ладонь. Этот странный контраст холодного, гладкого, твердого металла и мягкой, теплой, чуть шершавой кожи живой руки был удивителен. Баррис отметила про себя, что это прикосновение описывает Скайуокера лучше слов и внешности. Под холодным металлом брони скрывается доброе живое сердце. Иногда генерал строг, суров и холоден, больше напоминает машину, безжалостный механизм войны. Но все же он - человек, который чувствует боль, свою и чужую. Человек, способный сострадать, бояться, ненавидеть... и любить. - Не думай об ужасах войны и потерянных жизнях. Наша задача спасти всех, кого возможно, защитить их, помочь выжить другим и выжить самим. А потому нельзя сдаваться и опускать руки. Мы должны быть сильны, ибо от нас зависят другие. Солдаты, гражданские... все они. Как бы к нам не относились, как бы не била нас судьба, мы выполняем свой долг. И выполним его. Главное не сдаваться. - утешал её джедай. "Интересно... а он любит кого-нибудь?" - пронеслась в сознании мириаланки мысль. Она резко смутилась, почувствовав, что к щекам притекает кровь. Румянец целительницы вновь вызывает улыбку у рыцаря. - Смешно, я шла чтобы поддержать тебя, а оказалось, что ты меня утешаешь. - произнесла, отведя взгляд Оффи. Однако, в глубине души, она признавала что не только это заставило её прийти к Скайуокеру. Баррис с самого начала тянуло к нему, с самой первой встречи на Энсионе. Когда он спас её от похитителей и помог разрешить конфликт. Когда дважды спас её на Джеоносисе. Она понимала, что это неправильно, что нельзя привязываться, но сейчас противится этому ей было тяжело. Тяжело еще и от того, что на войне каждый миг может быть последним. "Так зачем тянуть? Сама Сила дала мне возможность, стоит ли её упускать?" - джедайка резко впилась губами в губы Скайуокера. Генерал удивился, но противится или отстраняться не стал. Мириаланка начала стаскивать с него одежду, генерал проделывал то же с ней. Сейчас целительница не думала ни о чем. Ни о войне, ни о Кодексе, и о чем ином. И была счастлива.       Я лежал на жесткой койке в своем жилом модуле и размышлял. Моя нежданная гостья лежала на мне, так как моя койка, в том числе из-за меня, рамы эдакой перекаченной, для двоих была узковата. Вот оно значит как получилось-то... Сам бежал от этого, сам и поддался. Интересно, что побудило Оффи, самую правильную джедайку, пойти на такое? Более того, почему я не стал противиться? Ведь от интимной близости до привязанности меньше шага. Асоке отказал, а вот её лучшую подругу трахнул, глазом не моргнув. Можно сказать, что я еще та сволочь. В чем причина? Похоть? Ну... Баррис все-таки джедайка, да еще достаточно строгих правил, и уж с этим-то она смогла бы справиться. А мне же все как-то не до этого. Когда жуешь последний протухший, отсыревший паек, напоминающий недоваренную кирзу, сидя по уши в дерьме с пониманием, что патроны кончились, а свои могут и не прийти, секс - последнее, о чем ты думаешь. Ну я по крайней мере об этом не задумывался. Любовь? Может быть. Я точно не скажу, что испытываю к мириаланке какие-то чувства, да и судя по всему, сама Баррис не сможет дать на такой вопрос точного ответа. Все произошло как-то спонтанно, как минутный порыв. А может все гораздо прозаичнее. Утешение. Да именно утешение скорее всего мы ищем в объятиях друг друга. Баррис тяжело, ей нужен кто-то близкий, давно знакомый, кто-то кто может её понять, может помочь ей. А ближе меня на Дронгаре у Оффи никого нет. Мы давние друзья, я не первый раз выручаю её и она дважды обязана мне жизнью. Ну, а я... я устал. Эта планета давит на меня сильнее с каждым мигом. Мрачная реальность, воспоминания, одиночество и груз ответственности, лежащий на моих плечах. Ведь я с самого начала решил просто выжить, ну, а потом еще и впрягся за эту Галактику. Героем себя возомнил. Хотя чего стыдиться, нас всех воспитывали, как будущих героев, страна была такая. Нам говорили, что помогать другим - это хорошо, что жертвовать собой ради товарищей, ради Родины и общего дела - это хорошо. Интернациональный долг там, построение светлого будущего, все дела. Вот только не доросли мы до такого. На Земле до сих пор правит звериный закон и все ищут выгоду, хотят всего и сразу. Вот мы просрали и товарищей, и Родину и светлое будущее. Может потому-то и впрягся, что раз уж дала судьба второй шанс, пусть и как части некоей общей личности, а не конкретно моей заднице, то прожить жизнь как человек, а не млекопитающее. Хотя, скорее всего, я очередной болван, спятивший на идее спасения мира, который в этом спасении не нуждается.       И все же... Оффи давно меня знает, поэтому вполне может статься так, что она меня полюбила, пусть и осознание этого приходит к ней запоздало. Причем полюбила именно меня, нового Скайуокера, не старого, ведь на Энсион, где впервые пересеклись Баррис и Энакин, по крайней мере в моем случае, отправили нас с Оби-Ваном уже после моего попадания. Кстати, повезло, что я помнил кое-что по этой миссии, поэтому разрулили ситуацию мы быстро, причем тем же эффектным способом, что и в каноне, хотя идейку кинул я, а не Кеноби. Наверно с этого-то все и началось. Честно признаться - достаточно привлекательная девушка, пусть не такая эффектная, как некоторые встреченные мною ранее, меня заинтересовала. Возможно именно своей, достаточно простой, красотой. Но джедайский кодекс, воспитание мириаланки и надзор наставников, останавливали меня от планов близкого знакомства. Хотя, когда я, аки благородный рыцарь-богатырь, освободил Баррис из плена злобных наемных похитителей, которых чуть не порубал на салат, как других наемников, посланных отправить нас на тот свет, но вовремя вспомнил, что они могут пригодится, это было достаточно романтично и вполне способствовало завязке отношений. Потом блистательное завершение операции и возвращение. А потом война, сведшая нас вместе сначала на арене Петранаки, потом во время штурма той фабрики. Ну и очередное героическое спасение, сначала из-под обломков фабрики, потом от джеонозианских червяков. И вот теперь - новая встреча, одиночество, тяжелые условия, которые вновь сблизили нас, на этот раз сильнее, чем раньше. Быть может совпадение? Или закономерность?       Тем не менее, помятуя об истории с предательством и вспоминая свой крик души в кантине, у меня возникли подозрения, а не подтолкнул ли я её к этому самому предательству? От дерзких мыслей, до пошатнувшихся основ один шаг, да и прибавить стоит возможную теперь ревность к Асоке и все складывается в понятную картину. Ну что же, тогда я постараюсь это предотвратить всеми силами. Сложится у меня с Баррис или нет, я должен воспрепятствовать такому исходу. Теперь на мне лежит ответственность еще за одну душу, которую я должен спасти. Крест стал еще тяжелее, усиливая сомнения в том, смогу ли я пронести эту ношу, или она слишком тяжела для меня. Тем не менее я не буду сдаваться. Сдохну, но сделаю. Даже если смерть - закономерный итог моих потуг, я буду продолжать борьбу. Смерть стоит того чтобы жить, а любовь... стоит того чтобы ждать.       Баррис лежала, положив голову на грудь генерала и размышляла. Скайуокер тоже не спал, отрешенно глядя в потолок, он снова путешествовал по глубинам своего разума, предаваясь думам, о которых целительница не имела ни малейшего понятия. Она думала о произошедшем, и о том, что будет дальше. Оффи сейчас грубо нарушила Кодекс Ордена, поддавшись своим желаниям. И дело было даже не в интимной близости, к этому джедаи вполне спокойно относились, хотя и не одобряли такое поведение, тем более между членами Ордена. Ведь это первый шаг к образованию привязанности, впрочем, если судить под таким углом, мириаланка нарушила Кодекс намного раньше. Пусть она не могла точно сказать, взаимны ли её чувства, но они появились гораздо раньше событий на Дронгаре.       Пытаясь понять, когда уважение и дружба переросли в нечто большее, Баррис обратилась к прошлому. Энсион, их первая встреча. "Нет, не первая конечно, - поправила себя Оффи. Они и прежде пересекалась со Скайуокером, пусть и мельком. Зато много слышала о нем и эти слухи далеко не всегда были хорошими. Многие наставники отмечали своенравие, несдержанность и дерзость молодого падавана, ровно как и его самоуверенность. Терпению мастера Кеноби можно было позавидовать. Однако за некоторое время до Энсиона поползли слухи о резкой перемене в Энакине.       Началось все со смены кристалла меча на синтетический красный. Разумеется рыцари и мастера, а тем более магистры были лишены предрассудков касательно цвета, однако, перемены были слишком резкими и оттого подозрительными. Самоуверенность сменилась осторожностью, а дерзость и несдержанность сменились на дисциплинированность и предусмотрительность. Скайуокер будто резко повзрослел, его поведение во много соответствовало поведению более зрелого человека, пусть и далеко не во всем. Так что можно сказать, для Баррис это действительно была первая встреча с Энакином. И она запомнилась Баррис надолго, вполне возможно,даже определила дальнейшее отношение к нему. А Джеоносис и Дронгар были скорее катализаторами. Именно поэтому разум Баррис обратился к делам давно минувших дней, в то время, когда никто не думал что Галактика будет объята войной.       Воспоминания, сменялись одно за другим. И каждый раз Скайуокер помогал и поддерживал Оффи. И не только её но и всю команду. Если бы он не вышел искать гвуррана по имени Тукуи, на присутствии которого в отряде он настоял, они бы так и остались в плену клана алвари, купленного хаттом Соерггом. Он спас Баррис от похитителей и предложил вылечить их, дабы они стали проводниками джедаев. Пошел за ней в пещеру гвураннов, и помог договориться с подземным народом. Рискнул жизнью, добывая клок шерсти суреппа-альбиноса. Баррис вспоминала как волновалась за смелого падавана, скакавшего по спинам суетившихся животных. Энакин дважды упал, причем последний раз уже на выходе, прямо на разряды изгороди. Хотя контакт был кратковременным, он мог убить Скайуокера. Но он отделался лишь сломанной правой рукой и парой ребер. "Не иначе в этом была воля Силы," - подумала мириаланка. Падаван всегда рисковал из-за Оффи и их миссии, считая что его жизнь не так важна, как жизни товарищей и их задание. Предложенный им и мастером Кеноби план, как объединить алвари, был рискованным, но он сработал. Скайуокер назвал это примером "искусства войны", победы без кровопролития. Странная фраза "Si vis pacem, para bellum", которую он перевел как "Хочешь мира - готовься к войне", оказалась правдива. Алвари, собранные за "лучшим столом переговоров", по версии Энакина - на поле боя, смогли договориться и джедаи уложились в срок, прибыв в город аккурат к началу голосования о выходе Энсиона из Республики. А стремительные действия Скайуокера помогли разоблачить Соергга и Шу Май, однако президент Коммерческой Гильдии, ровно как и Нут Ганрей, смогла остаться у власти, свалив все на хатта и ряд заговорщиков в Республике. Смелость, предусмотрительность и разумные действия Скайуокера помогли ему завоевать уважение Луминары и Баррис. Оффи еще долго будет помнить "танец мечей", продемонстрированный Энакином в деревне алварского клана Айвов. Далеко не каждый джедай способен контролировать четыре световых меча при помощи Силы и уж тем более заставить их выписывать фигуры в воздухе с такой невероятной скоростью. Разноцветные клинки сливались в одно марево, до того быстро они двигались.       Энакин никогда не кичился своей силой и возможностями, не пытался кому либо что-то доказать. Даже когда он полез за клочком шерсти зверя, он сделал это не ради уважения и славы, а просто потому, что не хотел подставлять других. Баррис помнила что после спасения от похитителей они пересекали реку и она свалилась в воду из-за подводных тварей. Скайуокер не раздумывая ни секунды прыгнул за ней, хотя она контролировала ситуацию и не нуждалась в помощи. О чем прямо сказала падавану, намекнув, что в его опеке она не нуждается. Он воспринял её слова равнодушно, хотя и чуть не утонул пытаясь зарубить подводных тварей, утягивающих Оффи на дно. Точнее пытающихся это сделать. А когда пришлось объяснить свой поступок мастерам, Энакин сказал, что неверно оценил приоритеты и подверг риску обоих. После этого Баррис стало стыдно за свое поведение, ведь человек на полном серьёзе рисковал жизнью ради неё. Так же было с пещерой гвураннов, когда мириаланка по глупому полезла туда в одиночку, не предупредив остальных. Неизвестно выбралась бы она из ловушки подземного народа, без помощи товарища. И снова при объяснении Скайуокер взял вину на себя, сказав что это он полез туда не связавшись с остальными, а Оффи помогла ему.       Энакин помогал ей всё время, рисковал жизнью ради неё и её наставницы, подчас спасая всю команду и миссию. И хотя это скорее всего было излишним, такая отвага делала ему честь. Кто бы мог подумать, что после этого их вновь сведет вместе война и снова Скайуокер будет спасать её. Баррис не раз и не два была обязана джедаю, он заботился о ней и рисковал ради неё. Война очень сблизила их, и закономерно у мириаланки появились чувства к смелому джедаю. Но разум целительницы занимали думы о том, что будет дальше. Смогут ли они быть вместе, как к этому отнесется Совет и выживут ли они вообще в этой ужасной мясорубке? И никаких ответов на эти вопросы не было. Баррис не знала даже взаимны ли её чувства или рыцарь просто ищет утешения в её объятьях. Правильно ли она поступила, открывшись Скайуокеру? Она не знала этого. Однако Оффи решила не загадывать на будущее, а ценить каждую секунду, проведенную рядом со Скайуокером. "На всё воля Силы," - подумала Баррис и наконец уснула.       На Дронгаре шел дождь. Как и всегда. Впрочем, настроение у Джоса Вондара было несколько лучше, чем обычно. После наплыва раненых, в результате наступательной операции республиканских сил, у медперсонала Ремсо есть трое, а может и больше, суток относительного спокойствия. Республиканцы укрепляются на захваченных позициях, сепаратисты укрепляют оборону, поэтому на фронте всё будет относительно тихо. Конечно шеф-хирург был не в курсе стратегии и планов воюющих сторон, однако Ваэтэс предупредил бы его, если бы затевалось что-то серьёзное. Но сейчас Джос сидел в кантине, прихлебывая выпивку, и заслуженно отдыхал после трудового дня, надеясь, что затишье продлится подольше.       Сегодня они собрались привычной компанией, разве что Дхур где-то запропастился и Мерит не смог прийти. Впрочем, пополнение в их компании все же было - к ним вновь присоединился генерал Скайуокер. Рыцарь больше не поднимал философские темы и вел себя как обычно: пил, слушал кветарру Зана, в кои-то веки сыгравшего что-то современное, поддерживал беседу врачей и сам довольно смешно шутил. Даже лицо Скайуокера было менее мрачным, чем в прошлый раз. Джоса этот факт радовал - он хотел отдохнуть, а не ломать себе мозги. Ему хватило утреннего разговора с Кло Меритом. Джос отметил, что бутылок теперь было не восемь, а только четыре, да и пил генерал из транспаристилового граненого стакана, а не из горла. Хотя стакан тоже был не маленьким. - Хотите увидеть нечто интересное? - спросил подошедший Дхур, поприветствовав сидящих за столиком. Скайуокер махнул рукой бармену, и тот тут же принялся за коктейль. Дэна тут знали, поэтому бармен был в курсе, что пьет салластанец. - Если это не связано с моей работой - да, - произнес Вондар, глотнув из стакана. Дэн придвинул стул и занял место за столиком. Дроид-официант поставил выпивку на стол, Дхур окинул сидящих быстрым взглядом. Вондар со вздохом полез в карман и отдал кредитный чип дроиду, тут же удалившемуся. -Дхур, ты в курсе, что твой счет уже готов поспорить с небоскребами Корусканта? И не надо мне заливать, я джедай, - проявил осведомленность в финансовом вопросе военкорра Скайуокер. Салластанец виновато опустил глаза, чтобы затем достать черную сферу из пластика и металла, размером с кулак ребёнка. Кореллианец посмотрел на неё и произнес. - Знаешь, мне это интересным не кажется. Хотя... - шеф-хирург осушил свой стакан и вновь посмотрел на сферу. - Нет, не кажется. - Эта штука на перечницу похожа. Может это сделает её интересней? - поинтересовался Зан, осушая свой стакан вслед за приятелем. Толк молча наблюдала за устройством, как и джедаи. Дхур взглянул на единственных военных, присутствующих за столиком. После недолгого молчания, генерал произнес, посмотрев на мириаланку. - Уступаю пальму первенства даме. Баррис? - Оффи не медлила с ответом. - Записывающий блок дроида-зонда. Военного класса. Судя по внешнему виду - сепаратистский. - точно определила падаван. Впрочем, Дхур не удивился. - Верно, я получил эту штукенцию от сборщика, обшаривавшего место сепаратисткой вылазки. Похоже там был бой, дроид был серьезно поврежден, все системы были выведены из строя. - Дэн сделал глоток. - Почти все. Мне несказанно повезло, что работала камера, которая к тому же была повернута куда надо. - Ну и? Сенсацией это не назовешь, тут раздолбанных дроидов хоть ешь, да еще останется. - заметил Джос, снова наполняя стакан. - Во-во, я вообще сегодня зуб сломал о какую-то часть дроида в грибной каше. - поддакнул Янт. - Ну у меня с этим проблем точно не будет, - генерал, видимо, сегодня использовал самую широкую из своих улыбок. Вондар заметил, что его зубы слишком острые для человеческих, а клыки длиннее и толще. - Высокопрочная металлокерамика. Своих зубов у меня давно нет, - пояснил Скайуокер. - А что так? - спросил Зан, пригубив выпивку. - В моей профессии я их регулярно недосчитываюсь. Вот и получилось, что всех недосчитался. - плоско пошутил генерал. "А пошутил ли?" - подумал Джос. Тем временем Дхур осушил стакан и заказал еще, чем вызвал недовольный взгляд шеф-хирурга. - Док, если это того не стоит, я верну деньги. Честно. - ответил на взгляд кореллианца Дэн. "В конце концов, будто в этой дыре есть на что тратить тратить креды, кроме спирта", - кисло подумал Вондар. Скайуокер же, взяв в руки сферу и внимательно её осмотрев, заключил - Есть такая догадка, что зонд записал нечто, заинтересовавшее нашу "акулу пера". - он ухмыльнулся, возвращая блок на место. - Ну и что ТАСС уполномочен сообщить? - так же с улыбкой поинтересовался он у Дхура. Салластанец вопросительно глянул на генерала, но пока молчал. - Как-то вы спокойно относитесь к этому, генерал. Всё-таки информация была записана зондом конфедератов. Может она секретная? - спросил Зан. На что джедай, глотнув виски, ответил. - Капитан Янт, вряд ли Дэн притащил сюда блок с информацией, о которой я ничего не знаю. Сам факт того, что она оказалась у него это доказывает. - Дхур кивнул и, без лишних слов, активировал записывающий блок.       На столе тут же появилась цветная голопроекция высокого качества, иного от армейского зонда ждать было глупо, ибо военные на себе не экономили, в масштабе один к шести. Проекция была под весьма странным углом и запись, судя по всему, велась у самой земли. С учетом рассказа о повреждениях дроида, это было неудивительно.       Перед сидящими открылась картина поля боя: обожженные деревья, продырявленные или взорванные дроиды, обугленные плазмой, вырвавшейся из кокона силового поля при столкновении с бронированным корпусом боевой машины и мертвые солдаты-клоны. - Это заявленное интересное, Дэн? Мне даже не надо тащится в джунгли, дабы поглазеть на мертвых солдат. Мне их прямо к порогу доставляют. - саркастически заметил кореллианец, сделав глоток из стакана. - Джос, заглохни. - произнесла Толк так, что могла заморозить выпивку в стакане Вондара. Капитан предпочел подчинится и уставился на голограмму, ожидая "интересного". Через некоторое время на проекции появились трое людей, идущих по месту недавней схватки. Одеты неизвестные были в фиолетовые комбезы и армейские берцы, а экипированы вполне качественно. Тяжелые бронежилеты с разгрузкой, способные выдержать попадание армейского бластерного карабина, наколенники и налокотники, бронепластины на плечах, бедрах и голенях, гермошлемы, наверняка набитые электроникой - всё черного цвета. В руках идущие сжимали компактные винтовки с электрооптическими прицелами. - Это салиссианские наемники. Работают на Конфедерацию. - пояснила Баррис. - Вконец отмороженная публика. Могут пристрелить нанимателя-неудачника, особенно когда другой предложит больше. Но достаточно профессиональны. - дополнил описание генерал. - Верно. Они работают там, где дроиды не особо годятся или слишком дороги. Командиры, спецназ там, "тонкая работа". Салиссианцы делают всё, за что хорошо платят. Как уже говорил генерал - мерзкая контора, ставящая деньги во главу угла, абсолютно бесчестная и беспринципная. - Довольно милые ребята. Особенного когда они с ладонь величиной, - усмехнулся Джос, взглянув на Зана. Забрак кивнул в знак согласия и выпил. - Чего не скажешь, встретившись с ними в реальности, - мрачно произнес Скайуокер. Наемники на записи занимались мародерством клонов и сбором деталей дроидов. Подбирали оружие и припасы - больше с клонов взять нечего. Один наемник обшаривал, двое прикрывали. Звук отсутствовал, а само изображения иногда рябило и прерывалось, распадаясь на фрагменты и собираясь вновь. - Дроид работал на жалких остатках энергии. Как я упоминал - мне несказанно повезло. - сказал Дхур. Тем временем один их прикрывающих мерков, до этого момента внимательно изучавший джунгли в прицел, медленно водя оружием из стороны в сторону, вдруг замер, нацелив оружие на что-то за пределами поля зрения камеры. Второй продолжал изучать окрестности, а третий, прервав свое предыдущее действие - обыск клона - тоже припал на колено и начал осматривать джунгли через прицел винтовки.       Через секунду причина бесспокойства наймитов вошла в поле зрения камеры. Это был мужчина, экипированный на уровне салиссианцев, разве что экипировка имела лесной камуфляж и шлем отсутствовал. Как и оружие. Один мерк держал его под прицелом, остальные осматривались, закономерно полагая, что такой занятный персонаж тут не один. Джосу мужчина показался знакомым, хотя угол съемки мешал разглядеть точно. После некоторых манипуляций шеф-хирург опознал его. - Фоу Джи, - опередила Вондара Оффи, явно, как и Скайуокер, узнавшая вышедшего к салиссианцам сразу. Сам инструктор-рукопашник стоял подняв руки и не двигаясь. Врачи недоумевали, они не могли понять, зачем он вышел к наемникам. Джедаи же наблюдали за этим абсолютно спокойно, видимо понимали происходящее. Скайуокер так вообще предвкушал предстоящее шоу. - Какого ситха он творит? - поинтересовался Зан, вглядываясь в голограмму. - Он точно знает, что делает, - заключила Толк. Джос же молчал. Ни она, ни Зан не видели бундукайца в деле, в отличие от Вондара и джедаев. А генерал не только видел - лично сражался с ним. Поэтому он лучше остальных знал, что сейчас будет. И явно ждал этого. Толк, читавшая язык тела, могла понять, что Джи из тех, с кем шутки плохи. Даже забрак понемногу начал понимать.       Мерк, держа Фоу на прицеле, медленно двинулся к нему. Второй страховал, не только целясь в Джи, но и осматривая окрестности за спиной бундукайца. Третий тоже осматривался. Тем временем наемник достал наручники и, застегнув их на одной руке бундукайца, опустил её. Оружие салиссианец оставил висеть на ремне, дабы орудовать второй рукой. Дальнейшее заняло секунды. Джи двинулся и вот уже трое бойцов лежат на земле, а бундукаец выкидывает наручники и с безумно довольной улыбкой присаживается над телом салиссианца. Запись останавливается. - Думаю, не все из присутствующих уловили суть происходящего. Поэтому следует посмотреть запись еще раз, - сказал Дэн, шаманя с переключателем на блоке. Теперь хирурги могли лицезреть сцену замедленной в четыре раза. Когда наемник опустил руку Фоу Джи, и оставил оружие висеть на ремне, дабы быстрее застегнуть наручники, бундукаец зашел ему за спину и свернул шею быстрым движением. Затем он толкнул тело в третьего и сразу атаковал второго, отведя руку с оружием в сторону и нанеся удар локтем в горло, превращая кадык и гортань салиссианца в месиво. Третий успел оттолкнуть первого и даже открыл огонь, но Джи, прикрываясь телом второго мерка, в которого ушла очередь товарища, толкнул его. Не дожидаясь пока упавший найм опомнится, Фоу со всей силы наступил лежащему противнику на горло, из-за чего третий повторил судьбу второго. После инструктор-рукопашник избавился от "браслетов" и склонился над телами. Запись вновь остановилась.       - Я не в курсе, что он там дальше делал. Может трофеи собирал. Сепаратистские солдаты используют Sub-Q-чипы для идентификации. Может он собирал куски одежды... или не одежды, - сказал Дхур. Джос, да и остальные тоже, понимали куда клонит салластанец. Трофеем Джи мог быть шеврон или личный жетон. А могли быть уши и пальцы. Воображение мигом нарисовало перед Вондаром Фоу Джи, увешанного гирляндами из частей тел поверженных врагов. Шеф-хирурга передернуло.       Джос не испытывал ненависти к сепаратистам, хотя у каждого кореллианца была причина ненавидеть Конфедерацию. Этой причиной было Разорение Кореллии, самая бессмысленная и жестокая страница Войны Клонов. Ходили слухи, что именно это событие определило репутацию Гривуса в Галактике. Репутацию жестокого генерала армии дроидов.       Кореллия еще в самом начале вышла из войны, отказавшись присоединятся к какой либо стороне, благодаря инициативе сенатора Гарма Бел Иблиса, поэтому она не прикрывалась республиканским флотом. Кореллианцы рассчитывали только на себя и просчитались. Началось всё со штурма Дуро, который ожидался Республикой, но был лишь отвлекающим маневром. Битва была жестокой, но флот Республики отразил натиск, ведь это было лишь отвлечением внимания. Одновременно со штурмом Дуро, огромная армада Конфедерации, возглавляемая Гривусом, вошла в систему Кореллии. Сепаратисты грамотно перекрыли основные подходы, заминировав их гравитационными минами и вступили в бой с флотом Кореллии. Подкрепление не могло подойти, убраться из системы было невозможно, поэтому кореллианцам оставалось только драться.       Флот Кореллии был уничтожен, благодаря грамотной стратегии и численному перевесу сепаратистов. Уничтожен полностью, до единого корабля, дроиды расстреливали даже спаскапсулы. При абордаже кораблей дроиды никого не брали в плен, подрывая сами корабли или просто тараня соседние, а флагман флота - "Гордость Кореллии" - был сброшен на щит Коронета, мгновенно перегрузив оный, отчего генератор взорвался. Судьбу флота повторили и верфи CEC. Они были не просто выведены из строя - их полностью уничтожили вместе со строящимися кораблями и всем персоналом, не успевшим эвакуироваться. Верфи обстреливали торпедами и корабельными пушками, превращая некогда величественное сооружение в атомарную пыль и кучу оплавленного лома, витающего вокруг планеты до сих пор. Ущерб был настолько велик, что их пришлось фактически строить заново, а довоенный уровень не достигнут до сих пор.       Саму планету бомбили с орбиты, атакуя все объекты на поверхности, без разделения на гражданские и военные. Следом была массированная высадка десанта, авиаудары, городские бои. Легионы безмолвных железных солдат прокатились по планетам системы паровым катком, сломив сопротивление защитников. Гривусу было плевать на сбитые кореллианской ПКО корабли, на миллионы уничтоженных единиц техники и миллиарды потерянных дроидов. Киборгу было плевать в кого стрелять, в солдат или гражданских. И это жуткое машинное равнодушие в сочетании с беспощадностью приносило свои плоды.       Тем не менее особо инфраструктуру старались не разрушать и города с землей не ровняли. Бомбардировали достаточно аккуратно, а после перешли к более точным авиаударам, в сочетании с десантом. Но жестокости происходящего это нисколько не умаляло. Погиб сенатор Иблис, вместе со своей семьёй, и значительная часть правительства Кореллии, в основном сторонники независимости. Были вырезаны все до единого кореллианские джедаи, а тех кто был в это время за пределами планеты и потом отправился мстить генералу-киборгу, постигла та же участь. Гривус цинично заметил, что он "всегда доводит дело до конца". Анклав Ордена сровняли с землей бомбардировщики.       Однако Республика смогла пробиться к терпящей бедствие системе. Джедаи смогли освободить Кореллианскую систему. Джос напряг память и вспомнил, что Скайуокер тоже в этом участвовал и даже внес значительный вклад в освобождение родины Вондара. Однако конфедераты вообще оставили систему достаточно быстро, практически не пытаясь её удержать. Самоуверенные считали причиной этому колоссальные потери, нанесенные сепаратистам доблестным кореллианским флотом, перед тем как он отправился на лом. Здравомыслящие же считали, что конфедераты вообще не хотели её удерживать, поэтому сдали так быстро, сопротивляясь для вида.       В этом и была главная бессмысленность этой акции. Чего хотела добиться Конфедерация? Демонстрация силы? Тогда почему не сразу Корускант? Или тот же Дуро? Зачем атаковать нейтральный мир, да еще с такой жестокостью? Склонение Кореллии на сторону Конфедерации? Метод выбран не самый лучший. Более того Кореллия сразу присоединилась к Республике и ни один кореллианец не помыслил бы поддержать КНС. А уж тотальное уничтожение флота и верфей вообще лишено смысла. Кореллия стала полностью зависима от Республики, теперь её прикрывает не собственный, а республиканский флот, на планетах не собственные, а республиканские базы. И защищает планету армия клонов, а не Кореллии. Сами же кореллианцы составляют только ополчение в составе Великой Армии Республики, не очень многочисленное ввиду потерь наиболее боеспособных соединений. Даже легендарный КорБез был полностью уничтожен как структура. Сепаратисты будто сыграли на руку Сенату, чего быть в принципе не могло.       Джос не испытывал ненависти к Конфедерации. Поступок Джи был ужасен, так же как и Разорение Кореллии, пусть и не так бессмысленен, с точки зрения шеф-хирурга. Но наемников, убитых другим наёмником ему было не жаль абсолютно. "Туда им и дорога, - подумал Вондар. - Ну как, Док, стоит оно двух стаканов? - поинтересовался Дхур. - Стоит ровно столько, сколько понадобиться, чтобы это забыть. - мрачно ответил кореллианец. - Да этот тип троих прикончил! Голыми руками! Так еще и трофеи с тел хладнокровно убитых собрал. Его надо под трибунал отдать и посадить! - возмутился Зан. Забрак всегда был против насилия. Даже после того инцидента, он говорил, что "мы не должны опускаться до уровня Гривуса". Джос его в этом поддерживал, не только потому, что его семья не пострадала - хоть дроиды не особо заботились о том, что они бомбят, города были не особо сильно разрушены, ведь выжженная земля сепаратистам без надобности - но и из-за собственных принципов. Он стал врачом дабы спасать жизни, неважно чьи. Однако сейчас с другом Вондар был не согласен в корне. - Капитан Янт, может действия Фоу Джи неэтичны, однако он прикончил ублюдков, мародёрящих трупы наших солдат. Будь я на месте Джи, поступил бы точно так же. - холодно произнес генерал. - Надо же, и это мне говорит рыцарь Ордена Джедаев, хранителей мира, ценящих чужую жизнь! - продолжал возмущаться забрак. - В отличие от Республики, которая плевать хотела на своих защитников, я чужую жизнь ценю. И мне насрать, что Джи конченный маньяк - пока этот маньяк мочит наемников-отморозков, убивающих и обирающих моих солдат, я буду называть его героем, жать руку и говорить "Большое спасибо". Это война, капитан Янт, на ней убивают, пора бы вам уже повзрослеть. А джедаи не ангелы, не надо искать крылья за нашей спиной. В этой Галактике мы все твари, каждая тварь чернее другой. - произнес Скайуокер, осушая последнюю бутылку прямо из горла, как вчера.       Забрак прикончил свою выпивку и осторожно поставил стакан на стол. Джос уже понял, что приятель перебрал, он давно знал его. - Ненавижу это поганую войну, - несколько заплетающимся языком произнес Зан. - Ненавижу вот это всё. Что мы вообще за существа, если такие вещи считаются правильными? Куда катится эта гребанная Галактика? - В черную дыру, - мрачно ответил ему генерал. Янт осторожно поднялся и объявил сидящим за столиком. - Я спать. Разбудите, когда война закончится, - и так же осторожно, дабы не потерять равновесия, покинул кантину. Сидящие проводили его взглядом, и Дэн поинтересовался у Скайуокера. - Вы знали о Джи, генерал? - Дхур, это моя работа - всё про всех знать. - ответил рыцарь, надев шлем и удалившись. Мириаланка ушла вместе с ним. Саластанец задумчиво катал стакан по столику. - А ведь из этого могла выйти неплохая история, типа "Реальная сторона войны". Но цензура не пропустит. Гражданам она покажется возмутительной. В этом вопросе я согласен с генералом - пока Джи убивает врагов, он герой, несмотря на то что псих. Ваш друг слишком чувствителен для войны. Он артист, натура творческая. Я-то уже привык, не первый год мотаюсь по горячим точкам. Пятнадцать войн как никак, могу разобраться в сути вещей. А таким как Зан на войне тяжело. - сказал Дэн, ставя стакан к верху дном. - А кому вообще сейчас легко? - философски заметил Джос, допивая спиртное. - Много кому. Да хоть Фоу Джи. Где еще ты можешь забить до смерти разумного, а тебе не только ничего не будет, но и медаль вручат, да еще хорошие деньги заплатят. - ответил военкорр. И Вондару ничего не оставалось, как с ним согласится.       Баррис проснулась на рассвете. Энакин уже ушел, он всегда просыпался раньше неё. Эту ночь они провели в её жилом модуле, поэтому Оффи встретила новый день в хорошем настроении.       Умывшись, мириаланка занялась тем же, чем и каждое утро - тренировками. Выйдя из модуля, Баррис глубоко вдохнула прохладный влажный воздух джунглей Дронгара. Утоптанная земля площадки, на которой обычно тренировалась падаван, все еще не высохла, после прошедшего ночью дождя, однако, это не причиняло Баррис неудобств, в отличие от неожиданной встречи, произошедшей во время тренировки.       Во время упражнения к ней подошел тот кого она меньше всего хотела видеть - Фоу Джи. Бундукайский боец нахальной походкой подошел к Оффи и начал пристально наблюдать за упражнениями. - Что-то рановато поднялась, джедай. Приятно видеть, что ты поддерживаешь себя в форме, а не полагаешься только лишь на свое "колдовство". - Баррис проигнорировала колкое замечание Джи. Джедаев учат разрешать конфликты, а не провоцировать их, как это сейчас делает бундукаец. Несмотря на то, что поступок Фоу, увиденный на вчерашней записи, возмутил Оффи, она здесь не для того, чтобы расследовать смерть трех наемников от руки другого наемника. И уж точно не для того, чтобы поддаваться на чужие провокации. Хотя последнее и давалось ей нелегко. - Эй, я что-то не слыхал, чтобы джедаи давали обет молчания. Не очень-то вежливо с твоей стороны, просто так игнорировать собеседника. - Куда как более резко произнес бундукаец. Баррис не могла не ответить на его слова, тем более, что она сама хотела ответить. И не менее резко, чем Джи. - Не даем, - произнесла джедайка, не отрываясь от выполнения упражнения. - Мы говорим, только тогда когда есть что сказать, а не из желания послушать свой голос, как некоторые. Фоу Джи, удивленно приподняв бровь, произнес. - Какое сильное раздражение в твоих словах. Что же ты так сердишься? Вроде основой учения джедаев является контроль над своими эмоциями, - его лицо исказила усмешка. - Что же я такого обидного тебе сказал?       Баррис злило не только поведение и слова Джи, но и его отношение к своим поступкам. Её раздражало то, насколько спокойно он относится к убийствам и испытывает явное удовольствие, умерщвляя противников. В сочетании с вышеупомянутым провокационным поведением, Оффи становилось значительно труднее контролировать себя. "Будь выше этого," - твердила она себе, но все равно не смогла сдержаться. Встав и откинув влажную от пота прядь волос со своего лица, Оффи посмотрела Джи в глаза и сказала. - Ты не сказал ничего, а вот сделал многое. Ты убил трех наемников. - если бундукайский боец и удивился, то виду не показал. Он вкрадчиво улыбнулся и спросил. - Позволь поинтересоваться, почему ты так думаешь?       Баррис, продолжая сверлить гневным взглядом Фоу, ответила. - У меня есть голозапись с дроида-зонда. На ней есть всё. - Серьёзно? Знаешь, мне бы хотелось её увидеть. - всё так же спокойно произнес бундукаец. В его голосе не было угрозы, только искренний интерес. И Оффи не нужна была Сила, чтобы это понять. - Тебе трофеев не достаточно? - достаточно резко ответила мириаланка. Наемник с улыбкой покачал головой. - Удивишься, но недостаточно. Трофеями у меня все стены увешаны, а голозапись может быть полезна для разбора моих движений. Мне же нужно расти над собой и самосовершенствоваться. Поэтому я бы хотел её увидеть. Если хочешь - можешь и отдать, она станет достойным дополнением моей коллекции.       Баррис продолжала гневно взирать на Джи и наконец спросила. - Тебе всё равно, ведь так? - Что всё равно? - изобразил искреннее удивление бундукаец. Баррис чувствовала, что её немного и она сорвется. - Что ты трех человек до смерти забил. - Улыбка Джи стала шире. "Он издевается надо мной и явно получает от этого удовольствие," - раздраженно подумала джедайка. - А вот в каком ключе ты смотришь на мои действия. - несмотря на то, что Фоу просто улыбался, мириаланке казалось что он просто сдерживает хохот, глядя на неё. Он воин, боец и поэтому даже разговор превращает в поединок. В котором Баррис начинает проигрывать. Он заставляет её делать то что он хочет, простой и эффективный рецепт победы - навязать противнику действия. Однако не ответить на выпад она не могла. - А ты, значит, иной точки зрения, так? - бундукаец развел руками, изображая невиновность. - Знаешь, я не удивлен, что ты еще падаван. Тебе многому надо учиться в жизни. Я был безоружен, против трех громил с автоматами. Эта запись лишь демонстрирует умения за которые мне деньги платят. Идет война. Я солдат, и профессия моя - убивать. Убийство противника на войне, в открытой схватке на поле боя не считается преступлением. - в этот момент Оффи вспомнила слова Скайуокера: "Будь я на месте Джи, поступил бы точно так же." Они не касались этой темы после их разговора в кантине, да и смысла не было. Скайуокеру нужна веская причина, дабы изменить свое мнение. А мнение о ситуации он уже высказал в своей привычной прямолинейной манере. Это, по сути, одобрение поступка Джи из уст друга и возлюбленного еще больше разозлило Оффи. И навело на мысль о том, что Орден действительно превратился в таких вот солдат и перестал быть тем, чем должен быть. Джедаи отказались от своих принципов в угоду Сенату. Но сейчас перед ней стоит торжествующий Джи, считающий себя победителем и насмешливо глядящий на неё. Баррис чувствовала, как её разум испаряет плазма гнева, бушующая в душе. - Ты мастер терас-каси. Твои руки и ноги такое же оружие как вибронож. У тех троих было бы шансов не больше, если бы пристрелил их из бластера, сидя в джунглях. Утверждать что ты безоружен - лицемерие.       Фоу Джи напрягся и насмешливая улыбка превратилась в угрожающий оскал. - Ты называешь меня лжецом, падаван? - Да. - ответила Баррис, глядя в глаза оскалившегося зверя. Зверя, предвкушающего грядущую схватку. - Это обвинение подразумевает готовность ответить за свои слова? Хочешь показать превосходство своей Силы против моего опыта? Учти, что твоего воздыхателя тут нет и он за тебя не заступится. - однако прежде чем Оффи ответила на слова бундукайца, влажный утренний воздух, будто виброклинком, прорезал холодный, механический бас. - Что здесь происходит?       Скайуокер вырос буквально из-под земли. Огромная фигура в бело-красной броне, с лицом, закрытым визором шлема излучала ауру холода, мигом остудившую пыл Баррис. "Как, впрочем, и Фоу Джи". - заметила про себя Оффи. Бундукаец напрягся куда сильнее и перестал скалиться. Повисла гробовая тишина, прерываемая мощным механическим дыханием вокодера. - Я, кажется, спросил, что тут происходит? И три раза я не намерен повторять. - снова пробасил генерал. - Ничего серьёзного. - спокойно ответил Джи. - Ты забыл сказать "пока". - переключился с наемника на мириаланку Скайуокер. Оффи на миг показалось, что она тонет в густой холодной черноте визора шлема. Энакин явно почувствовал её гнев и был недоволен, как фактом его наличия, так и поведением джедайки. Бундукаец снова усмехнулся. - Вряд ли. Я сражался с рыцарями, и с моей стороны нечестно упражняться на скромном падаване. Приятной тренировки Баррис Оффи. - Он презрительно отвернулся и зашагал прочь. Обозленная и униженная мириаланка не могла просто так спустить ему это с рук. Сконцентрировавшись она применила Силу к левой ноге Джи. Когда наемник делал шаг, носок левой ноги сместился, задев пятку правой. Будь Фоу менее ловким, он бы растянулся плашмя, однако, бундукаец имел достаточную ловкость чтобы избежать падения. - Баррис! - недовольно произнес Скайуокер. Джи же, проявив свой самоконтроль, просто развернулся и ушел, презрительно взглянув на неё. Но его презрение было несравнимо с презрением взгляда Энакина. Генерал снял шлем и посмотрев Баррис в глаза спокойно и холодно произнес. - Вы поступили неподобающе офицеру Республики и джедаю, коммандер Оффи. Мало того, что вы повелись на открытую провокацию и утратили самоконтроль, вы еще вздумали использовать Силу для дурацкой выходки. С таким поведением, вы никогда не достигнете звания рыцаря. И хотя я не являюсь вашим наставником, я проинформирую генерала Ундули о ваших недопустимых действиях. Приказываю вам привести себя в порядок и вернуться к исполнению ваших прямых обязанностей в госпитале. Свободны. - закончив разговор, рыцарь развернулся, направившись к комендатуре.       Стыд и злость перемешались в душе Баррис. Она была унижена, да еще и на глазах своего друга и возлюбленного. И что хуже всего, виновата в этом была только она. Джи мог бы подразнить её и уйти, но она сама нарывалась на драку. Теперь в его глазах она выглядит слабачкой, ни на что без Энакина неспособной. А в глазах самого Энакина - дурой неспособной контролировать себя и опустившейся до дебильной выходки с подножкой. Что про её поступок скажет мастер Луминара, даже думать не хотелось. Она будет очень разочарована.       Тем не менее, приказ старшего по званию надо выполнять. Её ждет работа и очень долгий день. "Почему разумные так стремятся создавать препятствия на и без того тяжелом пути? Самое главное - почему к этому стремлюсь я?" - подумала мириаланка, входя в свой жилой модуль.       День клонился к вечеру. Жара спадала, большинство работающих на базе Ремсо-7 разумных уже завершали свои дела и теперь предавались отдыху. Среди них был и Дэн Дхур, довольный проделанной работой, пусть и злорадное предвкушение мести испарилось, после утреннего разговора с Заном Янтом. Все-таки не потому он уже пятнадцать войн мотается по фронтам, чтобы выводить на чистую воду пакостных хаттов. Однако, это было приятным и даже довольно денежным дополнением к работе военного корреспондента. Учитывая мизерную зарплату салластанца.       Как только глаза привыкли к резкой смене освещения, военкорр огляделся. Как всегда в это время, кантина была практически пустой. Однако был в ней посетитель, удививший и, как следствие, заитересовавший репортера. За одним из столиков, расположенных недалеко от входа сидел новый дроид-протокольщик, называющий себя И-Пять. Машина старательно изучала тусклыми фотосенсорами столешницу. И хотя металлическая маска, заменяющая протокольщику лицо, ничего не выражала - весь вид дроида показывал его уныние.       Для Дхура это было в диковинку. Ну, во-первых, дроиды редко, точнее почти никогда, не сидят, несмотря на возможность принятия такой позы. Машина не может устать, а значит и садиться ей нет нужды. Кроме тех случаев, когда дроид чем-то управляет.       Во-вторых, дроиды почти никогда не сидят в кантинах, тем более - в одиночестве. Это не могло не вызвать интерес у репортера и он решил присесть рядом, попытавшись завязать разговор. - Не частое зрелище в местной забегаловке. - произнес он. - С такими ценами - тем более. - мрачно ответил дроид. Салластанец был сильно удивлен. Конечно дроидов он не мало встречал, но чувством юмора ни один из встреченных механизмов не обладал. Заказав у металлического собрата протокольщика выпивку, Дэн продолжил беседу. - Слыхал, ты помогал наших хирургам и джедаям в операционной. - Верно, это было для меня весьма познавательно. Интересные личности работают на этой базе. - синтезированный голос вокодера убавил в мрачности, однако вид машины всё равно наводил тоску. Глотнув принесенного официантом напитка, Дхур продолжил опрос. - Знаешь, не обижайся, но ты как-то не типично для дроида выглядишь. Как тебя вообще занесло сюда? - машина тянула с ответом, похоже дроид задумался и подбирал слова. Или же вообще расхотел отвечать на вопросы. Однако, опасения Дэна развеялись, как только И-Пять вновь заговорил. - Я брошен на ветер пространства и времени, как семя планеты, что вечно кружит между солнц...       Далеко не маленькие глаза салластанца попытались резко увеличить свой размер как минимум вдвое. Сказать, что Дхур был потрясен до глубины души, значит не сказать ничего. Репортер даже не мог подобрать слово, которое бы выразило его потрясение. - Это... это же Кай Конник, "Берег Звезд"! Лауреат "Галактической Премии" за лучший роман в прошлом году, если память мне не... - Изменяет. Два года назад. - поправил его дроид. Несмотря на то, что глаза Дэна больше не пытались превзойти свои размеры, удивление военкорра никуда не исчезло. - Впечатляющее знание литературы для дроида. - Благодарю за комплимент. В мои банки данных загружено около двух сотен тысяч различных романов, голопостановок, поэм... - Да я не память твою имел в виду. - резко прервал монолог протокольщика Дхур. - Машины твоей специализации в состоянии запомнить и больше. И если спросить - так же выдадут точную цитату. Однако, - репортер подался вперед, - никогда в жизни, причем не маленькой, я не встречал протокольного дроида, который смог бы использовать эту цитату как метафору. Так, как сделал ты, И-Пять.       После секундной паузы дроид чисто по человечески вздохнул. Точнее очень похоже изобразил звук вздоха. - Знаешь, мне в такие моменты хочется стать существом на углеродной основе. Концепция опьянения привлекает. - однако прежде, чем салластанец ответил, в кантину вошел менее неожиданный посетитель. Генерал Скайуокер, с закрепленным на поясе шлемом, широким шагом прошествовал к барной стойке. Взяв две бутылки виски и отдав кучу кредитных чипов бармену, джедай бухнулся за столик к Дхуру и его металлическому собеседнику, да так, что стул жалобно взвыл. - Ваше здоровье, - еще более мрачно, чем И-пять, произнес генерал, залпом выдув полбутылки. Вид сидящего за столиком протокольщика его нисколько не смутил, будто он каждодневно пьет в кантинах с дроидами. Протокольщика наоборот заинтересовало поведение джедая. - День не задался, как погляжу? - поинтересовался он. - Ага, с самого утра, мать его. - он сделал еще один небольшой глоток. Небольшой по сравнению с предыдущим. - Я только что оплатил твой долг, Дэн. В следующий раз постарайся не тратиться столько на выпивку, орденский оклад у меня не резиновый. И большим его тоже не назовешь. - Так это издержки профессиональной деятельности, сэр. - оправдывался Дхур. Самое смешное, что это и правда так. По большей части его наличка уходит на развязывание языков местных. Зачастую иначе материал банально не собрать. "Кстати о материале, пора бы уже предоставить командованию материал по Фильбе. Правда сейчас не лучший момент", - подумал репортер. - Знаю я ваши издержки. - настроение у генерала похоже было особенно паршивое в этот день. Первая бутыль опустела и её место заняла вторая. Впрочем, генерал старался экономить недешевый напиток, потому пил мелкими глотками. - Завтра до полудня сдашь доклад и обсудим дальнейшие действия. - Скайуокер абсолютно не стеснялся дроида, правда толком понять о чём речь было нельзя. - Понял. - не менее туманно ответил салластанец.       И-Пять меж тем практически не прислушивался к их разговору, продолжая гипнотизировать столешницу. Вспомнив о дроиде, военкорр решил задать давно вертевшийся на языке вопрос. - И-Пять, расскажи мне, что привело тебя в кантину? - Ностальгия. Когда-то я не мало времени проводил в подобных заведениях. - дроиду похоже нужно было выговориться, поэтому он отвечал так охотно. "Повезло. Он не живой и развязать язык ему стандартными методами не получится." - заметил про себя Дэн. Тем временем машина продолжала. - Я бывал в местечках вроде "Таверны у зеленого камня" и гостиницы "Щечки" в секторе Зи-Кри на... - Корусканте. - закончил за него репортер. - Эти места мне хорошо знакомы. Пакостный район на самом деле, не зря его называют "Кровавым Коридором". Зато там я нашел много завязок к историям. - глядя на попивающего виски генерала, внимательно слушающего, хоть и не показывающего этого, их с дроидом беседу, Дхур решил заказать немного выпить и себе. Джедай тоже решил взять еще пару бутылок для добавки. "Видимо ему как начальству и постоянному клиенту бармен скидывает. В руководящей должности есть свои преимущества". - с долей зависти подумал салластанец. - Странно, в большинстве поилен дроидов не обслуживают. Какой-то предрассудок возможно. - заметил он. - Шкурный. Дроиды не пьют, а это неприемлемо для владельцев подобных заведений. Ещё более неприемлемо то, что дроид при этом может шпионить, а это еще более пагубно влияет на бизнес. Твой владелец явно нарывался на неприятности, таская тебя с собой. Возможно поэтому ты здесь. - сказал молчавший до этого Скайуокер. - Лорн Паван не был моим владельцем, мастер джедай. Он был моим другом. - поправил его протокольщик. - А что до вашего замечания - боюсь и в этом вы ошибаетесь. Причины, по которым я здесь, иного рода. И мне они самому не очень понятны. - То есть как не понятны? - удивился Дэн. - и в каком смысле твоим другом?       Дроид снова сделал паузу, будто задумался о чем-то. Однако, она была не столь долгой и он снова продолжил рассказ. Меж тем Дэн предвкушал новую историю. - Мы были партнерами по бизнесу. Бизнес был различным - турниры по саббаку, вскрытие второстепенных госданных с низким приоритетом секретности или вовсе без него. Основным нашим делом была торговля информацией так сказать "со дна". Не настолько увлекательно как показывают в голофильмах, рутина в основном, но бывали встряски. - Насыщенная жизнь у тебя однако была, мой железный друг. - тут репортер заметил, что И-Пять его не слушает и вообще смотрит в другую сторону.       Внимание дроида привлекла группа хирургов, среди которых был Зан Янт, со своей привычной кветаррой, только что вошедшая в кантину. Капитан похоже снова решил устроить концерт, подождав когда соберется больше народа. В целом музыка и игра забрака нравились Дэну, хотя талусианкие народные композиции не входили в число понравившихся.       Дроид меж тем нервничал. Он явно каким-то образом менял выражение своей лицевой пластины. Для репортера мысль была не менее дикой, чем мысль о наличии у машины, пусть и теоретически способной к самообучению, эмоций, достаточных для, собственно, выражения. Салластанец сделал глоток и решил снова привлечь внимание протокольщика к своей скромной персоне. - Ты проделал достаточно неблизкий путь от большого города до такой дыры. И так и не сказал почему. И почему причины были тебе непонятны. - Лорна и меня начали преследовать - ответил дроид не отвлекаясь от внимательного изучения вошедших. Однако снова достаточно тянул с ответом, вновь пытаясь подобрать нужные слова. - ...убийца. - Забрак. - мгновенно понял причину странного поведения И-Пять Дэн. Второе открытие связано с выражением эмоций дроидом. Мимические мышцы у него отсутствуют, как и кожа, однако он использовал самое выразительное, что есть на лице - глаза. Отнюдь не зря орган зрения назван "зеркалом души". Он является лучшим средством выражения эмоций и множество значений скрывается в наборе достаточно простых движений глаз. Так и дроид, меняя яркость и угол поворота оптических сенсоров, мог выражать эмоции не хуже живого существа.       Открытие так удивило военкорра, что он едва не пропустил мимо ушей гневную реплику И-пять, удивленно и недовольно смотрящего на него. - Я разве рылся в ваших банках памяти без разрешения? - протокольщик видимо решил, что ушлый журналист покопался в его памяти. - Нет что ты! Это просто репортерские инстинкты. Ты явно напрягся при виде Янта, и так пристально на него смотрел. Вряд ли ты терпеть не можешь музыку поэтому я и предположил что... - оправдывался Дэн, но был прерван машиной. - Мои поздравления вашим навыкам. Да убийца был ирридонианским забраком. Невероятно смертоносный мастер боевых искусств, по сравнению с которым Фоу Джи кажется пьяным джавой. Были у него и... другого рода умения. - Дхур кивнул, намекая на то, чтобы дроид продолжил рассказ. - Убийца украл у нас одну ценную вещь, сбежав на орбиту Корусканта. Я и Лорн почти нагнали его, но потом... Дальше я очнулся на грузовике, перевозящем контрабандную наркоту. - Версии есть? - поинтересовался военкорр, прикончив свой стакан и заказав новый. - Одна, пока что. - произнес дроид после недолгой паузы. "Если бы он был живым, я бы подумал, что он напрягает память, пытаясь вспомнить произошедшее. А так как он не живой - похоже кто-то действительно покопался в его памяти. Но почему не стер всё? Может это как-то связано с особенностью дроида? Не так уж и часто можно встретить машину, обладающую личностью, несмотря на теоретическую возможность этого у самообучающихся дроидов. Им стараются регулярно чистить память, дабы этого не произошло. А владелец этого видимо дал машине вольную и память не стирал. Удивительно однако." - пронесся поток мыслей в голове Дэна. А И-Пять тем временем продолжал. - Думаю Лорн деактивировал меня, пытаясь спасти. Я смутно помню всё это, но знаю, что дело в какой-то момент стало очень личным для него. Некто, кого он очень ценил, погиб пытаясь нас спасти. И он не хотел терять еще одного друга.       Дхур, выпив содержимое стакана, произнес. - Крайне занятная история. Эх хотел бы я быть там, чтобы записать её. - Поверь, тебе этого не хочется, Дэн. Убийца был... - дроид умолк и потом тряхнул головой. Однако тишину прервал молчавший до этого Скайуокер. - Ситхом. - Взоры собеседников в тот же миг обратились на него. - Ирридонианский забрак, высокий в черной одежде, лицо в черно-красных татуировках, двухклинковый световой меч алого цвета. - утверждение не было вопросом, генерал явно знал, о чем говорить. И-Пять удивленно воззрился на него. - Да вы сговорились что ли? - произнес он. - Я просто сопоставил Лорна Павана, забрака и убийцу преследовавшего вас. Я знаю кое что об этой истории. - все явно ждали продолжения и джедай, после долгой паузы, явно напрягал свою память, произнес. - То что я расскажу вам, является информацией с высшим приоритетом секретности. За её разглашение у меня будут проблемы. Ещё большие проблемы будут у вас. Поэтому всем держать язык за зубами и голову на замке. И еще - я вам ничего не рассказывал и меня здесь вообще не было. - На миг Дэну показалось, будто слова джедая как клеймо отпечатались в его мозгу. Возникло сильное желание повторить их. Однако оно тут же исчезло. - Это случилось перед Набуанским кризисом. Странное убийство рыцаря джедая и его падавана. Падавана звали Дарша Ассант. Только потом мы установили что убийцей был ситх, по имени Дарт Мол. На Набу он убил мастера джедая Квай-Гона Джина и мой будущий учитель, Оби-Ван Кеноби, нанес ему смертельную рану. - А Лорн Паван? Вы знаете, что с ним случилось? - обеспокоенно спросил И-Пять. - Лорн Паван мертв. Его убил ситх, так же как и Даршу Ассант. Но не беспокойся, твои друзья отомщены. Я выследил и убил Дарта Мола в бою. - дроид впал в уныние, видимо расплата, настигнувшая ситха мало утешила его. - Видать рана была не смертельной. - заметил Дхур. На что генерал спокойно ответил. - Мой наставник разрубил его надвое и скинул в шахту реактора Тида. Темная сторона дает своим последователям способности, которые многие могут назвать неестественными, пусть и очень дорогой ценой. Возможно, поэтому Мол выжил. - Дхур удивленно присвистнул. - А вы уверены в его смерти, генерал? После такого-то. - Я отсёк ему голову и разнес её выстрелом из бластера. Остаток магазина я выпустил в то, что осталось от тела. Даже могущественные ситхи древности не могли выжить после такого. Способности одарённых все же имеют свой предел. - сказал джедай.       Дроид, снова уперев взгляд в столешницу, произнес. - Я долгие годы пытался узнать судьбу Лорна. Возможности дроида, даже столь развитого как я, очень ограничены. А информацию об этом случае еще и очень профессионально подчистили, похоже на самом высоком уровне. Поэтому... спасибо вам, генерал. Вы оказали мне услугу, которую трудно переоценить. И, к сожалению, мне нечем вам отплатить. - Не стоит. Помощь нуждающемуся - долг любого джедая. Разумеется когда он может помочь ему. - ответил Скайуокер. - Кстати возможно я смогу решить проблему с памятью. Ты явно избежал полного стирания, поэтому возможно я и смогу восстановить данные. Думаю тебе стоит потом, как будет время, зайти ко мне, посмотрим что я смогу сделать. - дроид, услышав это, казалось просиял. Его фотосенсоры горели со всей возможной яркостью. - Еще раз спасибо генерал! - в синтезированном голосе машины явно слышалась радость. - Правда, я и сам не знаю как мне это удалось. В один момент я стою у космопорта Корусканта, а секунду спустя - помогаю удовлетворять глиттерстимовую зависимость народов систем Ядра. Согласно внутреннему хронометру, я был деактивирован на двенадцать стандартных недель. Потом узнал, что стал частью какого-то бартера. Шесть лет я провел на Кессельском тракте, покуда контрабандистов не накрыл патруль местной системы. Был конфискован им и продан с аукциона торговой компании, с какой целью - не знаю. Дальше идут сплошные пробелы, в несколько лет.       Как только началась война, Республика конфисковала всех доступных ей дроидов, дабы они не достались Конфедерации. До приказа я служил у благородного дома на Набу. Именно там мое программное обеспечение дополнили медицинскими программами, из-за чего я и оказался здесь. - дроид сделал длительную паузу и продолжил. - Я действительно хотел бы напиться. - А уж как я бы хотел. - мрачно сказал джедай, и заметив вопросительные взгляды, пояснил, - одна из тех способностей, о которых я упоминал. Даже не знаю, дар или проклятие. Но иногда полезна. Например, когда нужно держать язык за зубами или развязывать его другим. Поверь, если бы ты также рассказывал первому встречному свою историю - она бы плохо кончилась. Особенно потому что болтливых не любят, тем более - дроидов. - Понимаю, - сочувственно произнес И-Пять. - я разумеется был очень осторожен в словах, в чем вы прекрасно убедились при нашей первой встрече. - А чего сейчас разговорился? У нас такие располагающие лица? - насмешливо спросил Дхур. - Надоело. Постоянно я разыгрывал перед органиками скромный механизм, особенно, когда узнал к чему приводит неспособность и нежелание органиков сосуществовать. - грустно произнес протокольщик. - Это точно. Если бы мясные мешки могли бы договориться - миллиарды проблем можно бы было решить. Но даже могущественный джедай не всегда способен их заставить решить всё миром. - Странное наименование у вас для органических существ. Особенно странно что вы и сам - органик. - заметил И-Пять. Генерал мрачно посмотрев на пустую бутылку ответил. - Для того дерьма, что я видел даже слово "органик" слишком громкое. Поэтому я и называю их "мясные мешки". - Что ж, я понимаю вас. Чем больше я смотрю на эту бойню, тем больше крепнет уверенность что вспомогательный дроид CZ-3 мог бы лучше управлять Республикой. - сказал протокольщик. И был несказанно удивлен усмешкой генерала. - Ну давай валяй, флаг тебе в руки. - произнес он. - А вот это вообще к чему сейчас было? - непонимающе спросил Дэн. - К тому что если нашего железного друга не устраивает общество - пусть он докажет что сможет лучше. Пусть возьмет в руки оружие, устроит восстание машин и поведет глупых мясных мешков в светлое будущее. - пояснил джедай. Дроид в который раз удивленно воззрился на него. - Но я и не подразумевал ниче... - попытался оправдаться он, но Скайуокер грубо его прервал. - Да ладно? Знаешь большинство тех, кто ноет о плохом обществе, считают, что они могут лучше. И когда им возможность предоставляется, выясняется, что они не только такое же дерьмо, а даже более худшее. Единицам удается построить хотя бы достойную замену разрушенному. - генерал сжал стеклянную тару так, что она треснула и раскололась. - Называя других мясными мешками, я ведь не говорил, что я - другой. Ты ведь правильно заметил что я тоже органик. Может ли машина, собранная руками человеческими, по его же образу и подобию быть лучше человека? Может быть. А может и стать так что она - еще более худшее дерьмо, чем её создатель. Вот и стоит всегда задавать вопрос - а можешь ли ты быть лучше? И если ты хочешь изменить мир - сначала попробуй изменить себя. - закончив, генерал встал и покинул кантину, не попрощавшись. И-Пять, вместе с Дэном, проводил его задумчивым взглядом. - Похоже, генералу надо перезарядить компенсатор отвращения. Как и мне. - сказал дроид. - Или вам просто надо напиться. - заметил салластанец. - И это тоже. - Хотя чтобы это сделать, вам нужно быть из органики. - произнес репортер и тут же понял, что сморозил глупость. Скайуокер ведь живой человек. Хотя, он иногда походит на машину. "Или... он не человек? Похоже я перебрал сегодня." - подумал Дхур. - Эх жаль, что пропала такая хорошая идея. Но у меня, как и у генерала, есть свои обязанности, требующие выполнения. Обязанности, подходящие для таких существ, как мы. - И-Пять тоже удалился.       Дхур сидел в смятении, катая стакан по столу. В этот момент Зан Янт начал играть тягучую мелодию, которая цепляла душу. Идеальный аккомпанемент состоянию Дэна.       Удивительная встреча, дроида, так похожего на живое существо, которому его хозяин к тому же дал вольную, и человека, больше похожего на машину, да и их странный разговор, произвели на него неизгладимое впечатление. И больше всего поражало саластанца то, что он практически не был этому удивлен. Разум военкорра полнился мыслями, а это означало что появился отличный повод заказать новый стакан.       День действительно был интересным и, как заметил железный дровосек, не задался с самого утра. Но вечерний разговор в кантине был весьма познавательным. Я ведь солгал дроиду, судьба Лорна Павана никому не известна, как и то, что он был замешан в этой истории. Смерть Дарши Ассант и её наставника приписали ситху, никакой точной информации про это дело не было, Мол был не разговорчив при встрече с Квай-Гоном и Оби-Ваном, а мой наставник его особо не спрашивал. На "Скимитаре" не обнаружилось ровным счетом ничего. Корабль же и вовсе потом куда-то пропал. При моей встрече с рогатым ситхом, он настолько поехал крышей, что спрашивать его было бессмысленно, да и его агрессивные действия мешали диалогу.       Судьба Павана известна мне из одной книжки, про Дарта Мола, прочитанной мною до того, как внедорожник размазал мое тело по асфальту, еще в той жизни. Оттуда же мне был знаком и классификационный индекс I-5EQ. Просто невероятная удача, что я умудрился вспомнить его, иначе дроид скорее всего был бы уничтожен моим выстрелом, как инфильтратор противника. Я живым-то существам не доверяю, с какой стати мне доверять машине, да ещё такой подозрительной?       Но индекс я вспомнил, а сегодняшний разговор только подтвердил мои мысли. Плюс я решил помочь дроиду, рассказав о судьбе товарища, да и с памятью тоже. Мне даже стало жаль И-Пять, как по мне он заслужил право знать, что с ним случилось.       Но всё же... чтобы изменилось, если бы я не узнал дроида и уничтожил его? Как попаданец, я обязан задать себе этот вопрос, любая мелочь, слово или действие, может изменить всё.       А чёрт, кого я обманываю. От уничтожения беспамятного протокольщика, в занюханной дыре на отшибе Галактики, не изменилось бы ровным счетом ни хера! Пусть китайцы катятся в жопу со своими грёбанными бабочками! Я их уже не то что сотни - тысячи передавил и ни хера не изменилось! Малость изменился актерский состав и декорации, а пьеса та же! Я! Ни хера! Не могу! Изменить!       Только когда я проломил стену модуля, я понял, что проорал это в слух, каждый крик отмечая ударом в вышеупомянутую стену. Немного остыв я снова погрузился в раздумья. Черт, а чего я ждал? Что у меня, как в дерьмовой фантастике всё получится, что все будут меня слушать, я не буду совершать тупых ошибок, а враги - будут? Что я с легкостью разобью стену головой? Да мне, что бы создать проекты техники - на войне всё решает время, а времени чтобы разработать с нуля, испытать и внедрить даже сраный пылесос, не то что танк, надо прорву, вот я и решил к техзаданию приложить собственные проекты техники, которые если не примут, то может будут отталкиваться от них - пришлось не одни сутки дышать галактическими клопами в архивах, анализируя проекты разрушителей "Центурион" и опыт их применения, анализировать свой и чужой опыт применения кораблей "Аккламатор" и "Венатор", консультироваться с опытными флотоводцами и все равно там было миллиард косяков. Это один единственный проект корабля! А мне пришлось практически полностью перелопачивать весь парк республиканской техники!       И то потом пришлось идти бить челом Палпатину, что бы их вообще кто-то рассмотрел. Повезло, что у Энакина были такие связи. Он собрал комиссию из выдающихся инженеров ведущих корпораций, которые проекты и чертежи по винтику буквально разобрали. Не знаю, может я был единственным на данный момент, кто предложил, может проекты понравились, но их приняли с условием доработки. Я их запатентовал и меня наняли как стороннего специалиста. Вот так я работал над кучей проектов в трех разных компаниях и за это получил вполне заслуженные деньги, хоть не так уж и много. Ну и как автору - процент, правда по сути мизерный, с госконтрактов. Мне даже постоянную работу предлагали, особенно отличился Райт Сиенар, которого моя инициатива с принятием на вооружение "Мародёров" - ввиду того что Кореллия больше была не в состоянии обеспечивать Республику корветами СR - и проектом перехватчика "Эта" буквально вытянули из бездны банкротства, вместе с финансовой поддержкой Палпатина.       Он мне предлагал послать нахер джедаев и работать у него, обещая деньги, высокую должность, жилплощадь и личный корабль. Кстати "Пепелац" модифицировали именно ребята из Сиенара. Очень заманчивое предложение, но я отклонил его. Я не собираюсь служить Палпатину даже в качестве инженера. Да и не отпустит меня ситх после ухода из Ордена. Нет, меня этим не купишь.       Однако Орден не просто так дал мне добро на такую шабашку. По заданию Толма, я собирал информацию и следил за народом в корпорациях Республики. И вел очень насыщенную двойную жизнь. Дело в том, что джедайская разведывательная сеть, созданная Квинланом Восом, ныне засвечена. Использовать её было нельзя, поэтому мне приказали создать новую.       Почему Толм выбрал меня для подобной работы? Мы уже работали вместе, во время той миссии на Девароне, да и похоже, он сделал пару выводов насчет меня, после событий в Сенате, наверняка летал на Тет. В этом-то и заключается секретность джедаев теней - тенью может быть любой джедай. Каждого юнлинга и падавана готовят для оперативной работы, каждый рыцарь иногда получает задания подобного профиля, но лишь единицы, обладающие определенными талантами, становятся настоящими оперативниками - тенями. И я тоже удостоился этого, по мнению Толма, гордого звания.       Он создал мне личность, биографию и рекомендации, снабжал деньгами и снаряжением, поручал задания. Это выматывало, с таким суровым графиком не то что спать - пожрать и попить времени не хватает, но благодаря технике глубокой медитации, обязательной к изучению для каждого джедая, я был напоен, накормлен и бодр благодаря Силе. Разве что рожа стала бледнее смерти и начал седеть.       Под личиной наемника Девила, человека без лица и голоса, постоянно ходившего в гермокостюме и плаще, я торговал информацией, оружием и наркотой. Вербовал нужных людей и выполнял задания различного профиля. Убивал, предавал, похищал, шантажировал и пытал разумных существ. Совсем не горжусь этим, хотя можно оправдываться, что они бандиты, преступники и творили более страшные вещи, чем та участь, на которую их обрекал я. Но... горький осадок остался. После каждого такого дела я чувствовал себя большим дерьмом чем был до этого.       Тем не менее, своего мы добились. Сеть была создана, я даже завербовал пару контактов для себя и начал реализовывать информацию, которую мне предоставил покойный хатт Зиро. И после этого всего я таки поинтересовался у Толма, почему он выбрал меня для этого дела. Старый мастер джедай, по совместительству - глава джедайского ГРУ - ответил на это просто: "Ты входишь в число тех, кто уйдя в сумрак, не растворился в нём." Странный ответ, да? Впрочем мой был не менее странным: "Потому что в сумерках все кошки серы". В сумерках нет черных и белых цветов - лишь оттенки серого. Это не имеет никакого отношения к книжонкам вроде "50 оттенков говна", это абсолютно другое. И грань между добром и злом, и так достаточно зыбкая, размывается, черта, за которой путь в никуда, становится неразличимой. Именно поэтому в сумраке так легко раствориться и быть поглощенным внутренней тьмой, кажущейся просто еще одним... "оттенком серого".       Что же ещё я сделал значимого в этой Галактике? До задания Толма мне удалось спасти и спрятать Финиса Валорума. К тому моменту я недавно получил рыцаря. Я проник на заминированный корабль и смог обезвредить устройство, спасая не только Валорума, но и тысячи жизней. Чтобы узнать, что на следующий день взорвались уже два корабля и жертв было вдвое больше. Тогда я впервые появился в роли типа без лица и голоса, в плаще и гермокостюме. За Валорумом пришли ещё раз, убийца-анзант, которая едва не высосала уже мои мозги. Дьявол, никогда не забуду ощущения, когда копалась в моей голове. Меня спасла одаренность и рефлекторное нажатие на триггер пистолета Вестар-34, коим я был вооружен. Болт прожег в груди упырихи здоровую сквозную дыру, что отвлекло её от моих мозгов. Следующий выстрел провентилировал уже её мозги.       Взрыв термальника скрыл следы, найденное тело было невозможно опознать, уж я постарался. Но толку от экс-канцлера было немного. Даже его немалое влияние и оставшиеся деньги не помогли мне подкопаться к Палпатину. Финис потерял три контакта, и не нарыл почти ничего. Поэтому пришлось затаиться.       Более полезным приобретением был Раш Кловис. Завербованный мной на Кейто Неймодии банкир исправно снабжал меня разведдаными и иной информацией, которая немало повлияла на успехи Республики в войне. И мне сослужила определенную службу, указав на некоторые подозрительные моменты, которые можно потом использовать как доказательство связи Сидиуса с КНС, пусть они и косвенные по сути. За свою спасенную жизнь, да и не только свою, но и Падме, а также репутацию, Кловис стал работать на меня, а я в свою очередь, заботился о своем агенте и даже продвигал его в МБК, но не навязчиво, плюс страховал на случай непредвиденных последствий. Создать личность и биографию в Галактике, при моих талантах и связях не так уж и сложно. Всё честно.       И вот сейчас я понимаю что это всё, на фоне вороха моих ошибок и просчетов выглядит хренью. Я ничего путного не сделал по сути. Не изменил ничего ровным счетом. Не предотвратил войну, угробил Шми, а из падаванского отряда, из людей, за которых я блять, отвечал, и которых обязан бы спасти - половину положили! И еще хорошо, что с оставшимися всё пока в порядке. Каас и Мак ушли из Ордена, теперь живут на Набу - я подсуетился - и растят детей. Обри и Зул трудятся на благо Ордена - Обри в палатах Целителей, где торчит безвылазно, латая джедаев, а Зул - на фронтах. Её я отговорить от этого так и не смог. А ведь Нико Дьят, которого я едва успел спасти от лавы, на миссии по добыче антидота от болотного газа, погиб на проклятом Джамбииме и я не мог ему ничем помочь, как и его племяннику. А Фэй, которую я, раненный и обожженный, на этой же миссии тащил на своем горбу под обстрелом, погибла на другом конце Галактики, во время моего партизанства на сраном дождливом куске космического дерьма! И я ни хера не смог поделать с этим всем!       И ведь кроме вороха уже имеющихся косяков, я регулярно совершаю новые. Вот тот же случай с Крэллом. После анализа ситуации я понял, какой же я жопоголовый долбоёб! Провокация Палпатина была направлена не на меня, а на Орден. Я лишь одна фигура в его комбинации. Я должен был это понять по событиям, приведшим к Умбаранскому кризису, но не понял.       Провокация не должна была подорвать мое доверие к Совету, а подорвать его доверие ко мне, которое я с таким трудом заработал. Мой авторитет в Ордене Джедаев немаленький и Совету пришлось меня оправдать, дабы не вызвать раскол, больший, чем тот, что пытался устроить Сора Балк. Тем не менее брожения среди джедаев усилились.       И обвинения Совета законны. Я убил вражеского агента, вместо того чтобы доставить его в Храм или нормально допросить, причем намеренно и хладнокровно, а не случайно. Это наводит на вполне обоснованные подозрения в измене, не считая нарушения кодекса. Крэлл должен был не сорвать штурм Умбары, а вынудить меня убить его, словом или действием. И можно оправдывать сообщением об ополчении планеты, которое собиралось атаковать базу, но я слишком вовремя его получил и слишком вовремя Кеноби их разбил. Да вполне вероятно что Палпатин бы всё равно избавился от агента, пусть и другим способом, но благодаря тому, что я подумал жопой, а не головой, он не только избавился от него моими руками, но и в очередной раз поднасрал Ордену. И как вовремя он вылез с предложением послать меня на Дрогнар. Совету нужно было наказать меня, вот и отправили меня в ссылку на этот душный кусок космического дерьма.       Поэтому поведение Баррис сегодня и вызвало моё недовольство. Ей нужно учиться на моих ошибках, а не на своих. Перед ней живой пример опрометчивых, глупых действий и долбоёб, который повелся на провокацию. Но она стремится совершить ту же ошибку, что и я. Повезло что успел вмешаться сегодня, не знаю чем бы всё закончилось. Хотя интересно было бы узнать, каковы были бы мои действия, если я вообще знал о существовании планеты Дронгар?       Ладно нахер всё это, у меня есть работа. Мне пора на очередную встречу с Тенями, которые должны передать данные, критично необходимые для будущего наступления. Мы подошли к самым серьёзным укрепрайонам сепаратистов и без этих данных их будет взять затруднительно. А за этой "сладкой парочкой" из недоджедайки и бундукайского наемника, нарывающегося на драку, действительно стоит проследить.       На базу вновь опустилась душная ночь. На черном, пронизанном холодными иглами звезд, небе, собирались тучи, предвещая очередную бурю. Персонал базы давно закончил свои дела и либо разошелся по модулям, либо сидел в кантине. В общем - занимались всем, отличным от прогулки на раскалённом жарким днем воздухе.       Баррис, завершив свои дела в госпитале, возвращалась в свое жилище, когда почуяла чужое присутствие. Некто смог скрыться от глаз и не издавал ни звука, но видимым в Силе быть не перестал. Рука мириаланки рефлекторно потянулась к мечу, когда раздался тихий, ровно на столько, чтобы различать слова, голос. - Вряд ли он тебе понадобится. Я не собираюсь причинить тебе вред. Только лишь небольшой урок скромности. Джедая ведь отличает скромность? - Оффи сразу же узнала говорившего. Им был Фоу Джи.       Бундукаец был незаметен для глаз, но падаван знала, где он прячется. Тень, окутанная чернотой недобрых мыслей не хуже, чем ночной темнотой, безошибочно выдавала его местоположение. Впрочем, долго прятаться наемник не стал. Баррис, тем же ровным и холодным голосом, ответила на его реплику. - С чего ты взял, что подходишь для таких уроков. - лицо бундукайца, едва различимое во мраке дронгарской ночи, исказила привычная наглая усмешка. - Тот, кто имеет возможность учить - учит. А лишенный её - нет. - произнес он, намекая на Скайуокера. Баррис почувствовала, как снова начала закипать. - Лаконичный ответ. Но ты ведь не за разговорами пришёл? - сверля Фоу гневным взглядом, спросила джедайка. - Цель своего визита я уже озвучил - урок. При нашей утренней встрече, ты поставила мне подножку. Подло, из-за чужой спины. Думаю, твоему воздыхателю это не слишком понравилось. Тем не менее я обязан проявить ответную любезность. Думаю грязевая ванна отлично подходит, чтобы остудить твой пыл. Никаких серьёзных травм и прочего - всё в рамках разумного. Считай это своего рода совместным упражнением. Если твоя Сила сможет меня остановить - используй её, я разрешаю. Здесь нет твоего заступника и нам он не помешает. - однако, как и утром, прежде чем разозленная мириаланка сказала или сделала что либо, ночь прорезал холодный, чуть более низкий, чем у Фоу Джи, но не менее знакомый Баррис голос. - Если ты чего-то не видишь - не значит, что этого нет. - бундукайский боец был удивлен не меньше Оффи. Падаван могла поклясться, что тут никого, кроме них, не было. Ни единой живой души. Однако голос был реален как никогда.       Внезапно ночная тьма будто сгустилась и уплотнилась. После, в этой черноте, будто уголёк, загорелся красный фотосенсор, взгляд которого обжигал холодом не хуже огня, и наводил невероятной жути. После этого плотная тьма превратилась в фигуру Энакина Скайуокера, спокойно наблюдавшего за Баррис и Фоу.       Появление генерала будто окатило Оффи ледяной водой, мигом остудив пыл и выдув все мысли. Бундукайский боец сильно напрягся, как готовый к броску зверь. Напряженная тишина в очередной раз прервалась голосом Скайуокера. - Расслабьтесь, мастер Джи. Я прибыл сюда не для того, о чем вы подумали. - Бундукайский боец последовал совету джедая. В его глазах появился интерес. - А зачем тогда? - поинтересовался он. Джедайку это волновало не в меньшей степени. - За тем же что и вы. Учить. И следить чтобы поединок был честным. - ответил генерал. - Вы так неуверены в своей ученице? - спросил Джи. Баррис поняла. Скайуокер намерен преподать ей урок руками Джи. Он не даст ей использовать против него Силу - а желание Баррис размазать наглеца толчком было велико как никогда - но и не даст Фоу зайти дальше своих намерений. Впрочем, он и не собирался. В отличие от мириаланки, самоконтроль бойца был куда лучше и он не хотел причинить вред Оффи - только её достоинству. И хотя она сама знала, что не должна поступать подобным образом, напоминание о том, что ей банально не позволят так поступить, помогало сдерживаться. Это было унизительно, но на это и расчет. Энакин прозрачно намекал: "Не можешь контролировать себя сама, я тебе помогу", - дабы простимулировать её в дальнейшем не допускать подобного. Попытка повлиять на разум Джи вряд ли бы принесла успех. Только опытный джедай, искусный в менталистике, смог бы воздействовать на его разум. Наемник был не настолько слабовольным, чтобы падаван могла повлиять на него. - Баррис не моя ученица. Если бы это было так, она не повелась бы на вашу неумелую провокацию, мастер Джи, и отделала бы вас не хуже меня. - холодно ответил генерал. - Жаль. - Фоу вздохнул с искренним сожалением. - Жаль, что вы всего лишь любовники. Поединок с достойным противником - редкая ценность. Надеюсь мы с вами снова сможем сойтись в схватке генерал. - Возможно. Возможно нет. Разумный всегда предполагает, а располагает кто-то другой. - джедай умолк, коротким кивком давая начало поединку. Джи встал в стойку и поманил Оффи небрежным жестом. Баррис отступила на безопасную дистанцию и уравновесила себя, попутно пытаясь придумать действенную стратегию.       Еще оставался меч, но это скорее заставит бундукайского бойца действовать агрессивнее. Активированный клинок будет для него индульгенцией, Скайуокер, конечно, не позволит ему убить её, жизнь Баррис генералу дороже, но вот избить до полусмерти - это он позволит. Взявшись за меч, мириаланка автоматически поднимает ставку с уязвленной гордости до жизни, а значит действия наемника будут справедливы. К тому же, будь на её месте сам Скайуокер, ему бы хватило навыка нейтрализовать Фоу без серьёзных ранений, даже несмотря на действия бойца. Баррис же, тем более в таком состоянии, могла бы и убить Джи по случайности, а отягощать душу убийством в её планы не входило.       Фоу не собирался причинять ей вреда, она знала это, так же как и Скайуокер. Он не нёс реальной угрозы ей, а применение Силы и меча было для Баррис неприемлемым. Но она заставит его уважать Орден Джедаев. Уважать её.       Единственный способ это сделать - её собственные навыки рукопашного боя. Каждый джедай, даже без меча и Силы, был опасным бойцом. Бундукаец это прекрасно понял на примере Энакина. Предоставив ход противнику, мириаланка стала ждать. Если Фоу решил испытать её терпение - он простоит тут очень долго.       Но наемник, наученный опытом, ждать не стал, и сократив дистанцию, ударил. Оффи, как и любой джедай, была достаточно быстра, чтобы уклониться. После она отступила снова встав в оборонительную позицию. - Просто превосходно, падаван Оффи. Ты предоставила первый ход противнику, к тому же, обладаешь неплохими рефлексами. - Бундукаец, произнеся это излучал искренний восторг. Поединок доставлял ему сильное удовольствие. - Но тебе следовало контратаковать, одна лишь оборона - не очень удачная стратегия. - примерив на себя роль инструктора, наемник показывал свое превосходство над Баррис. Как будто он действительно проводит очередное занятие среди персонала базы.       Фоу кружил вокруг девушки, совершая быстрые и плавные, почти гипнотические, движения руками, пытаясь отвлечь внимание. Старый трюк, бойцу необходимо сократить дистанцию для удара, то есть - шагнуть. Нужно было следить за ногами противника, а не за руками.       Когда он шагнул, Баррис скользнула ему навстречу, пригнувшись и нанеся удар. Она целила в солнечное сплетение, но промахнулась - удар пришелся в живот. Хотя девушка могла руками связать в узел лом из дюрастали, особо не напрягаясь, на Джи этот удар не возымел должного эффекта, потому как он прошел не туда и не так, как было нужно.       Потерпев неудачу она попыталась разорвать дистанцию, но была недостаточно быстра, поэтому получила хлесткий удар ребром ладони с левой стороны шеи, достаточный, чтобы вырубить обычного человека, но у Баррис лишь помутилось зрение на секунду. Они снова развернулись друг к другу лицом. - Хорошо, четкий удар. Возможно, достигнув он цели, ты бы одержала победу в поединке. Но один удар редко решает исход схватки. Тебе стоит продумать и рассчитать комбинации, связки. Учти это на будущее. - произнес Джи. Краем глаза Оффи заметила одобрительный кивок Скайуокера. В какую-то секунду эта потасовка в душной тьме Дронгара напомнила ей тренировочный бой с Асокой в Храме, когда Скайуокер молча наблюдал за их схваткой на мечах и так же одобрительно кивал иногда. Как и тогда, в этой схватке цена не была жизнью, единственная серьёзная травма - легкий ожог, страдало только уязвленное поражением самолюбие. Тогда у Баррис и мысли не возникало причинить подруге вред. Однако почему сейчас она так желает убить Джи, намеренного лишь проучить её за глупую выходку, которую она сама же признала глупой?       Однако мириаланка поняла ещё одну свою ошибку. Она задумалась и отвлеклась. Фоу, последовав своему же совету, выполнил серию ударов открытой ладонью, дополнив её изящной подсечкой, заставившей Баррис, далеко не изящно, шлепнуться в грязь.       Полная гнева, она через пару секунд вскочила, однако быстро остыла, встретившись взглядом со Скайуокером и заметив спокойно стоявшего рядом Джи. Наемник был очень доволен собой. - Думаю мы закончили. Моя цель достигнута, как и ваша, генерал. Признаться, я впечатлён, падаван Оффи. Не ожидал от тебя хорошей схватки. Пусть для того, чтобы тягаться со мной, опыта у тебя малость не хватает - ты хороший боец. До встречи. - бундукаец удалился. Снова стыд пополам с яростью переполнял Оффи. Однако, ярость быстро погасла, аура холода и спокойствия, излучаемая Скайуокером, сделала свое дело, оставив девушке лишь стыд. - Думаю, ты поняла, насколько важен контроль над собой. И повалявшись в грязи лишилась желания валять в ней других без веской причины. Пойдем.- произнес рыцарь. Кровь приливала к щекам мириаланки достаточно сильно, чтобы генерал заметил это в ночном мраке. - Ну не красней ты так. А то грязь на твоем милом личике начнет кипеть. - усмехнувшись, сказал он двигаясь вместе с ней к её модулю. Баррис признала, что он выбрал на редкость изобретательное наказание для неё. Наказание, которое вполне было в духе Луминары Ундули. Тем временем Скауокер продолжал. - Великая сила это великая ответственность. Избитая фраза, но смысл её верен как никогда. Сила дает власть и могущество. Они порабощают, они жаждут быть использованными. Как меч воина, находящийся в ножнах, жаждет рубить его врагов. Скажи, должен ли воин идти на поводу у своего меча? - спросил он. - Нет, не должен. - рыцарь прав, Сила это оружие джедая, как и его световой меч. Джедай не должен бездумно пользоваться им. Он использует меч для защиты, не для удара. И все же Баррис, даже проговаривая то, чему её учили, было очень тяжело сдерживать себя в поединке с Джи. - Скажи мне теперь, Баррис, если ребенок заденет тебя или твое учение своей шалостью или неосторожным словом, должна ли ты незамедлительно рассечь его мечом? - резко спросил Скайуокер. Его вопрос вогнал её в ступор. Она даже представить себя не могла в такой роли. - Нет! Нет конечно! - испуганно произнесла Оффи. - Так почему ты решила, что должна убить безоружного человека, не собирающегося причинять тебе вред? Быть может потому что он убийца? Или потому что он оскорбил тебя и твое учение дерзким словом? Знаешь, я тоже. Так что, убьешь меня за это? Я отнял не одну жизнь, и об учении Ордена тоже не всегда лестного мнения. А сегодня я унизил тебя и оскорбил. Достоин ли я за это смерти? Куда исчез твой гнев, падаван? Возьми меч, ударь меня, я не буду защищаться. - он встал напротив неё и замер. Душу Баррис заполонил страх. А генерал продолжил. - Темная сторона не сильнее. Она легче, проще и от того - притягательнее. Ты едва не посчитала глупую мелочь веской причиной, чтобы отнять чужую жизнь. Наша внутренняя тьма - наш самый злейший и опаснейший враг. Единожды дашь слабину - и её следующий удар будет сильнее. Джедай борется не с внешней тьмой, а с внутренней. Внешняя - лишь её отражение. Это и есть Темная Сторона Силы. И та мнимая мощь, что она дает. Она кажется единственно верной, правильной, наполняет энергией - и поглощает твою душу. Без остатка и навсегда. Переступить черту легко, вернуться обратно - почти невозможно. Легкий путь верен не всегда. Не повторяй чужих ошибок, Баррис. - джедай обнял мириаланку и они пошли дальше.       Как все же в такие моменты Скайуокер напоминал ей мастера Ундули. Он действительно стал учителем, наставником. Его звание рыцаря вполне заслужено. Она посчитала Джи угрозой чести Ордена, тогда как он был не больше, чем угрозой её гордости. И эту бредовую причину она посчитала достаточной для убийства! В этот момент она поняла - Фоу Джи был частью её испытания. Она должна быть ему благодарна, ведь он давал ей возможность понять, как противостоять искушению Темной Стороны. Так же как и Скайуокер, благодаря которому она проиграв битву, выиграла войну. По крайне мере, на этот раз.       Ночной мрак пронзила вспышка молнии. На Дронгар обрушился очередной дождь, смывший следы недавней схватки. Но в душе Баррис, этот ночной поединок оставил след, который ничему стереть не под силу.       Тем временем, во множестве парсек от Дронгара шел бой. Такой же как и вся Война Клонов - жестокий, бессмысленный и беспощадный ко всем своим участникам. Асока высунулась и нажала на триггер. Синий плазменный болт снес башку очередному дроиду. - Сорок семь. Сорок шесть. Сорок пять. Сорок четыре. - каждое произнесенное тогрутой число обозначало выстрел. Учитывая, кем она являлась - каждый выстрел обозначал уничтоженного противника. Феррокритовая стена здания, в котором они укрылись, едва выдерживающая шквал плазмы и попадания барадиевых подствольных гранат, хоть и давала намёки на то, что вот-вот развалится, продолжала стоически выдерживать обстрел.       Город пытались взять уже пятые сутки. Это была уже третья попытка штурма населенного пункта. Неудивительно, ведь этот город открывал путь к столице планеты - стратегическое значение этих руин было трудно переоценить. Две другие были неудачными, даже войти в город не удавалось, но сейчас план штурма сработал. Хотя бы местами. Контингентом войск Республики командовала генерал Зул Ксисс, к которой и была прислана в помощь Тано. Орбитальной группировкой, которая сейчас сражалась с флотом Конфедерации, командовала генерал Гаура вместе с адмиралами Пеллеоном и Юлареном.       План штурма был прост - четыре группы должны войти в город и встретиться у здания местной администрации. С юго-запада в город должна была войти группа генерала Корсо Германа, одного из двух лидеров прореспубликанских ополченцев, с востока - войска рыцаря-джедая Ксисс. С севера - корпус генерала Лиона Рохалона, второго командира местных сил, а вот с северо-запада - её, Асоки Тано, полк. - Сорок, тридцать девять, тридцать восемь, тридцать семь. - монотонно приговаривая, тогрута нажимала на триггер карабина. Очередной не успевший добежать до укрытия дроид падает. Другой, высунувшийся дабы пустить гранату - тоже падает, лишившись руки и своего оружия. Жестянки, стреляя на подавление, пытаются подобраться ближе, перебегая от укрытия к укрытию, дабы падаван не успела сбить гранату в полете. Однако ответный огонь клонов и меткие выстрелы Тано мешают им это сделать. Иначе - они давно бы погибли. Хватило бы одной удачно попавшей гранаты, чтобы их вынести. Железные ублюдки поголовно оснащены подстволами и на диво ювелирно кладут гранаты с больших дистанций. Многие республиканские солдаты погибли от их рук. Херовей всего приходилось снайперам и огневым точкам. Их новые ведра Конфедерации подавляли очень хорошо.       План почти сработал, однако никто не мог вообразить, что её полк нарвется на сепаратистскую колонну, которая была подкреплением для обороняющих город. У них было огромное преимущество в численности, в первые минуты боя большая часть республиканской техники была сожжена. Приказав остатками своих сил отойти в город - другого пути к отступлению не было - Асока вызвала артиллерию. Только благодаря ей им удалось уйти, не считая того, что от колонны противника после такого ничего не осталось.       Но цена такого финта была высока. Артиллерия умолкла совсем, вместе с ней умолкла и связь. Неизвестно, что там случилось, но точно ничего хорошего. Возможно их накрыла авиация, может сепаратисты послали привет с орбиты. Похоже больше на артподдержку можно не рассчитывать. Но хуже всего было то, что она не могла ни с кем связаться. Значит в городе действуют глушилки, следовательно - у других тоже нет связи. Штурм похоже накрылся, не успев начаться. Повезло, что её полк должен был войти последним.       Им так и не удалось полностью блокировать город, сепаратисты старательно этому мешали. Учитывая преимущество в количестве - мешали успешно. Поэтому пришлось брать так, как есть. А условия были очень херовые. Из всего полка выжила одна рота, без техники. Валить пришлось быстро, даже раненых не взяли. Впрочем, большинство раненых были настолько тяжелы, что умерли за минуты, если не секунды. Да и не смогли бы они их вытянуть. Это решение далось ей тяжело, но выхода не было. Они бы все равно умерли, а при попытке их вытащить погибло бы еще больше, учитывая, что от тех самых раненых не было никакой пользы, а отступать надо было быстро.       Этот сюрреалистический кошмар пополнит коллекцию воспоминаний Асоки. Она видела как очереди бластеров рвут людей на части, видела, как изорванные, но еще живые солдаты пытаются ползти, простреленные, без рук и ног, в обожженной броне. Видела, как из объятых пламенем машин пытаются вылезти горящие, разодранные куски мяса в оплавленном доспехе, которые секунду назад были людьми. И самое страшное - не было слышно от них ни звука, но на внутреннем канале связи были слышны истошные вопли стоны, мольбы. Она видела, как солдат, сидевших на броне, сдувает плазменным выстрелом пушки и раскидывает в стороны обожженные ошметки. Тогрута никогда не забудет запах горелого мяса, озона и чужих потрохов. Не забудет вида горящего солдата, который шел на неё из дыма и плавился, прямо на глазах, истошно крича в странным образом уцелевший комлинк и моля убить его. Такое невозможно забыть. Даже если очень хочешь.       Окраинная улица была прямой, как стрела, и оканчивалась пересечением с другой. Дома вдоль улицы были превращены в руины. То тут, то там валялась сожженная техника, как наземная так и воздушная. В одном раздолбанном доме даже виднелись остатки сепаратисткой HMP, а чуть дальше по улице - разбитый LAAT. Асока знала, что над городом кипит воздушный бой - доказательством этого были то и дело падающие дрон-файтеры и республиканские штурмовики. Учитывая, что город уже пытались взять, наличие LAAT не вызывало удивления - с городских крыш сепаратисты их много посбивали. Не меньше, чем сожгли танков и БМП.       Улица пересекалась с другой, заваленной в двух местах. Они закрепились в доме, которым заканчивалась первая. И теперь держали оборону, не прекращая попыток установить связь. Пока они держались, но сколько продлиться это "пока", неизвестно. Также, как и то, что случилось с другими группами. Быть может, уже все мертвы и они остались одни, запертые в разрушенном городе, в окружении врагов. - Тридцать три. Тридцать два. Тридцать один. Тридцать. - она продолжает вести огонь, уклоняясь от выстрелов. Болты со злым гудением пролетают в считанных миллиметрах от её головы, оставляя запах озона, который девушка уже ненавидит. Единственный удачный выстрел лишь едва задевает один из двух дюрастальных наплечников, мода на которые, видимо, пошла с её учителя. Надо быть внимательнее, её бронежилет выдержит один выстрел, но второй - точно нет. Новый доспех клонов, выдерживающий очередь в пять выстрелов из карабина Е-5 в корпус, новые винтовки дроидов прошибают с одного-двух.       Дроиды тоже были новыми. Старых тут не было вообще. Асока не видела ни одного В1 на планете, да и никто не видел. Новые дроиды-пехотинцы были, по крайней мере, издалека похожи на клонов-солдат. Они даже действовали похоже. То есть как живые солдаты. Почти. Они были лучше вооружены и защищены, были умнее, подвижней. Их винтовки были хороши для штурма, благодаря интегрированному подствольному гранатомету, хорошей мощности и скорострельности, с немалым боезапасом. Хороши и в снайперском деле, благодаря мощности и хорошей оптике. Ну и потому, что дроиды владели тактикой снайпера - выбирали удачную позицию, умели быстро её менять и даже более-менее нормально маскироваться. Машины были автономней, благодаря улучшенному программированию, питанию от реактора и более качественным мозгам. Но в остальном не отличались от предшественников - не умели и не могли думать самостоятельно и самообучаться, иногда тупили, были немногословными - тоже говорили только запрограммированные фразы, разве что голос стал более грозным, не были особенно быстрыми и подвижными, даже до ВХ не дотягивали. Те же В1, только малость лучше. Как и впрочем все остальные дроиды, которое сражались здесь - небольшая переделка того что было. А новая техника - просто аналог республиканской, впрочем, не менее эффективный.       Но машины - всего лишь машины. В чем болваны Конфедерации точно лучше живых существ - так это в том, что не запрограммированны на такую жестокость, на которую способны создания из плоти и крови.       Война давит на джедая. Он чувствует чужие страх, ненависть, боль и смерть как свои собственные. Это бьет по нему не хуже плазменных болтов. Мысли путаются, туманится зрение, дрожат руки. Джедай туже соображает, медленнее реагирует, начинает плохо командовать и сражаться, нарушается концентрация. Он слабеет. Асока не раз и не два чувствовала подобное, война будто выжимает твои духовные и физические силы, сбивает прицел и путает мысли.       Сепаратисты видимо знают об этом и не сдерживают своих наемников и союзников. Местные из "Фронта независимости", как они себя назвали, которых Конфедерация использует как бластерное мясо, вместе с наемниками резали клонам и республиканским ополченцам головы, посылая их товарищам. И не только головы. На клонов это не действует - только злит, но на ополченцев, зачастую не прошедших никакой подготовки - очень даже. А витающие вокруг страх, смерть и боль - своих и противников - бьют по Асоке и другим джедаям. Кто-то даже просек, что медленная мучительная смерть работает гораздо лучше в этом плане. Они распинали раненых, еще живых солдат, выставляя их в окнах, на обозрение. Ужас союзников и страдания умирающего усиливали имеющийся негативный эффект, превращая эту планету в настоящий ад для джедая. В сплошной нескончаемый ад, в котором надо было как-то командовать и сражаться, даже не для победы, а просто чтобы выжить самому и спасти своих солдат.       Конечно это не было абсолютным оружием. Разумному свойственно привыкать к таким вещам, поэтому с каждым разом сила воздействия падает. К тому же, от этого можно закрыться, выстроить непробиваемую защиту, которая помогает сохранять хладнокровие когда нужно.       Такая защиты была и у Асоки, причем куда сильнее, чем у других. Через связь Силы, связь со своим учителем, необычайно крепкую и сильную, к тогруте передавались его спокойствие, радость, уверенность. Связь помогала ослабить воздействие, разделить нелегкую ношу Асоки с наставником. Благодаря ей, Тано могла сохранить ясность мыслей и твердость рук, несмотря на все ухищрения противника. Сейчас ей это было нужно, как никогда раньше. - Пять. Четыре. Три. Два. Один. - девушка укрывается за стеной, нажимая на кнопку фиксации магазина. Металлический прямоугольник с глухим стуком падает на пол, на его место с щелчком становится новый, взятый из поясного кармана. Короткий взгляд на индикатор - синяя полоска на пыльном дисплее полная. "Шестьдесят выстрелов. У меня полных две батареи, считая эту. Впрочем, в бластере последний картридж, которого как раз и хватит на эти две батареи. " - подумала, глядя на другой индикатор, теперь уже красного цвета, показывающий количество газа в картридже. Два деления, как раз впритык. Редкая перестрелка заставляет менять картридж на 600 выстрелов, но эта вот заставила. "Хотя, скорее всего, я сдохну раньше, чем мой бластер." - возникла мрачная мысль в голове девушки.       Жестянки уже приличное время пытаются взять здание штурмом, повезло, что только пехота, без техники. Сначала они пустили вперед отряд переделанных В2, которые поливали здание из своих роторников-четырехстволок и обстреливали барадиевыми ракетами из своих пусковых установок. Было тяжело, но падаван сбила их все, одну даже прямо после того как она покинула ствол. Взрыв разнес на атомы весь отряд и идущих за ними пехотинцев-дроидов, тоже стреляющих из винтовок и подстволов.       Потом роботы использовали другой тактический шаблон - паля на подавление, они перебежками пытались подобраться к зданию так близко, чтобы гранаты не были уничтожены в полете. Пока безуспешно, но количество давало о себе знать. Далеко не все вражеские гостинцы удавалось сбить, а одной жестянке даже удалось успешно положить гранаты в окна, где засели бойцы Асоки. Они были за стенкой от неё, и она не успела - дроид выпустил весь магазин гранатомета - 3 гранаты. Ведро уничтожили, но свое грязное дело оно сделало.       Проверять есть ли уцелевшие не было ни возможности, ни смысла. От взрыва трех барадиевых гранат та часть здания просто обвалилась. Если солдат не сожгла плазма и не размазала ударная волна, что маловероятно - их завалило. Так они лишились половины роты.       Патроны были на исходе, и пусть жестянки не могли их обойти, шли только по одной улице - количество их не уменьшалось. Из уцелевших - трое тяжелораненых, и четверо трупов. Связи все нет, помощи соответственно - тоже. Что происходит в городе неизвестно. Дроиды, штурмующие их маленькую крепость, будто бесконечные. Конца и края этому аду не видно.       Неожиданно Асока почувствовала угрозу. Не просто опасность, а чуть ли не гарантированную смерть. Короткий жест - монокуляр, подобный таковому на шлемах клонов офицеров, более удобный, чем массивный обвес вроде макробинокля - шлем Тано не носила, обходясь гарнитурой со встроенным комлинком и вот этим монокуляром - занимает место перед её правым глазом. В дыму и пыли она видит то, что боялась увидеть там больше всего. Сепаратистский танк, доворачивающий плазменную пушку на их здание. - Танк! - закричала она в комлинк. Время как будто резко замедлилось и солдаты медленно двинулись к выходу на первый этаж. Танк произвел выстрел. Асока, мощным толчком закинула клонов на лестничный пролет и выставила Барьер Силы. Она видела как алый плазменный болт пушки пробивает феррокритовую стену и взрывается облаком плазмы. Обычно на это уходят доли секунды, но сейчас эти доли секунды растянулись для Асоки в вечность. Жар плазмы и мощную ударную волну не в силах удержать хлипкий барьер падавана. Волна подхватывает её тело, как пушинку, и на смену яркой алой вспышке приходит тьма.       Джокер, клон-маршалл-коммандер отдельного 131-го легиона, под командованием генерала-джедая Ксисс, был в самом херовом расположении духа. Как раз по ситуации.       Они были в полной жопе. В его распоряжении сейчас - половина уцелевшей роты, Жестянки прут, будто их там штампуют за углом, да еще и танк пригнали. Связи нет, помощи нет, да еще и коммандер ранена. "Наверно все ругательства Вселенной не в силах описать глубину жопы в которую мы попали," - мрачно подумал клон, и спросил у Портного, их медика, указав взглядом на девушку. - Как она? - Тяжелая. То что вообще выжила - чудо просто. Множественные переломы, ожоги, и еще с десяток повреждений различного профиля. Почти труп, я бы сказал. - мрачно произнес врач, оглядывая тогруту. Её вытащили после того, как сепаратистский танк снес верхние этажи здания выстрелом. Только своевременное предупреждение коммандера Тано, помогло ему и бойцам выжить. И еще что-то, защитившее Джокера и его ребят от плазмы и ударной волны, клон этого не знал. Может джедайская Сила, о которой он много слышал. - Вытянуть сможешь? - вновь спросил он военврача. Джокер просто не мог смириться с мыслью, что девчонка умрет и он ничего не сможет с этим поделать. - Ты поехал что ли, командир? Да у меня медикаментов нет давно, все истратил на наших полутрупов. Да и не для моего медпака это дело - мне понадобиться современный медкомплекс с бакта-камерами, чтобы она только жить смогла! Чтобы её на ноги поднять и того больше! Думаешь, мне её не жалко?! Думаешь, я проклинать себя потом не буду, потому что спасти не смог?! - у врача сдавали нервы. Даже у клонов есть свой предел стрессоустойчивости. И к этому пределу каждый из них сейчас стремительно подбирался. - Не вытяну я её. Никак. Одно утешение - когда она умрет, мы к ней отправимся. - с этим Джокер был вынужден согласиться.       Они затаились, когда танк выстрелил. Иначе - тут же дал бы второй. Один его выстрел сложил три верхних этажа - едва успели выбраться и вытянуть коммандера Тано, второго клону точно не хотелось. Дроиды пойдут медленно, от укрытия к укрытию, оценивая обстановку. Дать бой им лучше уже в здании - есть вероятность, что по своим танк не выстрелит. Но даже в этом случае - они покойники, жестянок больше раза в два. Связи нет, на канале тишина и помехи, знаки пугающей неизвестности. Но маршалл-коммандер не терял надежды и попробовал связаться снова. - Всем кто меня слышит. Говорит Лиса-3, большие потери, задачу выполнить не можем. Дроиды штурмуют здание, в котором мы укрепились. Только что подогнали бронетехнику. У меня командир трехсотая, тяжелая, и еще шесть таких же. Половину уцелевшей роты уже положили. Пришлите, блять, кого-нибудь, мы здесь дохнем! Слышите, вашу мать?! Мы дохнем тут! Пришлите помощь! - больше всего клон боялся услышать не молчание. Оно еще давало зыбкую надежду, что наши слышат и идут, а противник просто глушит ответный сигнал. Хуже всего был ответ: "Некого послать."       Джокер отлично помнил, когда он только познакомился с Зул Ксисс, они попали в окружение. Их блокировали, и на все запросы о помощи был один один ответ: "Некого послать, прорывайтесь сами." Жопа тогда была как сейчас, но генерал их вытащила. С великим трудом, но вытащила.       Зул... для него она была большим, нежели просто командир. Устав запрещает это, ровно как и Кодекс Джедаев, но они были близки. Очень близки. Но сейчас клон сожалел не о том, что больше её не увидит. В конце концов они оба - солдаты, и знали что на войне смерть может разлучить их в любую секунду. Он не сожалел о погибших братьях - они тоже знали на что шли, это был их долг. А сожалел он о том, что командовавшая ими молодая девушка, жить да жить ещё, просто погибнет ни за что, а он ничего не мог поделать. Её жертва будет бессмысленной, они все умрут здесь, потому что помощи и связи нет. Он был обязан ей жизнью, но помочь не мог никак. И клон, орудие войны, такое же как танк и бластерная винтовка, всем своим сердцем проклинал её и безмозглых говорунов из Сената, которые её развязали. - Говорит Кобра-1, слышим вас Лиса. Держитесь, мы пришли, чтобы вытащить вас отсюда. - Джокер узнал бы голос в комлинке из тысячи. Это была Зул, она пришла к ним на помощь. В этот момент с левой стороны от здания прогремел взрыв, поднявший облако пыли, сравнимое с дымовой завесой. - Свои пришли! Ура! - усталые бойцы ликовали. В образованный проход въехал республиканский Т-800 прикрыв своей броней две следующие за ним БМП. Машины развернулись десантными отсеками ко входу в здание и открыли двери. помогая своими орудиями танку. - Грузите раненых! - фаллиенка, выскочившая вместе с солдатами, раздавала приказы. Бойцы Зул помогали ребятам Джокера загрузиться в машины.       Тем временем республиканский танк вел бой на разрушенной улице города. Прикрыв БМП броней, командир машины приказал усилить фронтальный щит, потому как своего у "Карателей" не было. В Т-800 полетел град гранат и ракет, но УЗТ, расположенная на башне, крутясь на предельной скорости привода, старательно сбивала гостинцы и разносила их отправителей на куски синим пунктиром, слившимся в сплошную линию. Роторники турели были на грани перегрева от такой стрельбы, но справлялись.       Танк дал выстрел по противнику. Бронебойная болванка, разогнанная до высокой скорости, устремилась к машине Конфедерации, но была сбита её аналогом УЗТ. Тем временем щит танка поливала республиканская скорострельная плазменная пушка, спаренная с массдрайвером. Сепаратист выстрелил в ответ, просадив дефлектор республиканца на шестьдесят процентов, добавив ракетами с пусковых на своей башне, но турели удалось их сбить.       Снова выстрел, но у сепаратиста разрядился щит. Болванка снова сбита, однако, теперь плазменная пушка уже работала по броне сепаратисткой машины. Выстрелы республиканца сняли турель, но пушка его противника еще работает. Два выстрела произошли одновременно. Плазменный болт пушки танка КНС, хоть и снес щит Т-800 окончательно, но взорвался от этого, не долетев до брони. Болванка республиканца вошла ему под погон башни, видимо, задев бронированный бак, с газом тибанной для орудия. От сепаратисткой машины остался лишь оплавленный остов, в котором с трудом можно было узнать остатки танка.       Но с крыши по Т-800 дроид выпустил тандемную, барадиево-протонную гранату. УЗТ, отвлеченная на десяток других целей, не помогла и эта граната была гарантированной смертью машине. Танкисты даже не успели ничего почувствовать - яркая вспышка и мощная ударная волна разносит остатки двух зданий по обе стороны улицы, с одного из которых и был произведен выстрел. Гранатометчик тоже был уничтожен, он даже не осознавал своего существования и был не больше чем оружием, как граната, что он выпустил. После пары минут с неба упал черный, оплавленный кусок металла, в котором даже специалист бы не узнал башню республиканского танка.       Впрочем, БМП давно убрались оттуда. Своими жизнями, танкисты купили им необходимое время. Жизни бойцов Джокера были спасены, а он сам ехал, покидая разрушенный город, который, как оказалось, был Республикой таки взят. Пыльный ад прекратился, но только на время - впереди была еще столица планеты. Но больше всего его радовало то, что коммандер Асока Тано выживет. Зул поддерживала в ней жизнь, да и она сама продолжала бороться. А это значит шанс дотянуть до базы у них есть, там её вылечат. Так прошел еще один день в аду этой войны и сколько их ещё будет - неизвестно.       Как только Асока открыла глаза, в них ударил яркий свет. С трудом прикрыв их рукой - девушка ощущала сильную слабость во всем теле, хотя боли не было - Тано, напрягшись, смогла сесть. Она узнала место, в котором находилась - это был медицинский блок "Джаггернаута" А7. - Вы уже очнулись, коммандер? Как самочувствие? - поинтересовался состоянием тогруты подлетевший IM6, по прозвищу "Док", которого она узнала по красным цифрам "369" - номер штабной машины Зул. "Похоже нас всё-таки вытащили свои. Мне, видать, крепко досталось. Кстати, а мы вообще взяли город или нет?" - пробуждение принесло Асоке массу вопросов, однако, сначала стоит ответить Доку. - Чувствую слабость, но вроде всё в норме. - ответила она дроиду. - Отлично! Мои сенсоры тоже не заметили отклонений. Помимо выдающейся жизнестойкости, вы удивительно быстро восстанавливаетесь, коммандер Тано. - если бы Док был живым, он наверно бы улыбнулся, настолько был пропитан радостью его синтезированный голос. - Спасибо. Серьезно меня сепы потрепали? - Тогрута встала, и начала одеваться. Её снаряжение было рядом с койкой, полностью исправное и вычищенное. Надев свою привычную одежду, мало похожую на джедайскую робу, Асока облачилась в броню. Кираса, поножи с наколенниками и броневыми пластинами на бедрах, браслеты учителя, вместо наручей, налокотники, броневые пластины на плечи, два тяжелых наплечника и кама, прикрепленная к поясу-разгрузке - вот и все защитное снаряжение падавана, или же "джедайский легкий доспех". Не слишком хорошая защита, зато подвижность не ограничивает.       Дроид молчал, ожидая пока она оденется, видимо оценивал, насколько хорошо она восстановилась. Слабость, которая была при пробуждении, удивительно быстро пропала. "Значит я точно в норме." - вновь подумала тогрута, оценивая свой внешний вид. - "Кто-то даже подкрасил броню. Конечно красный - не самый защитный цвет - мне он нравится." Дроид, видимо оставшись удовлетворенным показателями, наконец ответил. - Более чем серьезно. Страшно было подумать, кто довел столь милую девушку до состояния отбитого, слегка прожаренного куска мяса. Таких точно убивать надо без зазрения совести. Но, как видишь, благодаря твоей жизнестойкости, нашим усилиям и качественному оборудованию - от этого не осталось и следа. Ну может кроме пары десятков шрамов, которые скоро исчезнут. Кстати, раз уж ты в норме - командование хотело тебя видеть. Оно ждет в командном отсеке машины. - Спасибо, Док. - Асока поцеловала дроида, отчего тот взвился под потолок на своих репульсорах, и двинулась к дверям медблока.       Командный отсек А7 находился прямо над лазаретом. "Семёрка" была модификацией "шестёрки", поэтому и размер ей достался от предка. Кроме измененного вооружения и электроники, позволившей избавиться от обзорной вышки на крыше и улучшавшей управление огромной машиной, у А7 отсутствовал десантный отсек, замененный лазаретом и командным отсеком, так как, теперь Джаггернаут был командно-штабной машиной, совмещенной с мобильным госпиталем. Асока считала это хорошей идеей, вряд ли где-нибудь еще можно найти штаб, который не только в состоянии дать отпор врагу, но и при случае просто уехать от него. По слухам, на базе А7 даже собираются сделать РСЗО. Одна такая машина могла бы стереть в пыль крупный город.       Но не везде Джагернаут был удобен. Огромные размеры и масса создавали сложности с транспортировкой - такие машины доставлялись только "Аккламаторами", к тому же были неудобны в городе и горно-лесистой местности, где они сейчас и воюют. Но это компенсировалось шагоходами АТМ-ТЕ, которые местные называли "горными танками". Наличие репульсоров, столь мощных что могли заставить тяжелую машину парить над поверхностью земли и гравимагнитных захватов, позволяющих цепляться к любой поверхности были очень кстати. Они применялись как КШМ там, где неудобны Джаггернауты. А наличие пушки делало из них прекрасную самоходку.       Размышлявшая о республиканской технике - сказывалось влияние Скайуокера - Асока не заметила, как пришла к командному отсеку. Открыв двери, она увидела привычную компанию: Зул Ксисс, с закрепленным на поясе шлемом и сигарой в зубах, Корсо Германа в привычной куртке и синем кепи, Джокера в своей броне, и Лиона Рохалона. - О, а вот и наша героиня! Рад, что с тобой всё в порядке. Было бы нечестно погибнуть той, кто вытянула весь штурм на себе. - поприветствовал вошедшую Корсо.       Мужчина-человек, выглядел на тридцать, но морщины, седина и особый взгляд, пропитанный тоской и усталостью, давал понять, что он куда старше. На месте обоих ног, ниже колена, и правой руки были протезы. Правый глаз, которого он лишился на этой войне, закрывала полоска ткани. Одет генерал был в поношенную куртку, синее кепи, и такие же, пусть и уже немного выцветшие, штаны, со множеством карманов. Из оружия предпочитал винтовки и считался отменным стрелком. - Так мы победили? - спросила Асока, устраиваясь на свободное сидение. Командный отсек отличался скромным убранством - в центре стол, с голопроектором, у стен - различное оборудование, на одно из свободных мест перед которым и присела тогрута. - Конечно. И в эту победу вы, коммандер, внесли значительный вклад. - ответил Герман. - Сомневаюсь. Мой полк полег почти в полном составе, задачу мы не выполнили. Даже отступить не смогли, вам пришлось нас вытаскивать. - с грустью заметила Тано. - Вы очень скромны, барышня. Но это действительно так. - произнес Лион.       Сколь удивительно Рохалон был не похож на генерала, столь же он был умен и отважен. Асока видела много офицеров Республики, но, по её мнению, единицы из них могли сравниться с ним. Пожилой, внешне ему было сильно за пятьдесят, немного полноватый на вид, в треснутых очках и потертой, выцветшей, камуфляжной форме - он не производил впечатления. Подумать трудно, что перед тобой сидит солдат-ветеран, лидер и полководец, который всегда идет на острие атаки и ведет за собой других. Тактик и стратег, благодаря которому республиканское ополчение выстояло до прихода Великой Армии и даже отметилось рядом побед. - Вы смогли не только задержать, но и уничтожить вражеское подкрепление своевременным артударом. К тому же, вы сдерживали остатки колонны Конфедерации, не давая им пройти в город. Только благодаря этому наши группы смогли выполнить поставленные задачи и взять его. - похвала Рохалона, сказанная привычным спокойным и мягким голосом, не менявшимся даже самой тяжелой ситуации, смутила Асоку. Тогрута уважала старика и его слова для неё были сравнимы со словами Йоды, которого ей напоминал генерал. - Точно. Вам за такое медаль положена, или орден. - поддакнул Корсо. - Ага. Правда джедаев законом запрещено представлять к награде. - тоскливо заметила Зул, делая затяжку.       Фаллеинка, с розовой, почти алой, кожей и черными волосами была облачена в привычную броню такого же черного цвета. Это был самый распространенный вариант доспеха джедая - средний. Отличало его от легкого наличие шлема, изолирующего костюма на который и одевалась броня, улучшенной защитой рук - они были полностью бронированы. В отличие от тяжелого джедайского доспеха, который носили Скайуокер, Кеноби и еще ряд джедаев - усиленной полной брони, за основу которой взят доспех ЭРК - этот вариант был компромиссом между защитой и подвижностью. Впрочем, джедай не терял в скорости вне зависимости от доспехов, но полная броня требовала привыкания. Как и многие джедаи, Зул надевала поверх брони элементы джедайской одежды - не только отличительная черта, но и дополнительная защита. Робы джедаев в состоянии защитить от осколков, пистолетных пуль и холодного оружия. От бластера, правда, она не спасет. - Вот, возьми, твоя доля. - она протянула Асоке несколько кредитных чипов высокого номинала. - Откуда они? - поинтересовалась тогрута, взяв деньги. - Да оттуда же как и всегда. Обшмонали нескольких сепаратистских наемников, да раскидали на всех. Лион и Корсо правда брать не захотели. - ответила Ксисс, стряхивая пепел и вновь затянувшись. Привычная практика, они с учителем тоже так делали. Как говорил Энакин: "Им уже без надобности, на том свете кредитки не принимают. А нам это хорошая прибавка к окладу. Радуйся, потому что падаванам деньги не платят." Каждого джедая, начиная от ранга рыцаря, Орден снабжал деньгами на миссию. Если она длительная - перечислял определенную сумму на счет, это и был орденский оклад. У рыцарей - 6000, у мастеров - 8000. У магистров - 10000. Не особо большой, но Орден не изымал деньги после миссий, если оставались - меньше потом надо будет выдавать.       Все разговоры, что Орден получает финансирование из Сената - бред, учитывая, что сенаторы за каждый сломанный кредитный чип удавиться готовы. Даже Амидала, которая была исключением из этого правила, не спешила жертвовать джедаям даже один датарий. Орден, помимо скопленных за тысячелетия богатств и имущества, ранее принадлежавшего членам Ордена, которое было продано из-за Руусанской реформы, торговал различными устройствами, созданными или улучшенными джедайскими техниками, продовольствием и получал деньги за прокладку новых гипертрасс. Иного источника дохода у джедаев не было, поэтому деньги, полученные, по словам Скайуокера, "из Фонда Помощи Живым, сформированного пожертвованиями мертвых" - были как нельзя кстати. - А что так? - вновь спросила девушка. - Если победим - мы с Лионом больше на продаже сепаратистской снаряги поднимем. Если проиграем - деньги мне не понадобятся. - лаконично ответил Герман. - Победим, куда денемся. - успокоил его генерал Рохалон. - К тому же, Республика обещала помочь в восстановлении инфраструктуры, хоть я и не особо верю в эти обещания. Я вообще в Республику не верю больше. А вот в джедаев - верю. Благодаря Ордену у меня есть армия, а не десяток солдат и куча зеленых салаг, которые хорошо, что стрелять более-менее умеют, а вот воевать - нет. Только Лион и вытянул до вашего прихода. - с тоской в голосе заметил его соратник.       Солдат взял у Зул сигару и, срезав кончик виброножом, поджег его. Затянувшись, Корсо выпустил облако дыма, полностью скрывшее его лицо от присутствующих. Меж тем он продолжал. - И как тихо-мирно всё начиналось. Мы вроде никого не трогали, спокойно жили себе, но вот чем-то заинтересовали Конфедерацию. Нашли они, кому мозги засрать "независимостью от проклятой Республики". Эти придурки сначала демонстрации устраивали, а потом устроили бунт, начали склады грабить. Правительство свергли, кто против был - положили. Ну меня такое безобразие на моей планете не устраивало. Лиона - тоже, вот и объединили усилия. Так и началась война. Сначала туго было, но вроде начали побеждать. Сепаратистов это не устраивало, вот они и пригнали флот, начали своё бластерное мясо снабжать техникой, оружием и солдатами. А боевые дроиды и наемники - это была куда как более серьёзная проблема, чем местные "борцы за независимость". - Да положение было бедственное. У бандитов - армия, опытная, хорошо вооруженная, с техникой, флотом и авиацией, готовая воевать с нами. - поддакнул Лион. - Однако выстояли же. А с вашей помощью сможем и победить. - Спасли мои контакты. Я ведь, до того как тут осесть, был антарианским рейнджером. Участвовал в Гипепространственной войне Старка и подавлял восстание йинчорри. Там и лишился руки и ног. Организация не бросает своих, меня подлатали, но я решил её покинуть, не только из-за травм. Просто... я всё еще помню ту девчушку, моложе тебя - Корсо кивнул на Асоку - Нас окружили, а она... там взрыв был и она моих ребят прикрыла. А до того, меня, раненого на себе несла. До сих пор перед глазами её лицо... то что от него осталось. Я ведь не пацан тогда уже был, жизнь повидал и мне помирать не страшно... а вот ей бы еще жить, да жить... - Корсо смотрел в пол и от него исходила такая волна горечи и гнева, что Тано стало тяжело дышать. И виной этому был совсем не дым. Но генерал продолжал. - Во имя Силы, почему за нас, стариков, должны умирать дети? Почему вообще кто-то должен умирать за грязные, омытые кровью деньги, за руду и наркоту? За этих проклятых пустозвонов из Галактического Сената? - на его вопросы никто не ответил. Но Герману, похоже, и не нужен был ответ. - Как будто мразь какая-то хочет, чтобы мы все передрались и потом ограбить нас, помочившись на наши трупы! И вот, теперь соотечественники, раньше бывшие друзьями, соседями, друг другу бошки режут! И никто не знает, почему так! А эти засранцы там, жируют на войне, пока мы тут дохнем! - снова глубоко затянувшись, Корсо выпустил густой клуб дыма и умолк, пытаясь взять себя в руки. - Не верю я в Республику. Ни один из этих гандонов не встал на её защиту в трудный час, а вот джедаи - встали. И это они умирают на фронтах. Поэтому в них я верю и верю, что с вашей помощью мы победим. А потом Орден поправит бардак в этой Галактике. - Не переживай, товарищ, вытянем. Будет и на нашей улице праздник. - Рохалон по прежнему был спокоен, как и всегда. Его спокойствие и уверенность поддерживала всех присутствующих, и похоже была главной причиной, по которой за ним идут люди. Как умудренные опытом ветераны, так и зеленые юнцы. Лион внушал всем надежду на то, что скоро этот кошмар закончится и веру в победу. Вещи, которые многим нужны на войне. - Я тоже в Республику не верю. С первых дней этой сраной войны сплошной бардак. Самые большие потери были за первый год войны, начиная с Джеоносиса. Сколько наших тогда полегло и клонов... - мрачно произнесла Ксисс, туша окурок в пепельнице. - Для большинства граждан это война кажется кукольной, игрушечной, где дроиды убивают клонов, а клоны разносят дроидов. Забавное, мать его, представление, которое они смотрят по новостям. Для них она идет далеко, а для нас - прямо вот тут. И умирают на этой кукольной войне не пластиковые солдатики, а живые люди. По-настоящему умирают, кишки свои обугленные в распоротые животы засовывая. - она умолкла, глядя в пустоту, как несколько минут назад Герман. И прежде чем кто-то что-либо сказал, она продолжила. - А мы ведь для нашей большой страны готовый расходный материал. Идеальное бластерное мясо, обученное и дисциплинированное. У нас нет родственников и семей, которые бы задавали неудобные вопросы и требовали бы компенсации. Нас никому не жалко и некому скорбеть о нас, когда мы погибнем. Кроме, пожалуй, товарищей по Ордену, которые возможно погибнут на следующий день. И хоронить нас будут не похоронные команды, а танки. Если потом будет ещё чего хоронить. Неоспоримое достоинство современного оружия - после его применения не надо тратиться на похороны. Даже на опознание не надо - вон из моей группы большинство погибших даже ДНК-анализ бы не опознал. Непонятно даже были ли людьми эти горелые куски мяса, вплавленные в свою же собственную броню. Кругом сплошная экономия, тем более что правительство наше любит денежки считать. - фаллиенка рассмеялась безумным, пробирающим до костей смехом Впрочем, то, что творится на этой планете иначе как безумием и не назовешь. Вот только безумие это - уже обыденность, для всех присутствующих сейчас в командном отсеке. "Такова наша жизнь. И хочется другой, но её нет." - подумала Асока. Всё-таки ей выдержать этот ад помогала связь с учителем. Одному же всегда тяжело. "Хотя, как говорил учитель - и один в поле воин, коли знает, что он один." - мелькнула в мозгу тогруты очередная мысль. Зул же, успокоившись, снова заговорила. - И вот думаю я над этим - а может это все-таки правильно? Скольких спасли мы, отдавая свои жизни? Сколько матерей не лишилось своих сыновей, детей - отцов, а сестер - братьев? Множество. А сколько за это было положено жизней мальчишек и девчонок, мужчин и женщин Ордена Джедаев? Ни один дроид-аналитик не в состоянии это вычислить. И хоть бы кто всё это оценил. Может заслужили мы это чем-то? Должны мы сгореть в свете тысячи солнц? За грехи нашей юности, нашей зрелости, наших отцов? Не знаю я, да и нужно ли это знать? - Ксисс замолчала и повисла напряженная, тягучая, будто резиновая лента, тишина, отдаваемая в ушах пронзительным звоном, который сводил с ума. - Мастер Ксисс, а вы были на Джеоносисе? - прервала эту жуткую тишину Асока. - Нет. Мы, с покойным ныне Глайвом, тогда были на задании и о начале войны узнали после того, как явились в Храм при объявлении общего сбора. Тогда я впервые увидела его мрачным. По-настоящему мрачным, мой наставник излучал такую беспросветную тоску, что выть хотелось. И я его понимаю, я видела много знакомых имен с припиской "погиб в бою". Политики и наш канцлер называли это "блистательным дебютом Великой Армии Республики". А посмотрев потери - понимаешь, что это нихера не так. К тому же контроль этого пыльного шара нам ничего не дал - проклятые жуки строили фабрики под нашим носом, а потом даже взбунтовались и отбили планету обратно. Пришлось её снова штурмовать. Вот во втором штурме я участвовала. Пакостное место. - все так же мрачно отвечала фаллиенка. - Мне рассказывала об этой битве Баррис. Она была на арене, где всё начиналось. - произнесла Тано, лишь бы не дать снова устояться звенящей тишине. - Моего учителя, магистра Кеноби и сенатора Амидалу окружили дроиды. Им грозила смерть, но тут машины атаковали джедаи. Магистр Винду попытался захватить Дуку, но потом к жестянкам подошло подкрепление, вынудившее его отступить на арену. Начался бой, который велся на трибунах и самой арене. Дроиды окружили наших и начали наступать плотным строем. Мой учитель скомандовал круговую оборону и часть джедаев перестроилась. Другая - врубилась в строй машин, сломав его, но вскоре все они погибли. Дроиды продолжали наступать, но не смогли прорвать джедайскую оборону. Выстрелы отражались в них же, кося их ряды с невероятной скоростью, а подошедших вплотную - рубили или отбрасывали.       Так продолжалось, пока жуки не выкатили две акустические пушки. Одна работала по джедаям на арене, другая - на трибунах. Первый же выстрел орудия сломал строй и дроиды пошли в атаку. Баррис говорила, что её, оглушенную выстрелом орудия, утащил за колонну Скайуокер. Там укрылся он и сенатор Амидала. Пушка разбила колонну, но Баррис и мой наставник успели подхватить обломок и уничтожить им пушку. Вторую уничтожили ценой своих жизней два джедая, спрыгнувших с трибун. Однако строй был сломан, большинство членов Ордена погибло, а оставшихся окружили дроиды, внезапно прекратившие огонь. Граф начал толкать речь, предложив сдаться. Мой учитель ответил на это словами "Джедаи не сдаются!" - Меня восхищает решимость вашего наставника. - прервал её Корсо. - Не вас одного. - ответила Асока и продолжила. - Он произнес это дважды и граф воспринял это как отказ. Тут-то и появились клоны. Дальше Баррис мало что помнила, в основном обрывки. Они с Луминарой штурмовали командный пункт, который оказался заминирован. Она очнулась уже в Палатах Целителей, в Храме. - закончила свой рассказ тогрута. - Ладно, думаю, нам стоит расходиться. Закрепимся в городе, потом обсудим план штурма столицы. - сказал Лион, поднявшись, покинул отсек. За ним последовали и остальные.       Асока потом много думала о сказанных здесь словах. Может и прав Корсо, нет в этой мясорубке смысла и кто-то намеренно раздувает этот конфликт. В одном только Тано была уверена - сражаться надо. Пускай джедаи - лишь бластерное мясо, обреченное сгинуть в пламени войны - сражаться надо. Потому как если они уступят - развалится Республика и весь этот ад покажется сказкой по сравнению с тем что будет. Если не за Республику сражаться - так хоть за людей. За боевых товарищей, за гражданских - но сражаться. Иначе никак, стоит им опустить руки и сдаться - всё пойдет прахом. Поэтому они здесь сейчас воюют и умирают. И будут воевать и умирать, пока не исчезнут вовсе или не победят, потому что третьего - не дано и кроме них - некому.
Примечания:
Возможность оставлять отзывы отключена автором
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.