ID работы: 12225309

Искусство соблазнения

Слэш
Перевод
NC-17
В процессе
78
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 19 страниц, 2 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
78 Нравится 25 Отзывы 15 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста
Примечания:
      Следующий день был не так плох, как Какаши предполагал, единственное, чего ему не удалось избежать, так это поддразнивающего вопроса от Обито о «его хорошем сне», сопровожденным ухмылкой. Остальные даже не обращали внимание на его странное поведение, списывая это на шуточную влюбленность.       Не находя больше причин избегать Обито, Какаши обнаружил, что тот не только чертовски сексуален, но еще и интересен в общении. У них было много общих интересов, и общались они свободно, чувствуя себя комфортно. Их секретные телефонные разговоры по вечерам стали обычной вещью, но они никогда не заговаривали об этом на следующий день. Но тем не менее, они ни разу не пытались поднять тему о том, что происходит между ними, сойдясь на том, что они обычные друзьями с небольшими преимуществами. Конечно, были недостатки от отсутствия физического присутствия друг друга рядом, но их фантазии с лихвой это компенсировали. Обито всегда делился своими грязными желаниями, рассказывая, что бы он сделал с Хатаке, будь тот рядом, а Какаши, используя свои пальцы, представлял на их месте пальцы Учихи, его член или язык. Воображение — это прекрасно, но обоим порой этого было мало.       Сегодня был один из таких вечеров. Они разговаривали об одном из любимых кафешек Какаши, когда Обито решил, что стоит направить разговор в более интересное русло. Тот спросил, есть ли у него игрушки, Хатаке решил было сначала солгать, но вспомнив, что это Обито, он проглотил смущение и ответил, что у него их нет. Вот так он и оказался на своей кровати полностью нагим с бутылочкой смазки и вибратором на прикроватном столике. — Давай, малыш, подготовь себя для меня,— приказывает Обито и Какаши аж всего трясет от прошибаемого удовольствия и желания подчиниться этому голосу. — Представь, что я рядом с тобой: ты лежишь на кровати, ноги широко разведены, ожидая меня, а я нависаю над тобой.       Хатаке делает все, что от него требуют, нервно кусая губу, разводя ноги шире, представляя, как Учиха нависает над ним, в глазах темнеет от желания, его губы так близко, такие горячие… — Обито, — выдыхает он, — я готов. Тот выдает ухмылку. — Молодец, теперь позволь мне подготовить тебя. Я растягиваю тебя медленно, аккуратно вводя пальцы, чтобы ты смог принять меня всего. Ты даже не представляешь, малыш, как сильно я хочу заполнить твою дырочку.       Какаши хватает лубрикант, открывая крышку и выдавливает себе на пальцы, растирая жидкость между ними, согревая. — Отпусти руку ниже, Каши, поиграйся со своим колечком, а потом медленно введи пальцы внутрь.       Испытывая сильное желание подчиниться, он выполняет все, что от него требует Обито, а после резко вводит сразу два пальца, и из него тут же вырывается вскрик. — Ох, милый, торопишься? — Мгхм, я очень хочу почувствовать тебя внутри, — отвечает Какаши, покрываясь румянцем стыда от того, как надломился его голос в конце. Он глубже и жестче проталкивает в себя пальцы, стараясь скрыть это стонами наслаждения. — Как я хочу сейчас посмотреть на тебя. Уверен, у тебя сейчас такое милое личико, а взгляд переполнен желанием, твоя маленькая дырочка так нетерпеливо сжимает пальцы, прося большего.       Хатаке задвигал пальцами быстрее, вслушиваясь в каждое слово Тоби, приподнимая бедра выше, он и правда желал большего. Его голова была закинута назад, а рот чуть приоткрыт, из него вырывались всхлипы, он продолжал трахать себя двумя пальцами, разводя их на манер ножниц, принося еще больше удовольствия. Ему было так хорошо, что он даже забыл про вибратор, лежащий на столике. — Достаточно, — неожиданно последовало от Обито, Какаши издал протестующий стон, но все же остановился. — Каши, твоя дырочка нуждается в чем-то большем, я прав? Есть кое-что получше пальцев, что сможет заполнить тебя.       Да...Возьми игрушку, малыш, и смажь ее лубрикантом.       Последовав приказу Учихи, Хатаке вытащил из себя пальцы и принялся за вибратор, обильно смазывая его силиконовое покрытие. — Готово, — раздалось спустя какое-то время. — Молодец, послушный мальчик, теперь можешь вставить ее в себя.       Приставив холодную головку игрушки ко входу, Какаши стал медленно ее вводить, разработанное пальцами отверстие и наличие большого количества смазки, помогло вставить вибратор, не испытывая никаких затруднений. Привыкнув к ощущениям, он полностью вставил игрушку, неожиданно попадая прямо по простате, а из горла вырвался не то стон, не то вскрик.       Ему было так хорошо. Головка вибратора попадала точно по комочку нервов, а когда Хатаке дергался в нетерпении, она приятно скользила внутри и с новой силой ударяла по простате. — Замечательно… Теперь ты будешь делать все, что я скажу и не кончишь, пока я не разрешу. Ты понял меня, Каши? — Да… — он тяжело дышал, кожа уже вся покрылась потом. — Ты же будешь хорошим мальчиком для меня? — эта твердость в его голосе заставляла тело Какаши трепетать в ожидании. — Да, я буду послушным мальчиком. — Умница, теперь включи его.       Точно, вибратор. Дрожащими пальцами он спустился вниз, нажимая на кнопку, и волна наслаждения прошибла его. Вибрации игрушки так приятно и правильно попадали по простате, вырывая громкий несдержанный стон из уст Какаши. — Хорошо, малыш, теперь увеличь скорость, — голос был полон нетерпения, что только сильнее будоражило нервы Хатаке, и он закивал, не осознавая, что собеседник этого не видит. — Теперь, я хочу, чтобы ты вынул игрушку и вставлял только тогда, когда я позволю, так, как хочу этого я. Ты будешь вводить ее медленно, представляя мой член, хорошо, Каши? — Мгхм, — промычал он в ответ и аккуратно стал вытаскивать вибратор, эти неторопливые движения приносили неимоверное удовольствие. Обито был прав, это именно то, что он искал. Он вновь вставил вибратор, попадая по заветному местечку, и вновь разряд наслаждения прошиб все тело.       Он продолжал двигаться в дразняще медленном темпе, беззастенчиво постанывая, пальцы на ногах поджимались, а пальцы рук, комкая, сжимали простынь. Тело было липким от пота, а бедра вздымались вверх, желая уйти от слишком интенсивных вибраций по простате, но этого было мало, он желал бОльшего. — Пожалуйста… Обито, мне нужно больше… Пожалуйста… — Ммм, только посмотри на себя, ты так возбужден, и все это только для меня… — его голос стал жестче, требовательнее.       Какаши действительно был сильно возбужден, это было понятно по его красному члену, истекающему смазкой так, что на животе образовалась небольшая лужица. — Потрогай себя, Каши.       Ему не нужно было повторять дважды, желая получить больше удовольствия, он скользнул рукой вниз, обхватывая член и начиная движение, выделившаяся смазка создавала развратный хлюпающий звук. Каждое движение рукой сопровождалось приятной вибрацией внутри него. — Малыш, ты так сильно течешь, если бы я был рядом, я бы поднес пальцы к своим губам, чтобы распробовать тебя, попробовать на вкус. Уверен, ты очень сладкий.       Эти слова сильнее распалили Какаши, жаркая волна наслаждения прошибла весь организм. — Обито, я… — его голос дрожал, а рука и член были в естественной смазке. — Даа, вот так, ты делаешь все правильно, такой послушный мальчик. Теперь потри головку пальчиками для меня.       Хатаке обвел большим пальцем головку и из него вырвался приглушенный всхлип. — Ах-, — он сдвинул ноги, от чего вибрирующая игрушка в нем стала давить по более чувствительному местечку. — Ты такой сладкий, Каши, — Обито дышал тяжело и этот хлюпающий звук, что он издавал, возбуждал Какаши лишь сильнее. Он убирает руку со своего члена, опуская ее вниз, прямо к игрушке, сильнее надавливая на нее с каждым стоном Обито, напряженные ноги пятками упираются в матрас, ему хорошо. — Замечательно, — тяжелый вздох слышится на том конце провода. — Ты так хорошо принимаешь мой член, словно ты был создан для этого.       Его ноги дрожали от вибраций, не имея возможности сконцентрироваться хоть на чем-то помимо игрушки, что так приятно попадала по простате, и сладкого голоса Обито, Хатаке смущался лишь сильнее, несмотря на струящееся удовольствие. — Да, малыш, в тебе так жарко, ты так сильно сжимаешься вокруг меня, — Обито в открытую стонал, голос был полон желания. — Я так хочу попробовать тебя, всего тебя. Хочу обхватить твои соски и посасывать их. Тебе нравится?       Какаши поднял руки вверх и, облизав пальцы, дотронулся до своей груди, выкручивая соски и блять… Его спина изогнулась, вибратор попал по простате, и он выкрикнул: — Обито, жестче, пожалуйста, трахни меня сильнее… — Да, малыш, только громче.       Рука Какаши опустилась вниз и нащупала кнопку, тело все сжалось, стоило ему только увеличить мощность вибраций, наслаждение вновь разлилось по всему телу, затрагивая его каждый уголок. Голова запрокинута назад, а приоткрытый рот издавал серии бессвязных, громких звуков, игрушка с такой силой и скоростью билась внутри него, надавливая на простату, что глаза закатывались, а разум был затуманен пеленой удовольствия. — Послушный малыш, ты так сладко стонешь для меня, — доносится от Обито, чей голос также срывается на стон. Уверенность в наслаждении последнего Какаши слышал в его хриплом голосе, в ритмичных хлюпающих звуках, которые он издавал, трахая свой кулак. — Блядство, Каши, твои стоны… — Он прервался гортанным стоном, от чего тело Хатаке сжалось, и он протолкнул игрушку так глубоко, как только мог. Дыхание стало тяжелее, он чувствовал, что готов кончить в любой момент.       Громкий стон и хлюпающие звуки на том конце провода стали ему ответом, это определенно лучшее, что он когда-либо слышал.       Балансируя на грани, он продолжал двигать игрушкой внутри, наслаждаясь тем, как она приятно чувствовалась внутри. Ярко алая головка и стекающий уже по всему члену предэякулят так и манили, но Какаши терпел, знал, что стоит ему только прикоснуться, как он тут же кончит. Желание излиться было невыносимым, но он знал, что не сможет сделать этого, пока Обито не прикажет.       Тяжелое дыхание и стоны вырывались из Хатаке не прекращаясь. Подступающая пульсация оргазма стала накатывать изнутри, и он почувствовал, как стал сильнее сжиматься на игрушке. — Я близко, — слова были плохо слышны от стонов и поскуливаний. — Обито, пожалуйста, позволь мне… — Да, боже, Каши, громче, позволь мне слышать тебя, — голос Учихи надломился, и это сорвало все оставшееся самообладание Хатаке. Его оргазм можно было описать только как неистовый, мощная волна дрожи прошибла его бедра, голос срывался, когда он выкрикивал имя Обито, а живот покрывала мощная волна разбрызгиваемой спермы. На том конце телефона раздался хриплый вскрик Обито секундой позже.       Стоило ему прийти в себя, как он ощутил, что вибратор все еще двигается внутри. Он заскулил и попытался наконец совладать со своими руками и заставить их двигаться. Любое движение распаляло его нервные окончания, пока он не дотянулся и не выключил игрушку, медленно вытягивая ее из себя все еще подрагивая, и бросил рядом с собой на кровать.       Лежа в постели, его тело было липким от пота и спермы, он тяжело дышал и неконтролируемо дергался. Мысли разбегались, утопая в блаженстве, а веки медленно закрывались от усталости. — Какаши? — раздался голос Обито, он звучал так, словно испытал самое ярчайшее удовольствие, от чего Хатаке улыбнулся в подушку, чувствуя легкое головокружение от переполнявших его эмоций. — Было хорошо, правда? — Замечательно, — пробормотал тот, но Обито его услышал и мягко усмехнулся. — Давай, сходи в душ, приведи себя в порядок. Потом оденься потеплее и выпей стакан воды, хорошо? — Ммм, позже, я весь выдохся, — на грани слышимости произнес Какаши, размышляя, что он лучше поваляется в кровати пару часов и уснет.       Обито на это лишь цокнул языком. — Хотя бы возьми салфетки и вытри себя, обещаю, тебе станет легче. — Почему бы тебе не сделать это для меня тоже? — неуверенно ворча, продолжил Хатаке. Он схватил пачку салфеток и стал стирать сперму с груди и живота, прежде чем спуститься вниз и вытереть лубрикант с бедер и промежности. Спустя время, как только его тело перестало быть липким, стакан воды был выпит, а он сам был одет в теплую пижаму, Какаши действительно признал, что ему полегчало. — Обещаю, что последую твоему примеру, — ответил Обито, и Хатаке мог поклясться, он улыбался. — Теперь иди и отдохни немного, увидимся завтра. — Ммм, доброй ночи, Тоби, — проговорил Какаши, прежде чем отключиться. Он улыбнулся и позволил своим глазам наконец закрыться.

***

      Какаши знал, что настанет время, и они сделают это по-настоящему, но ему бы не хотелось торопить события. Пока все было прекрасно тем, как оно развивалось, в любом случае, они узнали много друг о друге без физической близости. Между ними было что-то такое, от чего невозможно было добровольно отказаться, и это что-то явно замечали и их друзья. У Какаши не было ощущения, что он что-то упускает, для него это только усиливало ожидание того, что должно было произойти.       Между ними было только несколько прикосновений, нет, это вовсе не имело никакого романтического подтекста, тайные, скрытые от посторонних глаз, что делало их невероятно интимными и дарило чувство радости Хатаке.       Как, например, сегодняшней ночью. Асума пригласил их всех поиграть в бильярд, это была неплохая замена для их обычных пятничных посиделок, где было в избытке алкоголя, секса и страшной головной боли на следующий день. Каждый раз, когда наступал черед Какаши, Обито буквально не отлипал от него, приобняв того за талию или же положив руки на бедра младшего. — Как насчет небольшого соревнования? — неожиданно последовало предложение от Генмы. — Один на один? — поинтересовался Асума. — Ага, а проигравший платит за все напитки! — радостно провозгласил первый.       Хатаке фыркнул. Генма был хорош в игре так что шанс, что он проиграет был крайне маловероятен. — Что получит победитель? — спросил Гай. — Хммммм… — Генма в задумчивости постукивал по подбородку. — Как насчет любого желания от всех? — выдвинул свое предложение Райдо. — Звучит заманчиво! — просиял Гай. — Попрошу у Какаши, чтобы он закончил за меня со всей бумажной волокитой. — Мы тоже! — поддержали задумку Райдо и Асума. — Что? — возмутился Хатаке. — Точно нет!       Генма засмеялся: — Не прикидывайся неудачником. Для тебя это ничего не будет стоить. — Я тоже заслужил перерыв! — возмутился Какаши.       Остальные лишь рассмеялись, явно испытывая удовольствие от возможности сплавить на Хатаке выполнение своей работы. Пока Асума составлял пары, Какаши почувствовал, как чья-то рука опустилась на его талию, слегка сжимая, ему не было нужды оборачиваться, чтобы знать, кому она принадлежала. — Если я выиграю, — прошептал Обито на ухо, прижимая Каши к груди, — поедешь домой вместе со мной?       Он подавил смешок, когда подался назад, желая больше насладиться прикосновением и ощущая тепло чужого тела, исходящего через рубашку. — Хорошо, — его ответ был крайне прост.       Учиха усмехнулся, а на лице была видна решимость.       Турнир был наполнен предвкушением на последней игре между Гаем и Генмой. Асума проиграл, так же, как Райдо и Обито. Какаши не смог сдержать веселья, рассматривая лицо Тоби, надутое от обиды. Начиная с игры Асумы, Обито успел выпить уже два стакана крепкого напитка. Он был забавным, но еще и чуточку милым. — Эй, — Хатаке плюхнулся на соседнее сидение, рядом с ним, — подозреваю, ты проиграл. — Знаю, — пробурчал Учиха.       Губы Какаши растянулись в легкой улыбке: — Я все еще могу уйти с тобой, если хочешь. Хочу все-таки посмотреть как ты живешь.       Угрюмое лицо Обито тут же расплылось в широкой ухмылке. — Звучит неплохо, — просиял он.       Уже спустя несколько минут Генма праздновал свою победу, заверяя, что он заставит всех страдать. Это было завершение игры, и Асума похлопал Гая по плечу, желая поддержать. — Мы с Какаши уже пойдем, — неожиданно решил Обито, вскакивая и собирая их вещи со скоростью света. — Ух ты, вместе? — прощебетал Гай со знающей улыбкой на лице, а Генма рассмеялся.       Шатен встал между Обито и Какаши, положив руки им на плечи в братском жесте, и невозмутимо проговорил: — Не делайте ничего, чего бы не сделал я.       Всех начал разбирать смех, а Хатаке почувствовал, как его щеки начали заливаться румянцем, Учиха же наоборот казался невозмутимым. — А что бы ты не сделал? — невинно поинтересовался Тоби.       Очередная волна смеха прокатилась по их компашке, стоило лицу Генмы покрыться алыми пятнами. — Не твое дело, — пробормотал тот и опустил руки.       Какаши встряхнул головой и ухмыльнулся, прежде чем пожелать друзьям спокойной ночи. Он с нетерпением ждал, что же подарит ему оставшаяся ночь.

***

      Квартира Обито была немного меньше чем Хатаке, но, тем не менее, она была очень уютной. Были кухня, ванная комната и спальня, ничего чрезмерного, но гостеприимно. Самое большое отличие заключалось в том, что Какаши был более аккуратен, а Тоби, казалось наоборот, более неряшлив: его кровать стояла не заправленной, и разные вещи были разбросаны на ней, стол в противоположном углу завален тетрадями и какими-то бумагами. Но этот маленький хаос делал комнату более живой. — Присядь на диван, я пока немного приберусь, — проговорил Обито застенчиво. — Не стоит устраивать такую суету только из-за меня, — усмехнулся Хатаке. — Прости за беспорядок, я не ждал никого в гости, — извинялся Учиха, собирая попутно вещи и складывая в шкаф. После проделанной работы он подошел к столу и включил свой телефон. — Для чего он? — поинтересовался гость. — Рабочий.       Бровь Какаши поднялась в удивлении: — Под «работой» ты подразумеваешь секс по телефону? Собираешься работать, когда я здесь? — Если ты не против. Он всегда включен, когда я дома. — Я не возражаю, — последовал ответ спустя минуту. В нем явно просыпался интерес. Что подтолкнуло тебя к выбору такой работы? — решил он все-таки спросить, когда Обито сел напротив него. — Уверен, как менеджер, ты получаешь немало. — Что ж, я решил этим заниматься, так как мне понадобился дополнительный доход. Мне не так много платили на предыдущем месте. Не все такие гении, которым удалось трижды получить повышение за тот короткий срок, что они работают в компании, — ответил Обито с дразнящей улыбкой, направленной на собеседника.       Хатаке на это залился румянцем и мучительно простонал: — Это тебе рассказали? — Я спрашивал у Гая про тебя, — небрежно ответил Тоби. — Он сказал, что ты пришел в компанию, когда тебе было 22, что было только три года тому назад. Вы вдвоем закончили один колледж, ты был отличником и даже зачитывал прощальную речь на выпускном, как один из лучших студентов.       Щеки Какаши лишь сильнее покраснели. — Он всегда преувеличивает, — промямлил он тихим голосом.       Обито рассмеялся: — Не будь таким скромным. На самом деле это делает тебя лишь более привлекательным: и красивый, и умный. Будь я тобой, я бы встречался сам с собой, — подмигнул он.       Хатаке уже давно было пора привыкнуть к кокетливым комплиментам, которые дарил ему Тоби, но они все еще каким-то чудесным образом заставляли его сердце биться чаще, а порой приводили в такое состояние несостояния, что он не мог даже ничего ответить. Учиха был настолько прямолинеен, что это было раздражительным и соблазнительным сразу.       К счастью, его решили пощадить в этот раз: — В любом случае, я устроился на эту работу, так как понял, что могу зарабатывать много денег, делая то, в чем я хорош. Мне действительно платили за то, где я получал наслаждение. Что может быть лучше, не правда ли? — проговорил Обито с улыбкой, прежде чем сменить тему. — Хочешь чего-нибудь выпить? — Воды, если можно, — прочистив горло, ответил Какаши.       Спустя мгновение Тоби вернулся с двумя бутылками охлажденной воды. С благодарным кивком Хатаке взял одну и сделал несколько нетерпеливых глотков. — Значит, ты выбрал эту работу, потому что постоянно возбужден.       Обито на это от души рассмеялся: — Можно и так сказать. — Какие люди тебе звонят? — улыбаясь, спросил Какаши, делая еще один глоток воды. — Разные. Есть стеснительные, жаждущие проделать все это с определенным человеком, но не способные на это в реальности. Когда я впервые услышал тебя, то подумал, что ты один из них.       Каши бросил на него игривый взгляд, но позволил продолжить. — Думаю, что большинство звонящих парней либо совсем лишены секса, либо хотят воплотить свои потаенные фантазии, — объяснил Обито. — Держу пари, некоторые из них больные извращенцы, — размышлял Хатаке.       Учиха усмехнулся: — Я работаю в этой сфере уже шесть месяцев, и я так много узнал о людях. — Что, например?       Тоби задумчиво крутил бутылку в своих ладонях: — Что у многих есть разные фетиши и фантазии, но большинство из них не может поговорить об этом со своим партнером.       Какаши стал размышлять об этом. Да, это на самом деле так, даже он сам принадлежал к этой категории людей, которая никогда открыто не скажет что им нравится, вот поэтому у него и была очень скучная половая жизнь. — Скажи мне, Каши… О чем ты фантазируешь? — внезапно голос Обито стал медленным и тягучим.       Хатаке пытался не дрожать и игриво толкнул собеседника: — Ты серьезно меня об этом спрашиваешь?       Тоби лишь усмехнулся. — Я проголодался. Хочешь рамен? — неожиданно спросил он.       Какаши засмеялся от резкой смены темы, но, тем не менее, согласно кивнул. В эту же минуту телефон Обито зазвонил, от чего Хатаке вздрогнул, и, не давая последнему времени на то, чтобы собраться, Учиха ответил на звонок. — Привет, — послышалось от Тоби, его голос стал более тягучим и глубоким, нежели в обычной жизни.       Он кивком показал, чтобы Какаши проследовал за ним на кухню. Реальность работы в службе секса по телефону напрочь разбила все ее магическое представление. Хатаке потребовалось проявить огромную выдержку, чтобы не рассмеяться в голос. Рабочие навыки Учихи были поразительны. — Ты был плохим мальчиком, — продолжал Тоби, параллельно наливая в чайник воды. — Я твой хозяин. И ты знаешь, что происходит с маленькими непослушными мальчиками, которые не подчиняются своему господину? — достав с полки две упаковки рамена, он открыл их. — Правильно, их наказывают, — его голос звучал строго, но сам он в этот момент достал две пары палочек и положил их на стол.       Какаши же в это время было непросто, он яростно сражался с подступающим громким смехом. Он был поражен тому, как Обито мог оставаться таким сосредоточенным на телефонном разговоре, выполняя вполне обыденные вещи. Размышляя об этом, он пришел к мысли, что нужно все-таки спросить у того, чем он занимался, когда в первый раз ответил на звонок Хатаке. Просто из любопытства.       Учиха залил лапшу в мисках кипятком и обернулся, сталкиваясь с внимательным взглядом Какаши. — Отшлепай себя, — скомандовал он, смотря прямо на Каши. — Громче. Я не слышу тебя.       Даже зная, что эти команды предназначены вовсе не для него, но под этими настойчивыми черными глазами, Какаши казалось, что приказывали ему. Он уже давно предполагал, что Обито нравится доминировать над партнером, но смотреть как это происходит на самом деле и убеждаться в своих мыслях, имело под собой абсолютно иные ощущения. — Вот так, хороший мальчик, — в голосе явно слышалось удовлетворение.       Член Хатаке дернулся, отвечая заинтересованностью на эти слова. — Теперь потрогай себя, — Учиха все еще продолжал разговаривать со своим таинственным собеседником, но его глаза, которые, Какаши мог поклясться, стали еще темнее, были обращены на него. Выражение лица Обито изменилось.       Хатаке тяжело сглотнул, пытаясь отвлечься и думать о чем угодно, но эти жаркие стоны, что вырывались из уст Обито, напоминали ему о проведенных вместе ночах. Они созванивались ни один раз, и казалось, уже можно было привыкнуть к этим хриплым стонам и частому дыханию, но теперь, слыша все это в реальности, оно производило абсолютно другое ощущение. Даже несмотря на то, что выдаваемые Обито эмоции были ненастоящими, и он вовсе не был возбужден, это все равно воспроизводило в Какаши некоторые воспоминания. Прикрыв глаза, он наконец отпустил себя, позволяя эмоциям окутать его сознание и позволить возбуждению взять контроль над его телом.       К тому моменту как Тоби закончил телефонный разговор, Хатаке уже был полностью погружен в свои ощущения. Он едва ли обратил внимание на то, как Учиха поставил перед ним горячую миску с лапшой. Но запах острых специй вывел его из мира грез, и, расширив в удивлении глаза, он уставился на Обито, что сел напротив него, загадочно улыбаясь. — Смотрю, ты не скучал, — бровь Тоби приподнялась, а в глазах забегали бесенята. — Как ты остаешься таким невозмутимым? — подкол был умело проигнорирован Какаши. — Было немного неловко во время первых разговоров, когда я только начинал, — усмехнулся Обито. — Но ты начинаешь привыкать к этому очень быстро.       Хатаке встряхнул головой и рассмеялся. Стараясь игнорировать свое возбуждение, он принялся за еду. Было бы обидно, если лапша окончательно размокнет прежде, чем он успеет ее съесть. Возбуждение в любом случае должно было скоро пройти, так что не было повода для переживаний.       Или все-таки было.       Какаши не был уверен, делал это Обито специально или нет, но после каждой порции, он издавал стон наслаждения. Зная Тоби, он мог сказать, что тот делал это намеренно, так как от его глаз едва ли укрылся стояк Хатаке. От Какаши требовалось больших усилий, чтобы продолжить спокойно поедать рамен, так как его мысли были далеки от всего этого, но наконец он смог доесть свою порцию, хоть и значительно позже, чем Учиха.       Каши был все еще возбужден, и это уже начинало приносить боль. И хотя он явно испытывал смущение от того, чтобы делать это в чужой ванной, ему было необходимо расправиться со стояком как можно скорее. — Я отлучусь в ванну ненадолго, — быстро пробормотал он.       Хатаке сделал всего пару шагов, когда крепкая хватка на его руках остановила его, прижимая к груди Обито. — Хочешь, я помогу тебе вместо того, чтобы дрочить самому? — прошептал старший возле его шеи. Близость чужого тела и ощущение теплого дыхания на коже, заставило Какаши вздрогнуть. — Тебе не хватило лапши на сегодня? — болезненно спросил Хатаке. Конечно он бы не отказался от дружеской руки, особенно, если это была рука Тоби. — Ее никогда не бывает много, — усмехнулся он. — Идем, — последовал приказ и Какаши повиновался. У него внутри все затрепетало, когда он обнаружил себя вновь на диване, а Обито бесцеремонно расстегивал ремень его брюк. Учиха жаждал этого, это было видно на его лице: страшный голод и желание. Он нетерпеливо стянул джинсы, выворачивая их наизнанку. Обито сел на колени перед диваном, проходясь по бедрам Какаши, слегка сжимая мягкую плоть с внутренних сторон. — Никогда не жаждал так сильно залезть к кому-то в штаны, — признался он и провел пальцами над резинкой боксеров. Хатаке приподнял свои бедра, от чего старший смог стянуть оставшуюся деталь одежды без проблем. — Тогда не останавливайся, — проговорил он, наблюдая, как Тоби отбрасывает за спину ненужный кусок ткани.       Откинувшись назад, Какаши ожидал что будет дальше, сердце билось с бешенной скоростью. Не сдерживаясь, Обито прикоснулся губами к бедру и стал неторопливо покусывать его, посасывать кожу, поднимаясь выше. Дойдя до конца, он перешел на второе бедро. Тихий стон вырвался из груди Хатаке от нарастающего возбуждения в паху. — Хотел попробовать тебя на вкус, — облизывая губы, произнес Учиха.       Какаши сглотнул, внимательно рассматривая этот красный язык. — Почему бы тебе не отсосать мне и узнать мой вкус полностью? — с придыханием в голосе спросил он. — Ох, — губы Тоби скривились в ухмылке, а в интонации послышались игривые нотки, — больше не такой стеснительный?       Хатаке уже хотел было возразить, но язык, на который он так долго смотрел, неожиданно провел по всей длине его члена, начиная смачно облизывать головку. Бедра Какаши дернулись, и он подавил стон, прикрыв рот тыльной стороной ладони. — О-Обито, не дразни меня. — Хорошо, хорошо, — усмехнулся Тоби, прежде чем наклониться и взять в рот головку, посасывая, и вновь отстраняясь. — Клянусь богом, Обито, — чтобы не планировал сказать Хатаке, это превратилось в задушенный вздох, когда Учиха вновь опустился на его член, посылая искры удовольствия по позвоночнику. Убедившись, что фрикций достаточно, Тоби плотно обхватил губами член Какаши и позволил языку облизывать его, насаживаясь глубже. Непристойные стоны срывались с губ Каши, полностью отдавшемуся наслаждению.       Обито был хорош в этом, это было даже не удивительно. Его рот был влажным, жарким, жаждущим, именно так, как представлял себе младший. У Тоби было несомненно много опыта, так как он точно знал где нужно облизать и когда начать посасывать сильнее.       Заметив, что Какаши более чувствителен возле головки, Обито стал уделять ей больше внимания, слизывая языком выступающий из щелочки предэякулят. Все это сводило Хатаке с ума, и он вцепился в волосы Учихи в порыв страсти. Через несколько мгновений, когда он уже извивался от желания, Обито оторвался от стоящего колом члена, напоследок поцеловав его, и взял в рот мошонку, заставляя Какаши громко стонать от жара, что окутал его полностью. Не дав до конца насладиться моментом, Тоби отстранился, с усмешкой глядя на разочарование, отразившееся на лице Хатаке. — Обито, — жалобно простонал Хатаке. — Обито, ох черт… — выкрикнул он, когда Учиха взял на всю длину. Его язык медленно прошелся у основания члена, щеки создали вакуум, заставляя Какаши все больше приближаться к оргазму. Одной рукой он с силой сжал волосы Обито на затылке, а второй ухватился за спинку дивана, ноги сильно дрожали, пока волна удовольствия пульсировала во всем теле.       Тяжело дыша, Хатаке сконцентрировался на влажном языке, что проходился по всей длине с каждым движением головы. Оргазм нарастал постепенно, жар медленно распространялся от мошонки по всему телу. — Я сейчас… — он подавил стон, — я сейчас кончу.       Их глаза встретились, темные с плескающейся в них похотью. Этот взгляд пустил очередную дрожь по позвоночнику, и именно это подвело его к краю. Он кончил с криком, сильно вцепившись в волосы Обито. Дыхание Какаши перешло в резкие всхлипы, когда Тоби проглотив все, стал высасывать остатки спермы из щелки.       Учиха отстранился и посмотрел на свой результат, улыбаясь, на лице читалось такое чувство гордости, будто он был подростком. Хатаке был весь потным, липким, взъерошенным, его грудь тяжело вздымалась в попытках привести дыхание в норму. Тоби позволил провести себе кончиками пальцев по бедрам Какаши и с удовольствием отметил, что те вздрогнули. Он усмехнулся, наслаждаясь тем, что младший был так чувствителен после оргазма. Зная, что Каши нужно время, чтобы прийти в себя, Обито поискал, отброшенное в сторону в порыве страсти, нижнее белье и помог его заново натянуть.       Затем, сев рядом с Хатаке, обхватил его плечи. Какаши тут же наклонился, наслаждаясь теплом, что исходило от Тоби. — Я был прав, когда говорил, что ты прекрасен во время оргазма, — улыбаясь, произнес Учиха. — Хотя, думаю было бы сложно удержаться от таких эмоций. — О боже, — простонал Хатаке, но все-таки не смог удержаться от легкой улыбки. — Ты хоть когда-нибудь ведешь себя по-другому? — он играючи ударил Обито по груди, а с губ сорвался сонный зевок, который вызвал умилительную улыбку у старшего.       У Тоби уже болезненно стояло и он отчаянно нуждался в разрядке, но он хотел позволить Каши прийти в себя. Он очень хотел все это повторить, Какаши был просто потрясающим на вкус. Потерянный в своих желаниях, Обито резко вздрогнул от ощущения руки Хатаке, поглаживающей его промежность. Подняв бровь в удивлении, он опустил глаза вниз, где на него не отрываясь, невинно смотрел Какаши. — Нужна помощь? — голос был спокойным, но вот в глазах уже плясали дьяволята.       Ох.       Обито действительно была нужна помощь, ответив: «Да», — он, с ухмылкой на лице приказал: — На колени.       Хатаке даже не возражал, сползая на пол. Его ноги все еще дрожали после оргазма, но он не обращал на это никакого внимания. Он встал на колени перед Тоби, наблюдая как тот придвигается ближе, и расстегивает брюки. Инстинктивно облизнувшись, наблюдая за тем, как Обито вытаскивает свой член, он наклонился вперед, открывая рот. Сверху раздался низкий смешок, и чужая рука вплелась в его волосы. — Боже, ты прекрасен, — простонал Тоби, беря в руку член и проводя влажной головкой по губам Какаши. — Теперь будь хорошим мальчиком и открой этот прекрасный ротик.       Хатаке не нужно было повторять дважды, наклонившись, он позволил головке соскользнуть внутрь. Его глаза прикрылись, и он позволил руке Обито направлять его, все больше насаживая на член, наслаждаясь тяжестью во рту и вкусом Учихи на языке. Член Обито был длинным, толстым, горячим, тяжелым, не сдерживаясь, Какаши застонал от наслаждения, посылая вибрацию по всей плоти, от чего волна удовольствия прошибла тело Тоби. — Ммм, даа, возьми полностью, хочу увидеть как хорошо ты смотришься с моим членом во рту. — на выдохе произнес Обито и застонал, стоило Хатаке двинуться дальше.       Каши взял на всю длину и стал посасывать подрагивающую плоть. Подавившись от резко толчка бедрами, он все равно продолжил медленно двигаться на члене. Высунув язык, он несколько раз облизал, покрывая весь орган и свой подбородок слюной, продолжая водить кулаком вверх-вниз, посасывая головку. Немного отстранившись, он наклонился ниже, выцеловывая чувствительную кожу у основания, второй рукой сжимая бедро Обито, мышцы старшего напряглись под его прикосновением. — Блять, ты прекрасен, малыш, — сжав волосы на затылке сильнее, простонал Тоби. — Так красиво смотришься с моим членом.       Хатаке почувствовал как его щеки покрылись румянцем от этих слов и застонал, вновь облизывая член, побуждая Обито самому засунуть его к нему в глотку. Бровь того поднялась в удивлении. — Хочешь, чтобы я вытрахал твой ротик? — спросил он, и Хатаке в нетерпении кивнул, ощущая, как жар пробивает его тело от потемневших глаз над ним.       Обито поднялся и стал медленно вколачиваться в расслабленное горло Какаши. С его подбородка стекали слюни, из глаз текли слезы, но он не обращал на это внимания. Он никогда не мог представить, что будет получать такое счастье и наслаждение от того, что кто-то грубо трахает его рот. Уже можно было сказать, что вот так стоять на коленях перед Тоби становится его привычкой.       Хатаке услышал тихий рык сверху до того, как Тоби сказал: — Каши, посмотри на меня.       Какаши медленно приоткрыл свои глаза, глядя вверх прямо в глаза Обито, что неотрывно смотрели на него. — Блять, ты прекрасен, — его голос стал ниже, грубее, а пальцы обхватили щеки Хатаке, прижимая их с внутренней стороны к своему члену.       Обито издал низкий стон и стал грубее вколачиваться, заставляя Какаши прикрыть глаза. Он почувствовал, как вновь начал возбуждаться, и опустил свою руку, поглаживая затвердевший член через белье. — Ммм, даа, малыш, — продолжал Учиха, — мне так хорошо.       Обито громко стонал, его глаза были закрыты, а движения стали более хаотичными. Восприняв это как сигнал, Хатаке стал активнее двигать языком, проходясь по головке, и он чувствовал, что был близок к своему второму оргазму, начиная надрачивать себе быстрее. — Я близко, — простонал Тоби, пытаясь отстраниться, на что Какаши помотал головой, хватая того за бедро. Казалось, Обито прочитал его мысли, когда произнес: — Хочешь, чтобы я кончил в тебя? — Да, — голос Каши звучал хрипло, — пожалуйста. — Хорошо, — сказал Учиха, приподняв младшего за подбородок и поглаживая щеку, — открой свой ротик для меня.       Приоткрыв рот, он позволил Обито проскользнуть туда еще раз. Член Тоби дернулся, а из головки выделился предэякулят. Спустя еще пару толчков, Обито излился в рот Какаши, выкрикивая его имя. Поперхнувшись, он все же попытался проглотить выделившуюся сперму, начиная быстрее водить по своему члену, желая вновь кончить.       Когда оргазм наконец настиг его, он выгнулся в спине, сперма выплескивалась горячими струями, разнося волны удовольствия по всему телу, замутняя его сознание и прекращая беспорядочные подергивания рукой по члену. — Черт, — послышалось от Обито, что все еще тяжело дышал и, не отрываясь, смотрел на мокрое нижнее белье Хатаке, — это было горячо.       Какаши подарил ему легкую улыбку и попытался стереть со своего подбородка стекающую сперму, но Тоби, наклонившись, сделал это сам. Он помог подняться Каши на ноги, прежде чем бережно уложить его на диван. — Хочешь принять душ? — спросил он, беря салфетки из упаковки на столе, вытирая губы и подбородок Хатаке. — Можешь взять мою одежду. Есть и новое нижнее белье. — Дай мне минуту, — прохрипел Какаши, все еще пытаясь восстановить свое дыхание. — Хорошо. Полежи, я принесу тебе воды, — сказал Обито и, подарив ему благодарный кивок, Хатаке прикрыл глаза.       
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.