Потому что люблю

Гет
NC-17
В процессе
3
автор
Размер:
планируется Макси, написано 160 страниц, 13 частей
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
3 Нравится 14 Отзывы 1 В сборник Скачать

за счёт заведения

Настройки текста

*неделю назад*

Хёнджин и Кёнми впервые за долгое время остались наедине пусть и в квартире Минхо. Ли так долго пытался уговорить Хвана и Ким прийти к нему после занятий, что им ничего не оставалось кроме как согласиться. Кёнми первый раз оказалась в этой квартире, про которую столько разговоров ходит и не смогла понять почему Лино так её не любит, ведь здесь довольно уютно ,чего она никак не ожидала от Ли. Просторные комнаты, запах кофе такой сильный, что если закрыть глаза, можно было подумать, что они сидят в кофейне, огромные окна на кухне и в спальне, а в зале даже есть подвесное кресло. Всё это никак не вязалось с личностью Минхо. Оглядевшись в очередной раз, Кёнми подошла к стеллажу, на котором были разложены настольные игры. -И почему он только каждый раз что-то своё придумывает, а не из дома берёт? - спросила девушка, поворачиваясь к Хёнджину, сидевшему на диване, - Как думаешь? - Лино не любит поднимать эту тему, поверь, я спрашивал, - пожал плечами Хван, - лучше положи на место, пока он не вернулся, вдруг злиться будет. Ты в его владениях и без тут лучше не трогать ничего, по крайней мере личные вещи, он вряд ли обрадуется. - Так ценит личное пространство? - Ким положила настолку на место и вернулась к Хёнджину, садясь рядом, - Неожиданно. А Минхо и правда не любил, когда кто-то что-то трогает без спроса в его (их) квартире, ценил каждый сантиметр, пусть от части и ненавидел это место, ему не хотелось, что бы чьи-то руки касались его (их) вещей. Он купил и новые вещи, и новую мебель, но и большая часть старого интерьера осталась, ведь Ли не хотел терять ту частичку ушедшего человека, которая так и осталась жить с ним в этом месте. Она была в шкафу, на кухне, в настольных играх, в ведёрках мороженного, которых всегда два в холодильнике. - А куда он ушёл вообще? Ты слышала? - подал голос Хёнджин, переводя глаза на девушку. - Сказал, что что-то забыл и скоро вернётся, - тихо ответила Кёнми, листая в приложении песни, останавливая выбор на "7 years" от Lukas Graham. Из колонок телевизора полилась приятная мелодия и мужской голос, притягивая к себе внимание Хёнджина. Он любил эту песню, сам не понимая почему, и он был приятно удивлён тем, что и Ким её знает. Они молча сидели несколько секунд после чего Хван поднялся со своего места и протянул руку девушке, глазами прося её потанцевать с ним. Почему-то от невинного танца они оба были немного смущены, но продолжали медленно двигаться без слов понимая движения друг друга. Такая по настоящему невинная романтика заставляла сердца биться чуть чаще, а щёки наливаться краской. Казалось что в этот момент в мире больше нет никого, только Хёнджин и Кёнми продолжающие плавно танцевать, держась за руки и иногда смотря друг другу в глаза. Хван прокрутил девушку за руку и обнял её со спины, когда Ким остановилась. Они стояли так даже когда закончилась песня и им обоим было хорошо, спокойно, как будто все их переживания отступили на второй план. Кёнми вдруг почувствовала, как Хёнджин поцеловал её макушку, а после повернул её лицом к себе и оставил лягкий поцелуй на её лбу, заставив девушку смущённо опустить глаза куда-то в пол. - Романтичная атмосфера, разве нет? - в ответ он получил робкий кивок, - Да не бойся ты так, я вроде для этого повода никогда не давал, - и снова кивок, - Кёни, глаза то подними. - Только давай без твоих шуток, - шепотом пробормотала она, глазами встретившись с Хёнджином. - Я не шутил, - он добро улыбнулся и, наклонившись к лицу Ким, чмокнул губами возле её носа, как будто и правда оставил поцелуй, - не бойся, просто романтика никому ещё не вредила. Не успела девушка сказать и слова, как в прихожей раздался радостный голос Лино и шуршание каких-то пакетов.

*настоящее время*

Кёнми, сбросив тетради в рюкзак, пошла в раздевалку. Следующий и последний урок физра. Феликс уже переоделся и стоял на стадионе в ожидании подруги. Чёрная спортивная форма ему к лицу. Олимпийка не застёгнута до конца, открывая вид на открытые футболкой ключицы, штаны немного приподняты на икрах, а волосы давно растрепал ветер, не оставив после себя и намёка на причёску, которую так старательно Ли делает каждое утро. - Ты как всегда прекрасен, - подметила, вышедшая из раздевалки Ким, завязывая волосы в тугой хвост, - а на мне эта форма сидит просто ужасно! – она покрутилась перед Феликсом, наигранно дуя губы, не замечая как Ли, облизнув свои, зачарованно смотрит, отказываясь принимать тот факт, что девушка хоть в чём-то может выглядеть не красиво. В этот раз весь класс играл в футбол, и тренеру было совершенно неважно, что большинство девочек не умеют должным образом управляться с мячом. Со стороны выглядело весьма комично: играют в основном парни, передавая друг другу мяч, в то время как девочки беспорядочно бегают по полю, прося дать им пас, а одноклассники, естественно, этого не делают. Феликс был не самым лучшим игроком, но играл всё-таки далеко не так плохо как некоторые, несколько раз он забил гол, а в самом конце игры дал пас Кёнми, которая растерявшись, не попала по нему ногой и упала, чем вызвала у парня добрый и искренний смех. Пришлось поднимать. Когда маленький матч был окончен, все с облегчением выдохнули, хлопая в ладоши. Ким всю игру старалась не думать о Феликсе, который постоянно был перед глазами. В её голове всё было слишком нескладно – возможно ли что Фил в неё влюблён? А если да, то как давно? Почему ничего не говорит? Боится? Все эти вопросы безумно отвлекали, а деться от них было некуда, везде найдут. Наверное, Феликс действительно её любит, но почему-то боится признаться в этом, вот только непонятно кому в первую очередь – Кёнми или всё-таки себе? Стиснув зубы чуть ли не до скрежета, Ким подошла к Ли, но когда он повернулся, то всё, что было в голове внезапно испарилось, словно ничего и не было. Чистый белый лист. - Ты что-то хотела? «Понять тебя лучше» Девушка отрицательно помотала головой. Из раздевалки вышли Чонин и Сынмин, они как обычно весело болтали, активно жестикулируя руками. Сынмин даже врезался в какого-то парня, так сильно он был увлечён разговором. Заметив Феликса и Кёнми, парни ускорили шаг и за считанные секунды оказались рядом. - У нас это будет последний урок, - потянулся Сынмин, - а потом мы собирались прогуляться, хотите с нами? - Но нам тогда придётся ждать целый урок… - грустно улыбнулась Ким. - Давайте в следующий раз, хорошо? – Ли улыбнулся, притягивая девушку к себе и дуя в её волосы, - а сегодня мы просто пойдём домой. - А вы мило смотритесь вместе, - Чонин расплылся в улыбке, - встречаетесь? – заметив отрицательное мотание головой, Ян шумно выдохнул, - а зря. Ладно, вам уже, наверное, пора, нам тоже. - Это уж точно, увидимся завтра! – помахал рукой Сынмин, провожая Феликса и Кёнми взглядом.

***

Хёнджин, выйдя с лекции, которая на сегодня была последней, пошёл в сторону дома, заходя по пути в различные магазинчики, чтобы купить домой разные статуэтки. Купил даже вазу в форме скульптуры, хотя цветы в его квартире появляются крайне редко, но она будет украшать кухонный стол, Хёнджин ещё купил небольшую картину с изображением моря, с белой пеной барашками на краях волн. Вот только зачем ему это сейчас? Может, для того, чтобы отвлечься? От чего? В последнее время мысли в голове путались безумно. Уже рядом с домом Хван заметил новый продуктовый магазин и решил зайти посмотреть, что теперь будет у него под носом. Пройдясь по небольшому помещению, Хван прихватил с собой печенье, отправляясь на кассу. Оказавшись в квартире, он разулся характерным для него способом – не расшнуровывая кроссовки, сначала наступил кончиком одной кроссовки на пятку другой, аккуратно вызволяя из неё ногу и затем также вторую. В этот день Хван почему-то не чувствовал себя одиноко, даже наоборот – он полон сил и готов на всё, лишь бы на месте не сидеть. Мысли уже о бывшей девушке отступили на второй план, и теперь Хёнджин был как никогда счастлив. Ничего его не тревожило, не заставляло голову трещать по швам, болеть и буквально разрываться на части. Сердце тоже было спокойным, билось ровно, позволяя спокойно дышать без каких любо болей в груди. «Как приятно всё-таки ни от кого не зависеть» Переодевшись в свои домашние чуть потрёпанные шорты, Хёнджин принялся раскладывать по полкам все купленные им статуэтки, а картину он повесил в спальне над кроватью. Она идеально туда вписывалась, ведь комната тоже была выполнена в синих тонах. Первое время глазам было непривычно, но с каждым днём картина будто бы приживалась к стене, становясь с ней единым неразрывным целым. «Интересно, чем Минхо занят?» Хёнджин покачал головой, надув губы, шмыгнул носом и, хотел было, позвонить другу, но передумал, поэтому просто включил телевизор, натыкаясь на какое-то развлекательное шоу. Не переключив канал, Хван оставил телевизор разговаривать в пустующей комнате, а сам пошёл на кухню готовить ужин. В этот раз Хёнджин приготовил небольшое количество мяса и рис и, пока занимался готовкой, напевал нелепую мелодию себе под нос. Чистый лист. Ничего не мешает. Но и это тоже плохо: из-за белизны этого листа в голове эмоции путаются, сплетаются в комок, не давая понять, что есть что. То хочется плакать, биться в истерике, то смеяться до слёз, страх за друзей, остатки чувств к Ёль. Ещё долго не угаснут, в этом Хёнджин уверен, но уже ничего не изменить, нужно просто жить дальше, нельзя прожить всю жизнь, мечтая лишь об одном человеке. Нет, это неправильно. Но ведь есть такие люди? Как только они справляются со своими чувствами? Хёнджин, любивший на протяжении трёх, возможно самых счастливых лет в его жизни, любил одну только девушку, но всё равно где-то промахивался, ошибался, а после приползал на коленях, моля о прощении лишь бы сохранить эти отношения. Нет, это не правильно. А ведь Хёнджин полюбил Ёль бесконечно, а она его просто так, как любит обычный человек, она не ценила ту бесконечность, который Хван ей дарил, не ценила так сильно, насколько бы этого хотелось Хёнджину. «И всё же, чем занят Лино» Повторный вопрос влетел в голову так же резко, как и в прошлый раз, но в этот Хёнджин всё-таки позвонил другу. - Уже час ты у меня из головы не выходишь, - посмеялся Хван, когда на другом конце послышался голос Минхо, - ты меня приворожил? - Ну конечно! – отозвался Ли, заливаясь смехом, - Лишь бы ты обо мне думал! Так что ты хотел? - Просто узнать, что ты делаешь, - Хёнджин пожал плечами, облокачиваясь на спинку дивана, - расскажешь? - Да ничем особенным на самом деле – иду домой, пары только сейчас закончились. А ты, я так понимаю, уже дома. - Да, даже приготовить покушать успел, - услышав одобрительное мычание в трубке, Хёнджин улыбнулся, - если хочешь, приходи, вместе пообедаем, - но Минхо отказался, и Хвану ничего не оставалось делать, как попрощаться и положить трубку. Размяв шею, Хёнджин перевёл взгляд на шоу, что шло по телевизору и, сходив за печеньем и чаем вернулся в комнату, чтобы скоротать этот день в одиночестве, смеясь с шуток ведущих.

***

Чанбин в очередной раз отвечал на сообщение от контакта «Кудряш» когда переписку прервал звонок Минхо. Ли хотел прогуляться, но Чанбин отказался, ссылаясь на то, что ему нужно делать уборку, так оно и было. Закончив переписку ёмким «я должен отлучиться на какое-то время» Со убрал телефон, и пошёл за шваброй. Уборка без музыки – не уборка, поэтому включив Imagnine Dragons «Bad liar» Чанбин принялся намывать пол. «Доверься мне, дорогая, доверься. Это был год без любви» Швабра, скользила по полу, оставляя практически не заметные глазу разводы, а Со, чуть пританцовывая и подпевая, продолжал возить ею по полу, стараясь не наступать на помытый пол. «Скоро увижусь с ним! Скорей бы» Когда пол был чист, Чанбин перешёл к протиранию пыли на полках. Он ненавидел это занятие, но делать это нужно, иначе он начнёт чихать похлещи, чем в сезон аллергии. Небольшая влажная тряпка медленно проходилась по всем полкам, даже по самым высоким, Чанбину приходилось вставать на носочки. «Я человек, который боится трёх вещей. Это честность, вера и крокодиловы слёзы» В очередной раз зазвонил телефон, но на этот раз это была Кёнми. Она позвала Чанбина гулять, видимо, Минхо надоумил, ведь он скорей всего тоже будет там, а раз есть Минхо, то будут Хёнджин и Феликс. «Так посмотри же в мои глаза, скажи мне, что ты видишь» Закончив с уборкой, Со всё-таки согласился на совместную прогулку с друзьями. В этот раз место выбирал сам Чанбин и выбор его пал на то самое кафе, хоть сегодня четверг, время как раз подходит к пяти часам вечера. Встретившись в небольшом парке недалеко от дома Феликса, друзья пешком отправились в заветное кафе.

***

- Обещаю, вам понравится здешний кофе, - улыбнулся Чанбин, открывая дверь в кофейню и приглашая в неё друзей, - проходите и занимайте место, я пока сделаю заказ. Кто что будет? Последним в кафе зашёл Минхо, и заметив бариста, застыл на месте. Землю выбило из-под ног. За прилавком стоял брюнет в белом свитере и чёрном фартуке, он варил для недавно зашедшего гостя кофе, не обращая внимания на новых посетителей. Вот только Минхо глаз от него оторвать не мог, сердце, кажется, остановилось, кислорода с каждой секундой всё меньше. - Джисон! – Со подошёл к прилавку, обращаясь к бариста, который на секунду перевёл на него взгляд и улыбнулся, снова возвращаясь к работе, - привёл тебе новых посетителей. Минхо, ты чего встал? Иди пока к остальным, - Джисон мгновенно перевёл глаза сначала на Чанбина, затем на Минхо. «А ему идёт» - Да, проходите, - эти слова дались Хану с трудом, - что вам приготовить? А в голове уже пронеслось:

«Банановый раф и побольше сливок»

- Банановый раф, - отозвался Минхо, опуская глаза в пол, - и побольше сливок, пожалуйста. Сделав заказ, Ли пошёл к друзьям, что уже попросили Чанбина заказать им любимый карамельный латте для Феликса и Кёнми и капучино на миндальном молоке для Хёнджина, а Со в этот раз взял не свой любимый американо, а обычный капучино с корицей. Когда кофе был готов, Джисон принёс его друзьям на большом подносе, стараясь ничего не разлить, вышло не без труда. Расставив перед друзьями кружки, Хан мельком посмотрел на Минхо, который не отставал в плане коротких взглядов в сторону бариста, и чуть поклонившись, ушёл обратно на своё рабочее место. Следующие два часа Джисон и Минхо постоянно переглядывались, а как сталкивались взглядами, то сразу отводили глаза. Сердце у обоих было не на месте, особенно у Минхо – оно, оно то билось как сумасшедшее, не давая нормально дышать, то останавливалось. В голове полная каша, неразбериха. Как? Почему именно сейчас? Почему Хан так спокоен? Вот только Ли не знал насколько тяжело в этот вечер даётся Джисону работа. Сердце кровью обливается при каждом взгляде на Минхо, который ещё как назло перекрасился и теперь выглядел ещё привлекательнее. До этого Хан, как и Минхо, старался о нём не думать, но сейчас, когда Ли так близко, у Джисона дар речи пропадает. Неужели он снова обрёл смысл жизни, который по своей же вине и потерял? Как вообще так вышло, что судьба и время их снова свели вместе? Минхо ведь мог прийти на три часа позже, и тогда они бы с Джисоном не встретились, ведь закончилась бы его смена, мог прийти завтра и тоже бы не застал Хана на рабочем месте, ведь у него по пятницам выходной. - Лино, что с тобой сегодня? – спросил Хёнджин, отпивая немного горячего кофе, - ты сам не свой, всё нормально? - Джини, да, всё в порядке, просто спал плохо, а что, это так заметно? – Минхо перевёл взгляд с бариста на Хвана – Я, правда, не выспался сегодня… Хёнджин пожал плечами, переводя взгляд на Кёнми, которая старалась как можно осторожнее пить свой кофе, так как он был слишком горячим. Это вызвало невольную улыбку, которую Хван тут же постарался скрыть. Забавно, что человеческие эмоции и чувства так переменчивы, но кому как не Хёнджину этого не знать? У Джисона работа шла неладно – постоянно что-то падало, он обжёг руку, пролил кофе и всё из-за Минхо, который смотрел с такой ненавистью и злобой, но в тоже время с тревогой и заботой. Как Хан отвык от такого взгляда, как давно он не чувствовал бабочек в животе лишь только от одного взгляда на человека. Минхо ведь первый, кому Джисон открылся, показал настоящего себя, рассказал свои детские мечты, поведал о своих страхах. Он помнил, как Ли смеялся, когда узнал, что Хан боится пиявок и того, как те кусаются, присасываются «словно вампиры» и потом обнимал со словами «ты мой маленький, я не позволю ни одной пиявке выпить твою кровь». «Маленький» так Минхо называл Джисона, и Хану это казалось невероятно милым, пусть и глупым. Джисон слышал, как пришедшая компания разговаривает друг о друге, об отношениях, об учёбе. Минхо так и не перевёлся с юридического, а ведь он так хотел учиться на психолога. Джисон невольно заслушивался, когда слышал голос Минхо. Такой родной. Но время шло, и смена Хана медленно подошла к концу, когда он собирался уходить, то прежде, чем пойти переодеваться, прихватил с собой две упаковки миндального печенья – Минхо его просто обожает, и принёс гостям. - За счёт заведения, - он положил печенье на стол, невольно задерживая взгляд на Минхо, - приятного вечера, - как же тяжело ему дались эти слова, под пристальным взглядом Ли всё где-то в горле застревает.

***

- Думаю, нам всем пора идти домой, - начала Кёнми, допивая кофе, и вытирая салфеткой пенку с губ, - нам завтра на занятия, как и вам всем, - Ким осмотрела всех сидящих за столом, - разве нет? - Но мы ведь так хорошо сидим, - промычал Хёнджин, делая глоток уже подстывшего кофе, - Фил, можно к тебе в гости? Так не хочу один оставаться сегодня, обещаю, завтра утром меня уже не будет, - Феликс кивнул, - спасибо! - Я тоже у тебя остаться хотела, - смущённо пробормотала Кёнми, но в её тоне никто ничего подозрительного не заметил, - можно? - Эх, можно, конечно.

***

Оказавшись в уже полюбившейся квартире, Кёнми и Хёнджин сразу переместились на кухню, чтобы заварить чай, Ли же пошёл искать друзьям одежду. На Хване его вещи смотрелись немного несуразно, но только штаны, ведь немного коротковаты, но в целом выглядел он как всегда неплохо, а Ким просто утопала в футболках Феликса что уж говорить про штаны, но других вариантов у неё не было. А Ли нравилось, как Кёнми забавно выглядит в этих огромных футболках, ему казалось это очень милым. Найдя чёрную футболка для Хёнджина и белую для Кёнми, Феликс вышел к друзьям и выдал им одежду. Хёнджин тут же снял футболку, заставляя Ким вскрикнуть и отвернуться, закрыть глаза. Феликс тоже этого не ожидал, а Хван как ни в чём не бывало переодел футболку и уселся на диван. «И снова странно» Пронеслось у девушки в голове. Она не заметила, как её щёки залились краской. - Ты закончил? – закатил глаза Ли, - Почему ты себя так странно ведёшь, м? - Твоя квартира мне как родная, - пожал плечами Хёнджин, - ой, - он внезапно покраснел, - Кёни, прости, пожалуйста. Я что-то совсем забылся, - он почесал затылок и подошёл к девушке, кладя руку ей на плечо, от чего та невольно вздрогнула, - но тебе так делать не советую, иди в комнату Ли, переоденься, - Ким кивнула, - прости ещё раз. Сам не заметил, что смутил девушку, сам виноват в том, что она сейчас, скорей всего будет смущаться в комнате Ли. Это на самом деле очень приятно, когда вот так за одну секунду способен заставить девушку чувствовать себя неловко. Ёль, наверное, никогда такой не была: она всегда на высоте, старается не показывать открыто свои чувства, но Хёнджин всегда замечал тень её улыбки, когда он делал ей комплименты. Ёль и Кёнми очень разные, но в глазах Хвана обе прекрасны по своему. Забавно, что всё вышло настолько комично, это заставляло цвести на губах улыбку, Хёнджин сам не понимал, что на него нашло. Он скорей всего невероятно сильно разозлил Феликса, но уже ничего нельзя изменить. «Действительно нет слов» Что на него нашло? У Феликса в голове неразбериха, как он допустил это? Да, Хёнджин расстался с Ёль, но зачем раздеваться при девушке, которую считает подругой? В горле саднит от всего того, что хочется высказать Хвану, а ещё лучше ударить, да так, чтобы сильно, чтобы кровь пошла. Феликс был уверен, что Кёнми не чувствует к нему того же, что и он к ней, это причиняло такую боль, словно кто-то кинжал в спину вонзил, глубоко, ещё и провернул. «Не хочу обременять её своими чувствами» С губ вырывается обречённый стон, где-то в глотке засел вопль, который Феликс никогда не озвучит вслух, а глаза заполняет холод, сердце сковывают тяжёлые цепи, Ли прячет сердце на замок. Когда-нибудь он об этом пожалеет, он уже жалеет, но так не хочет открывать свои чувства человеку, которого он бесконечно, с которым можно вот так просто. Пить кофе, беззаботно болтая, гулять под дождём, делясь сокровенными мыслями, и греть друг друга, если кому-то станет холодно. Только этого до боли простого просто уже не будет, потому что Ли влюбился и отпускать не хочет. Феликс в очередной раз закатил глаза, беря Ким за руку и ведя её в свою комнату. После он вышел и закрыл за собой дверь, а девушка, прикрыв лицо ладонями смущённо запищала. И почему эта минутная сцена вызвала такую бурю эмоций? Эти искрящиеся злостью глаза Феликса, заставили Ким почувствовать себя маленькой девочкой, которую будут защищать любой ценой. Вот только почему подобные вещи действительно происходят? Может быть Кёнми всё-таки права и ФЕликс в неё влюблён? Почему она так этому рада? Нетронутое человеческое сердце полно загадок. Это самое сердце колотилось так, словно хотело пробить грудную клетку. Она так бы и витала в собственных мыслях, если бы в дверь не постучал Ли. Когда Ким вышла из комнаты, то Феликс невольно улыбнулся, беря девушку под руку и ведя в гостиную, где на диване звездой развалился Хёнджин. Заметив Кёнми и Феликса, Хван собрал себя в кучу, садясь на правую сторону, освобождая место для друзей. Ли, в очередной раз неодобрительно посмотрев на Хвана, сел рядом и утянул за собой девушку. Сама того не заметя, она положила голову на плечо Фила, который лишь погладил её по волосам и взял пульт, чтобы включить какой-нибудь фильм. В этот раз всеобщий выбор пал на «Бивень», хоть его предложила Кёнми, весь фильм она закрывала глаза, отводя голову в сторону Феликса, и утыкалась в его плечо носом. Несколько раз она прятала глаза в руке Хёнджина, буквально прикладывая его ладошку к лицу, что бы не смотреть фильм, чем вызывала у Хвана неподдельный смех. Ли улыбался каждый раз, когда Ким сжимала в кулак его футболку и прятала глаза в его плече. Уютный домик, вокруг растут сиреневые цветы, и собака бегает по полю, радостно гавкая. Над головой поют птицы, а солнце светит так, что даже глаза начинают болеть. Ли стоит возле дома, наблюдая, как Кёнми что-то готовит на кухне. Её волосы небрежно спадают на плечи, а ловкие руки умело обращаются с ножом. Феликс счастлив и Ким тоже. Но в один миг становится темно, тучи застилают небо, поднимается сильный ветер. Ким исчезла, теперь Ли не видит её в окне. В попытках найти девушку Феликс мечется сначала вокруг дома, а затем и внутри. Нигде нет. За окном гаркают вороны, всё вокруг окрасилось в серый. Открыв глаза, Ли понял, что уснул. Фильм до сих пор идёт, а это значит, что он просто задремал и скорей всего очень ненадолго, но этого хватило, чтобы проснувшись, почувствовать тревогу. Друзья видимо заметили, что Ли уснул, поэтому накрыли его пледом, а сами отсели немного дальше от него, что бы тот мог повернуться во сне. - Фил, у тебя усталый вид, - Хёнджин поставил фильм на паузу и повернулся к другу, - может, пойдёшь спать? Мы тебе тут даже места побольше освободили, думали, ты уже не до утра спать будешь. - Да, ты прав, спать действительно хочется, - пробормотал Феликс, - но мне интересно, чем всё закончится, - не совсем правда, он бы лучше спать пошёл, но решил остаться, - давайте досмотрим. Когда фильм закончился, не спал только Хёнджин. Он чувствовал голову Кёнми на своей груди и слышал, как она тихонько сопит, Феликс мирно спал рядом, уткнувшись носом в спину девушки. Хван не хотел никого будить, поэтому остался сидеть на месте и, взяв пульт в руки, включил следующий фильм, вот только теперь он смотрел на ужастик, а самую простую романтическую комедию. Утром первой проснулась Ким, замечая, что парни всё ещё спят: Хёнджин, откинув голову на спинку дивана, лежал, сложив руки на груди, тихо сопел. Его чёлка спала на глаза непроглядной шторкой, а губы то и дело подрагивали, Феликс, обнимая себя руками, лежал на боку. Кёнми не в первый раз оставалась у Ли на ночь да и парни тоже, но в этот раз всё было как-то совсем по другому. Ким, осторожно встав с дивана, пошла на кухню, где поставила чайник. Он приятно зашуршал, навивая скуку и даже сонливость, но делать нечего – надо собраться с силами и пойти в школу. Когда чайник, наконец, закипел, девушка налила себе кофе и, подойдя к окну, сделала первый глоток. - Доброе утро, - в дверном проёме появилась голова Ли, - почему не разбудила? - Привет, - Ким развернулась к парню всем телом, - как раз собиралась. Хёнджин ещё спит? - Да, - Феликс подошёл к столешнице и налил себе кофе, - ему ко второй. Когда ты уснула, мы поговорили. было правда не совсем удобно, - он улыбнулся, - потому что ты во сне легла так, что заняла почти весь диван, - Ли тихо посмеялся, - Не знаю, во сколько он заснул, но явно намного позже, чем мы с тобой, - девушка кивнула, делая очередной глоток, - ты вчера так испугалась фильма? - Угу, было интересно, но не слишком приятно. Не совсем в моём вкусе. Разве Хёнджина не нужно разбудить? Мы ведь уйдём скоро. Он же не может здесь один остаться всё таки это твоя квартира. - Кёни, у него даже ключи от этой квартиры есть, - Феликс улыбнулся, садясь на стул, переводя глаза в гостиную, - так что мы можем спокойно уйти, он ничего плохого не сделает, - Хван на диване перевернулся на бок, - пусть спит.

***

Джисон проснулся, когда время перевалило за час дня. Всё проспал. «Значит, сегодня я останусь дома» Скинув с себе одеяло, Хан поёжился и снова спрятался под тёплое тяжёлое одеяло. Кондиционер работал всю ночь, из-за чего в комнате было довольно холодно, но Джисону нравилось – хоть есть чем дышать. Пролежав так ещё какое-то время, Хан всё-таки слез с кровати, обувая тапочки и слегка шаркая ногами по полу, пошёл к столу, где с прошлой ночи осталась стоять бутылка с пивом. Осушив её за два глотка, Джисон выбросил стеклянную ёмкость в ведро, снова возвращаясь к постели. Всю ночь он не мог уснуть. Мысли о Минхо не давали даже глаза закрыть, из-за чего сейчас они невероятно сильно болят, так, что даже моргать больно. Они не виделись с Минхо чуть больше года, с тех пор, когда Хан просто собрал вещи и ушёл, не отвечая в будущем ни на звонки, ни на смс. А ведь так больно было. Даже думать о том, что он оставил Ли в одиночестве, было невыносимо. На душе первое время было мутно, грязно, в сердце жалили пчёлы. Но, раз Джисону было так плохо, то какого было Минхо? Какого было потерять человека, который находился рядом так долго, что так старательно открывался ему, любил больше жизни? Хан этого не знал и не хотел бы знать. Не хотел слушать рассказы о том, что пришлось пережить Ли, ведь тогда он бы просто… погиб. Добил бы себя морально настолько, насколько это возможно. Но так было нужно. Но всё-таки больно было им двоим, и никто из них не мог описать те чувства и те эмоции, те мысли и те усилия, которые пришлось каждому пережить. «У меня даже номер его не остался»
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.