Скидки

Первая смена

Слэш
NC-17
Завершён
42
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
42 Нравится 12 Отзывы 8 В сборник Скачать

К чему приводят прогулки после отбоя

Настройки текста
Жаркое июльское солнце нещадно слепит глаза. Ветра почти нет, из-за чего находиться на улице практически невозможно. Из-за рюкзака мокнет спина, а слишком громкие разговоры других подростков заставляют недовольно морщиться. Кейджи оглядывает ребят, выискивая в толпе знакомую светлую макушку. Он не видел Кенму в автобусе, потому что пришёл раньше и уснул, как только сел на своё место. Всю дорогу он спал, а когда автобус приехал в назначенное место, одним из первых покинул его. Козуме наверняка бы сразу же подошёл к нему, или, хотя бы, прислал сообщение. Да и людей тут было не так уж много, Акааши смог бы увидеть друга среди других. Рядом с их автобусом припарковывается второй, и Акааши обращает внимание на силуэт у окна с его стороны. Парень ловит на себе знакомый кошачий взгляд и едва заметно улыбается. Кенма смотрит на него, и Кейджи видит, что тот облегчённо вздыхает. Подростки постепенно выходят из автобуса и забирают из багажника свои вещи. Кенма забирает свой красный чемодан одним из последних и подходит к Кейджи. — Ненавижу эту поездку от города до сюда. — вместо приветствия говорит Кенма, вызывая улыбку на лице Кейджи. — Не повезло с соседом? — Телефон забыл зарядить, пришлось ехать без музыки и всю дорогу слушать чужую болтовню. Акааши усмехается, видя откровенно задолбанный вид друга. Он-то прекрасно знает, как Козуме не любит шумные и людные места. А полуторачасовая поездка до лагеря под аккомпанемент голосов, обсуждающих предстоящую смену — это то, что нервы Кенмы могут вынести только с божьей помощью. — Мы же будем в одной комнате? Не хотелось бы провести всю смену с незнакомыми людьми. — Кенма поправил волосы, глядя под ноги. — Постараемся попасть в одну. — Акааши пожал плечами. Ему тоже не хотелось жить отдельно от Кенмы, это бы вызвало некоторые трудности. Всё же одно дело, когда в комнате только двое незнакомых людей и рядом есть друг, но совсем другое, когда их трое, а Кенма находится в другой комнате. Кейджи не то чтобы очень хочется заводить новые знакомства в лагере, он сюда не за этим приехал. Парни продолжили обсуждать, как их двоих достала жара и отсутствие тени, когда послышался громкий смех. О, они узнают этот смех из тысячи. Так смеётся только один человек. — Бро, ты серьёзно? — Акааши с Кенмой обернулись, как и остальные ребята. На это невозможно не обратить внимания. К автобусам подходят двое парней-студентов, с повязанными на запястьях красными… на самом деле даже сами парни не знают точно, что это. Ленты? Но это не так важно. На них белые футболки-поло, цветные шорты и белые кроссовки. — Прикинь? Я тоже офигел! Акааши едва заметно улыбается. Юноша с золотистыми глазами, широкими бровями вразлет и торчащими во все стороны бело-серебряными волосами с черными прядями смеётся, размахивая папкой с прикреплёнными к ней листами. Они всего на секунду пересекаются взглядами, но этого Кейджи вполне достаточно, чтобы понять, он его заметил. Когда парни подходят ближе, перестают так смеяться и сосредотачивают всё внимание на подростках. Кейджи видит, как парень с чёрными растрёпанными волосами и чёлкой на правой стороне, частично закрывающей глаз, кидает мимолётный взгляд на Кенму. Козуме же делает вид, что занят приведением волос в порядок и подошедшие люди ему совсем не интересны. — Привет, молодёжь! — черноволосый широко улыбается. — Мы ваши вожатые до конца смены. Меня зовут Куроо Тетсуро. — А меня — Бокуто Котаро. И мы гарантируем вам отлично проведённое время в лагере! Большинство ребят радостно вскрикивают, а некоторые — хлопают. Эти двое производят впечатление главных заводил лагеря. Кейджи и Кенма не впечатлены. Они уже слышали это приветствие и знают этих вожатых. Смена и правда обещает быть интересной.

***

— Итак, — Тетсуро хлопнул в ладоши, привлекая внимание всех ребят. — теперь, когда все разместились в комнатах, мы обговорим основные правила. Проблемы никому не нужны, так что все слушают внимательно, дважды повторять не будем. — Первое правило, — Бокуто поднимает вверх указательный палец. — можно всё, пока мы не видим. Но если увидим, то пеняйте на себя. — Отбой у нас в 22:00. Если увидим кого-то после отбоя, мало не покажется. Кенма ёрзает на скамейке, недовольно зыркая на Куроо. Кейджи пускает смешок. В прошлом году Тетсуро говорил так же, и, кажется, Кенма хорошо усвоил это правило. — Во время тихого часа можете не спать, но, если будете шуметь, мы будем стоять в ваших комнатах, а вы будете лежать в кроватях. — Бокуто обводит всех серьёзным взглядом. — Поэтому ведите себя тихо. — он подмигивает и улыбается. — Никаких призывов пиковой дамы и прочей нечисти. Серьёзно, ребят, каждый раз одно и то же: все до усрачки пугаются, а нам потом разбираться. Карты используйте для игры или гадания, кому что больше нравится. — Можете разложить пасьянс. По комнате проходят смешки. — Не злите вожатых других отрядов. Особенно вожатых второго отряда. Особенно того, что с красными волосами. — Особенно если планируете остаться на «Королевскую ночь». — добавляет Котаро. — Точно. — кивает Куроо. — Так, ну, вроде всё сказали. У кого-то есть вопросы? — ответом служит тишина. — Прекрасно. Обед через час, так что пока можете заниматься своими делами. Ребята расходятся по комнатам. — Ничего не изменилось. — Кенма падает на кровать, прикрывая глаза. — В прошлом году правила про карты не было. — говорит Кейджи, облокачиваясь спиной о стену, сидя на кровати по-турецки. — Зато в прошлом году были умники, решившие вызвать пиковую даму, которых потом искали по всей территории. — Козуме приподнимается на локтях, глядя на Акааши. — Куроо тогда знатно понервничал, я даже не думал, что он умеет так материться. — А вы уже были в этом лагере? — парни синхронно поворачивают головы. В комнате четыре кровати, но соседи Кенмы и Кейджи до этого не проронили ни слова, так что парни даже забыли про них. — Извините, что так влез в ваш разговор. Просто мы тут впервые. — Ничего страшного, — Кейджи проходится взглядом по парню, который прервал их диалог. Юноша среднего телосложения, с короткими, чёрными волосами, растрёпанными и торчащими во все стороны. На миловидном лице читается извинение. — Меня зовут Ямагучи Тадаши. — парень мило улыбается. — Акааши Кейджи, — Кейджи сдержано улыбается в ответ. — Козуме Кенма. Акааши переводит взгляд на второго парня. У него короткие, чуть растрёпанные светлые волосы, золотистые глаза и бледная кожа. Он не выглядит заинтересованным в новом знакомстве, но, заметив взгляд Кейджи произносит: — Тсукишима Кей. — Так значит вы уже были в этом лагере. И что тут есть интересного? — Во время смены устраиваются разные игры, конкурсы. Много чего. — Акааши пожал плечами. — Вожатые точно не дадут вам заскучать. — Они показались мне довольно весёлыми. Тебе не кажется, Тсукки? — Они выглядят слишком громкими. — Тсукишима что-то печатал в телефоне и даже не поднял голову, когда отвечал на вопрос. Акааши внутренне хмыкнул. Да, они и правда громкие. — Поверь, лучше попасть к ним, чем к вожатым второго отряда. — сказал Кенма. Акааши и Козуме довелось столкнуться с ними в прошлом году при не самых удачных обстоятельствах. От жуткой улыбки Тендо Сатори до сих пор передёргивает. И надо ж им было так глупо попасться. До обеда ребята не разговаривают. Кенма играет в приставку, Кейджи читает книгу, Тадаши что-то рисует в блокноте, а Кей слушает музыку.

***

— Ты телефон не забыл? — Кенма оборачивается к Кейджи, уже готовый вылезти из окна. — Не забыл, давай быстрее, только тихо. Кенма спрыгивает из окна, мягко приземляясь на траву. Акааши спрыгивает следом, перед этим обернувшись, чтобы проверить, спят ли Ямагучи с Тсукишимой. Парни прислушались, не идёт ли кто. На улице тихо, никаких шагов не слышно, поэтому они спокойно направились в сторону больших деревянных качелей. Они находятся на приличном расстоянии от корпусов, так что их не должны увидеть, даже если они не выключат фонарики на телефонах. Летняя ночь по-своему прекрасна, особенно после дневной жары. С наступлением сумрака происходит приятное ощущение прохлады. Руки покрываются мурашками, но возвращаться в комнату за кофтой не хочется. Во-первых, они уже отошли от корпуса, а во-вторых, есть риск, что соседи по комнате проснутся. Когда дует прохладный ветер, волосы Кенмы колышутся, и приходится завязать их в неряшливый пучок. — Странно, что никто не делает обход территории. Отбой был не так давно, а никого из вожатых не видно. — Кенма оглядывается по сторонам, пытаясь разглядеть в темноте хоть чей-то силуэт, подсвечивая телефоном. — Наверно обход был час назад. — Кейджи пожимает плечами. Они приближаются к корпусу третьего отряда и выключают фонарики на телефонах. Вожатые скорее всего ещё не спят, лучше быть осторожнее. Хотя окон вожатской комнаты с этой стороны здания нет, но стоит быть осторожнее. Кейджи слышит какой-то звук, но не придаёт этому значения. Ночью может разыграться воображение, так что ему наверно послышалось. Либо это могла пробежать мышь, они тут водятся. Стоит парням зайти за угол корпуса, по глазам тут же бьёт яркий свет фонариков. Ребята зажмуриваются и прикрываются руками, понимая, что их спалили. Бежать нет смысла, их уже увидели. — Опачки, кто тут у нас? — Акааши узнаёт голос вожатого третьего отряда. Когда им перестают светить прямо в лицо, парни наконец могут открыть глаза и оценить обстановку. Вожатые пяти отрядов смотрят на них с усмешками на лицах. Прекрасно, лучше не придумаешь. — Парни, это, походу, ваши. — говорит куда-то за спину Ойкава Тоору, тот самый вожатый третьего отряда. А нет, всё же придумаешь. Кейджи и Кенма приглядываются, замечая два до ужаса знакомых силуэта, что стоят чуть позади остальных. Куроо и Бокуто выходят вперёд и оглядывают ребят. Кейджи ощущает странное чувство дежавю. — Чего-то такого я и ожидал. — Куроо усмехается. — Надо же, в первую же ночь. Хоть бы подождали немного. Парни за их спинами усмехаются. — Посидим ещё минут сорок, может ещё кто придёт. — Ивайзуми смотрит на экран телефона и кивает сам себе. — Останетесь? — обращается он к Бокуто и Куроо. — К сожалению вынуждены оставить вас. Видите, деткам не спится, нужно их уложить. — Куроо улыбается, хищно глядя на Акааши и Козуме. Он закидывает на плечо Кенму, а Бокуто берёт за руку Кейджи, и они вчетвером оставляют вожатых на прежнем месте, направляясь в сторону своего корпуса. — И чего вам в комнате не сиделось? — интересуется Бокуто. — Видимо кому-то понравился прошлый раз, — Куроо усмехается, проводя рукой по бедру висящего на плече Кенмы. — Надо было идти другим путём. — бурчит Козуме, дёргаясь, когда Тетсуро щипает его за ляжку. — Надо было сидеть в своей комнате и не высовываться наружу. Акааши молчит, предпочитая не влезать в их разговор. Он догадывался, что вожатые могут быть где-то поблизости, но никак не ожидал увидеть сразу всех и в одном месте. И он же чётко слышал, как Куроо и Бокуто запирались к вожатской комнате. Тоже вылезли в окно? Когда они заходят в корпус, Кейджи даже не пытается высвободить руку из хватки Котаро. Кенма всё также висит на плече Тетсуро, не дёргаясь и не предпринимая попыток слезть. Куроо отпирает дверь, и они заходят внутрь, после чего слышится щелчок. Дверь закрыли. — Что ж, раз моему котёнку так понравилось в прошлом году, как я могу ему отказать? — Тетсуро проходит к своей кровати. — Мне потом весь следующий день было больно сидеть, ты – садюга. — Сам виноват. — Куроо садится на кровать и опускает с плеча Кенму. Козуме ловко седлает колени Тетсуро, не давая тому шанса что-то сделать. Куроо улыбается, обвивая тонкую талию руками. Он целует Кенму в лоб, потом в нос, а потом мягко касается потрескавшихся губ. Кенма же обнимает Тетсуро, теснее прижимаясь к сильному телу, и отвечает на поцелуй. Котаро опускается на кровать, притягивая Кейджи к себе на колени так, чтобы он сидел к нему лицом, поставив ноги по обе стороны от его бёдер. Акааши стаскивает с ног кроссовки и обнимает вожатого за шею, улыбаясь. Он хотел обнять его ещё в тот момент, когда увидел идущего в сторону автобусов. Они не виделись достаточно долго, и Акааши очень рад, что теперь может вот так сидеть у него на коленях. Бокуто целует Кейджи, прижимая его к себе. Губы у парня мягкие, как и всегда. Кейджи отвечает на поцелуй, сам жмётся к Котаро. — Соскучился, птенчик? — Бокуто улыбается, отстраняясь от губ Акааши. — Соскучился, — Кейджи снова приникает к губам Котаро, целует настойчиво, показывает, что он и правда скучал. Бокуто усмехается в поцелуй, пробираясь руками под футболку Акааши. Кейджи запускает руку в волосы вожатого, чуть сжимая у корней. Где-то за спиной переговариваются Куроо и Кенма, но Акааши даже не слышит, о чём они говорят. Всё внимание сосредотачивается на руках Бокуто, одна из которых поглаживает спину, в то время как вторая пробралась под шорты, сжимая ягодицу. — Похотливая сова, — усмехается Куроо, откидывая назад чёлку. Бокуто отрывается от губ Акааши, давая тому немного отдышаться и смотрит на своего коллегу. Губы растягиваются в ухмылке, когда он видит, что Кенма уже не сидит на коленях Тетсуро, а лежит животом. — Бро, не тебе мне об этом говорить, — Акааши хочет обернуться, но Котаро не позволяет, прижимая его голову к своему плечу. — Ты серьёзно собираешься делать это? — Не я виноват, что он такой непослушный ребёнок. — Куроо пожимает плечами. Бокуто смеётся, укладывая обе руки на ягодицы Акааши, принимаясь поглаживать. — Ну, а с тобой мне что делать? — Котаро целует Кейджи в нос. — Обнимать и целовать, — Акааши трётся носом о щёку Бокуто. — Ты же знаешь, что я послушный. — То есть это не ты вылез ночью из окна и пошёл гулять вместе с Кенмой? — Бокуто легко шлёпает парня по ягодице. — И это не вас мы застукали у корпуса третьего отряда? — снова шлёпает, но теперь по второй ягодице. Акааши наклоняется к шее Бокуто, принимаясь покрывать её поцелуями. Котаро откидывает голову назад, открывая больше места для поцелуев, и тихо стонет. Руки сжимают ягодицы Кейджи, вырывая у того стон. Позади слышится звонкий шлепок, из-за которого Акааши вздрагивает. Кажется, он понял, что там делает Куроо. — Притормози, — Бокуто кладёт руки на плечи Акааши и отстраняет от себя. — У меня появилась отличная идея. — от улыбки Котаро по спине проходит табун мурашек. Бокуто помогает Кейджи усесться на коленях спиной к нему, чтобы парень смог увидеть, что там происходит на кровати Куроо. От увиденного щёки Акааши заливаются краской, и снова появляется чувство дежавю. Его друг лежит на коленях Куроо, изредка вздрагивая. Шорты и нижнее бельё спущены до щиколоток, а футболка задралась, открывая спину. Тетсуро шлёпает Кенму по заднице, в перерывах оглаживая покрасневшие ягодицы. Козуме тихо постанывает, вцепившись в покрывало. Пучок волос давно растрепался, и теперь светлые пряди закрывали его лицо, которое наверняка было таким же красным, как шорты Куроо. — Нравится, да? — Бокуто прикусывает мочку уха, сжимая пах через ткань шорт. Акааши тихо стонет, стараясь перехватить руку Бокуто и убрать её со своего паха. Бокуто обхватывает тонкое запястье, отводя его в сторону, при этом целуя бледную шею парня. В комнате внезапно стало как-то слишком жарко. — Приподнимись, — горячее дыхание опаляет ухо, и Кейджи поднимается, позволяя стянуть с себя шорты вместе с бельём. Бокуто стягивает низ от одежды, оставляя висеть где-то на уровне щиколоток. — Тебя возбуждает, когда кого-то шлёпают? — Кейджи отчётливо слышит смешок. — Или может тебе самому это нравится? Хочешь так же? Акааши зажмуривается и мотает головой. Бокуто за его спиной тихо смеётся и шевелится, куда-то потянувшись. Кейджи очень хочет к себе прикоснуться, но что-то подсказывает ему, что, если он это сделает, будет плохо. Вжикает молния спортивной сумки, и через несколько секунд Бокуто выуживает из неё тюбик смазки. Кейджи это совсем не удивляет — Бокуто знал, что тот приедет на смену и попадёт именно к ним с Куроо в отряд. Выдавив небольшое количество на руку, он распределяет его по ладони, после чего обхватывает член Акааши. — Бокуто-сан!.. — Тш-ш-ш, — Бокуто прикрывает рот Кейджи рукой. — Стоит быть тише, золотце. Ты же не хочешь никого разбудить? Бокуто проводит по члену Акааши, чувствуя, как тело на коленях напрягается. Акааши приглушённо — Бокуто не убирает руку от его рта — стонет, вцепившись руками в покрывало. Зажмурившись, он глубоко дышит, чуть дёргая бёдрами. — Эй, не закрывай глаза, Кейджи. Акааши послушно открывает глаза, глядя на Куроо и Кенму. Тетсуро одной рукой гладит Кенму по спине, а второй — роется в своей спортивной сумке. Козуме поворачивает голову, встречаясь глазами с поплывшим взглядом Акааши. Кейджи краснеет сильнее, хотя, казалось бы, куда сильнее? У Кенмы уходит несколько секунд на то, чтобы сфокусировать взгляд. Он сглатывает, метнув взгляд на пах Кейджи. — Нравится? — вопрос Бокуто явно обращён Кенме. Он убирает руку ото рта Акааши и задирает футболку, открывая вид на плоский живот и грудь. Кейджи сам прикрывает рот рукой, чтобы заглушить стон, когда Бокуто зажимает между пальцами левый сосок. Акааши слегка потряхивает от того, как Бокуто ласкает сосок и медленно дрочит ему, потирая головку члена большим пальцем. Кенма смотрит на всё это внимательно, практически забыв про Куроо. То, как Бокуто ласкает Акааши выглядит довольно горячо. Он пропускает момент, когда щёлкает крышка тюбика, и Тетсуро выдавливает лубрикат, принимаясь распределять его по пальцам. Поэтому он дёргается от неожиданности, когда влажные пальцы гладят между ягодиц, но Куроо кладёт руку на поясницу, удерживая худое тело на месте. Куроо медленно проникает внутрь средним пальцем, заставляя Кенму напрячься. Оглаживает нежные стеночки, а второй рукой гладит влажную спину, задрав футболку до самого горла. Кенма ёрзает, касаясь стояком чужих ног. Знает, что Куроо заметил. — Теперь ты наконец стал послушным? — Козуме даже не надо видеть лицо Тетсуро, чтобы понять, что тот улыбается. Ответом на вопрос служит приглушённый стон. Кенма знает, что Куроо просто дразнит его, проверяет, станет ли Козуме что-то отвечать. Получить новую порцию шлепков не хочется, а потому Кенма на провокацию не ведётся. Палец покидает тело Кенмы, чтобы через секунду он почувствовал в себе средний вместе с безымянным. Куроо погружает их внутрь медленно, наслаждаясь тем, как тело Козуме вытягивается, будто струна. Ему бы хотелось увидеть лицо Кенмы, но тогда придётся менять позу, а этого вожатому не хочется. Ему нравится осознавать, что Козуме чувствует себя более открытым, когда лежит на его коленях, и не важно, есть на нём одежда или нет. — Куроо!.. — Кенма вздрагивает всем телом и стонет, когда Тетсуро в очередной раз двигает пальцами. — Оя, кажется, нашёл~ — Куроо ухмыляется, ещё раз двигая пальцами в том же направлении. Желая получить хотя бы минимальное трение на члене, Кенма ёрзает на коленях Куроо, тихо постанывая. Но Тетсуро быстро замечает это и прижимает парня к коленям, удерживая на месте. Он любит заставлять Козуме кончать от стимуляции простаты, не позволяя ему прикасаться к члену. — Куроо… — Кенма пытается поёрзать, но Тетсуро держит крепко, продолжая двигать пальцами. — Нет, сладкий, ты знаешь правила. Козуме тихо всхлипывает, бросая взгляд на кровать Бокуто. Кейджи наблюдает за происходящим на кровати Куроо из-под полуопущенных ресниц. Бокуто уже не надрачивает ему, переместив руки на соски. Котаро знает, что они у Акааши чувствительные, а потому любит уделять им много внимания. К тому же Кейджи так мило реагирует, когда Бокуто ласкает их: брови становятся домиком, глаза чуть слезятся, а губы краснеют от того, как сильно парень их кусает. Котаро видит, как Кейджи смотрит на Куроо и Кенму и убирает руки с сосков. — Потерпишь ещё немного, милый? — Бокуто поворачивает к себе голову Кейджи и смахивает с его лба налипшие пряди волос. Акааши кивает и прикрывает глаза, когда его целуют в лоб. — Откинь голову мне на плечо, я сделаю тебе приятно. Акааши кладёт голову на плечо Бокуто и на пару секунд прикрывает глаза. Чувствует, как сильные руки с нажимом проводят по бёдрам, разводя ноги в стороны. Открывает глаза, слыша щелчок крышки лубриката. Замечает, что Кенма внимательно смотрит на то, что делает Бокуто. Пальцы в смазке касаются входа, заставляя Кейджи вздрогнуть. Бокуто массирует поджавшиеся мышцы, оглаживает мошонку и разрабатывает указательным пальцем сфинктер. Когда средний палец медленно проникает внутрь, Акааши приподнимает бёдра, облокачиваясь спиной на сильную грудь Бокуто. Котаро надавливает на колено, опуская парня обратно. Он целует мокрую от пота шею, двигая пальцем и поглаживая внутреннюю сторону бедра. Понимает, что Кейджи с трудом сдерживается, чтобы не прикоснуться к себе, но не хочет ограничиваться обычной дрочкой. Кейджи вздрагивает всем телом и особенно громко стонет, когда Котаро добавляет к первому пальцу второй и практически сразу находит простату. Бокуто довольно улыбается, начиная активнее двигать пальцами. Акааши прикусывает запястье, чтобы не стонать слишком громко. Он не хочет, чтобы у них были неприятности. Бокуто подключает вторую руку, принимаясь быстро надрачивать Кейджи, в такт движениям пальцев. Акааши зажмуривается, чувствуя приближающийся оргазм. Со стороны послышался приглушённый стон Кенмы, заставивший Акааши представить, как его друг мелко подрагивает, сжимая в себе пальцы Куроо. — Кончай, Кейджи. — шепчет Бокуто, совершая последние движения рукой. Кейджи содрогается всем телом, обильно кончая. Котаро прижимает его к себе, пока Акааши не перестанет трясти. Кажется, что тяжёлое дыхание слышно даже в коридоре. Тёплая рука мягко гладит по бедру, а сухие губы целуют в висок. — Нравится же вам нарушать правила и потом оказываться тут, ребятки. — Тетсуро переводит взгляд на Кенму и целует того в нос. — Надо вас в человеческий вид привести и спать ложиться. Кейджи открывает глаза, видя, что Куроо улыбается, поглаживая Кенму по волосам. Тот уже не лежит на коленях вожатого, а сидит на них боком, прислонившись к груди Куроо. Обуви на нём нет, как и шорт. У самого Акааши нет сил даже на то, чтобы сменить положение. Чувство такое, что из него высосали всю энергию. Бокуто меняет положение парня, устраивая его полулёжа на своих коленях, целует в лоб и гладит по щеке. — Куроо прав, лучше сделать это быстрее. — Акааши кивает и пытается приподняться, но Котаро удерживает его. — Нет, птенчик, я всё сделаю, не напрягайся. Бокуто укладывает парня на кровать и лезет в свою сумку. Акааши поворачивает голову и видит, что Куроо тоже положил Кенму на свою кровать. Козуме прикрыл глаза, полностью доверяясь Тетсуро. Акааши вздрагивает, когда низа живота касается влажная салфетка. Бокуто осторожно вытирает его тело, пока Кейджи не начинает чувствовать себя более-менее свежим. Потом Котаро натягивает на него бельё, и снимает всю лишнюю одежду. Достаёт из тумбы свою футболку и надевает её на Акааши. — Помоетесь завтра утром, мы разбудим вас пораньше. — А если наши соседи по комнате проснутся раньше подъёма? — спрашивает Кенма, лёжа на животе, пока Куроо наносит на его покрасневшие ягодицы крем. — Скажете, что вы просто встали раньше и пошли прогуляться. Окно-то всё ещё открыто. — Тетсуро усмехается, натягивая на Кенму боксеры. Парни не возражают, идти в комнату — это то, чего им сейчас меньше всего хочется. Куроо с Бокуто ложатся к ним, как только немного убираются в комнате. Они крепко обнимают Кенму и Кейджи, а ребята окончательно убеждаются — они не зря решили прогуляться после отбоя.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Haikyuu!!"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования