лимб

Джен
PG-13
Завершён
автор
Размер:
2 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

финальный акт

Настройки текста
Примечания:
ты в красном платье ведёшь толпу анархистов на кремль. я стреляю по трупам мирных, военных, госслужащих, женщин, детей и мужчин из рогатки, ласково прижимая ее к себе. тебе идёт улыбка, с красным смешивается вся твоя боль и ненависть, твои туфли в крови, в глазах твоих утонуть можно, в крови будут купаться все твои ненавистники, каждый, кто хоть раз сделал тебе больно. люди будут просить тебя прекратить. это бесконечный сон, это бесконечный бунт, в знак протеста у людей только связаны руки, связаны невинные ленты возле городских трасс. твой протест три лайка в социальных сетях. обвязаться бы лентой в твоих густых волосах, держать их, молясь, припасть к твоим ногам, молиться за тебя, разбить коленки в своеобразном знаке протеста. числиться между раем и адом, протестуя ради себя самой, доказывая свою человечность. это всё люди. люди никогда не терявшие себя, люди всегда жившие среди нас. тварями являлись мы, поглотив землю уродством и болью, страхом и яростью. помни обо мне так, как будто я когда-либо существовала в тебе глубже, чем переписка в интернете, помни меня так, как будто я впиталась в тебя и стала тобой, поглотив землю яростью, разразив небо громом, полностью уничтожив всё живое и мёртвое снова и снова, превращая в пепел, будто я больше, чем слово. крепостные крестьяне и рабочие спешат на заводы, каждый работает на помещика и оплачивает себе кров. протестующие будут докуривать табак перед расстрелом, молится богу. брюзжащие либералы носить синие рубашки садится на трон под рукоплескания мертвой толпы. твоя ярость заглохнет вместе с протестами, страна разделится на отдельные города, ставшие странами. я буду ловить интернет посреди огромного и сожжённого поля, где буду работать за еду и писать дневник в своём блоге, смеясь над всеми, забывая себя. ты будешь есть отечественный бургер, сделанный из твоих лучших друзей. твоя реальность сталкивается с чужой как самолёт падающий с людьми на землю, беспощадно и яростно, но остающийся в новостях всего на день. ты будешь платить барщину и оброк, верить, что это плата за капремонт. я буду разбивать лоб в борьбе за своё самочувствие, отказываясь от врачей и лекарств. свобода останется рабством. я будто знала тебя уже с детства, готовая к молитве за тебя. твои окурки сигарет в моем сердце, твои рисунки приклеены татуировкой на легкое, отпечатаны на сетчатку глаз, именно твоё имя будет моим последним словом, заканчивающим борьбу, с ним на устах меня похоронят, завернув перед этим в ковер. я привязана к тебе несуществующим словом, неизвестным миру желанием. это мой краеугольный камень, мой личный реквием по мечте. я посвящаю тебе мир, каждый будет помнить мои слова как легенду, из уст в уста переданную. каждый будет похоронен у зимнего дворца, плиткой замостят митинг у площади, парк горького окажется весь в тополином пуху. никто и не вспомнит трупы на площади, твои золотые глаза. я бы передавала тебе патроны, даже бы обнимала за плечи, пресмыкалась в ногах, толпа бы являлась единым целым. в крови бы тонули люди, горели леса, люди целовались будто бы предсмертном бреду. я бы так и ждала тебя, но я уверена, что ты не придёшь. стать бы твоим самым скрытым желанием, твоим криком, любить тебя, за твои идеалы, за неимением своих личных и тайных желаний. я превращаюсь в тебя, мои страхи превращаются в твои ожерелья и плач, твои слова у моего горла стоят комом, я запоминаю каждое, как новую молитву богу, в которого я никогда и не верила. я натасканный на твой образ пёс, думаю о тебе перед расстрелом своих собственных порывов, буду прятаться по больницам, страдать от человеческого фактора. у меня нет иного дома, кроме дома слов, я цепляюсь за образы, повторяю их про себя, пока не дождусь инфаркта. твой голос будет вечно звучать поверх моего как напоминание, как метафора того самого вечного, которое я потеряла в попытках найти. раз нет своего, держись за чужое, борись за чужую борьбу, плачь вместе с ними. целуй измученные губы, уничтожь сокровенный образ. ты не понравишься никому и не придёшь к себе. стоять на коленях, чтобы упорнее держаться за землю или так высоко подняться в прыжке веры, чтобы никогда не видеть под ногами земли. это никогда не закончится, но мой бунт стоит рядом с моей смертью за моей спиной и также готовиться подавать мне патрон и я впервые боюсь сопротивляться. я подобие тебя, слепленный смеха ради фанат, вечный грешник, бастард. на меня движется буря и я ожидаю ада, как последнего пришествия. знакомые приятели читают молитвы, я прошу у них воды и понимаю, что ощущение пустоту души всегда было рядом. я вижу красное солнце, небеса чернеют. в твоих глазах закат моих мечтаний и его предел. сколько бы слов не было их будет мало и они будут не те. я бы бежала с тобой по огромному полю, завивала в твои волосы цветы, говорила пока не охрипнет голос. слушать тебя, впитывать как губка, дышать, концентрируясь только на одном звуке и на одних глазах. я бы метала шаровые молнии, я бы превратилась в тёплый ветер и грела твою спину. бог слышит сумбурные речи и смеётся в ответ. это исход моих поражений, это прощальные письма, слова и молитвы. с этим невозможно смириться и борьба не должна утихать. каждая твоя тишина как последний мой гвоздь, новый выстрел в русской рулетке, я сжимаю до боли петлю, но не могу себя заставить смирится. борьба людей спит посреди окурков, недочитанных книг, сломанных судеб и равнодушия. красный цвет со временем потемнел в чёрный, я стала чаще пить и ходить в церковь. бегу в работу, дышу чужими трагедиями. ты поломанная соломинка, а я уже давно упала на дно, изувеченная травмами. я всегда привязана к твоему голосу, ведущему из темноты в настоящее. возвращаюсь к тебе как в неприятельский лагерь, чтобы угнать лошадей. я читаю проповедь на площади, я плачу в метро. я будто повсюду, оставляю в каждом месте страх и причиняю увечья, на меня смотрят как на нарушителя молчаливой красивой сказки. ты также прекрасна шагаешь, за тобой следует толпа обреченных, войска отрекаются от царя, зная исход. все мы смертны перед ликом святых. но тебе незнакома боль. ты в красном платье ведёшь толпу анархистов на кремль.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.