ID работы: 12234706

Странная штука с именами

Minecraft, Летсплейщики (кроссовер)
Джен
G
Завершён
86
Размер:
58 страниц, 11 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
86 Нравится 35 Отзывы 30 В сборник Скачать

Введение. Как говорил мой дед: "меня по-твоему ебёт?"

Настройки текста
— Ранбу. Я знаю, что у тебя сейчас три часа утра, но это важно. Посмотри на свое запястье. — Ты звонишь мне в три часа ночи и... О. Ой. Ой бля. — Мы в дерьме. — В полном. Таббо всегда считал, что соулмейты — это чушь собачья. С самого детства он понимал, что не хочет провести всю жизнь в поисках кого-то, с кем ему будет хорошо, ведь всегда были вещи поважнее и поинтереснее: друзья, музыка, игры, да хоть дешевое мороженое, купленное на полуночной прогулке в круглосуточном; всё это было куда понятнее и безопаснее бесконечных и, вероятнее всего, безрезультатных поисков "того самого". Он плюнул на это, и хоть с развитием социальных сетей это было так уж сложно, парень зарёкся искать своего суженого. Годы шли, увлечения сменялись одно другим, и самым любимым из них стали стримы на твиче. Канал рос, появлялись новые знакомые, жизнь била ключом, и даже не разводным. Всё, в общем-то, было замечательно. А потом появился он. «Он словно ангел, спустившийся по райской лестнице. Правда, он пизданулся на одной из ступенек и скатился к моим ногам, после чего тупо пошутил какую-то не особо этичную шутку, но это не страшно,» — так бы Таббо описал его. Вообще, общение с Ранбу сразу началось с какого-то сюрреализма: сначала было слово, и слово было "срач". Жестокий такой, с шутками про мать и угрозами вычисления по IP. А потом что-то произошло, и вот они уже лучшие друзья, чьи персонажи поженились и завели ребенка. Тоби вообще как-то немного проебал момент, где случился этот переход, но его это не особо заботило: подумаешь, жизнь катится в ад и ничего не понятно. Нет, впрочем, все стало просто ужасно тогда, когда парень поймал себя на том, что выкладывает человеку, чьего лица никогда не видел, абсолютно все. Страхи, обиды, переживания — всё это вытекало в их ночных звонках, где Таббо давно потерял субординацию. Впрочем, Ранбу не возражал: в конце концов, он и сам стал делиться чем-то настолько же личным взамен. Они были разными совершенно, но подходили друг другу идеально: Тоби творил херню, Марк пытался на это как-то реагировать. Вдвоем было настолько комфортно, что в один из дней парень ляпнул: — Знаешь, нахер соулов. Давай проживем всю жизнь вместе, без них? — Отличная идея. Но тогда заведем пятьдесят котов и ограбим банк, чтобы отлить из золота унитаз, — прыснул Ранбу. Это была шутка. Обычная шутка. Планы обсуждались несерьезно: они скидывали фото ковриков для гостиной, выбирали породу кота, картину на кухне. Вслед за предложениями поставить двуспальную кровать пошли рассуждения, в какой стране они будут жить, в каком городе и в каком районе; куда будут ходить; чем будут заниматься. Они даже выбрали конкретный дом, но вскоре оставили эту затею, когда стало понятно, что слишком уж детальными стали их мечты. Параллельно с этой дружбой, которая процентов на девяносто состояла из всратого флирта, близилось восемнадцатилетие Таббо. Не то, чтобы он об этом волновался, просто уже хотелось узнать, какой чёрт окажется "тем самым идеальным". С каждым днём, приближавшим его к этой истине, парень всё чаще поглядывал на запястье, постепенно проигрывая себе во лжи: ему отчаянно хотелось знать, какое говно готовит судьба. День рождения выдался весёлым: прогулка по Лондону с Томми, встреча с друзьями, живущими в Англии, побег от чьей-то собаки. Всё пронеслось радостным, но тем не менее немного тревожным вихрем. И вот, он стоял посреди улицы и пялился на супермаркет на другой стороне дороги, думая, как бы отпраздновать этот день уже наедине с собой и Ранбу. Решение купить торт было импульсивным, зато приятным. В конце концов, вернувшись домой, он снова слушал по видеосвязи, как Марк бесится, жалуясь на неразборчивую речь и наглое, нарочитое чавканье. Тревога исчезла. Пожелав Тоби не найти на руке что-либо, связанное с Иннитом, Ранбу отправился спать: у него время перевалило за полночь. Парень остался сидеть перед монитором, размышляя о том, что же случится. В его голову лезли разные мысли. Какое имя появится у него на руке? Будет ли фамилия красивой, или придется пинками заставлять соулмейта ее менять? А вдруг там не имя, а прозвище, и судьбой ему будет какая-нибудь симпатичная певица? Ну, или певец. Парень это вообще будет или девушка? Как много вопросов, и никаких ответов. Он в очередной раз проверил руку, и сердце начало биться чаще. Черные буквы медленно вытекали одна из другой, формируя чьё-то имя. "R" Р? Имена на "р" звучат так, словно их владельцы — ходячие генераторы отопления, а если нет, то почему такие люди горячие? "Ra" Райан? Рамзес? Радий? "Ran" Не припомнив имён с таким началом, Тоби логично переключился на прозвища и ники. И тут, словно по щелчку пальцев, в голове вспыхнула странная идея. Да не. "Ranb" Нет, это какая-то хуйня. "Ranbo" О боже, блять. "Ranboo" Да ну нахуй, там не может быть Ранбу. Может там что-то другое? Третья "о"? Но третьей "о" не появилось. Надпись перестала писаться, и, кажется, послание небес было доставлено. Не отрываясь от созерцания этих странных букв, которые явно не могли быть тем, о чем он подумал, Таббо на ощупь нашел на столе телефон и вслепую набрал последний номер. Длинные гудки сменились сонным "алло". — Ранбу, — спокойно обратился Таббо. — Я знаю, что у тебя сейчас три часа утра, но это важно. Посмотри за свое запястье. — Ты звонишь мне в три часа ночи и... — вздохнул Марк, но оборвался на полуслове. — О. Ой. Ой бля. — Мы в дерьме, — безэмоционально констатировал парень. — В полном, — спокойно согласился Марк. *** Длинное протяжное "бля" слышал весь аэропорт. Оно было очень смачное, словно оравший проебался так, что всю жизнь будет сожалеть об этом. Ну, проебался, собственно, не Таббо, хотя жалеть будет действительно он. Он слышал, как Марк зачитывает его ник с запястья по буквам. Он видел фото. Но он до последнего верил, что не может все обернуться так. — Я хочу, что б ты знал, — вздохнул Таббо и с серьезным видом глянул на соулмейта. — Я не хочу ебать тебя в жопу. — Спасибо? — не имея ни малейшего понятия, что на это ответить, поблагодарил Ранбу. — Но я б тебя по-дружески засосал. — Да что тут вообще происходит... Синхронно вздохнув, нелюбимые дети Фортуны замолчали. Собственно, говорить тут было нечего: ситуация — полный провал. Таббо на секунду задумался. И что будет дальше? Вот они предназначены друг другу, встретились. Кто они теперь? Все ещё друзья? Любовники? Они вроде и так планировали жить вместе, пусть даже это было отчасти шуткой. Нет, стоп. Вопрос даже не в этом. А что, собственно, изменилось-то? Да вроде ничего. — У меня есть предложение. Пойдем домой, закажем пиццу и сыграем в приставку. — То есть мы просто на это забьем? — Слушай. У кучи людей в какой-то момент на руках начали появляться имена, и они решили, что это имена их суженых. Но кто ебет-то, что это вообще за имена? Мы выстроили вокруг них сраный культ, но фактически не знаем, что они значат. Может, это имена людей, которых мы должны убить. Может, это люди, чьи почки одинакового размера с нашими. Почему мы должны подчиняться этим всратым правилам, которых нет? Я твой друг, ты мой друг, я хочу спать на тебе и чтобы ты готовил мне сэндвичи. Я ничего странного и романтичного к тебе чувствовать не начал, ты тоже. Штука с именами вообще странная, так что может похуй на них? — Ну... Звучит логично. Значит, закажем пиццу и будем рубиться в приставку. Пойдем? — Пойдём.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.