ID работы: 12234844

Дорога до небес

Слэш
R
В процессе
3
автор
Размер:
планируется Миди, написано 11 страниц, 5 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Назревающая проблема

Настройки текста
В солнечном поле, поросшем сплошь сорняками и золотой пшеницей, проводят дни те, кто преодолевал длинную дорогу до небес — странники, точно знающие свой путь. Тех, кто не знает, провожают до заветной лестницы наверх бессмертные спутники, что ни выше, ни ниже не поднимутся, уже, наверное, никогда. Накахара Чуя — сопровождающий, идущий через пшеничные колосья, опираясь на трость из дерева осины. Рыжие волосы растрепались, а щеки в россыпи веснушек зацелованы фальшивым успокаивающим солнцем, и в глазах его поселились бессмертные небеса, обещающие мертвым детям вечный рай. «Рая не существует», — шипит в голове Чуя, убирая травинки с белой рубашки и разглаживая складки на таких же белых широких штанах. Он босиком стоит на прогретой земле, и совсем не боится — поле безопасное, и ничто ранить здесь не может. Потому, наверное, здесь столько умерших, желающих остаться в мягкой траве навечно. — Вставай, дитя, — ласково выдавливает из себя Чуя, заливаясь внутри слезами. Перед ним ребенок, тощий так, как обычно представляют смерть, с черными прядями и заплывшими чем-то глазами, и на шее его пугающий шрам, такой, как от ржавых тупых ножей. — Ты заблудился? Мальчик испуганно поднимает на него глаза и слепо таращится. Сопровождающий мягко похлопывает его по острому плечу, стараясь не дрожать от боли слишком сильно. Да, он привык, но видеть мертвых детей всегда слишком горько. Он сам был умершим подростком. Он помнит, как его напугало бесконечное поле, а мальчишка даже не видит теплого солнца. — Я Чуя, твой сопровождающий, — тихо произносит проводник, тоскливо оглядывая растрёпанное тряпье на израненном теле умершего. — Как тебя зовут, дитя? — Рю, — шепчет мальчик, предусмотрительно прокашлявшись. Чуя морщится от его больного дрожащего шёпота, что даже на одном слоге смог сорваться и превратиться в кашель. — Пойдем со мной, Рю. Накахара берет в свою теплую ладонь ледяную ручку мальчика и случайно сравнивает ее с птичьей лапкой — острые коготки впиваются в его кожу, когда Рю спотыкается. — Все в порядке, малыш, все хорошо. Рю оказался на небесах, и Чуе несложно гордиться незнакомым мальчишкой. Он радостно улыбается, когда малыш называет свои имя и фамилию. Накахара запоминает их, надеясь, что навсегда, как и делал обычно. Он записывает на своей трости: «Рюноскэ Акутагава», веря, что надпись не сотрётся слишком быстро. Но здесь, вообще-то, не было времени. Понятие «всегда» здесь применимо по умолчанию ко всему, кроме умирающих — те лишь уходят и приходят, так было вечно. Другие сопровождающие даже не утруждаются запомнить чужое имя или лицо, всех не запомнишь, понятное дело, но Чуя хочет помнить. Он сам хотел, чтобы его помнили, хоть и не знает, когда это было. Где-то в его потерянной подростковой жизни, наверное. Он хочет помнить хоть что-нибудь, хоть кого-нибудь и не понимает, как можно относиться к этой работе как-то иначе. Юан таращится на него, поправляя свой пучок из выцветших розовых волос. «Могла ли она общаться со мной, пока мы были живы?», — думает Чуя мимоходом, пока приветливо машет старику Хироцу, прогуливающемуся рядом в поисках затерянных. — Ты же в курсе, что рано или поздно не будешь помнить? — снова не спрашивает, а утверждает Юан, крутя в руках свою трость из дуба. — Это место сотрёт тебе память, святой. Мы здесь навечно, если только какой-нибудь чудак вроде моего недавнего не решит свергнуть местное правительство. — Ты про того, что с косичкой? — морщится Чуя, вспоминая взбалмошного паренька, что разжёг огонь в условиях полного отсутствия пожароопасных предметов. — Он устроил тебе нервный срыв, а мы его имени даже не запомнили. «А у нас вообще есть правительство?» — судорожно пытается вспомнить парень, откидывая волосы с плеч. — И черт с ним! — трясет головой девушка, шагая чуть впереди. — Я бы хотела его поскорее забыть. Накахара лишь пожимает плечами, всматриваясь в бескрайнее поле. Там, где-то вдалеке, виднеется чья-то каштановая голова. Чуя надеется, что на него никто не спихнет очередного умершего, что, кажется, потерялся, но когда он оглядывается на Юан, то... — Я вижу по его неустойчивым шагам, что он из шутников и разрушит мое неустойчивое ментальное здоровье, — кричит Юан, сбегая куда-то в горизонт. — Делай что хочешь, дорогой, но я даже подходить не буду к нему! — Какое, к чертям, — кричит Накахара в ответ, размахивая тростью и топая стройной ногой, — неустойчивое ментальное здоровье? Девушка убегает, сверкнув в последний раз своими яркими волосами. Чуя абсолютно уверен, что его ждёт сущий ад, даже несмотря на его бесконечную любовь к потерянным душам.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.