ID работы: 12234844

Дорога до небес

Слэш
R
В процессе
3
автор
Размер:
планируется Миди, написано 11 страниц, 5 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Потерянная линия

Настройки текста
Идя вперёд, Чуя думает об всем подряд: о мальчике с косичкой, о Юан, что бесчеловечно бросила его на произвол судьбы, о заблудившемся, чья каштановая голова выглядывает из-за колосьев пшеницы и слишком длинных полевых цветов. Юан не зря убежала тогда: у нее всегда было невероятное чутье на надоедливых умерших. И все равно Накахара идет вперед, даже если мог просто бросить это дело. Он мог просто не заметить кого-то за столь длинными зарослями растений, что неравномерно закрывали обзор. И Юан его сдаст. Чуя иногда терпеть не может свою участь. — Здравствуй, дитя, — мягко произносит всегда сочувствующий проводник, оказавшись за спиной умершего. — Ты заблудился? Странник подскакивает, будто Чуя его не окликнул, а ударил током, и Накахара слышит тихий, но значимый смешок, когда чужие карие глаза задумчиво оглядывают проводника с ног до головы. Спутнику приходится задрать голову, чтобы посмотреть в насмешливые зрачки — и увидеть в них нечто знакомое, что-то родное в оттенке какой-то древесной коры или кофе. И странное чувство раздражения появляется тут же, не сжигая, но надоедливым червячком сидя где-то внутри, извиваясь и крадя понемногу силы. — Можно ли вообще заблудиться в поле, так ещё и на небесах? — хмыкает незнакомец, как-то криво и однобоко улыбаясь. — В любом случае, ты же нашел меня. Все ангелы такие маленькие? Чуя следит, чтобы его бровь, заходящаяся в нервном тике, успокоилась. В конце концов, мертвый долговязый подросток не сделал ничего плохого. Он серьезно не сделал ничего, за что Накахара мог бы его прибить. Кроме его замечания о росте. — Я Чуя Накахара, — изящно игнорирует выпад проводник, тихо прикрывая глаза. — И я не ангел. Я твой проводник, если ты потерялся. И Чуя ожидает чего угодно — очередного шутливого укола, пренебрежения или раздражённого вздоха. Он здесь не ради благодарности или радости. Это его работа. Но Накахара не ожидает тяжёлого, изумленного молчания. И он уж точно не ожидает удивленного взгляда и сломленной улыбки с оттенком боли на чужом лице, но абсолютно точно видит их, когда раскрывает глаза. — Ах, сопровождающий? — быстро оправляется подросток, и Чуя пораженно сверкает глазами, когда видит искреннюю улыбку на чужом лице так скоро. — Что ж, я надеюсь, наше путешествие будет долгим. Ты настоящий ангел… И Накахара впервые хочет, чтобы его работа прекратилась здесь и сейчас. Он точно уверен, что никогда не хотел ударить никого из умерших. Обычно он просто игнорировал что-то не очень приемлемое, если потерявшиеся были неспособны на нормальный диалог. Но абсолютно точно никто не делал такого. Чуя даже чувствует себя опешившим и потерянным, вроде бы впервые за все время пребывания здесь и просто пялится на бинты, обмотавшие шею другого парня. — Меня зовут Осаму Дазай, кстати. — Весело кланяется умерший, снова оглядывая нового знакомого. — Но ты можешь звать меня куда угодно, ангел. Нет, Чуя абсолютно точно никогда не ненавидел это место. Не так сильно, как сейчас. Это было бы просто невозможно. — Рад познакомиться, — тянет проводник, поворачиваясь спиной к своему спутнику. Обычно, чтобы провести заблудшего, достаточно увидеть цвет его души, а затем нить, указывающую на направление к двери. Нить, разумеется, метафорическая — просто линия того цвета, какой проводник увидел вокруг умершего. Чуя и Юан вечно обсуждали то, как отвратительна и неудобна эта система, и Гин всегда молчаливо поддерживала их в этом. Ей всегда сложно давались разговоры. Но сейчас Чуя абсолютно точно не видит никакой линии. Душа у Дазая синяя, близкая к голубому, и Накахара порывался пошутить на этот счёт у себя в голове, но… Прямо сейчас у него полная паника. Он не знает, что делать. Чуя никогда не слышал, чтобы у умерших резко пропадала нить судьбы. Дазай здесь довольно малое время, судя по всему, так что, скорее всего, линии не было изначально. Какого черта? — Ты проводник? — бесцеремонно выпаливает Накахара, разворачиваясь и теряя всю свою холодность и то изящество, с каким отмахивался от шуток. — Кто? — Умерший склоняет голову вбок, изучая чужое лицо. — Ты имеешь в виду, что я должен сопровождать? Не знаю, мне никто ничего не говорил. Чуя застывает на месте. Проводники не могут лгать — это им не по силам, они же буквально проводят погибших в их последний путь. Это им вообще незачем. К тому же, их душа не имеет цвета — они не смертные, и уж точно не бессмертные, они просто есть. В один миг они могут просто перестать существовать. И прямо сейчас Накахара отчаянно желает исчезнуть, чтобы не иметь дела с этой неразберихой.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.