ID работы: 12234844

Дорога до небес

Слэш
R
В процессе
3
автор
Размер:
планируется Миди, написано 11 страниц, 5 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Справится

Настройки текста
Чуя чувствует, как его душа пытается вырваться из несуществующего тела, слышит, как бьётся его сердце, как оно стучит где-то в горле, давя на гортань и не давая вздохнуть. Его шея объята костяными пальцами, лицо обдает жаром, и он чувствует, как немеют его ноги от осознания, что… Он не может вспомнить, кому посвящена заметка на его трости. Накахара тупо моргает, пытаясь прогнать давящий мрак из уголков своих глаз, и все, что крутится у него в голове, это: «Кто такой Дазай?». Его тошнит, и теплеет в затылке, когда он слышит что-то вроде тех криков из фильмов. Такими словами обычно будят людей, что упали в обморок, и Чуя нервно смеётся, чувствуя, как у него пересохли губы и кружится голова от избыточного воздуха в лёгких. В глазах все ещё танцуют цветные пятна, закрывая прекрасное мертвое поле. Здесь вообще может стать плохо хоть кому-то? — …Чуя! — звучит чей-то тихий, но грозный голос, и Накахара старается сконцентрироваться на нем, а не на своем ужасе, который прямо сейчас обнимает его лёгкие и ломает ребра. — Чуя, вы меня слышите? — Слышу, — мямлит проводник, чувствуя, как ослабело все его тело. Голос его словно под толщей воды скрылся, и каждую секунду словно обухом по голове бьют, но он хотя бы способен говорить. Давление на плечи ослабевает, и Накахара осознает, что все это время его кто-то тряс, а сам он лежит на твердой земле, а не потерялся где-то в пространстве. И то, что его сейчас спасли неизвестно от чего, заставляет ужаснуться ещё сильнее, и Чуя уже чувствует, как к нему снова медленно подплывают абстрактные горячие руки, готовые обхватить его шею и сдавить в тисках грудную клетку… Но его тут же прерывает вежливый голос, который сразу же опознается, как голос Хигучи. И, словно в подтверждение, где-то в размытом небе появляются ее светлые волосы, и лучи солнца образуют из себя корону вокруг ее головы. «Сущий ангел», — голосом Дазая звучат слова где-то среди воды в голове у Чуи, и он мысленно даёт себе пощечину. У него сейчас нет сил, чтобы возмущаться. — Чуя, вы в порядке? — прорывается ее нежный голос в мысли проводника, и он едва осмысленно кивает, надеясь, что она перестанет быть такой обеспокоенной. — Гин, подойди сюда, я не умею прощупывать пульс. Не смейся, прошу тебя! Накахара ощущает, как где-то у шеи располагаются тонкие холодные пальцы другой проводницы и пытается улыбнуться. Скорее всего, тот голос принадлежал этой тихой, но опасной девушке. — Успокоился немного, и ты успокойся. — хмыкает Гин, почти растворяя свои слова в фоновом шуме. Но вот другой звук заставляет его внутренности сжаться то ли от ужаса, то ли от раздражения. — У вас есть пульс? — хмыкает, предположительно, в полуметре Дазай. — Вы можете умереть? Его слова были умело проигнорированы девушками, и на некоторое время воцарилась тишина. Чуя медленно приходил в себя, начиная ощущать и свое тело, и свои мысли, что совсем недавно улетучились из его головы, уступив место шуму и давлению удушающего жара. — У вас, кажется, была сильная паническая атака, — тихо произносит Хигучи, чуть прохладными руками обхватывая предплечье Чуи. — Как вы себя чувствуете? — Уже лучше, — пытается кивнуть Накахара, чувствуя отвращение к самому себе. В затылке ещё теплилась глухая боль, а все конечности словно налились свинцом. — Ничего серьезного. По крайней мере, Чуя надеется, что он и правда не выглядит слишком плохо. Ему достаточно беспокойства на сегодня, больше не нужно. — Ага, ничего серьезного, — бурчит где-то слева Дазай, недовольно одергивая бинты, превращая края в бахрому. — Тебя настолько мои слова обидели? Уж извини, видимо, твои друзья немного более чуткие для того, чтобы издеваться над несчастным карликом. — …Чуя, — наконец вздыхает Гин, и в ее голосе звучит скрытая сталь, острое лезвие ножа, готовое ранить в любую секунду. — Вы нашли этого умершего? — Я вообще-то рядом с вами сижу! — наигранно возмущается Дазай, перемещаясь ближе к Хигучи, и теперь его голос звучит откуда-то сверху, пока Накахара силится подняться. Встать не выходит, и Чуя обречённо ругается в своей голове, ненавидя то, что Юан назвала бы серьезным поводом отдохнуть. Он в конце концов вообще не человек, зачем ему отдых? — Да, подобрал его по пути, — бурчит проводник, недовольно хмуря брови. — Но там небольшая проблемка… — У него нет линии, — вздыхает Гин, видя, как неловко садится Чуя и протягивая ему трость. — Я ее не увидела, Ичие тоже. — Понятия не имеем, что делать! — взволнованно выпаливает Хигучи, активно жестикулируя. — Наверное, нужно к Хироцу сходить, а потом к Фукудзаве, — Мотает головой она, попутно распуская пучок. — А стоит ли их беспокоить? А что, если они тоже не знают? — Ну, тогда я застряну в этом поле до конца своих дней, — подаёт голос Дазай, до этого сосредоточенный на разглядывании каких-то травинок. — А, стоп, я же уже окончил свои дни… Во всяком случае, Чуя понимает, что не он такой злой, а Осаму просто придурок, не стоящий внимания, потому что на его неудачную шутку Хигучи лишь недоуменно вскидывает брови, а Гин стреляет взглядом, в котором плохо скрыто раздражение. Наверное, он их и до этого донимал своим искрометным юмором. — Вы были здесь недалеко? — неловко спрашивает Чуя, потирая шею под спутавшимися волосами. — Искали заблудших, — кивает Гин, поправляя маску на лице. — А потом ко мне подбегает Ичие и тараторит, что там ты в полубессознательном состоянии и неизвестный бинтованный парень с аурой и без нити. — Тебе повезло, что у Гин есть знания о помощи в таких ситуациях! — Быстро кивает Хигучи, видя, как некомфортно становится спутнице от длительного монолога. — Кстати, ты можешь пока передохнуть, а мы отведем… — мешкается девушка, смотря на подростка, который оглядывает ее с ног до головы в ответ и лукаво улыбается. — Этого парня к Хироцу. Всё-таки не хочется беспокоить Фукудзаву, вдруг это лишь мелочь? Все в Чуе противится, и здравый смысл говорит, что от Дазая лучше избавиться, упертость ставит руки в бока и твердит, что Накахара неудачник и принес слишком много проблем обеим девушкам, и что хоть с бинтованным проводник управиться может. И плевать, что у него там на трости начиркано. Это вообще может быть другое слово, просто Чуе этот парень все мозги проел, вот и видится всякое. Но Накахара понимал, что долго он не продержится и утопит себя же в своих мыслях и догадках. Ну, у кого не было проблем? Он справится. Точно справится сам, разве нет? И даже если его голова раскалывается от боли, он способен сходить к старикам и спросить, что ему вообще делать.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.