Любовь, война и другие приключения 1263

Rierina автор
Аглар бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
The Witcher

Пэйринг и персонажи:
Иорвет/ОЖП, Геральт из Ривии, Трисс Меригольд из Марибора, Лютик, Золтан Хивай, Вернон Роше
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 357 страниц, 23 части
Статус:
заморожен
Метки: Вымышленные существа Драма Мэри Сью (Марти Стью) Насилие Нецензурная лексика ОЖП ОМП Попаданчество Романтика Фэнтези Юмор

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
Марианна попала, да с размаху, да совсем не туда, куда хотела. То есть, вообще-то она никуда не хотела, ее все устраивало в успешной и спокойной офисной жизни. Но увы - человек предполагает, а судьба располагает, поэтому придется теперь "госпоже некромантке" как-то справляться. Делу выполнения и перевыполнения не помогают: эльф с плохим характером и замашками бывалого террориста, мутант-ведьмак, рыжеволосая ведьма по имени Трисс Меригольд и несколько королей, живых и не очень.

Посвящение:
Спасибо Utalhen за обложку к фанфику - http://s017.radikal.ru/i418/1311/46/f71c1dcf191d.jpg

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Йорвет, еще раз Йорвет, много шуток (надеюсь, что смешных), здоровая доля цинизма, любовь до гроба (в прямом и переносном смысле этого слова), а также котята.
Близко к канону, но с подвыподвертами:)
Появление героев из первой части игры, книг и рассказов АС (?)
А! Есть еще незапланированные эльфийские дети, они появились практически сами и никак не захотели удаляться из сюжета. Я сражалась отважно, но они решительно не желали оставлять меня в покое, и под конец я плюнула и махнула на них рукой. Кашу маслом не испортишь (и существует неиллюзорная вероятность, что эту конкретную кашу просто ничто уже не спасет).

https://vk.com/club132800256 - внезапно образовавшаяся группа, где можно обсудить автора (этого и не только), фанфик (этот и любой другой), поделиться артом или лениво ничегопонеделать вместе с сообщниками. Всем привет и добро пожаловать.

Те же герои, вид сбоку:
"Сопляки" - коллекция историй про эльфят Финтаннана и Канну - https://ficbook.net/readfic/2820648
"Приворотное зелье" - вбоквел к 12 главе про Лютика и Ко - https://ficbook.net/readfic/1681982
"Как инкуб обедал" - стебная зарисовка в эротических тонах - https://ficbook.net/readfic/1391265

Часть 1, в которой Марианна убеждается в пользе холодного оружия

24 сентября 2013, 10:36

As I was walking in the big black woods Hey ho, the big black woods I met the evil devil and he offered me a ride Hey ho, he offered me a ride *

Katzenjammer, Hey Ho On The Devil's Back

Очнулась она из-за непреодолимого чувства брезгливости, которое победило даже глубокий обморок. Рядом с ней что-то пахло, а, точнее, воняло - помойкой, гнилью и смертью. Марианна открыла глаза и прищурилась – прямо в лицо било ласковое теплое солнышко. Неподалеку щебетали птицы, ветер шуршал в ветвях деревьев, приглаживал невидимыми ладонями травяные стебли. А еще поблизости явно разлагался чей-то труп. Женщина чихнула, села, зажав двумя пальцами нос, и начала оглядываться. Где-то глубоко, там, где даже у Ядерной Ночи билось самое обыкновенное человеческое сердце, начал зарождаться страх. Марианна решительно не понимала, что с ней происходит. Тот вариант, что ее на самом деле утянуло в зеркало, женщина отбросила сразу же. Чистая логика подсказывала, что этого просто не может быть, потому что магии не существует, а миром правит наука. Но выводы таки напрашивались, и были они неутешительными. - Я сошла с ума, - высказалась Марианна гнусаво, ибо нос ее до сих пор был зажат. – Или это происки конкурентов, и сейчас эти паршивые сволочи думают, что избавились от меня! Эта мысль вдруг придала женщине сил, и она решительно поднялась на ноги. Похищение! – билась у нее в голове гневная догадка. Да еще такое наглое! Умыкнуть ее из офисного здания в разгар рабочего дня! Марианна распрямила спину. Ну, они еще не знают, с кем связались. Она не папочкина дочка, получившая образование и должность по протекции. Она умеет за себя постоять! Негодяи, посмевшие поднять на нее руку, получат по заслугам. Она лично проследит за тем, чтобы преступников наказали по всей строгости закона!.. С бодрыми мыслями о жестокой мести и расправе, которой она подвергнет похитителей, Марианна развернулась – и лицом к лицу встретилась с источником едкой, отравляющей воздух вони. Широко распахнув глазницы, из которых, будто слезы, вытекали остатки глаз, на нее смотрел труп. Вниз головой он свисал с толстого сука, элегантно покачиваясь на потертой веревке. - Ааах, - сказала Марианна и сделала шаг назад. - Хррр, - сказал висельник и, как маятник, качнулся в ее сторону. Из его глазницы, извиваясь, вылез толстый жирный червяк. Из горла Марианны вырвалось сдавленное шипение. По-бабьи обхватив ладонями щеки, она отпрыгнула назад; открыла и закрыла рот, как рыба, выброшенная на берег. А потом, так и не отнимая рук от лица, развернулась и опрометью бросилась прочь. Она летела сломя голову, совершенно не разбирая дороги. Женщиной она была тренированной, спортивной, молодой и сильной, поэтому паническому бегству не помешали даже невысокие каблуки и не предназначенный для таких выкрутасов брючный костюм. Перескакивая, словно взбесившаяся лань, через поваленные стволы деревьев, и все еще держась за свои щеки так, будто их внезапно поразил жесточайший флюс, Марианна неслась прочь, позабыв про достоинство и приличия. Успокоилась она лишь минут через двадцать. Глотая воздух, женщина прислонилась к дереву и попыталась сделать то, что умела делать как минимум неплохо - подумать. Сначала ей сильно мешали воспоминания о червях и кусочках гниющей плоти, свисающей с костей… но потом дело пошло. «Труп был настоящий, - размышляла Марианна, упершись руками о древесный ствол. – В этом не может быть никаких сомнений. Неужели я попала в руки маньяка, и он сейчас играет со мной, как с мышью? Или это ток-шоу? «Остаться в живых» или как там оно называлось? Вдруг меня сейчас попросят помахать в направлении вот тех кустов и улыбнуться, потому что вся страна смотрит на меня?» Женщина рассеянно улыбнулась в сторону чахлых кустиков – и нервно сглотнула, осознав, на что именно смотрит. За кустиками виднелась дорога. Ошибиться было нельзя – отпечатки человеческих ног, заросшая травой, но вполне заметная колея… цивилизация! Марианна воспряла духом. «Так-то! – весело подумала она, обращаясь к неведомому маньяку. – Не тут-то было!» С такими мыслями, несомненно достойными внимания общественности за их глубину и серьезность, женщина вышла из кустов. - Ой, - сказал кто-то глубоким басом в тот же момент. – Баба. Марианна обернулась. У поворота дороги, которого совсем не было видно из ее кустиков, стояли люди. Трое мужчин в тяжелых куртках, с тускло блестящими на солнце наплечниками, и два ребенка. Дети были какие-то… странные. - Да? – царственно спросила она и отставила в сторону плечо. - А чего, - сказал один из них, облизнувшись. – На вид гладкая девка-то! Может, мы это… того… поразвлекаемся? Женщина нахмурилась. Хотелось выругаться матом – совсем мужики, что ли, спятили, разговаривать так с первой встречной? Но настоящая леди – а перфекционистка Марианна всегда стремилась именно к таким идеалам – как известно, не должна показывать своей неуверенности и злости, не говоря уже о плохих манерах и грубой речи. «Веди себя, как королева, и все будут думать, что ты королева!» - говорила ей мама, и женщина с детства свято верила в действенность этого совета. Ну и, честно говоря, встречные мужики были явно не от мира сего, с такими сразу надо было поставить себя правильно. Она была абсолютно уверена, что ни в Москве, ни в Подмосковье никто давно уже не носил… шлемов и кинжалов за поясом? Нехорошие, очень нехорошие подозрения стали закрадываться ей в голову, но Марианна решила обдумать их позже. - Ты спятила, баба? – спросил один из стражников, пялясь на Марианнины ноги, обтянутые черными брюками, и как бы ненароком придвигаясь ближе. – Белки повсюду, а ты по лесу шастаешь. Пристрелят же, как куренка. Ну да тебе повезло, ты нам попалась. Мы уж тебя защитим. - Приголубим! – хихикнул другой. Дети, которые до сих пор, казалось, старались не дышать, дружно вздрогнули. Говорили стражники на странной смеси немецкого, польского и староанглийского, и Марианне поначалу показалось, что она не понимает ни словечка. Но… английский и немецкий она выучила в колледже, а ее бабушка-полячка когда-то буквально силой вдолбила в послушную девчонку «язык предков». После секундного замешательства женщина с облегчением осознала, что на самом деле разбирает слова и вникает в их смысл, хоть и с некоторым трудом. - Белок не боюсь, - отозвалась Марианна решительно, разглядывая грубияна в ответ. Был он толстым, с заплывшим подбородком и маленькими глазами. Из-под надвинутого на лоб ржавого шлема виднелись слипшиеся от пота темные волосы. - Что я, с белкой не справлюсь? И женщина щелкнула в воздухе пальцами. Белочек она и вправду совсем не боялась, любила даже. - А что, справишься? – недоверчиво выпучился на нее стражник. - Легко, - отозвалась Марианна. – Как говорит наш шеф, просто, как два пальца об асфальт! Теперь все три стражника пялились на нее с каким-то странным выражением на лоснящихся мордах. - Говор у тебя какой-то, - сказал один. - Не нашенский, - добавил второй. – И одежка странная. Я такую только у магички этой видал, что у нас во Флотзаме засела. - Ты чья будешь? Каэдвенская? Или из Редании? – спросил третий подозрительно. – Звать-то тебя как? - Марианна Черная, - честно ответила женщина, заправила за ухо прядь волос и чарующе, как ей казалось, улыбнулась мужикам. - Ведьма?! – в унисон выдохнули все трое. Марианна не обиделась. Ее часто так называли – и в глаза, и за глаза. И ведьмой, и стервой, и акулой, и бессердечной тварью… «Надо же, - возмутилась она про себя, - на вид парни туповатые, но я не думала, что сразу так с места в карьер хамить начнут». - А то, - для вида поддерживая шутку, сказала она. – Вы молодцы, сразу все поняли. Кстати, вы кажетесь мне крепкими ребятами. Я не хочу вас пугать, но там в лесу труп. Надо бы его… Собеседники ее, разом спав с лица, отшатнулись назад. - Некромантка! – снова хором простонали они. Тут уж Марианна решила оскорбиться. Она выполняет свой гражданский долг, сообщает о замученном в лесу человеке, а ее еще и кроют по-всякому! Вот она, благодарность. Впрочем, возмутиться женщина не успела. - Ну ты, Варнав, дурак, - сплюнул старший стражник, отвесив своему дружку смачный подзатыльник. – Быстро звиняйся перед мадам ведьмой. А то «гладкая девка, гладкая девка»! Звиняйся, а то оставит она нас без женилок, дурачье. В ножки поклонись! Марианна едва отпрыгнула в сторону, как стражник, которого назвали Варнавом, бухнулся прямо в дорожную пыль. - Ой, прости, госпожа, - взвыл он дурным голосом. – Люди мы темные, деревенские, кто ж знал, что ты из ихнего племени, колдовского. Женщина криво улыбнулась. Из-за спин стражников на нее испуганно зыркали две пары блестящих детских глаз. В лесу по-прежнему чирикала какая-то птичка. «Дурдом», - от всей души чертыхнулась Марианна, вице-президент издательской компании. - Прощаю! – сказала она вслух, стараясь держаться понадменнее. – На этот раз. Только укажите мне дорогу к этому вашему, - женщина слегка запнулась, - Лотзаму? - Флотзаму! – прогудел стражник, отирая ладонью пот. – Да это вверх по дороге с час, и будете на местах! Мы б проводили, но… На лице мужика была написано такое неподдельное отчаяние, что Марианна сжалилась. - Сама дойду, - сказала она. – Идите и… «…не грешите», - чуть было не сорвалось у нее с губ, но по виду стражников сразу было видно, что это у них вряд ли получится. - …и ведите себя прилично, - чувствуя себя ханжой, с некоторой заминкой закруглилась Марианна. Стражники шустро подняли из пыли своего дружка и, кланяясь, начали пятиться. Один из них дернул цепь, и дети, которые по-прежнему казались «ведьме» странными, споткнувшись, побежали следом. Марианна застыла. Присмотрелась. И оледенела. Сказать честно, детей она не жаловала. Не то чтобы они ее раздражали, нет. Она просто была к ним равнодушна. В перспективе, конечно, Марианна представляла себе своего гипотетического мужа, солидного, умного, с хорошим дипломом и чувством юмора, и их общих отпрысков, здоровеньких и румяных. Но перспектива сия была очень уж туманной. Впрочем, несмотря на свое скептическое отношение к цветам жизни, одно женщина знала твердо – детей на цепи держать нельзя. Ядерная Ночь закипела. - Нет, постойте, - голосом фирменной стервы, от которого не так давно едва не хватил удар Марка Анатольевича, прошипела она. Стражники дернулись, но остановились. Марианна всерьез не понимала, чем их так напугала – в конце концов, они не работали с ней бок о бок в одной компании два года, как начальник отдела маркетинга! – но ужас, плескавшийся в их глазах, ее вполне устроил. - Да, госпожа магичка? – заискивающе спросил Варнав. - Это что? – выплевывая слова, указала Марианна на детей и на цепь. - Это? – переспросил стражник и отозвался облегченно, радуясь тому, что знает правильный ответ: – Так эльфячьи же выродки! Из борделя убегли, ну так нам велено воротить было. Остальные стражники дружно закивали, а потом примолкли. Марианна не могла видеть себя со стороны, но ей часто говорили, что во гневе она страшна. А уж сейчас гнев клокотал в ней, как лава в Везувии перед печально известным извержением. «Куда же я попала?! – пылала в ней чистая, первозданная, бешеная ярость. – Дети в цепях? Сбежали из борделя?» - Освободи их, - скомандовала она, и выработанный годами тон большого начальника сначала даже сработал. Стражник дернулся было к детям, но его товарищ, постарше и поопытней, примиряюще поднял ладонь. - Не в своем праве ты, госпожа, - примиряющим тоном сказал он. – Нам как приказано, так мы и делаем. А коли хотите их купить или, там, скажем, попользоваться, это к Лоредо. Да? Марианна почувствовала, как пальцы ее скрючиваются в когти вполне по-ведьмински. Дурой она не была и прекрасно осознавала, что против троих здоровых мужчин никак не выстоит. Даже с пройденным курсом самообороны и четырьмя часами в фитнес-клубе еженедельно. Но оставить детей на цепи? Большие светлые глаза смотрели на нее. Лица у детей были чумазые, заплаканные и, кажется, у одного из детенышей на скуле расцветал знатный фиолетовый фингал. Другой увлеченно ковырялся в носу. - Да? – повторил стражник и вдруг напрягся, согнул по-волчьи спину, потянулся рукой к висевшему в ножнах кинжалу. Глаза его уставились на что-то у Марианны за спиной, и по хребту женщины неожиданно пробежал холодок. Ей было страшно, очень страшно. Трое мужчин, да еще и с холодным оружием. Убьют и надругаются. Или наоборот. Или все разом, так сказать, в процессе. Она еще раз посмотрела вниз, в сторону детей. Тот, что пониже, прикрыл голову ладошками, второй, наверное, старший, цеплялся за него – утешал. - Нет! – сказала Марианна и вытянула вперед руку в выученном с тренером приеме, почти не надеясь на его эффективность. Приема, впрочем, не понадобилось – стражник по имени Варнав внезапно осел на землю - между глаз у него красовался тонкий кинжал. Остальные мужики дружно отступили с оружием наготове. У Марианны отвисла челюсть. - Слышали, что сказала госпожа-то? – раздался из-за спины Марианны низкий мужской голос, и еще один кинжал, свистнув в воздухе, нашел свою цель. Следующий стражник, воя, схватился за выбитый глаз. От первого до второго кинжала не прошло и трех секунд, и женщина даже не успела обернуться. - Ах ты мутант ублюдочный! – взвыл единственный оставшийся в строю стражник и ринулся на Марианну. Легкий толчок в плечо отбросил ее в сторону, и мимо женщины рванулась навстречу противнику какая-то тень, смазанное пятно – белые волосы, солнечные блики на клинке. Марианна неуклюже плюхнулась на бок, потом поднялась и на четвереньках поползла к детям. Те жались на обочине, младший начал подвывать, старший тихо уговаривал его, прикладывал грязную ладонь ко рту. - Эй, - сказала Марианна, совершенно не представляя, как надо общаться с людьми младше пятнадцати лет. Морально травмированными людьми младше пятнадцати лет. В этот же момент довольный мужской голос произнес. - Все, - и вслед за этим раздался неприятный всхлип, будто кто-то смачно рвал что-то мягкое и мокрое. – Как ты, госпожа? Живая? Марианна сглотнула. - Живая она, чего ей сделается, - вмешался второй мужской голос, раскатистый, упрямый. - Живая, - выдохнула Марианна, поднялась на ноги и повернулась, закрыв собой детей. Перед ней стояли… люди. Точнее, двое – мужчина в странном головном уборе, похожем на чалму, и рыжеволосая красотка, которая приветливо ей улыбалась – точно были людьми. Насчет третьего парня Марианна сильно сомневалась. Был он высоким, поджарым, с белыми волосами, собранными на затылке в небрежный хвост. Лицо у него было неприятное, а глаза… Марианна приказала себе не пялиться, но позорно проиграла битву сама с собой. Некоторое время она и странная троица глазели друг на друга. - Вы убили трех людей, - наконец подала голос Марианна, точнее, ее сознательность, взращенная в свободолюбивом американском колледже. – Несомненно, они этого заслуживали, и я не могу не признать, что чувствую искреннюю благодарность за помощь. Но не грозит ли вам теперь тюрьма? - А должна? – с любопытством спросил беловолосый. - Понятия не имею, - честно призналась Марианна. – Но если понадобится, я охотно выступлю на суде в вашу защиту! Мужчина в чалме то ли хрюкнул, то ли откашлялся, лицо его побагровело, как подозревала Марианна, от сдерживаемого смеха. Она предпочла гордо этот факт проигнорировать. «Королева! – напомнила она себе. – Держись, как королева!» В этот момент что-то за ее спиной шевельнулось, и Марианна вздрогнула. - Чтоб мне в аду гореть! – сказала она с несвойственной ей экспрессией и повернулась ко все еще закованным в цепи малышам. Теперь, когда она видела их вблизи, Марианна поняла, почему они казались ей странными. Просто эти конкретные дети, с холодным осознанием неправильности происходящего подумала женщина, не были людьми. Форма их черепа, заостренные уши, слишком большие, миндалевидные глаза, какая-то иная текстура кожи… Ошибки быть не могло. Нелюди. «Где я? – с ужасом подумала она, уже не принимая всерьез свою теорию о маньяке и конкурентах по бизнесу. – Кто эти люди? Куда я попала?» - Дети, - растерянно повторила Марианна. Те, сжавшись, посмотрели на нее, и женщина взяла себя в руки. Рыжеволосая красавица присела на корточки рядом с ней, порылась в своей сумке и протянула малышам краюху хлеба. Те схватили по куску, будто зверьки, и не обращая внимания на звенящие в унисон их движениям цепи, принялись поглощать угощение. Неприятный на вид беловолосый мужик начал обшаривать трупы в поисках, как надеялась Марианна, ключа от оков. - Трисс Меригольд, - представилась рыжая. – Я чувствую, ты одна из нас, но твое имя мне неизвестно, сестра. - Э, - сказала Марианна глубокомысленно. – Не поняла. - Эти вот, - и Меригольд кивнула в сторону распластанных на дороге трупов, - назвали тебя некроманткой. Мы слышали это, и Геральт, и я, и господин Вернон Роше. Это правда? - Нет, - призналась Марианна. - Ты сказала им, что ты ведьма, - вмешался наконец в разговор мужчина в чалме – Вернон, если Марианна правильно запомнила. - Я шутила, - честно ответила она, и тут перед носом ее, звеня, повисли ключи. Марианна посмотрела вверх, на руку, державшую их, потом уткнулась взглядом в настороженные звериные зрачки. - Спасибо, - чувствуя себя будто под рентгеном и внутренне возмущаясь непонятно откуда взявшейся робости, твердо сказала женщина. Дети сбились в один пыльный оборванный клубок у обочины, и Марианна не сразу отыскала среди их горячих рук, потрепанных рубах и длинных спутанных волос замок от цепей. Неподалёку, не слишком стесняясь ее присутствием, Вернон Роше вынес Марианне приговор. - Врет! – сказал он. – Вашего колдовского племени она, я уж могу распознать. Повидал. Трисс Меригольд промолчала, но про себя явно согласилась. Ну а Геральт, насколько поняла Марианна, вообще и в целом предпочитал помалкивать, что было вообще и в целом прекрасно. Наконец замок щелкнул и открылся. Вид тонких детских запястий в кровоподтеках снова разбудил в женщине зверя, то есть топ-менеджера, прошедшего огонь, воду, сплетни и интриги. Марианна была готова к тому, что дети попытаются убежать и изготовилась их ловить – нечего таким малявкам делать в лесу! – но они, понурившись, спокойно стояли рядом. Троица странных помощников, которых Марианне посчастливилось встретить так вовремя, подобралась поближе, видимо, с теми же мыслями. - Эльфийские полукровки, - с презрением выговорил Роше, рассмотрев детей, и сплюнул сквозь зубы. – Оттрахали их мамаш в борделе, вот и народились ублюдки грязь в лужах мутить. Марианна нахмурилась, поднялась на ноги и уперла руки в бедра, совершенно забыв о том, что настоящие леди себе такого не позволяют. - Я вас попрошу, господин Роше, - сурово приказала она, - при детях и женщинах выбирать выражения. Не имеет никакого значения, где и как познакомились их родители, и вам бы, как мужчине, следовало это знать, потому что я сомневаюсь, что вы всегда думаете о предохранении, посещая такие заведения! Лично я, хочу вам заметить, ничего не имею против борделей. И кстати, психика этих детей, - тут Марианна, как дракон, перевела дыхание для новой атаки, - и так уже травмирована, и я настойчиво советую вам воздержаться в дальнейшем от комментариев по поводу родственников в целом и матерей в частности! Вернон Роше сначала покраснел, как помидор, потом побелел, и Марианна напряглась – она еще не привыкла, что в этом месте у каждого мужчины есть оружие, которым он вполне может воспользоваться, если услышит о себе что-то неприятное. Беловолосый Геральт странно покашливал себе в рукав – пришло его время посмеяться. Трисс хихикала, совершенно не скрываясь. У Роше задергался глаз. - Мои извинения, - наконец буркнул он и отошел в сторону. - Благосклонно приняты, - выдохнула Марианна и посмотрела на эльфят: - Не так ли, дети? Дети смотрели на нее с ужасом. - Ты нас зажаришь? – наконец пискнул один из них, постарше, и крепко взял второго за руку. Оба дрожали. – Maere говорила, ведьмы едят маленьких детей. Отрицать принадлежность к роду ведьм перед детьми Марианна не решилась. Они слышали, как она сама призналась стражникам в своем умении колдовать. Если сейчас сказать прямо противоположное, эльфята только еще больше испугаются и утвердятся в мысли, что попали из огня прямиком в полымя. - Вас я есть не буду, - пообещала она торжественно и, вспомнив детские игры, плюнула на ладонь и протянула ее старшему мальчику. - Я же говорил! – донеслось откуда-то сбоку торжествующее восклицание Роше. – Ведьма! Сама призналась. Марианна не обратила на это никакого внимания – она смотрела на ребенка. Тот смотрел на нее. В какой-то момент женщине показалось, что она совершила странную глупость, но потом эльфеныш плюнул на свою ладонь – и они ударили по рукам. - Меня зовут Марианна, - наконец догадалась представиться женщина. - Марианна Черная, - прошептал слегка осмелевший эльфеныш. – Некромантка! - Мы слышали, - подала голос Трисс Меригольд; от Геральта последовал лишь короткий, но многозначительный кивок. Марианна вздохнула. - Мне надо во Флотзам, - сказала она, смирившись – временно! – со своим новым статусом. - Мы знаем, - ухмыльнулась Трисс. - Проводите? Вопрос не требовал ответа: Роше с Геральтом уже ловко, - видно, сказывалась практика! - оттащили трупы в лес и теперь стояли на дороге, поджидая Трисс и Марианну с детьми. Вместе с попутчиками идти было почти весело. Трисс была единственной, кто охотно поддерживал разговор, но и Геральт с Верноном Роше изредка вставляли слово-другое. Дети молчали, то ли оробев, то ли устав от страха и долгой дороги. В целом, троица единодушно интересовалась тем, кто такая есть Марианна Черная и с какого такого перепугу ей понадобилось попасть во Флотзам. - Я же знаю, что ты магичка, - вздохнула Трисс, когда стало понятно, что Марианна, делая лицо кирпичом, повторяет одно и то же. – Чую магию. - Где? - В тебе, глубоко, но отчетливо. - Видимо, скрытые ресурсы, - отмахнулась от этого предположения Марианна, уже поверившая во многое, точнее, почти во все, кроме магии. – Меня беспокоит другое. Стражник, там, на дороге, сказал, что за детьми послали из Флотзама погоню. Эльфята насторожились, Трисс кивнула, а Геральт скосил золотой глаз на Марианну. - Нельзя отдавать их назад в бордель, - с убежденностью заядлого демократа провозгласила «ведьма». - Но если детей захотят отобрать силой, что делать? - Пригрозить, мол, такого наворожишь, что у нужных людей члены поотсыхают, - не без энтузиазма ухмыльнулся Вернон Роше. - Предложить свои некромантские услуги в обмен на жизни мелкотни, - ввернул свое невозмутимое слово Геральт. - Обмануть и сказать, что это твои дети, - чирикнула Трисс. – Это ж полукровки, ты вполне можешь быть их мамой! Марианна в отчаянии схватилась за голову. Люди – ну, или почти люди – они были неплохие, но явно беззаконные. Она хотела было обсудить этот вопрос более детально, а заодно и порасспрашивать, чем тут можно заняться свободной женщине, чтобы прокормить двух спиногрызов хотя бы временно, но тут… раздалась музыка. Тонкий, почти невесомый напев флейты сплелся в замысловатую трель, поплыл над усыпанной солнечными зайчиками травой. Марианна завороженно слушала, приподняв глаза вверх и как-то лирически светлея лицом, когда звук доставаемого из ножен оружия спустил ее с небес на землю. Ее спутники выглядели… весьма немиролюбиво. - Что вы делаете? – спросила Марианна удивленно – музыка и природа совсем не располагали к агрессии. - Белки, - коротко ответил Геральт. - Йорвет! – прорычал Вернон Роше. – Задни…кхм, сердцем чую! - Ты и дети, держитесь рядом со мной, - Трисс притянула ее к себе поближе. – Может, ничего и не случится, но если что, я прикрою. Или сама биться будешь? Марианна хотела было просветить спутников, что белки – существа мирные и представляют опасность разве что для орешков, но вовремя одумалась. Вряд ли обвешанные оружием Геральт и Вернон Роше так тщательно готовились бы к встрече с простыми лесными грызунами. Поэтому женщина помотала головой, мол, нет, сама не смогу, сгребла маленького эльфа в охапку, усадив его на одну руку, и вцепилась в ладонь ребенка постарше. Дети смотрели на нее настороженно, но пока слушались. - Не тяжело? – кивнул Геральт на повисшего на ее плече малыша. - Справлюсь, - отозвалась Марианна, приготовившись к неприятностям. И неприятности не заставили себя ждать. В очередной раз судьба, которая упорно подсовывала Марианне совсем не желанные приключения, сделала изящный финт ушами. Заостренными ушами. Когда они подошли к отрезку дороги, над которым нависал поросший мхами, переломленный пополам ствол могучего некогда дерева, Марианна увидела его - эльфа по имени Йорвет. Не было ни бабочек в животе, ни радуги, распластавшейся над головой, не засияло ярче солнце, и птицы не запели мелодичнее. И все же, совершенно иррационально и нелогично, без малейших к тому предпосылок Марианна Черная влюбилась с первого взгляда и в первый раз за свои двадцать шесть лет. С минуту она наслаждалась незнакомым чувством и эйфорией, которую оно с собой принесло; вслушивалась во внезапно показавшийся совершенным голос (в своем привычном состоянии женщина охарактеризовала бы его одним словом – наглый) и с восторгом рассматривала искривлённое в злобной усмешке лицо. А потом как-то сразу и очень отчетливо, вздрогнув от едва разминувшейся с ее головой стрелы, осознала, что любовь ее, мягко говоря, безответна. Примечание *Когда я шла по большому черному лесу, Хей хо, по большому черному лесу, Я встретила злого дьявола, и он предложил мне прокатиться, Хей хо, он предложил мне прокатиться с ним Katzenjammer, Hey Ho On The Devil's Back
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.