ID работы: 12350657

ты и я

Слэш
R
Завершён
27
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
35 страниц, 11 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
27 Нравится 18 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 7. Любовь, любовь и еще раз любовь!

Настройки текста
      - У меня огромная проблема, Ватсон, - Глеб полулежал на диване, в очередной раз общаясь с котом, как с психологом. – Я чувствую что-то… Что-то странное. И уже давно. Ты ничего не ответишь, конечно, но я хотя бы найду отдушину в общении с тобой. Мне кажется, что я не равнодушен к своему старшему брату. Когда все началось? Ну… Примерно… 11 февраля 1985 года.       - Я написал песню, - младший неловко переминался с ноги на ногу.       - Интересно… - Вадим выключил кран, встряхнув одновременно ладонями, желая избавиться от лишней воды. – Споешь, сыграешь?        - Ща-ща-ща, - Глеб побежал в гостиную за гитарой.       Вадим поставил один стул посреди кухни, а сам облокотился о подоконник.       Глеб вернулся с музыкальным инструментом в левой руке и с медиатором в правой. Мальчик приземлился на табуретку, и тут же его уверенность исчезла. Полностью. Самойлов-младший подергал шестую струну, с готовностью начать петь, но голос будто пропал. Почему? Его слышит только Вадим, да и этот в любом случае осуждать не будет.       Старший заметил это, потому подошел к брату со спины и уложил свои ладони на его плечи.       - Спокойно, Глебушка, - на самое ухо прошептал Вадим. – Не переживай. Закрой глаза и представь, что поешь для себя.        Глеб зажмурился и больше ему не было страшно. Он все еще чувствовал горячее дыхание на своей шее и тяжелые руки на плечах. Но теперь стало спокойнее, больше ему не страшно. Мальчик подергал медиатором шестую струну, потом зажал второй лад, потом четвертый… Ноты лились одна за другой, наполняя эту комнату новой музыкой.       И Глеб запел. Было легче. В его руках всегда было спокойнее и легче. Младший надеялся, что в смысл такой легкой и веселой детской песенки Вадим вдумываться не будет. Потому что Глеб написал бессмыслицу, благодаря которой скоротал время на своем диване и просто хотел, чтобы брат послушал.       После окончания всей композиции, старший восхищенно похлопал в ладоши, отстраняясь от младшего.        - Это… Чудесно! Особенно мне понравился припев… О чем эта песня?       - Простая смешная детская песенка. Вот, - Глеб смущенно кашлянул в кулак. – «Глюки» называется. Ну, точнее я ее так назвал.       - Прекрасно, Глебушка! Тебе нужно писать больше песен! Это точно твое, - старший наклонился и оставил слабый поцелуй на лбу брата.       Глеб широко улыбнулся. Вадим был таким добрым, таким открытым, таким…       В сердце что-то екнуло. 17 июня. 1987 года.       - Сегодня отстойный день, - пробормотал Глеб себе под нос. – Ненавижу его.       - Что? Что случилось? – Вадим не сказать, что удивился, он конкретно охуел. – Что могло произойти за это время, если ты проснулся три часа назад?       - Да хер его знает, - младший пожал плечами. Он вроде бы и злился, а вроде уже было и все равно. Но старший так же продолжал пялиться на брата, ожидая объяснений. – Ну… Эм… Ничего у меня не получается, в общем.       - Что именно? – усмехнулся Вадим.       - Да отстань, - в итоге цокнул Глеб, махнув рукой.       Старший рассмеялся. Он встал и подошел к младшему, который сейчас, обидевшись, прижимал к себе мягкую подушку.       - Ну чего ты? – Вадим обнял младшего, хоть в этом положении удобно и не было.       Он никогда его не обнимал без причины. 1990 год.       Поездка к матери. Было сложно, Самойловы выбрались в ночь и пешком отправились на железнодорожный вокзал.       Темнота. Улицы освещают лишь слабые фонари, на которые слетаются насекомые. Самойловы шли через дворы, где кроме них не было ни единого человека. Лишь тишь, лишь скрытая романтика, лишь тяжелые сумки за спиной, лишь легкость в груди. Глеб счастлив, он дышит свежим воздухом, он чувствует под собой твердый асфальт. Вадим задумчив, ему надоели улицы, он хочет поскорее добраться до пункта назначения.       Младший споткнулся на ровном месте, от непривычки идти так далеко, но тут же был подхвачен братом. Тишина. Руки Вадима легли на талию Глеба, осторожно держа его над асфальтом. Главное, чтобы юноша не упал и не разбил свой нос.       - Осторожнее, - обжигающим шепотом попросил старший.       Сотни мурашек пробежались по спине Глеба в тот момент.       Позже у мамы дома братьям пришлось спать вместе пару ночей. Ничего необычного, хоть младший вечно смущался, но ночью все равно прижимался крепче, слушая дыхание Вадика. Его, спящего Вадика.       - Вот видишь, Ватсон! Но это еще не все. Еще этот взгляд, эти чертовы глаза… Господи! – Глеб поджал губы. Котенку все это надоело, именно поэтому тот спрыгнул с дивана и ушел в другую комнату. – Даже ты меня кинул.       Входная дверь хлопнула.       - Глебушка, я дома!        Глеб не удивился своей влюбленности. Он читал о любви, он хотел ее почувствовать. А кто был всегда рядом? Вадик. Кто был единственным? Вадик. Кто? Вадик. Самойлов-младший не знает никого более, да и откуда? Только Вадик.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.