ID работы: 12354329

Свет разгоняющий тьму

Джен
NC-17
В процессе
3
Размер:
планируется Макси, написано 37 страниц, 5 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 3

Настройки текста
— Давай я покажу тебе приют, — предложила служанка протянув свою руку. — Простите, я, — мальчишка замялся и, держась за живот, продолжил. — Проголодался, мы можем перекусить где-нибудь? — Сперва нужно подобрать тебе наряд, а потом сможешь на равных с остальными посетить столовую. — Хорошо, тогда идём, — поправляя свои обмотки, он следовал за ней в гардероб. Шествуя коридором, мы прошли через холл, где прислуга во всю драила полы, окна, и поливали одиноко стоящие на подоконниках растения. Первый этаж довольно шумный. Двое людей, которых моя новая мама назвала "Бардами", играли нежные мотивы. Один инструмент женщина мягко прислонила к своим губам, а на втором мужчина играл пальцами, дёргая за блестящие ниточки. Мне бы очень хотелось узнать об их ремесле побольше, ведь они прекрасно разбавляют скуку здешних залов. За дверью в другое крыло, нас ждал неожиданный сюрприз. Я ощутил манящий, пряный аромат свежего хлеба. Воспоминания о старой печи, в которой мама любила выпекать свежие булочки, тотчас посетили меня. Никогда бы не подумал, что где-то ещё смогу по крупицам собирать такие знакомые ощущения. Здесь скорее всего кухня, за первой двойной дверью, но нам не сюда, а немного дальше. У самого окна, за распахнутой дверью сидела пожилая женщина с мягкими и милыми щёчками, белым головным убором, кажется его называют "Чепец". Она отвечала за чистоту нарядов, порядок их распределения между живущими здесь, а значит её роль самая важная в этих самых... "Одеждовых" делах. Лишь завидев меня, она вытащила из небольшого кармана длинную полоску ткани, на которой вышиты цифры. Я даже сказать ничего не успел, как та обхватила мою талию, а потом и грудь, руки. Пытаясь понять, чего она добивается, я наверняка выглядел глупо строя своё задумчивое, непонимающее лицо. Сняв мерки, женщина скрутила самодельный тканевый метр и бросила его в карман фартука. С доброжелательной улыбкой, старушка что-то нашёптывала и пальцами шустро перебирала наряды, которые сложены в высокие стопки. Вытащив из кучи одинаковых по стилю, но разных по размеру нарядов тот самый, подходящий, она протянула его юнцу. — Этот должен подойти, ну-ка примерь. — А вы поможете мне, я просто... — неуверенно взглянув на доброе лицо бабули, мальчик понадеялся, что та и без слов поймёт его проблему, к счастью так и произошло. Неспеша стягивая с себя старую, сшитую не по размеру, коричневую рубаху, а потом и латаные, урезанные на добрую долю бежевые штаны, он вскоре оказался в белье. Неуклюже разглядывая ухоженные, чистые вещи, мальчик сделал всё, что было в его силах. И брюки с рубахой дались ему легко, лишь пуговицы застопорили. Однако гардеробщица была готова к этому и дала свои наставления. — Сынок, постой, лучше всегда начинать с самого верха, вот так, — она аккуратно продела пуговицу под самой шеей. — Теперь выравниваешь и одну за другой зацеплять будет намного легче. — Спасибо вам за помощь, — неловко благодаря, он слегка приоткрыв рот стал пытаться самостоятельно застегнуть всё. Рубаха превратилась в настоящее испытание, ведь здесь пуговиц было неимоверно много, но даже так парниша не опустил руки, и несмотря на неудачи, сделал это. Две пуговицы на брюках он даже не ощутил, ещё и потому, что они размером больше. Расправляя рукава, поправляя воротник, ему осталось внести последний штрих в формирование нового образа. Пара красивых, чёрных туфель уже ждала его. — Ты хорошо постарался, мальчик, — всё так же мило улыбаясь, погладила его по плечу. — Простите, я забыл представиться! — вспомнив сегодняшний урок, он спохватился и тут же исправился. — Меня зовут Рубен, приятно познакомиться. — Рубен, мальчик мой, самое главное, что ты вспомнил об этом, ты учишься и стараешься, а это дорогого стоит. Мне очень приятно знакомиться с новыми, молодыми лицами, я Инжеборг, — проговорила бабуля, всё так же мило улыбаясь с искренним добром в глазах. — Какое у вас интересное имя, и даже удивительное, я бы сказал, — прикинув палец к губам, задумался над трактовкой. — Звучит красиво, но значение у него довольно простое — "Помощница", — бабушка, прикрывая ладонью уста, с лёгкой хрипотцой, засмеялась. — И ведь, несмотря на это, мне оно подходит. — Верно, вы ведь даёте детям одежду, это огромная помощь! — Ты прав, но я не только это умею, — хитро усмехаясь та поправила чепец. — Рубен, ты уже не голоден? — внезапно вмешавшись напомнила ожидающая позади служанка. — Простите, я тут заговорился, пойдёмте в столовую, — искренне улыбаясь, сказал мальчик, покидая гардероб. — Попрощаться забыл, — подсказала женщина, всё так же стоя у двери гардероба. — Ой, точно. — Касаясь затылка, он кинул взгляд на приятную бабулю и, слегка приподняв руку, сказал. — Прощайте, дорогая Инжеборг. — Если ты планируешь вернуться к миссис Инжеборг, лучше будет сказать "До встречи". — Тогда, до встречи вам, дорогая Инжеборг, — осознав урок, он быстро исправился не сбавляя темпа и радостной интонации. — До встречи, солнышко, — ответила она, ощущая в этот момент гордость и радость за такого смышлёного нового члена приюта. Входная дверь скрипнула и я заметил пару детей, которых как и меня вели за новой одеждой. Однако я не обратил внимание на их внешность, ведь сейчас меня вёл живот и чувство голода внутри него. Заглянув в приоткрытую широкую дверью, стало ясно, что это не кухня, а большой зал с множеством мест. Резные овальные столы с очаровательными узорами в виде пышных растений и живности, обшитая мягкой шерстью мебель и воинственные флаги свисающие с потолка. Здесь ощущался дух тех самых сказок, где главный герой путешествовал северными землями, встречая доблестных героев. Шумные и уютные таверны, величественные и просторные замки, секретные пещерные логова, а ведь у всего этого общая атмосфера. Проходя залом, я остановился напротив стола, что стоял под стеной, над которым висели два шикарных длинных, боевых топора. Мой отец наверняка был бы рад побывать в таком месте, он же раньше находился на военной службе. Внезапно из-за прилавка в краю к нам подошёл незнакомец. Грузный мужчина в чёрном фартуке. Борода рыжая, длинная, заплетена в косу, а цельную черноту его поварского платка и фартука портили следы муки, застывшей крови. Мозолистые руки держали сладкую булочку и чашку с горячим напитком. — Здравствуй, меня зовут Хельм, — мужчина аккуратно поставил пищу на стол. — Присаживайся и отдохни. — Здравствуйте, а я Рубен, новенький, — глотая слюни, малец присел за стол и жадно отрывая куски свежей выпечки, начал насыщать организм, позабыв о всяких правилах этикета. — А ты изголодал, Рубен, но не волнуйся, здесь с этим проблем не станет, кушают детки часто, готовлю я вкусно, — суровое, воинственное лицо растаяло в улыбке после слов о детях. Хельм с добротой и теплом относится к здешним обитателям. — У вас умелые руки, булочка получилась очень вкусной, — запыхавшись он тут же взялся запивать отваром из кружки. Яркие горькие нотки ощущались по-новому, ведь до этого ему не приходилось ничего подобного пить, и несмотря на это, напиток пришёлся по вкусу. — Эти руки сотворили много зла в прошлом, но главное остановиться, осознать ошибки и избежать их в будущем, к примеру, найдя себе любимое дело, — помрачнев в лице, Хельм взялся рассматривать шрамы на своих ладонях, которые уже почти скрылись за грубыми мозолями. — Скажите, а что это за напиток? — широко раскрыв глаза, внимая каждому слову, спросил мальчик. — Это отвар из семян "Сочника", я выращиваю его у себя в теплице, поэтому он не часто появляется в меню. Как завещал мой отец:«Придаёт сил и укрепляет организм», — потирая пышную бороду, мужчина обдумал свою пропозицию и озвучил. — Если тебе он по вкусу, ты мог бы мне помочь сделать его постоянным напитком нашей столовой. — Неужели это в моих силах? — Естественно, если есть желание, ты можешь достигнуть много. — Руби, в этот раз я позволила тебе перекусить пренебрегая правилами поведения за столом, но с завтрашнего дня тебя ждёт полное обучение правилам поведения. — Передав пустой стакан Хельму, серьёзная и немного суровая сиделка вмешалась в их разговор. — Хорошо, я понял, — с грустью в голосе ответил мальчик. Жаль, я ведь так и не договорил с Хельмом, но надо будет как-то вернуться к этому позже. Я совсем забыл узнать куда ушли дети из моей группы. — Простите, а Трин и её друзья, куда они пошли? — Они отправились выполнять свои обязанности, ты тоже с завтрашнего дня к ним присоединишься, там и узнаешь все подробности, — вытащив старые, ржавые часы на цепочке, она вздохнула и сказала. — Я пойду за ними, а ты пока можешь вернуться в комнату или пройтись по приюту. — Вы надолго? — Нет, в пределах часа вернёмся. Опекун тут же исчезла оставив меня наедине с полупустым залом столовой. С кухни доносились громкие разговоры Хельма с какой-то девушкой, ближе к его стойке сидел ещё один ребёнок чуть младше меня и просто рисовал. Не уверен нужно ли мне пытаться наладить контакт с ним, но думаю мне как минимум стоит придумать план, как влиться в коллектив. До этого у меня ведь не было друзей. Тут же в столовую зашла ещё пара детей, и они кажется идут в мою сторону. Лёгкая тревога и паника стала одолевать меня, но ноги сами понесли меня им на встречу. Опуская взгляд, я с лёгкостью проскочил мимо них. Они оказывается шли не ко мне, а к тому другому. Повезло. Бесцельно плетясь по коридору и рассматривая картины, среди которых были даже простые детские рисунки, он пытался подавить тревогу от того, что сейчас остался совсем один. Родители неизвестно где, служанка ушла, а друзей и вовсе никогда не было. Однако с другой стороны, здесь кипела жизнь, столько разных путей и возможностей перед глазами. Нужно лишь набраться смелости. Слуги бегали, как муравьи, выполняя свою работу. Кто-то нёс в столовую несколько грубых полен, из-за которых форма немного запачкалась грязью. А кто-то в корзине поднял наверх недавно высохшие вещи, и теперь они нуждаются в сортировке милой Инжеборг. Не заметно для себя, он подошёл к высокой двери с вертикальным, прямоугольным окном, расписанным жутким морозом. За дверью, свет лампы проникал внутрь тусклыми лучами через мутное стекло. Желание проверить, что же находится на заднем дворе возникло само собой и рука потянулась к дверной ручке. Но вдруг дверь отсчёлкнулась и медленно, со скрипом распахнулась. С улицы, занося лёгкий снежок, вошли двое девушек, явно взрослее его. У одной формы лица строгие, острые, скулы хорошо подчёркивались тенями. Волос короткий, небрежно рван, будто стригли ножом. Вторая девочка пухлощёкая, румяная, с добрыми глазами и несколькими игривыми косичками на затылке. Обе в зимней, меховой одежде. Когда входили улыбались и что-то мило обсуждали, но когда заметили мальчика перед собой, первая посмотрела с высока и слегка оттолкнув в сторону сказала. — Пройти дай, мелочь, — говоря это, она смотрела Руби прямо в глаза, а тот лишь растерянно стоял в попытках собраться с мыслями. — Ты чего, Ловиз, мальчик же не мешал нам, не стоит вымещать злобу за промахи на других, — улыбаясь уколола словцом вторая, и потащила свою грубую подругу к вешалке у входа. — Ой, ведёшь себя как святоша, честное слово, — вкинула Ловиз, вытащив лук и почерневшую от грязи, голубую тряпку стала протирать тетиву, следом и рукоять. — Временами ты раскаляешься как сковородка, ну и кто же будет тушить тебя, если не я, — слегка смущаясь, девушка сбросила на руку свою меховую куртку и остановилась наблюдая за ловкими пальцами своей подруги. Сердце колотиться как бешеное, я никак не ожидал такой агрессии от взрослых. Перебарывая крепкий ступор, я стал пятиться назад, чтобы наконец уйти от этих двоих, но тут же спиной столкнулся с чем-то. — Порядок? — рослый, остроносый шатен, с длинной чёлкой зачёсанной назад, обратился к нему пытаясь сгладить обстановку аккуратной улыбкой. — Прошу прощения, — в спешке пробормотал мальчик тут же оставив незнакомца. Страх застил глаза и оставил в голове желание отстраниться от всего этого, скрыться от неприятных личностей, коих тут становится всё больше. Пробегая коридором к своей комнате, он слегка задел соседнюю, приоткрытую дверь локтём, но всё-таки проскочил к себе и захлопнув входную, вздохнул с облегчением. Рука немного болела отвлекая его от неприятностей. Медленно шагая к столу у окна, он занял за ним место. Хорошо, что всё обошлось, а то вдруг она бы избила меня. Её взгляд донельзя жуткий, не видел таких ранее. Кажется такая и убить может. Вторая конечно мягче, но она ведь посмеялась надо мной. А парень тот так и вовсе толкнул. Надо успокоиться, ведь паникой ситуации не поможешь. Займусь тем, что меня обычно дома успокаивало. Взяв себя в руки, Руби прошёлся по комнате и окинул её взглядом. Сразу бросились в глаза кучи мусора под кроватью Трин, загромождённая вещами тумбочка у койки Фроуда и раздражающе торчащая одежда в шкафу. По домашней привычке он прошёлся пальцем подоконником. Пыли на удивление нет. Подскакивая к шкафу распахнул дверцу, а оттуда вывалилась куча книг вместе с мужскими дублетами в разных цветах и курткой не к сезону. Не выдерживая натиска тряпья, мальчик свалился на пол с грохотом разбрасывая книги по полу. Их там было столько, что аж глаза разбегаются. Сперва вывешивая на деревянные вешалки верхнюю одежду, он решил навести порядок среди нарядов, и уже потом взяться за литературу. Остались лишь пуговицы, как учила бабуля. Одну за одной, без особых проблем, по известной схеме он застегнул дублеты и откровенно старую куртку. Странно то, что она совсем не подходила по стилистике к здешним нарядам, ведь швы торчат наружу. Стойкое ощущение того, что с этой курткой что-то не так одолевало парня и он прикинув палец к губам сказал: «Интересно, чья же это». Поправив и остальные наряды к одному стройному ряду, мальчик присел на колено и взялся собирать литературу. Ловкие молодые руки умело переставляли книгу за книгой, выстраивая на ближайшем стуле импровизированную башню. Поднимая последнее творение, он обратил внимание на слегка опавшее, золотое обрамление корешка. Название на лицевой стороне ни о чём ему не говорило, но странные бумажные чертежи и рисунки намекали, что книга отнюдь не простая. Откинув её себе на кровать, он сложил оставшиеся писания в деревянный ящик на дне шкафа. Тяжело вздыхая посмотрел на жилище второй раз, уже более приятная картина. Однако мусор, застилавший пол под кроватью, не давал покоя чистолюбивому нутру. Позабыв о книге, чьи картинки собирался разглядывать, тот упал на колени и заполз под её кровать. Выгребая руками грязные бинты, пустые пробирки, сломанные деревянные ложки, затерявшиеся тупые железные заточки, палец случайно подцепил ручку крохотного ларца. Скрутив губы трубочкой от удивления, любознательный малец выудил его на свет. Пыльная крышка, сломанный напрочь замок, всё это отсылало его к сокровищам из сказок. С интересом поднимая крышку глаз подметил удивительное сияние. Сквозь стеклянные стенки пузырьков прорывался свет и лишь от одной он был знаком. «Это же заклинание в пробирке, но их здесь целая куча!» — воскликнул я перерывая содержимое ларца своими тонкими пальчиками. Это просто восхитительно. Все пузырьки такие разные, наверное и эффекты у них отличаются. Помню в сказке колдун мог стрелять огнём из посоха, а какой же из пузырьков позволил бы мне создавать огненные сферы? Осматривая блестящие, чистые бутылочки, он взялся за ту, которая сияла огненной краснотой. И лишь пальцы приблизились к пробке, дверь внезапно скрипнула и распахнулась полностью. Товарищи строем вошли, и тут же Трин рванула к нему силком отобирая свою драгоценную коллекцию. Руби оцепенел и даже не понял, что происходит, он не мог осознать, что в чужих глазах выглядит вором. Девочка с румяным, от морозных прикосновений, лицом захлопнула ларец и злостно вглядываясь в лицо малознакомого спросила. — Кто разрешил трогать мои вещи, а если бы ты разбил их? — Я просто убирался и случайно нашёл этот клад, — неловко опустив взгляд, он ощутил свою вину слыша грубый тон. — А это моя книжка? — Рун подошёл к кровати и подняв древнее писание раскрыл её. — Даже не открыл, не успел? — Прости пожалуйста, я просто заметил рисунки и… — Это чертежи, вот смотри. Рун упал возле меня бесцеремонно отодвинув одеяло. Раскрывая древнее писание с первой страницы, он поведал мне историю народа "Миторян", который существовал множество лет назад. Насколько я понял, они как-то связаны с возникновением магии, по мнению Руна. В книге так же описано строение машин и процесс создания "Искусственной магии". Тяжело всё это воспринимать, не хочется сильно вовлекаться в подобные сказки. По крайней мере не сейчас. Однако он прямо таки живёт этим, столько всего знает, буквально содержание каждой страницы. Фроуд обошёл троицу и присел на свою кровать. Осмотрев тумбочку, сразу понял, что к ней никто даже не притрагивался, поэтому не обращая внимание на Руби, он снял перчатку оголяя руки. Кожа сухая, потрескалась и немного побледнела. Стискивая зубы, он вытащил пузырёк с тёмно-жёлтой эссенцией и вылил немного на ладони. Потирая их между собой, увлажнил и напитал неким веществом. Тяжело стягивая с себя меховую куртку, он случайно показал плечо, с которого сползла белоснежная, как его волосы, рубаха. Ключица вырисовывала явную дугу, тело совсем тощее, рёбра тоже выпирают пусть их и скрывает ткань. Лицо опрятное, милое, нет ни единого шрама или синяка. Трин остыла, убирая сокровище обратно под кровать, она встала закрывая собой Фроуда. — Прости, я просто очень дорожу ими и мне не хотелось бы, чтобы всю мою магию ты случайно разбил или чего хуже. — Ты ведь крала их, верно? — вспоминая своё сегодняшнее испытание, он поднял взгляд и смело спросил. — Что!? — схватившись за голову она от удивления раскрыла глаза и развела брови. — Откуда ты узнал!? — Когда я был на испытании, та женщина, самая главная, говорила о тебе. — Не может быть, неужели она знает? — коленки слегка задрожали, а Рун схлопнув книгу отошёл к шкафу. — Если даже так, она ведь не заслала к тебе прислугу, значит на твою нечистую руку у неё свои планы. — выдал шатен протирая очки чистым платком. — Страшно даже представить какие, вот блин. — девочка в панике стала зыркать и искать альтернативные места куда можно было бы спрятать ларец. — Ребята, меня зовут Рубен, мне двенадцать, надеюсь у нас получиться подружиться. — ситуацию немного разрядило внезапное знакомство с коллективом. В центре комнаты ощущалось моральное давление отовсюду, но ему оно казалось совершенно незначительным. Превозмогая тревогу, мальчик взглянул на Руна, тот держа в руке книгу улыбнулся и поприветствовал новичка в ответ. — Моё имя Рун, а возраст, если это так важно, тринадцать полных лет. — Меня ты знаешь, но всё-таки повторю, я Трин и ты оказывается мой ровесник! — от её неловкой улыбки, Рубену и самому стало смешно, но остался последний член группы, самый мрачный. — А тебя как зовут? — оглядываясь на беловолосого парня постарше спросил. — Не важно, уверен ты не надолго с нами. — Надолго, Фроуд, — встряла женщина в опрятном тёмном одеянии и белоснежном фартуке. — Ты будешь учить Рубена магическим знаниям, помимо тех занятий, которые он будет проходить от мастера. — Слишком большая честь, не находите? — встав с кровати, он агрессивно махнул рукой. — Я обучался в основном один, постигая всю трудную профильную литературу самостоятельно, а почему его обязаны учить два волшебника!? — Не помню, чтобы я учила тебя дерзить. — женшина оставила уверенную паузу требуя тем самым извинений за грубость. — Может я и не прав, но всё же, с чего такая честь? — Мы не заставляли тебя учиться такому сложному ремеслу в одиночестве, это твоё желание и воля случая. Сейчас же появился тот кто может преподавать и для увеличения продуктивности подключаем так же тебя, но не волнуйся, не один ты имеешь подобные обязанности. — переводя взгляд на Трин, а потом и Руна, женщина закончила. — Все вы должны помочь товарищу влиться в наше общество, ведь от этого зависит успех группы и ваше общее будущее. А сейчас собирайтесь, будем идти на обед. От лёгкого перекуса в желудке уже не осталось и следа, благо сейчас снова смогу насытиться. Я рад, что мне удалось наладить шаткий контакт с большей частью группы. Однако про Фроуда забывать нельзя, необходимо найти и с ним общий язык. Близкая тема Трин — чудо эликсиры, а у Руна древние технологии, чем же может интересоваться беловолосый? Пока мы шли коридором к спуску, я тайно присматривал за его поведением, повадками, но это ни о чём не сказало. Он сдержан в проявлении искренних эмоций, но всё-таки сорвался на прислугу тогда. Неужели его настолько задевает эта тема? Он не обсуждает интересы с товарищами, в отличие от Руна, который даже сейчас умудряеться мне вещать об орудиях труда тех времён. У этого парня в голове настоящий источник знаний, но вот интересно, он в других направлениях так же умён? Впрочем, за своими размышлениями я и не заметил как группа добралась к столовой, где было более людно. Другие группы уже заняли места, здесь были даже те с кем я конфликтовал в середине дня. Надеюсь обойдется без происшествий. Мальчик и его товарищи заняли места у окна. Яркие солнечные лучи отчётливо продирались сквозь пыльный воздух. В этот раз столовая ожила, всюду доносятся голоса, а кто-то даже не стесняется смеяться во всё горло. Компания с которой Рубену повезло столкнуться вызывала интерес и примагничивала его внимание. К ранее знакомым подросткам присоединился парень с полностью тёмной кожей, что для здешних краёв было совершенно не типично. Только вот никто кроме нашего героя этому факту не удивился. Хохот, тот самый, резкий, неприятный, доносился именно из его уст, и так продолжалось бы не случись внезапный инцидент. Ровесница Рубена из другой группы зацепилась за выпирающий носок бошмака того самого шумного сироты, и бедная девочка опрокинула поднос с едой прямиком на него. Жир вместе с кашей и кусочками мяса растеклись по белой рубахе спускаясь к брюкам. Чернокожий парень вскипел и резко вскочив хотел было взять малышку за воротник, чтобы выместить злобу и припугнуть, но тут же перед ней выступил мальчишка чуть старше её. — Сейчас будет драка. — подчеркнул Рун вставая из-за стола. — Ты идёшь разнимать? — встревоженно поинтересовался наш герой не сводя глаз с происходящего. — Нет, я пойду кушать нам взять, а они и без меня разберутся. — аккуратно обходя столы и других детей, он пошёл к прилавку со столовыми приборами и едой. Чернокожий парень не жалея сил ладонью ввалил по лицу молодого, да так, что тот аж упал на пол. Капли крови аккуратно ложились на деревянный, вычищенный до блеска пол. Удар рассёк губу. Мальчик едва сдерживая слёзы стиснул зубы и не поднимая взгляда продолжал стоять на коленях перед обидчиком, однако это его не остановило. Вломив тому с ноги под дых, чернокожий выкрикнул: "Ты меня уже конкретно достал. Лезешь каждый раз не в свой дело, придурок мелкий!", — происходящее заставило подключиться к ситуации второго парня из квартета взрослых, того самого с которым столкнулся Руби. — Бури, остынь, ты уже перешёл все границы, посмотри на увечья, которые ты оставил, теперь то точно не отвертеться. — без доли страха, указывая пальцем на мальчика, подчеркнул второй. — Будешь коверкать моё имя, я и тебе лицо разобью. — на эмоциях высказал своему товарищу, пальцы его слегка дрожали от выделяемого адреналина. — Может нам стоит вмешаться? — поинтересовался Руби у своей новой подруги, а та сморщив нос ответила. — Не мой уровень, я даже того уличного задиру прогнать не могу, а тут эта громадина. Странно, никто из наших не хочет встревать, хотя мы бы могли как-то помочь пострадавшему. Однако Фроуд, его мнение я так и не узнал. Он как и я, с особым интересом наблюдает за происходящим. Брови сведены, кулак сжат, ему явно неприятно происходящее. О чём же он думает? Тем временем в столовую, незаметно для всех, проник величественный силуэт хозяйки приюта. Сомкнув металлические перстни на своих тонких пальцах, она резко проскользила ими друг по другу создавая знакомый здешним детям скрежет. Все присутствующие в одночасье обратили на неё внимание и лишь пострадавший продолжал валяться скрутившись и завывая от боли. Суровый, но чистый и величественный голос обратился к обидчику. — Твой поступок не решил проблему, а лишь превратил случайность в драку, поэтому именно ты понесёшь наказание. — направив на него свою руку, она свела концы пальцев в одну точку, парень всполошился и поспешил оправдаться. — Постойте, он постоянно… Пучки красноватой энергии начали покидать его тело собираясь в точке соприкосновения пальцев госпожи. Весь зал засиял в кроваво-красных тонах, Руби от удивления даже рот раскрыл. Получившаяся в итоге сфера, по щелчку пальцев сменила окрас на жёлтый и стремительным потоком окутала тело пострадавшего, иной раз пронизывая его раны. Кожа в местах рассечения стянулась и срослась в мгновение ока, а боль в животе облегчилась, после чего и вовсе прошла. Мальчик очнулся от жуткой боли и незамедлительно встал на ноги, не теряя времени захотел оправдать свою подругу. — Она не хотела провоцировать Буру! — Я знаю. — бросив напоследок, величественная особа удалилась так же незаметно и тихо, как оказалась здесь. Золотистая энергия целиком восстановив раны мальчика, покинула его и впиталась в землю. Тем временем чернокожий подросток тяжело упираясь в стол крепкими руками, чуть было не потерял сознание, но всё таки смог выдержать наказание. Падая на стул, лицо его утратило былые эмоции и он загрустил ничего более не желая. Мальца увела его подружка, а Рубен прокручивал в голове увиденное пока его товарищи принялись поглощать пищу, которую притащил Рун. Она внезапно явилась после всего произошедшего, но откуда-то зная подробности смогла совершить справедливый суд. Вторая половина дня прошла незаметно. По возвращению в комнату, служанка поведала мне, как будут проходить обучающие занятия. Магией, как оказалось, я займусь полноценно не раньше, чем через неделю, что меня слегка расстроило, ведь я хотел поскорее научиться этой силе. Однако причина такой задержки справедлива, я сперва обязан выучить полсотни символов, или хотя бы выписать их себе на листик, а также определить для себя цель моих сил. Как мне сказали, это поможет сосредоточиться. Значит я обязан завтра, начав с чистого дня, попробовать сблизиться с Фроудом. Он выбрал в основу заклинания вспомогательного класса, что бы это могло значить?
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.