ID работы: 12354329

Свет разгоняющий тьму

Джен
NC-17
В процессе
3
Размер:
планируется Макси, написано 37 страниц, 5 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 4

Настройки текста
Перед глазами, во тьме тускло освещаемой, лунным светом, комнаты, возникла белоснежная сфера. Тело приковано к постели, ведь страх заставил мои конечности одеревенеть. Вокруг этой неизвестной и слегка пугающей штуки, уплотнился золотистый контур. Его сияние работало иначе, погружая комнату во мрак. Никак не удавалось освободиться от оков страха и даже крикнуть. Ребят, ну где же вы, почему не видите этот кошмар!? Гулкий голос с отчётливым эхо прозвучал где-то в глубинах сознания: «Рубен, проснись же!» — После чего тёмная пелена со странным символом упала с моих глаз. Сияние керосиновой лампы развеяло туман сознания. — Руби, вчера я забыла сказать тебе насчёт одежды! — Она схватилась за голову так, будто это какая-то страшная беда. — Спасибо, что разбудила, фу-у-ух, — с невероятным облегчением выдохнул, сел и взялся за грудную клетку, но игнорируя первое время слова подруги. — Тебе снился кошмар? — Поинтересовался Рун натягивая штаны с меховыми вставками. — Тяжело сказать. Снилась наша комната, но в ней был странный круг, сиял и не давала света одновременно. — Похоже на очищенную солнечную энергию, её использовали в здоровенных таких установках, где на большой скорости... — Стоять, вы меня слышали вообще!? — Девочка привлекла внимание к себе всего коллектива, даже Фроуда, который заинтересованно разглядывал свои руки. — Тебе нужно придумать как будешь оправдываться перед воспитательницей! — Правду пускай скажет, что это ты забыла, будет тебе уроком, — холодно влез в разговор Фроуд, из-за его фразы та поднесла руки к устам и закрыла свою испуганную мордашку. — Прошу, не надо, они же наверняка захотят наказать меня и могут посягнуть на самое дорогое, — втягивая с каждым словом в себя всё больше воздуха, она пропорционально тише говорила. Рубен тем временем не мог до конца понять причины такого страха, а поэтому просто с приоткрытым ртом наблюдал за поведением ребят. — Предлагаю тебе, Руби, пролезть в гардероб, и там попросить одежду у бабули. Она добрая, должна помочь, — Рун говорил уверенно, и казалось его план безупречен. — Только если попадёшься, накажут вас двоих. Тебя за нарушение покоя в ночное время, а её за проступок. — Не уверен, что стоит рисковать, ведь два наказания хуже одного, — парнишу явно волновал недостаток данного предложения. — Ну пожалуйста, — умоляла девочка внезапно схватив его руку в свои две. — Ты думаешь о неудаче, но что если взглянуть на ситуацию иначе? Это ведь отличная возможность потренировать свою скрытность и даже представить, что ты воин тени. — Рун продолжал доводить своё предложение, болтал он быстро, да так, что можно было даже не расслышать какие-то слова, но при этом движения рук точны и штаны уже на нём. — Воин тени? Не знаю, что именно Рун имел ввиду, но в голове сразу вспомнилась сказка об охотнике, который встретился с волшебным созданием. Мама рассказывала её мне перед сном. Интересно, что начало истории казалось мрачным. Охотник пробирается в тёмную лесную чащу, прислушивается к каждому шороху, прямо как я сейчас. Опустившись к самой листве, ощущал разные запахи, на вроде: оленьего помёта, волчьих клаптей шерсти и между этим новый, неизведанный аромат. Охотник жил здесь с незапамятных времён, ему ведом каждый кустик, каждая берлога бобра вдоль реки. Продолжая своё тихое шествие по лесу приготовившему новую загадку, он вооружился луком. Мне же нечего готовить, но сделав вид, что в руках есть подобный ему, я спустился на первый этаж. Разговоры работников здешних мест напоминали перекрикивания животных где-то в глубине лесной чащи. Охотник в какой-то момент заметил сияющую сферу, размером с орех или ту магическую, которую вытянула из меня новая мама. Будто заметив его, та юрко улизнула между ветками, что заставило его сорваться с места. Будто догоняя раненного зверя, охотник помчал следом. Из коридора по другую сторону тоже сияло нечто загадочное, но если присмотреться, это лампа у кого-то в руках. Бежать туда уж точно не стоит. Огибая столовую, оставившую у меня противоречивые ощущения, я оказался у цели, как и охотник из сказки. Перед ним оказалось дымное, или скорее фантомное животное с головой оленя, но рогами острыми и немного скрученными, словно бараньи. Тело же истинно тигриное, но тощее, с небольшим количеством сухой мышечной массы. Взглянув на него, охотник широко раскрыл рот и даже обронил лук. Зелёные, блестящие глаза существа, напоминали малахитовые камни. Я в подобном положении, но уже глядел на Инжеборг, которая словно ранняя пташка, или поздняя совушка, на рассвете приводила в порядок гардеробную. Аккуратным, маленьким веничком, она выметала грязь из коморки. — Здравствуйте, дорогая Инжеборг, мне Трин сказала, что я должен был взять комплект какой-то одежды вчера, — неловко потирая ладони, мальчишка говорил так, будто ощущает за оплошность вину. — Здравствуй, Рубен, ты как всегда мил, — старушка оставила инструмент для уборки и выпрямилась насколько это было возможно. Сперва взглянула на мальчика, а потом перешла на вещи, которые висели под стеной. — У тебя наверное первая практика. Будь осторожен, ведь за пределами приюта может случиться всякое. — А куда обычно ходят на практику? — Поинтересовался малец прикинув палец к устам. — Рада бы подсказать, но я никогда не бывала в тех местах. А на слухи надеяться не привыкла, — с лёгкой улыбкой она вытащила комплект тёплой одежды. Рубен без промедлений принял комплект и начал переодеваться, прямо здесь. Пожилая работница подперла щёку сидя на стуле и с любопытством наблюдала за тем, как малец повторяет в идеале весь заученный материал. В новом комплекте утеплённая льняная, белая рубаха с острыми, треугольными манжетами. На них в ручную вышиты разные символы и так же маленькая деревянная пуговица. Поверх рубахи утеплённый, чёрный дублет, вся грудь прошита клетчатым узором жёлтой нитью. По контуру снизу и на "V-образном" воротнике выглядывал скупой мех. На голову прямо поверх ранее упомянутой одежды, мальчик надел "худ" из плотной ткани, в тех же цветовых решениях. Вся внешняя сторона головного убора черная, а вот подкладка золотистая, как и те нити на дублете. Брюки тоже готовы к крепкому морозу. Старушка в конце лишь подошла, поправила немного в плечах и повернула "худ" ровнее. — Теперь тебе и холод не страшен. Возвращайся обратно в комнату, чтобы никто не заметил твоё отсутствие, — она тихонько посмеялась, будто изображая сообщника великого сговора. — Благодарю вас, Инжеборг, до скорой встречи! — Мальчик помчал обратно прижимая к боку одежду, и лишь ближе к выходу в холл, тот замедлился, использовал всю свою скрытность. Трин пыталась уговорить Фроуда нормально поговорить с Рубеном, как вдруг дверь в комнату скрипнула, медленно отварилась запуская внутрь освежающего холодка и забирая немного света. Все затихли ожидая служанку, однако в проёме появился Руби. — Я справился, ребят, — зашёл и аккуратно, придерживая рукой, прикрыл дверь. Вещи ровной стопкой сбросил на стул. — Никто не заметил даже? — Трин удивлена и даже восхищена, все эмоции на лице, ничего не скрыто. — Вроде нет. Слушайте, а куда мы направляемся? — Сейчас расскажу! Это такое место интересное, там бьют штуками кривыми по камням и... — Она с особым интересом рассказывала об этом удивительном месте. Рубен хватал каждую крупицу информации широко разинув рот. Глаза внимательно следили за лёгкими, быстрыми жестами девочки. Она пыталась всё продемонстрировать, поделиться каждым впечатлением. И всё-таки парень понятия не имел, что же это за место и зачем добывать руду. Их разговор прервала хорошо знакомая служанка. Собирая детей в поход, она внимательно осматривала наряды и готовность к сильным морозам. Все выстроились в ряд и направились к выходу. Подобно им, ещё несколько других групп куда-то поспешили, каждую вёл отдельный человек, на вроде гувернёра. Лучи утреннего солнца с трудом пробивались сквозь плотные тучи, с которых во всю порошило снегом. Дороги между зданиями вели детей в разные стороны. Каменная кладка сменялась чистой грязью, но объединял их лишь лёгкий снежный покров. Подобно небольшому отряду путешественников, дети выступили в путь ведомые своими наставниками. Вдоль дороги старинные дома, многие из которых выглядят совершенно пустыми, однако в окнах, если постараться, можно суметь разглядеть силуэты работяг. У некоторых, прямиком в их гостиных оборудованы лавки с товарами, которые они открывают ближе к обеду. Кто-то чинит обувь сидя на скамье возле окна, а кто-то даже колет дрова. Помимо детей улицами бредут простые работяги, которым уже пора вступить на смену. Постепенно, густо расставленных, невысоких, старых домиков становилось всё меньше. Путь брал небольшой наклон и приходилось взбираться в расщелину. И тут, внезапно позади мелькнуло что-то напоминающее молнию, далеко на горизонте. Рубен резко обернулся, задержался пытаясь рассмотреть что-то в усилившемся снегопаде, однако это ничего не дало. Трин взяла его за руку, чтобы тот не потерялся и поспешила за остальными. Вдали, за покрытым снегом лесным массивом, проходила стремительная река, чьи края едва покрылись ледяной коркой. Извилистый водяной канал шёл меж двух полей и в какой-то момент резко сворачивал перед высокой, с виду неприступной стеной. Серебристые, гладкие блоки, крепко сбиты между собой. Возвышаясь над некоторыми деревьями, она напоминала крепостное сооружение, однако тянулась вдоль горизонта. Наверху, каждых пять метров торчит загадочное устройство, внешне схожее с тёмным, стальным штырём, однако на конце закреплён стеклянный наконечник. По форме оный напоминает конусообразную пробирку, в которой вертикально установлен изумрудный кристал. Вершина конуса направлена наружу. Через реку раскинулся прочный, каменный мост, ведущий прямо к вратам, не менее внушительным, чем сама стена. А в сотнях метров, среди крон деревьев поднимается десяток чёрных, словно смола, столбов дыма. Оттуда же с огромной скоростью вылетела каменная глыба, размером с тележный повозок, оставляющая за собой не естественный, фиолетовый шлейф, будто комета. И прежде чем та достигла цели, в воздухе засиял едва видимая светло-жёлтая пелена. Соприкасаясь с магическим барьером, снаряд с жутким треском, равным раскату грома, разлетелся на мелкие осколки оставив после себя полупрозрачное, фиолетовое облако. «Ордынцы! Сукины дети!» — Во всю глотку заорал предводитель армии наёмников, расхаживая по выстроенной из деревянных ящиков возвышенности. В его одежде то тут, то там мелькали элементы стального доспеха, но основная часть прикрыта меховой накидкой из шкуры волка. Под боком рука держала шлем повидавший не менее сотни битв. Царапины и порезы на живучей стали не сосчитать. Каждый из присутствующих слушал оного, словно собственного отца. На поле с тысячной армией стояла могильная тишина, ведь говорил лидер: «За теми стенами новая земля, с изысканным бухлом, прекрасными женщинами, чья бархатистая кожа могла нам лишь сниться! И конечно богатства, которые припрятало тамошнее дворянство! Наверняка каждый из вас, мечтает обладать хоть чем-то из мною перечисленного! Сегодня, отличная возможность добиться нашей, общей, мечты!» — Будто подбивая итог этой речи, катапульты позади войска, сделали финализирующий залп. Пожилой предводитель поднял вверх свою секиру, а свободной рукой надел стальной шлем. После повторного раската грома, от взорвавшихся глыб, единой волной ринулся человеческий океан. Подобно жидкости, войско огибало камни, деревья, а впереди него шли сразу три боевых тарана. Массивные деревянные колёса со стальной набивкой, высокие балки с закреплёнными на верхушках цепями, держали увесистое, острое бревно в горизонтальном положении. Пол десятка бойцов всеми силами толкали вперёд это приспособление, в то время как оно прикрывало их деревянными щитами по обе стороны. Мост метрах в пятидесяти, основные силы этого войска остались немного позади, позволяя махинам расчистить путь. Лишь только колесо выкатилось на мост, кристаллы внутри пробирок засияли зеленевой. Стеклянная трубка идущая внутри конуса к самой вершине наполнилась теплом. В мгновение ока возникла красная сфера, которая раскаляясь всё сильнее, перетекала в жёлтый, а потом и белый, но обязательно к краю оставляя первоначальный цвет. Установка в центре, над самими вратами, изрыгнула молниеносный магический разряд. Прожигая насквозь щит, он взорвался где-то позади первого тарана, оторвав следом идущему переднее колесо. Щепки разлетелись в разные стороны и посекли бойцам ноги, но штурм это не остановило. Лидирующий таран лишился сразу нескольких бойцов одним, прямым попаданием. Их тела утратили форму и напоминали вонючий, кипящий кисель. «Эй, нам здесь нужны бойцы, живо!» — Крикнул один из выживших продолжая толкать махину. Бросив вторую машину, некоторые ползли назад, иные же несмотря на раны пошли вперёд, помочь товарищам. Дыра в щите размером с голову, а края её уже превратились в уголёк, на добрый десяток сантиметров вокруг. Пламя горит лишь в отверстии. Второй кристал, чуть правее попытался добить лидирующую машину, но смертоносный заряд пролетел в пустотах конструкции, прямо над бревном. Будь там верёвки вместо цепей, все бы в миг сгорели, но сталь выдержала температуру. Бревно загорелось, затрещало, ни никто не остановился. Тушить времени нет. Из-за поднявшейся температуры, снег таял даже не долетая до земли, а уже лежащий, в радиусе десяти метров оставил лишь лужи. Прямо на ходу бойцы начали снимать звериные шкуры, утеплённые кожаные шлемы, ведь духота в воздухе адская. Дышать практически нечем из-за чего самые слабы даже теряли сознание, но их тут же заменяли другие. Свободно проходя через золотистую пелену ослабленную огнём из катапульт, таран приближался к высоченными вратам. Третий оттолкнул выведенный из строя и проехал следом. Предводитель внимательно всматривался в мерцающие, разряженные камни. Вероятно окно для безопасного прохода скоро закроется, но тараны ещё не сделали своё дело. Войску уже не терпится ринуться в бой. Ближайший слева кристал, ещё не сказал своё слово. Таран закрепился перед вратами и со всей мочи долбанул бревном по стали. Она немного прогулась, но ещё не достаточно. Бойцы в спешке хотели ударить повторно, но внезапно под боевым тараном раздался разрушительный взрыв. Осколки древесины разлетелись в разные стороны вонзаясь в тела людей, цепи с бешеной скоростью разрывали всё на своём пути. Кто-то из бедолаг даже загорелся от температуры преодолевшей допустимый порог. Последняя стенобойная установка в кратчайшие сроки заняла позицию первой и ударила снова, а потом снова. Ворота прогнулись, но не открылись. Возникло лишь небольшое отверстие, в которое пролезть можно на корточках. Боец одобрительно махнул предводителю, и в этот же момент перезарядившийся кристал сжёг до тла последнюю таранную группу. Основные силы под командованием пожилого лидера помчали вперёд. Оборонные сооружения по мере возможности старались остановить войско. Могучие выстрелы разрывали десятки человек одним залпом оставляя на земле настоящие кратеры. Вот только это лишь раззадорило варваров. Лидер шустро пролез в отверстие врат и встав в полный рост обомлел. Перед взором раскинулся мистический лес. Плотная тёмная пелена не давала увидеть небеса. Сияющие пучки ранее невиданных цветов обдавали всю округу фиолетовыми тонами. Мужчина двинулся вперёд сходя с каменного пола на траву. Ботинок провалился под ковёр из растений, а там вязкая вода. Чуть далее видно как эта жидкость стремиться к кристаллическим корням удивительного, магического древа. Вместо листвы на массивной кроне множество мелких, зеркальных осколков. По отчётливым жилам на стволе прогонялось нечто фиолетовое. Чем ближе он подходил, тем охотнее склонялись ветки, будто принюхиваясь к гостю. Остатки прорядевшей армии сунулись за ним заполонив весь вход. Пока полководец мешкает, удивляясь рассматривает удивительную флору, бойцы двинулись вперёд. Лёгкий туман всюду витал, то там, то тут собираясь в хорошо заметные, плотные подобия облаков. Бесцеремонно топча траву, срезая сияющие цветы лезвиями топоров, варвары почти вплотную подошли к удивительному, могущественному древу. В мгновение ока гибкие ветки пробили своими зеркальными наконечниками тела незваных гостей. «Отойти назад!» — Рявкнул полководец, а испуганные первые ряды с радостью последовали наставлению. Попавшие в ловушку вопили, просили помощи, но никто из товарищей даже не шевельнулся им навстречу. По веткам вытекало некое рубиновое вещество не имеющее ничего общего с кровью. Стальным лезвиям, которыми пытались отбиться доходяги, не хватало силы удара, поэтому те тупо застревали в гибком дереве. Наконец иссушив их жизненные силы, дерево бросило тело под самый корень. Вода, трава, всё окутало их скрывая от глаз остальных. Командир не слегка испуганно бросил: «Что это за адское место!?» — Вдали, где туман становился плотнее, деревьев подобных этому становилось всё больше. Рубен и его товарищи подошли к наполовину раскрытым, высоким, деревянным вратам. Массивные колоны по обе стороны отлично передавали суть этого места. Здесь место лишь грубым и сильным, но даже на них остаются шрамы. Изнутри раздавался отчётливый звон стали, шаги, хруст камня и естественно оживлённые разговоры. Служанка навалилась и с трудом открыла ворота перед детьми. Окружённое скалами здание, совсем не напоминало шахту и даже вход туда. Откуда-то изнутри, через двери, которые для удобства даже сняли с петель, вывозили на деревянных тачанках руду. По левому краю небольшая кирпичная пристройка, из крыши которой торчала труба источающая густой дым. Руда свозилась именно туда, что довольно сильно заинтересовало Руби. Это место в точности как его описала Трин, именно такое классное. Взрослые, которые не покладая рук трудятся здесь выглядят крепкими, сильными. Мышцы на руках большие, вау, на телах местами есть шрамы. Из всех выделяется только тот пухлый, который сидит у печи. Даже отсюда видно как его лоб заливается потом. «Эй, Руби, не задерживайся!» — Крикнула подруга уже из самого входа в здание. Послушно пробегая туда, мальчик осторожно обходил работяг, осматривал стены, на которых штукатурка осыпалась оголив румяный кирпич. Бегло даже обратил внимание на крышу, которая немного выступала вокруг здания. Трин подождала его и лишь хотела пойти вперёд, как внезапно столкнулась с мальчиком примерно их возраста. Тот не жалея сил оттолкнул её, как плешивую псину, но Руби идущий позади поймал девочку не позволив удариться об стену. — Воловка в оцеледной лаз позаловала сюда, думал плослая наса встлеца плоуцила тебя! — С злобой высказался тот потирая кулаки. Недоставало нескольких зубов, поэтому он не мог выговаривать некоторые буквы, из-за чего речь звучала менее угрожающе, чем могла бы. — Ты совсем с ума сошёл, я же говорила, что не ворую больше! — Она быстро оправилась и выступила против него. — Не надо мне цесать! Отец вцела из-за недостаци заклинаний заделзался до самого вецела! Да и я вместе с ним, — проговаривая последнее он явно расстроился, Трин услышав это не отреагировала, а продолжила гнуть свою линию. — Думаешь я бы стала воровать после того, что ты сделал? У меня щека между прочим до сих пор болит! — Выставив указательный палец она надавила на мальчишку, но тот схватил её за руку и ответил. — Ты не пелвый лаз от меня полуцаес и ницего не меняется! — Увидев, что ситуация накаляется Руби встрял и поддев его руку своей, резко убрал. — Я сегодня рядом и буду внимательно следить, чтобы она ничего не стащила, — в голосе чувствовались нотки страха, но задира был сбит с толку таким внезапным поступком. Бегая глазами от одного ко второму, он отступил. — Ладно, ты целовек новый, пловелю мозно ли тебе довелять. Но если хоть цто-то плопадёт, будете оба биты, — оттолкнув Трин в сторону, он деловито вышел на улицу. — Вот гад... Спасибо, что помог его убедить, — она облегчённо выдохнула и взглянула на Руби. — Значит красть нужно в меньших объёмах. — Ты шутишь? Никаких больше краж! — Переживая свою первую словесную перепалку, мальчик ощущал как сердце бешено колотилось. — Но мне нужна коллекция, понимаешь? Это как мечта. У тебя ведь есть мечта? — Мечта? — Прикинув палец к устам он опустил взгляд. — Нельзя же просто взять и бросить мечту в пропасть из-за какого-то задиры, да и он явно заслужил такой участи! — Как бы там ни было, но кражи тебе следует всё равно прекратить. — Ладно, я поняла. Трин поспешила вперёд, ведь остальных уже и след простыл, а Руби пробегая следом лишь подметил для себя, что она подозрительно быстро согласилась. Внутренний зал с обеих сторон перекрыт тонкими деревянными перегородками, с одной стороны через открытые двери виднелся маг, который размахивая руками что-то колдовал. С другой же стороны работяги обновляли инструментарий если предыдущий затупился или сломался. Пройдя насквозь, ребята вышли на, с виду хлипком, деревянном балконе. В центре здания глубокая отвесная пропасть, контуру выстроены деревянные платформы, помостки и даже в центре курсирует лифт. Верёвки изо всех сил вытягивают на верхние ярусы сложенные где-то на глубине камни, а здесь уже их принимают и погружают на тачки. Трин подошла к деревянным поручням на краю и увидела служанку несколькими ярусами ниже, в руке её сияла привычная керосиновая лампа. — Руби, нам туда, скорее! — Выкрикнув это она помчала вниз по ступенькам. — Эй, постой, ударишься ведь! Пробегая между взрослыми, которые заняты делом, она быстро скользнула рукой по ящику. Рубен же лишь спустился ниже ярусом, и зыркал в разные стороны пытаясь ухватиться хоть за что-то в поисках юркой подруги. На втором спуске ещё ниже, промелькнул мелкий силуэт. Недолго думая он ринулся следом, но такой же ловкости ему явно не видать. Случайно цепляя работяг, он слышал вслед лишь возмущённые крики, которые ничего более за собой не несли. Никто не решился отвлекаться от работы ради того, чтобы отчитать какого-то мальца. Нагнал её лишь непосредственно на нужном ярусе, где у поручней выстроились Фроуд и Рун, ожидая служанку. Тяжело дыша, он ухватился рукой за деревянную перекладину, но в указательный палец упёрлась будущая заноза. — А где мама? — Поинтересовалась Трин у Фроуда, но ответил ей Рун. — Она пошла договариваться с кем-то из рабочих, чтобы те проследили за нами, ведь дядька, который был до этого, сегодня не явился. — Надеюсь у него всё в порядке. Мне нравилось ему помогать. — Ты же не видела его почти, ведь занята другой работой, — возник Фроуд. — Да, но когда видела он каждый раз гладил меня по голове и говорил, что я умница! — Услышав последнюю часть предложения, Фроуд коснулся своих волос забыв о своих претензиях. — Дети, теперь вы будете помогать этому человеку. Его зовут Эйрек, — служанка подошла к ним вместе с работягой. У его меховой рубахи не было рукавов, так ещё и расстёгнута полностью. Это роднило его с другими, кто трудился на поверхности, однако в данных условиях выглядело несколько странно, ведь тут в разы холоднее, чем там у печи и горящих факелов. — Здравствуйте, детки, думаю мы с вами сработаемся, — хитрая ухмылка прямо-таки кричала о том, что работа с ним будет тяжкой. Волосы со всех боков зачёсаны назад и спускаются до плеч, что позволяет разглядеть кольцевидные серьги с огненным янтарём в них. Камушек испускал сияние и судя по румяной коже в том месте, даже тепло. — Рада стараться! — С улыбкой произнесла Трин. — Ладно, вы знакомьтесь, а я буду следить за вами сверху и делать свою работу. И да Рубен, ты под управлением Фроуда. — Я не против, — зато беловолосый услышав это лишь нервно цыкнул. Никакой процедуры знакомства не было, все разошлись на свои позиции в рамках этого яруса. Трин и Рун сидели в ожидании новых порций дробленнлй руды, чтобы перенести в простыне и сгрузить на лифт, а Фроуд не покладая рук раз за разом, после нескольких успешных ударов накладывал заклятие на инструмент. Руби оказался лишним, поэтому просто наблюдал за действиями беловолосого. — Какой же это гемор работать в паре с магом, — булькнул Эйрек в очередной раз держа кирку перед Фроудом, чьи руки медленно скользили по металлу. Магическое течение оставляло на стали тонкую багровую пелену. Слушая возмущения мужчины, он лишь беспомощно молчал стиснув зубы. — Фроуд, кажется так тебя зовут, — несмело обратился к нему мальчик, но тот и его игнорирует. — Эта магия, она как-то помогает в добыче камней? Молчание собеседника напрягало, вводило в неловкое положение, и даже мужчина засмеялся от столь глупой ситуации. Рубен ощущал себя гадко, ведь пытаясь заговорить с ним, наладить связь, лишь выставил себя неудаником и посмешищем. Закончив хохотать, Эйрек ответил за него. — Ну ты и тяжёлый случай, снежок, ладно, отвечу я, раз уж ты немой, — почесав затылок, он взглянул на кирку по окончанию процесса наложения чар. Пелена искажала само отражение света факела, создавалось ощущение, что кирка не плоская, а нескольких угловатая. Замахиваясь, чтобы ударить, он продолжил. — Эта магия помогает дробить породу не тупя при этом кирку, понимаешь? — Вау, это удивительно, — услышать объяснение даже из чужих уст было крайне интересно. — А есть какое-нибудь заклинание, чтобы согреться? — Ха-ха-ха, а у тебя интересные вопросы, сынок, — мужчина рассмеялся так, что аж капли слюны попали на уже добытую руду. — Я не маг, мне мало об этом известно, но в пробирках нам дают некоторые базовые чары: заклинание света, укрепления, насыщения. — Насыщения? Оно может насытить кирку огнём? — С особым интересом спросил тот, детские, любознательные глаза требовали ответов. — Я не пробовал его ещё, поэтому чёрт знает, что оно даёт, — слегка запыхавшись, он опустил инструмент и сел на камень передохнуть, к тому времени чары исчезли. — Насыщение снимает усталость на некоторое время, — неохотно влился в разговор Фроуд. Его будто бесили предположения и сам факт незнания настолько базовых вещей. Подойдя к кирке, он снова начал что-то нашёптывать и медленно, по мере возникновения магического слоя вести вдоль острия. — Так ты не немой, хвала Фреймару, — услышав это имя, Рубен вспомнил отца. Папа тоже говорил это имя. Но что оно может значить, мне никогда не хватало любопытства, чтобы поинтересоваться. А сейчас такая возможность узнать и удивить отца при встрече! — Господин... — Эйрек. — Простите, господин Эйрек, а кто этот Фреймар? — Вас чё, в приюте вообще не учат традициям? — Он скривился услышав подобный вопрос, а Рубена это поставило в неловкое положение, и нужно как-то выходить из него. — Я недавно в приюте, и ещё не успел всё изучить, понять... — Ну ладно, я расскажу, — осматривая уже зачарованную кирку, мужчина не спешил к работе, а протянув ноги на камень напротив, начал историю. — Фреймар это один из трёх великих, что-то вроде богов. Конкретно он отвечает за добрую битву и радость от празднования победы. — А кто остальные два? — Расскажу тебе сейчас весь курс духовной грамоты, и что ты потом в приюте учить будешь? — Насмешливо улыбаясь он встретился взглядом с чистым, детским интересом, которому нельзя отказать. — Я это, шучу так, сейчас всё поведаю. — Буду благодарен, — мальчик сел на камень напротив, прямо возле ботинок мужчины. Фроуд внимательно смотрел на кирку и то как чары постепенно слабеют. — Вторая богиня жизни, урожая Иллудра. Популярна у торговцев, так как урожай так же ассоциируется с прибылью. Кто там ещё, ах, самый мрачный, бог уходящей жизни, павших в бою Стурмбрак. О нём упоминают большинство магов и на похоронах без него никак. — А что насчёт первого, у кого он в почёте? — Умелые воины, мудрые полководцы и правители. В принципе любому богу может поклоняться всякий, однако поговаривают, что лучше выбирать алтарь в дом под стать твоим занятиям. Тогда великий обязательно поможет. — Получается вы воин? — Бросив взгляд на руки, он заметил небольшие шрамы от порезов под растительностью на тыльной стороне ладони. — Какой смышлёный. Но моё прошлое тебя не касается. Отдохнули и пора за работу, — рявкнул он и лишь завидев отсутствие чар на инструменте разгорячился ещё сильнее. — Я же говорю, ты бестолковый маг, бросай это дело! Заклинания и минуты не может продержаться. Фроуд снова подошёл и повторил своё дело, так же молча, стараясь не реагировать на колкие фразы. Вновь запитав оружие магией, он молча вышел наружу. Проходя мимо товарищей не обронил ни слова, а те усердно собирая руду со второго тоннеля, даже не заметили его. Рубена зацепила фраза мужика, и он сперва взглядом провёл силуэт беловолосого, а потом и вовсе пошёл за ним. Так же игнорируя товарищей дошёл к краю. Опираясь на перила, Фроуд взглянул вверх, задержал взгляд на силуэте служанки, которая беззаботно разговаривала с кем-то. — Если хочешь, я могу поговорить с ним, чтобы он был добрее. — В ответ то же самое молчание, игнорирует даже в такой ситуации. В голове Рубена промелькнуло: «Может ему помощь не нужна?», но он продолжил. — Или может научишь меня этому заклинанию и я буду помогать. — Вот как ты считаешь, — опустил голову вниз, сглотнул слюну и резко рукавом махнул по лицу. — Считаешь, что научиться тому, что умею я можно за десять минут? — Я не это имел ввиду... — То что у тебя есть природный запас маны в организме ещё не значит, что ты сможешь... — голос напряжённый, где-то даже срывается местами, но в последний момент он кашлянул в попытке скрыть свои эмоции. Спокойная, сдержанная интонация заместила предыдущую и от мимолётной вспышки гнева, обиды не осталось следа. — В общем, учиться этому нужно долго, и лучше не занимай меня сейчас. — Фроуд, извини если обидел. Силуэт Руби рассеялся во тьме тоннеля, а Фроуд лишь жевал во рту это горькое послевкусие вины смешанной с обидой. Он понимал, что не стоило срываться, но поделать ничего не может. Напарник прямой наводкой прошёл обратно, его окликнула попутно Трин, но голова занята другим, поэтому для девочки времени не нашлось. Подойдя к мужчине, который уже расселся на том же месте, он сказал. — Я знаю, что вы хороший человек, но всё же относитесь к Фроуду слишком строго. — Так он не курить пошёл, а обиделся? — мужик вздохнул и направил взгляд в стену прокручивая в голове возможные сценарии и слова мальчика. — Думал осадить его. — Что вы... Имеете ввиду? — Твой знакомый витает высоко в облаках плюя на тебя оттуда же, прямо перед незнакомым человеком. Тебя это не смущает? — Это неприятно, но всё же, он не заслуживает такого отношения к себе, — позади в темноте упал какой-то камушек, но беседу это не прервало. — Ты слишком хороший человек, таким как ты тяжело живётся, — убрав ноги, почёсывая поросшую щетиной щёку, мужчина дополнил. — Но раз уж ты так хочешь... В тот день мы неплохо поработали. Чтобы не мешать Фроуду, я решил пойти помочь остальным. Дядька обещал не обижать его, надеюсь он сдержал слово. Всё же есть один факт, который меня беспокоит — сблизиться с Фроудом почти невозможно. Он холоден не только со мной, но и других кажется воспринимает не на равных себе. Может в словах мужчины была истина?
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.