ID работы: 12357295

Point Of No Return

Слэш
NC-17
В процессе
33
Размер:
планируется Макси, написано 72 страницы, 6 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
33 Нравится 17 Отзывы 11 В сборник Скачать

6. Embracing the Fear

Настройки текста

Fortunes fade in time You must change or die

Первое, что он почувствовал, было онемение в левом плече. Белый потолок больницы вызвал в нем приступ паники и страха. Он судорожно вдохнул, болезненно сощурив глаза. — Наоки, — мягко позвал его Эл, садясь на край его кровати. Заметив страх в его глазах, он добавил: — Все хорошо, ты в больнице. — Разве это не означает обратное? — его голос слегка дрожал. Он приподнялся и, подтягивая ноги к себе, сел. — Ай, блять! — он прошипел от боли, прижимая ладони к ушам. Ему казалось, что что-то острое колет его в виски. Эл лишь понимающе покивал. — Не переживай, это пройдет. — Как вообще можно работать в полиции и не оглохнуть, — Наоки потер лоб пальцами, пытаясь избавиться от этого ощущения. Ожидание не шло ни в какое сравнение с тем, какого это в реальности — услышать звук выстрела. — На самом деле к этому привыкаешь. — Кошмар, — он тяжело вздохнул и поднял голову, устремив взгляд на Эла, — Сколько я уже здесь? — Три с половиной часа. — Почему ты не вернулся в участок? — Хотел удостовериться, что с тобой все в порядке, — Эл слегка замялся и перевел тему: — Они все арестованы. Мы нашли девочек. Благодаря тебе, — выражение его лица не изменилось, но почему-то было ощущение, что он улыбается. — Я даже не сделал ничего, — упрекнул себя тот. — Не говори так, — его голос успокаивал. Наоки нервно провел дрожащими пальцами по плечам. — Что произошло? — почти шепотом спросил он. — Он попал в плечо, жизненно важные органы не задеты. Ты потерял сознание, — детектив не сводил с него глаз. Наоки слегка пожал рукой плечо и посмотрел на него в ответ. — Это была моя вина? — виновато прошептал парень. — О чем ты говоришь? — Эл слегка нахмурил брови. — Почему ты так на меня смотришь? — в его глазах была видна явная паника, словно он ждал чего-то ужасного, — я… что я… — он начал заикаться. — Наоки, — Эл подвинулся ближе, осторожно кладя руку на его плечо, про себя отмечая, что никогда не делал этого раньше, когда пытался кого-то успокоить, — это не твоя вина. Это вина того отброса, пытавшегося убить тебя, нас и четырех невинных детей. Тебе просто было страшно. Кому угодно было бы, — на последних словах Эл уже было пожалел, ожидая мгновенного возражения со стороны парня о том, что он испугался, однако их не последовало. Он не сказал ничего, не отводя взгляда с лица Эла. — Несмотря на это, ты должен быть более осторожен, — в ответ на эти слова Наоки судорожно вздохнул, словно от боли. Эл провел большим пальцем по его плечу, — у тебя нет достаточной тренировки и опыта в таких делах. Если кто-то и виноват — это я, — Наоки продолжал завороженно смотреть на него, хотя вместо глаз его взгляд был сосредоточен на его губах. Эл отмахнулся от этой мысли. — Нет, — прошептал парень в ответ, — Я могу вернутся домой? — Эл почувствовал, что любой ответ кроме «да» снова заставит его паниковать. — Конечно, только… Я позову врача, хорошо? — Эл положил руку на кровать рядом с ним, дожидаясь его ответа. — Потом я могу уйти? — в его голове чувствовалась тревога, которую в данный момент у него плохо получлось скрывать. — Да, — Эл утвердительно кивнул и встал с кровати. Зашедший через несколько минут врач еще раз осмотрел его и лишь озвучил формальности и последствия отказа от нахождения в больнице. Наоки знал их наизусть. Поспешно подписав документ, он еще несколько секунд постоял на месте, чувствуя легкий озноб. Как же сильно он ненавидел больницы. — Твое пальто в машине, — сказал Эл Наоки, как только увидел его, — ты уверен, что в порядке? — Ненавижу этот вопрос, — они оба молча зашагали к выходу. — Почему же? — поинтересовался детектив. — Я дам тебе догадаться самому. Выйдя на улицу, Наоки почувствовал себя значительно лучше. — Похоже, это твой любимый ответ, — перед тем, как сесть в машину, Эл достал его пальто с с заднего сидения. — Спасибо, — он слегка улыбнулся и сел на переднее сидение. — Ты сильно помог нам, — Эл все-таки нарушил тишину спустя примерно минуту, не отрывая взгляд от дороги. — Окей, — Наоки лишь вяло смотрел в стекло перед собой. — Ты настолько не любишь комплименты? — Эл приподнял уголок губ. — Да, — еле слышно ответил тот. — Тебе придется дать показания, знаешь? Не сейчас, конечно. Когда тебе будет лучше. — Хорошо, — послушно согласился парень. — И кое-что еще… Только не злись? — Эл бросил на него взгляд, — Я был у тебя дома. — Окей, — разговорить его в таком состоянии действительно оказалось почти невозможно. Только вот не было ничего, что привлекало детектива больше, чем «почти невозможно». — Даже не спросишь зачем? — Эл приподнял бровь. — Зачем? — так же послушно ответил он. — Нам нужен был образец твоего ДНК. Капли крови в ее кабинете, — напомнил Эл. — Ты нашел их? — от этого вопроса Эл почувствовал, как его руки похолодели. — Что? О чем ты говоришь? — непонимающе нахмурил брови Эл, почти чувствуя смущение. — Наркотики и пистолеты, — теперь в апатичной монотонности его голоса начал появляться сарказм. Эл вздохнул с облегчением. — Это будет наш секрет, — с ответным сарказмом ухмыльнулся тот. Через несколько минут Эл свернул на дорогу возле его дома. — Куда ты собираешься ехать потом? — Наоки повернул к нему голову, прежде чем Эл успел что-либо сказать. — Почему ты спрашиваешь? Ты хочешь поехать со мной? — Не очень, — он нервно сглотнул, смотря в сторону. — Я могу попросить тебя ответить честно на один вопрос? — Конечно. — Что с тобой происходит? — Эл слегка склонил голову набок, обеспокоенно сощурив глаза. — Ты можешь попросить меня, ты попросил. Но я не говорил, что отвечу, — вяло ухмыльнулся парень, снова надевая свою маску безразличия и позитива. — Ловко. Тогда спрошу по-другому: ты можешь ответить честно на мой вопрос? — Ладно, но только на один, — Наоки перевел взгляд на его лицо. — Чего ты хочешь? — Сейчас? — Сейчас, в жизни — не важно. — Ничего, — ответил Наоки после нескольких секунд молчания, отводя глаза и нервно окидывая взглядом пространство перед собой. — Я просил честно, — Эл сверлил его испытующим взглядом. — Посмотри на меня и скажи мне: я сейчас вру? Ты эксперт по лжи в конце концов, — Наоки уставился на него, даже не моргая. Он едва заметно сжал зубы, а его ногти были прижаты к ладоням. — Ты никогда не отвечаешь на вопросы прямо, это я уже понял, — Эл выставил перед собой ладони, будто показывая, что сдается. От этого жеста взгляд Наоки смягчился. — Просто у меня была хреновая работа. Правило первое: никогда не отвечай на вопросы. Правильно второе: никогда не говори правду, и так далее. Я чуть с ума не сошел, — саркастично покивал головой парень. — Расскажешь мне? — О, это очень долгая история, тебе придется слушать меня весь день, — шутливо предостерег его тот. — Я не против, — настойчиво ответил Эл. Их диалог прервал телефонный звонок. — Мне пора, — Наоки разочарованно отвел взгляд. — Позвони мне, когда будешь готов вернуться, хорошо? — Наоки лишь жестом показал знак «окей» и вышел. Эл нервно прикусил губу от желания остаться сейчас вместе с ним. Он не понимал, почему его, человека, которого всю жизнь лишь отталкивало от других людей, так тянуло к этому парню. Он насильно подавил тяжелое и горячее ощущение где-то в груди и ответил на звонок — пора возвращаться. *** — Наоки, с тобой все в порядке?! Как ты? — первое, что услышал Наоки спустя примерно час после возвращения домой, ответив на звонок с незнакомого номера. — Миа? Это ты? — он был слегка дезориентирован, но все же узнал ее голос. — Да, это я. Прости, что не дала тебе свой номер раньше, но зато теперь ты его знаешь, — жизнерадостно заключила она, — Так что? Как ты? — Нормально, жив еще, — сострил тот. — Я серьезно, — они слегка понизила голос, — Мы приехали в больницу вместе, но Эл отпустил меня. Сказал, что я здесь нужнее, — она помолчала пару секунд. — Он действительно за тебя переживал. Переживает, — поправила она себя. — Я тоже, знаешь ли? — Почему? — Наоки лишь вздохнул, совершенно растерявшись. — Я вижу в людях то, чего не видят остальные. Даже Эл. — Что ты видишь? — парень потер переносицу. — Ты многое скрываешь за своими постоянными шутками. Защитная реакция организма на травму — кто-то все время плачет, кто-то смеется. — Ты случайно не дальник родственник Фрейда? — съязвил Наоки. — Вообще об этом писал Франц Рупперт, — он почти почувствовал, как девушка закатила глаза. — Кто это? Сын Фрейда что-ли? — продолжил он в такой же саркастичной манере, хотя знал, кто это. — Меняешь тему? — Как вы, кстати, с Элом познакомились? — подавив смех перебил Наоки. — О господи… — она вздохнула улыбнувшись, — ладно, я вижу, что ты в порядке, но даже не думай, что так легко от нас отделаешься. — От нас? А вот это уже страшно. — Мы все переживали за тебя, так что не надо тут. Если что, мой номер ты знаешь. Ну теперь знаешь. Выздоравливай. — Спасибо, — он слегка улыбнулся, — пока. Наоки не любил, когда его психоанализируют (как и любой другой нормальный человек), однако информация о том, что кто-то переживает за него, заставила его почувствовать себя лучше. За работой день пролетал удивительно быстро, но эта мимолетность времени невесомо давила на сердце, вызывая неумолимую тоску: неужели жизнь закончится прежде, чем мы успеем это осознать? Неужели настанет момент, в который я пойму, что это конец? Что будет потом? Когда это закончится? Станет ли лучше? Наоки с трудом помнил, что было вчера, а что год назад. Все сливалось в комок. Он так редко с кем-то разговаривал не по работе, что ему было физически сложно придать словесную форму своим мыслям. Парень лишь насильно отбросил мысли, навевающие хандру, посмотрев в окно. Снег в Токио не шел почти никогда. Скорее ад замерзнет, чем в этом городе, наконец-то, выпадет снег. Это его почти раздражало: он ужасно любил снежную погоду, к которой привык в детстве в Нагано. Казалось, что весь мир вокруг был опустошен и обесцвечен. Ему хотелось забиться в угол и исчезнуть, попутно стерев себя из памяти всех людей, которые когда-либо его знали. Стремление некоторых людей к известности и славе, их жалкие попытки добиться всеобщего одобрения своим бредово-пацифистским мировоззрением, притворной добротой и лестью вызывали у него лишь приступ тошноты и омерзения. Вселенная, покарай долбоебов, пожалуйста. Но сначала пусть выпадет снег. От его мрачных размышлений его оторвал Эл, в этот раз решивший просто написать ему: Эл: Наоки, как ты? Наоки: Нормально, а вы там как? Эл: Справляемся с хаосом. Арестовали еще несколько человек. Наоки: Пиздец… Что будет с детьми? Эл: Девочки пока в больнице, но им ищут опекунов. С остальными… немного сложнее, учитывая, что произошло. Но мы работаем над этим. Наоки не ответил, лишь закусил губу, уставившись в экран телефона. Однако, Эл снова написал ему: Эл: Юки спрашивал про тебя. Наоки: С ним все нормально? Эл: В отличие от тебя — да. Наоки: Что это значит? Эл: Ты когда-нибудь отвечаешь на вопросы честно, или просто меняешь тему, если не хочешь говорить? Наоки: Вы, ребята профайлеры, одиночки по жизни, да? Эл: Я расценю этот ответ, как да. И, к твоему сведению, я не профайлер. Наоки: Кто тогда ты? Эл: Может сначала ответишь на мой вопрос? Наоки: Ты вроде ничего не спрашивал. Эл: Ты знаешь, что я имею в виду. Наоки: Понятия не имею. Эл: Я просто хочу помочь. Наоки: Многим людям твоя помощь куда нужнее, чем мне. Эл: Это я сам решу. Наоки: Тогда я сам решу, нужна мне помощь или нет, доктор. — Ответил тот, добавив в конце сообщения улыбающийся смайлик, просто чтобы позлить его. Эл лишь нахмурил брови, вспоминая слова одного из детективов, с которым он работал раньше: — Если ты правда хочешь, чтобы кто-то тебе доверился, и этот кто-то будет таким же упрямым, как и ты, тебе придется сделать первый шаг. Хочешь, чтобы тебе доверили секрет? Сделай это первым. Если для тебя это действительно важно, тебе придется так поступить. Люди чувствуют искренность. Иногда это единственное, что может заставить их говорить. Почти каждый детектив может раскрыть преступление, но не каждый может заставить свидетеля говорить или преступника сознаться. Это работает не только в нашей профессии — это основа общения с каждый человеком. Чтобы выиграть — нужно поддаться. Что для тебя важнее? Эл не сразу понял смысл его слов, теперь его терзали сомнения: с одной стороны, он ужасно хотел на все наплевать и сделать первый шаг, с другой — он еще никогда в жизни этого не делал. Он посмотрел на темнеющее небо — первый раз ему захотелось сначала что-то сделать, а уже потом думать об этом. Эл: Ты придешь завтра? Наоки: Да, увидимся. Эл: Напиши завтра, когда будешь готов. Наоки: Конечно. Эл: Спокойной ночи. Наоки: Ночи? Ты когда-нибудь спишь? Эл: Ты спишь. Наоки: Это так мило с твоей стороны, — он улыбнулся, добавив глупый смайлик с сердечками к сообщению. Иногда он просто не мог удержаться от того, чтобы пофлиртовать с кем-нибудь. Особенно, если это был симпатичный парень. К тому же у него было ощущение, что из-за его постоянных шуток никто не воспринимает его слова всерьез: скажи он Элу в лицо о том, что тот ему нравится, он бы закатил глаза, сказав, что это «очень смешно». Наоки не видел никакого смысла в том, чтобы врать самому себе, поэтому даже промелькнувшая в голове мысль о том, что Эл один из самых привлекательных людей, которых он когда-либо видел, не вызвала у него отторжения. Эл: Без сна можно прожить неделю. Но ты, наверное, и так знаешь. Наоки: А ты на себе проверял? Эл: Я много чего проверял на себе. Наоки: А поподробнее можно? Эл: Можно, но ты первый. Наоки: Ладно, до завтра… Эл: Увидимся. Наоки улыбнулся, отложив телефон на стол. Все, чего ему сейчас хотелось — быть рядом с ним, где бы он ни был. Он с грустью отбросил эти мысли, выходя на балкон и зажигая сигарету. Эл откинул голову назад, сопротивляясь каждой мысли, возникавшей в его голове, пока его тщетные попытки не нарушило новое сообщение с работы: кажется, хаос только начинается. *** Оглушающая пустота так сильно давила на нервы, что его трясло. Коридоры были до жути пустые а снаружи доносился леденящий душу гул. Звук лезвия, пронзающего кожу, заставил его согнуться от фантомной боли, словно это лезвие только что вонзили ему в живот. — Бэй? — прошептал Эл. Сероглазый парень развернулся. Несмотря на испачканные кровью рукава его улыбка была довольно приветливой. — Он тебе нравится? — парень прижал лезвие к горлу человека, которого он смог разглядеть только сейчас. — Лайт? — Эл сделал шаг к нему на встречу, но внезапно почувствовал себя так, словно ему вкололи транквилизатор, — Не надо, отпусти его, пожалуйста! — Эл попытался крикнуть, но лишь хрипло прошептал. — Так он нравится тебе, да? — парень занес лезвие над его грудью и ударил. Эл резко вдохнул и открыл глаза, застыв в ужасе. В этот раз он довольно быстро пришел в себя: несмотря на весь бред, который продолжал ему сниться, его разум был занят другим. Новое дело, о котором они получили оповещение вчера, не требовало немедленного сбора, однако было очевидно: чем раньше они начнут, тем меньше будет жертв, хотя предположение о том, что это был серийный убийца, было лишь догадкой. На данный момент жертвы было две, однако местная полиция все же обратилась к ним за помощью; значит, на то были причины. Добравшись до работы Эл увидел Миа на входе, разговаривающую по телефону. Она кивнула ему: — Хорошо, понятно. Ждем тебя, — она отключилась и посмотрела на Эла, — Решила удостовериться, что у Наоки все нормально, — она с тоской посмотрела в сторону, — я не особо верю, что у него все нормально, сам знаешь, что даже полицейские после огнестрельного ранения должны пройти психологическую оценку. И не все, кстати, проходят с первого раза. Мне просто интересно, есть ли у него кто-то, кому он доверяет? Согласно моему профилю — он одиночка, однако я не могу поверить, что это так. — Так ты ошиблась? — с вызовом спросил Эл. — В этот раз надеюсь, что да. Хватит злорадствовать. — Возможно, это не наше дело. — Так ты сдаешься? — с ответным вызовом ухмыльнулась та. — Я не сдаюсь, я занимаюсь своими делами, — оправдался Эл. — Почему бы тебе просто не поговорить с ним? — предложила Миа. — С чего бы ему разговаривать со мной? — удивился Эл и раздраженно посмотрел на нее. — Я думала вы друзья, — предположила девушка, посмотрев на наручные часы. От этот фразы что-то больно укололо внутри. Ты мой первый друг. — Эл, что с тобой? — она помахала рукой перед его лицом, — Ты какой-то бледный. Все нормально? — Парень лишь поморщился, словно от боли, — Эл! — воскликнула она громче, привлекая его внимание. — Да, все нормально, пойдем, — прежде чем девушка успела что-либо сказать, Эл направился внутрь. Все уже собрались в комнате совещаний. После того как Эл и МИа зашли, коротко кивнув всем присутствующим вместо приветствия, инспектор Мори встала с места. — Теперь, когда все на месте, давайте начнем. Вчера вечером в одиннадцать ноль две молодая пара была убита в своем доме. Сайто Юна и Сайто Изао. Полиция приехала на место преступления удивительно быстро… Один из преступников позвонил в полицию из дома и предупредил, что собирается совершить убийство. — Один из преступников? — подал голос Эл. — Согласно диспетчеру, один из мужчин был напуган, второй же хотел убить, цитата: «грешников, живших в этом доме». — Как быстро полиция была на месте? — Пять минут двадцать секунд, за это время он успел… фотографии на ваших планшетах, — Эл слегка сжал губы от увиденной картины, послышались судорожные вздохи, — запись звонка в полиции так же в файлах. — Нэя, найди любые упоминания этого слова в преступлениях, совершенных в последние несколько месяцев. Если ничего не найдешь — последние несколько лет. Миа, езжай в морг, осмотри ранения еще раз. Нам нужно знать, как он сумел убить двух человек за такое короткое время. Доктор Ито, детектив Хейден, мы осмотрим место преступления еще раз, — все лишь молча кивнули, без слов принимаясь за работу. Выйдя в коридор, Эл увидел Наоки, что-то печатающего на экране телефоне возле комнаты допроса. — Я сейчас вернусь, идите, — Эл кивнул обоим мужчинам. Те понимающе переглянулись и направились к лестнице. — Наоки, привет. Как ты? — В этот раз его обеспокоенность выглядела действительно искренне. — Нормально, — он улыбнулся и пожал плечами. — Допрос уже закончен? — Да… — он хотел сказать что-то еще, но замолчал, отводя взгляд. — Нам нужно осмотреть место преступления. Можешь ли ты поехать с нами? — Да, но зачем, — задумчиво ответил Наоки, — Подожди, стой, что ты сказал? — Переспросил его парень, будто только сейчас понял смысл его слов, — Место преступления? Что произошло? — Он взволнованно нахмурил брови. — Я думаю доктор Ито может рассказать тебе по дороге, — Эл понимал, что вовлекать его в расследование — довольно опрометчиво, однако рядом с ним поступать опрометчиво хотелось куда больше. К тому же он просто не мог упустить эту возможность: несмотря на то, что Наоки не имел никакого отношения к полиции, Эл верил, что если бы у него была такая возможность, он был бы чертовски хорош в этом. — Окей, — он довольно легко согласился. Про себя Наоки подумал, что у него все равно нет более важных дел. Выйдя из здания он поднял голову вверх, неотрывно глядя на небо несколько секунд, что не ускользнуло от внимания Эла. — Осторожнее, — мягко остановил его Эл перед бордюром, осторожно кладя ладонь на его плечо. — Блять… прости, — он сам был не уверен, за что просит прощения. — Все нормально? — Да, — воскликнул Наоки с притворной уверенностью. — Ты же знаешь, что я вижу, когда люди врут, — Эл слегка склонил голову набок. — Пойдем уже, — отмахнулся тот. — Поговорим позже, — пригрозил Эл. — Детектив, я не сделал ничего плохо, — съязвил Наоки и поднял ладони перед собой, шагая вперед. Эл лишь закатил глаза и последовал за ним. — Наоки! — Воскликнул доктор, когда тот сел в машину. — Ого, я по тебе скучал! — повернулся детектив Хейден с переднего сидения. — Я тоже, — пошутил Наоки, вызвав их смешки. Никто из мужчин не стал расспрашивать его о состоянии, за что он был благодарен. Доктор лишь кратко изложил суть дела. Прослушав запись звонка в полицию Наоки не мог отделаться от странного ощущения. Добравшись до места мужчины вышли из машины, однако доктор развернулся к Наоки, словно ожидая от него чего-то: — Я… что-то должен сказать? Почему вы на меня так смотрите? — Вы ведь заметили что-то странное. Признавайтесь, — скрывать что-то от них было действительно проблематично. — На этом звонке… один человек говорит двумя разными голосами. Я уверен, что это один и тот же человек, — ответил Наоки. — Тогда как он смог убить двух человек один за такое короткое время? — спросил Эл. — А вот это уже вопрос не ко мне. Вы же, вроде как, эксперты, — Наоки пожал плечами. — Вроде как? — Доктор поднял бровь. — Ауч, — детектив хлопнул его по плечу, — давайте осмотрим место преступления для начала. Дом был не особо большой, однако сразу было заметно, что в нем жили далеко не бедные люди. Снаружи их ждал полицейский: — Инспектор Сато, — мужчина коротко поклонился вместо приветствия и открыл дверь, показывая рукой внутрь. Мужчины сразу же принялись осматривать место преступления в спальне, на втором этаже, в то время как Наоки все еще стоял в прихожей, осматриваясь. Он медленно повернулся направо, делая шаг в гостиную: у него было странное чувство, словно он здесь не один. Он сделал несколько осторожных шагов к окну: на белом подоконнике было три красных точки, возможно, нарисованных кровью, в виде треугольника. Ты не можешь умереть сейчас. Твое время еще не пришло. Если до этого он чувствовал странное присутствие чего-то, то теперь ему казалось, что он слышит голос. — Что… Я… — Он резко обернулся, чуть ли не побежав к выходу. — Блять! — Вскрикнул парень, столкнувшись лоб в лоб с Элом. — Наоки, что с тобой? — Он выставил перед собой ладонь. — Все нормально? Ты выглядишь… — Место перступления наверху. Зачем он тогда оставил это здесь, — Эл не успел ничего сказать, как Наоки развернулся, делай несколько шагов, — Что это? — Эл лишь нахмурился. — Испектор Сато? — он позвал мужчину, стоявшего у двери, — Это было здесь вчера? — испектор удивленно уставился на красные пятна. — Могу поклясться, что вчера мы обыскали здесь все и этого не было. Мне нужно позвонить в участок, сообщить об этом. Довольно рискованно было возвращаться сюда со стороны преступника, — мужчина достал телефон. — Может, он просто не мог устоять… — задумчиво глядя на только что обнаруженную улику. Спустя несколько секунд он поднял глаза, встретившись со взглядом Наоки, который обеспокоенно смотрел на него. — Что ты думаешь? — В этот момент Эл чуть было не добавил «Лайт» в конце своего вопроса, но вовремя себя остановил. — Он назвал их грешниками, — ответил тот и Эл склонил голову, ожидая продолжения, однако Наоки ничего не сказал. Их разговор прервали Аки и Том, спустившиеся к ним. — Что вы тут нашли, ребята? — любопытно кивнул им детектив. Эл лишь молча кивнул в сторону окна. — Если образец ДНК есть в базе, мы найдем, чья это кровь. Если она вообще принадлежит человеку, — вздохнул доктор. На обратной дороге полицейские делились версиями и предположениями, Наоки лишь молча смотрел перед собой, следя за их разговором, чтобы не показаться слишком отстраненным. Вернувшись на место они получили информацию о том, что произошло второе убийство. Место находилось довольно далеко, поэтому детективы попросили выслать им всю информацию и предупредили местную полицию следить за местом преступления и ни в коем случае его не покидать. Они остались наедине, вот только Наоки продолжал думать о чем-то своем, хотя и делал вид, что слушает все, что ему говорят. —…только вот если бы связь с Библией действительно была, первое, о чем бы он позаботился — сделать это очевидным для всех, хотя… — Эл исподтишка взглянул на Наоки, — возможно, их убили пришельцы. Наоки нахмурил брови, поднимая взгляд со стола. — Пришельцы? — повторил он почти с такой же интонацией. — Так ты все-таки меня слушаешь? — Эл почти обиженно склонил голову. — Прости, — он виновато вздохнул, — я в этом правда ничего не понимаю, — Наоки устало покачал головой, — от этой работы можно заработать перманентное повреждение психики, — добавил тот взглянув на фото места преступления еще раз. — Так что ты думаешь? — Эл поднял бровь. — На самом деле — ничего. Понятия не имею. Какой-то чувак решил убивать людей, которые ему не нравятся. Псих с раздвоением личности? — Наоки развел руки. — Я уверен, что ты знаешь больше, чем говоришь. — По-моему ты до сих пор считаешь меня кем-то, кем я не являюсь, тебе так не кажется? Все, что ты обо мне думаешь, ко мне даже не относится, — выпалил парень, прожигая его взглядом. — По-моему, ты все еще на меня злишься, — ответил Эл, пытаясь понять резкую причину смены его настроения. — По-моему, ты хочешь, чтобы он был жив и сидел сейчас здесь, с тобой, — Наоки упрекнул его так, словно обвинял в преступлении. — Что с тобой сегодня? Это как-то связано с тем, что было… — Все нормально, — бесцеремонно перебил его Наоки, — переживай за себя, ладно? — Знаешь, что мне кажется странным? — задумчиво протял детектив. — Не знаю, и, если честно, мне все равно. — Люди, обычно, в ужасе, когда находятся под дулом пистолета. Но не ты. — Это вообще к чему? — Наоки раздраженно пожал плечами. — Возможно, ты сделал это специально, — почти прошептал Эл, не сводя с него глаз. Наоки нахмурил брови и сжал зубы, но на его лице не было злости. Лишь обида. — Так значит? — Он встал и демонстративно молча вышел, не попрощавшись. Ему было настолько плевать на все, что происходит вокруг, из-за непрерывного чувства ужаса, живущего в нем уже несколько лет. Наверное, ты прав. Ты всегда прав.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.